Переводы из Владимира Спектора

Галина Рудь (Москва)
 Переводы из Владимира Спектора


VLADIMIR SPECTOR

***

And all of us are simple men –
Now woe’s catchers, now – gladness’s.
We find the rest under earth, when
Alive wish passion – under heavens.

All is not new, not the first time,
Bur suddenly the star will glimpse! Then
It seems, as if till time of mine
Nor hell existed, nor the Heaven.

It seems, that’s more important thing,
Is that, which burns your soul now.
This very instant, this light still
Is lighter, even better. Wow!

But, maybe, more dark for a while,
Condensing darkness and talks here…
And we in twinkling days – through trial,
Through beat of hearts are pioneers.

ВЛАДИМИР СПЕКТОР

***

И все мы есть не Бог весть кто –
Ловцы то счастья, то несчастья.
Покой – под каменной плитой.
Над ней под небом – жажда страсти.

И всё – не внове, не впервой,
Но вдруг сверкнёт звезда, сгорая…
И, кажется, – до нас с тобой
Ни ада не было, ни рая.

И, кажется, – важнее нет
Того, что обжигает душу
Вот в этот миг. И этот свет –
Светлей на миг. И даже лучше,

А, может быть, на миг темней,
Сгущая тьму и разговоры…
И мы с тобой в мерцанье дней
Сквозь гул сердец - почти сапёры.

"RED MOSCOW” SMELL

There’s "Red Moscow” smell.
There’s middle of twentieth age, that young
Time, which came "after war”.
Time is moving ahead, life is long.
At the corner of market –
A cripple with his joyful bayan.
Man is legless, but dancing –
Without voice singing his songs…

We remember all this very well,
I and my generation.
In the crowd we are
recognizing each other, my friend:
By black shade of the time
In the eyes and perfume, I could mention –
The "Red Moscow” smell
In subconsciousness, that very brand…

ЗАПАХ «КРАСНОЙ МОСКВЫ»

Запах «Красной Москвы» –
середина двадцатого века.
Время – «после войны».
Время движется только вперёд.
На углу возле рынка –
С весёлым баяном калека.
Он танцует без ног,
он без голоса песни поёт…

Это – в памяти всё у меня,
У всего поколенья.
Мы друг друга в толпе
Мимоходом легко узнаём.
По глазам, в коих время
мелькает незваною тенью
И по запаху «Красной Москвы»
В подсознанье своём…


***

Childhood smells
Of the flowers-majors, which
Grew at neighbours’
Yard, near old tub.
Childhood smells of the cherry jam
Or the one of peach,
It in garden on fire
Pinked up.
Childhood smells
Of fall foliage, which’s flown up,
Rustling under
Strong wind. Poor eyes
For an instant felt pain,
Bitter and abrupt.
Smell of childhood by soul’s recognized.

***

Детство пахнет
Цветами-майорами,
Что росли
На соседнем дворе.
И вишнёвым вареньем,
Которое
Розовело в саду
На костре.
Детство пахнет
Листвою осеннею,
Что под ветром
Взлетает, шурша...
Что ж так больно глазам?
На мгновение
Запах детства узнала душа.

***

How to survive,
To give,
To feed,
To get,
Not to fall down,
To make,
Don’t pester,
How to bear?
Life’s delicate thread
Beats, as a nerve on a neck of a jester.

How to find,
Don’t forget,
To stand pain,
Don’t betray?
It is not spell on sorrow.
Everything will start tomorrow again.
This is just simply my task for tomorrow.

***

Выжить…
Отдать,
Получить,
Накормить.
Сделать…
Успеть,
Дотерпеть,
Не сорваться.
Жизни вибрирует тонкая нить,
Бьётся, как жилка на горле паяца.

Выжить,
Найти,
Не забыть,
Не предать…
Не заклинанье, не просьба, не мантра.
Завтра всё снова начнётся опять.
Это – всего лишь заданье на завтра.

***

I don’t know. It is hard to think,
I guess all this is strange. It is the vainness.
Alarm clock works,
But there is no ring,
I hear symphony,
Not first one – seventh.
What is the mess!
Such is the blissful day!
And first resembles
Last one, being choppy.
Would I keep silence or
Have I to say,
While they’re already breaking
Door in lobby?

***

Мне всё ещё как будто невдомёк,
Мне кажется, что я не понимаю…
Стучит будильник,
Но молчит звонок,
Звучит симфония,
Не первая – седьмая.
Какой сумбур!
Какая благодать!
И первый день
Похож на день последний.
О чём там говорить,
О чём молчать,
Когда уже ломают дверь
В передней.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.