Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Все бабы – суры! (несколько слов о романе Виктора Пелевина S.N.U.F.F.) Рецензии |
Все бабы – суры! (несколько слов о романе Виктора Пелевина S.N.U.F.F.)

…Вернемся для начала на шестнадцать лет назад. Именно тогда, в 1996-м году, читатели ставшего впоследствии классическим романа «Чапаев и Пустота» узнали, что «все бабы суки«, на том основании, что, по мнению главного героя Петра Пустоты, «слово «сука» здесь уменьшительное от «суккуб». Это пришло из католицизма. Помните, наверно – Лжедмитрий Второй, Марина Мнишек, кругом поляки, одним словом, смута. Вот оттуда и повелось. Кстати, и панмонголизм того же происхождения – как раз недавно про это думал… Да… Но я отвлекся. Я хотел только сказать, что сама фраза «все бабы суки», – я повторил эти слова с искренним наслаждением, – означает, в сущности, что жизнь есть сон, и сирень, как вы сказали, нам только снится. И все с-суки тоже. То есть я хотел сказать – бабы«…

Как, должно быть, помнят последовательные поклонники творчества Виктора Пелевина (а хочется надеяться, что и не только они), поэт Пётр получил за это высказывание струю шампанского в лицо. Герой самого нового произведения Пелевина S.N.U.F.F. Дамилола Карпов за гипертрофирование этого принципа (своей биомеханической подруге Кае он собственноручно выставил режим «максимальное сучество») получил Вечность – правда, возможно, не совсем в той форме, в которой он бы хотел её получить…

Биоробот, похожий на человека до такой степени, что отличить порой не представляется возможным, называется в далеком будущем, о котором повествует книга, «сура» – «surrogate wofe». Правда, по ходу развития сюжета возникает и крепнет ощущение, что как раз именно сура-то и является самой что ни на есть настоящей женщиной – а сочетание настроек «максимального сучества», «максимальной духовности» и «максимального соблазна» делает её именно такой, как герой (а вероятно, и автор) представляет себе Настоящую женщину. Сура Кая вобрала в себя последовательно все черты женских образов Пелевина, начиная как раз с пулеметчицы Анны.

Интересно, что когда Виктор Олегович рассказывал от лица женщины в «Священной книге оборотня», история получилась хоть и неоднозначная, но скорее жизнеутверждающая. История, которую рассказывает в S.N.U.F.F.e боевой лётчик-ньюсмейкер Дамилола, никакой жизни не утверждает. А квинтэссенцию ощущений, которая остаётся после прочтения романа, можно выразить так: написано мастерски, только тема больно мрачная.

Что касается писательского мастерства, здесь Пелевин верен себе. S.N.U.F.F. предлагает читателю привычную закольцованную и четкую композицию; в начале повествования орочий каган возносит молитву, в которой просит, чтобы его резиновая кукла (эдакая недо-сура) смогла чувствовать боль от окурков, которые в неё тушатся – а в конце, когда про кагана Рвана Дюрекса уже и подзабыли, главный герой на пороге смерти вопрошает: «зачем Маниту пожелал, чтобы нам было больно, когда о нас тушат окурки?» (уравняв, таким образом, фактически де-юре «живых» людей и сур перед лицом Господа – что всеми обстоятельствами уже было сделано на протяжении романа де-факто).

В S.N.U.F.F.e, если и далее говорить о «технических» достоинствах романа, автором применен и еще один стильный и редко кому доступный приём: «нестреляющее ружье». Если в традиционном искусстве считается, что висящее на стене ружьё должно непременно до конца действия выстрелить, то в новой книге Пелевина ненавязчиво подвешенное сбоку ружьё в виде тёмных кругов под глазами, появляющихся у любителей т.н. допаминового резонанса, так и не стреляет, оставляя читателю ощущение небольшой и опять-таки мрачноватой тайны.

Стоит отметить и то, что Пелевин не злоупотребил в данном случае «постмодернистскими штучками», создав полновесный и самостоятельный роман. Но одну неявную и оттого еще более красивую цитату хочется отметить: «Уж кто-кто, а я хорошо изучил эту резиновую душу«, говорит с горечью Дамилола, вроде бы продолжая монолог об изменнице-суре, однако мы, живущие задолго до описываемого в романе времени, не можем не увидеть аллюзии на знаменитый альбом The Beatles.

Но такие приёмы в творчестве Пелевина неудивительны. А вот для тех, кто привык ругать автора за заигрывания с психоактивными веществами в тексте, ждет сюрприз: пожалуй, S.N.U.F.F. – это первая книга, где Пелевин открыто негативно отзывается о курении «травы» (в кавычках – потому что герои романа мешаю с коноплей и другие травы), сопровождая это дело самыми снова мрачными же замечаниями, а воинам-ганджуберсеркерам присваивая говорящую кличку «говнокуры«. Впрочем, клубные порошки S.N.U.F.F.a получили от автора не менее нелестную – и не менее мрачную – характеристику. Однако!..

Вообще говоря, в том, что касается мрачности, Виктор Пелевин, похоже, переплюнул в этот раз сам себя. Ни жестокая правда мирового Вавилона в Generation P, ни вампирический дискурс и гламур Empire V, ни депрессивные зарисовки «Ананасной воды для прекрасной дамы» и близко не сравнятся с безысходностью положения героя, а вместе с ним – и всего мира, с лёгкой руки Пелевина получившего воплощение в тексте S.N.U.F.F.a. Причем генеральная пелевинская линия о том, что «этого ничего нету», появляется отнюдь не сразу и при появлении уже не вызывает желания её оспорить. Нету – и пусть не будет, раз мир – это вот такое… Единственный, около кого здесь хорошо – это сура Кая, о котрой её хозяин Дамилола интуитивно понимает: «Так, мне кажется, должна называться песня, молитва, или какая-нибудь птица райской расцветки«, говоря о самом термине «сура».

Интересно, что явно положительными героями у Пелевина до сих пор (во всяком случае, со времен «Священной книги оборотня») бывали как раз в основном женщины. Получается, что все бабы – суры на «макисмальном сучестве»?..

Впрочем, это можно трактовать и иначе. Но для этого нужно прочесть роман S.N.U.F.F.



Ника Налёта.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Назову себя Левитан
  • Топ книжных продаж с 12 по 18 января от магазина ЛитРес
  • Онтология Пелевина
  • Ядовитый мальчик Пелевин
  • Пелевин написал свою «Войну и Мир»


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Май 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.