ИСТОРИЯ ПУБЛИЧНОГО ДОМА

ИСТОРИЯ ПУБЛИЧНОГО ДОМА
на сцене Луганского академического русского драматического театра
«Знаю, что многие найдут эту повесть безнравственной и неприличной, тем не менее от всего сердца посвящаю ее матерям и юношеству.» А. Куприн
Давным-давно, задолго до железных дорог, на самой дальней окраине большого южного города жили из рода в род ямщики - казенные и вольные. Оттого и вся эта местность называлась Ямской слободой, или просто Ямской, Ямками, или, еще короче, Ямой.
«Яма» - роман о социальном зле капиталистической России - проституции - написан Куприным не пером, а скальпелем хирурга. Писателя больше интересовали социальные корни проституции - как явления российской действительности. По мотивам этого романа и поставлен спектакль в Луганском академическом русском драматическом театре режиссёром- постановщиком и сценографом Евгением Морозовым(помощник Г.Музыка, художник по костюмам Г.Диденко), который, судя по всему, надолго войдёт в действующий репертуар.
Поскольку большое внимание в романе уделено чисто психологическому фактору в отношениях между персонажами, прочтение темы в постановке может быть разным. Отсюда неодинаковость в суждениях о спектакле Е.Морозова, который определил свой собственный стиль и манеру подачи материала, проявляющиеся с самого начала- с декораций, костюмов и, можно сказать, нетрадиционного оформления некоторых мизансцен. Если подробнее - декораций крайне мало(«мобильный», так сказать, вариант постановки)- накрытые простынями лавки, свисающие сверху матово-белые плафоны. Много музыки, в том числе и исполнение романса известной певицей Ровинской (Н.Бузиновская, с «глазами египтянки», очень удачно сыграла эту роль, настоящая прима!), минимум одеяний у девочек. Возможно, нужно было – бы, всё- таки, приодеть девчонок- то, в различных ситуациях их контактов с гостями, а то всё в нижнем, да нижнем....Оно, конечно, выполнять функциональные обязанности проститутки в такого рода амуниции сподобнее, но уж в поезде, да и других эпизодах, можно и поменять одежонку, от этого, полагаем, зрелищность –бы не потерялась, а только выиграла. Тема, пронизывающая всю постановку - всё равно осталась- бы единой и понятной....Хотя, вот эти одежды- одни белые и чистые(хотя и на падших женщинах), другие – в тёмных тонах(поборники, так сказать, общественной морали), есть выражение уже в костюмах двойственности этого мира, жестокого и неискреннего. Отсюда, все эти порочные женщины, - невинны по своей сути, к падению их привели судьбы, о чём повествуется некоторыми из них на сцене и что воспринимается с острой болью в душе.
Итак, заведение Анны Марковны(З.Бондаренко, категорична в репликах, с нотками жёсткости и неприятия возражений!) - не из самых «шикарных» в Яме. Открывается занавес и мы видим всю «бригаду» - девчонок, хозяйку, старшую экономку Эмму Эдуардовну(заслуженная артистка Украины П.Шкуратова, вся в чёрном), в конце постановки узурпирующую власть в доме и столь же властно, как и предыдущая вводящая железную дисциплину послушания у своих девочек, Симеона(вышибалу и убийцу). О нём говорится в романе: «Возьмите хотя бы здешнего швейцара Симеона. Уж, кажется, по-вашему, ниже некуда спуститься: вышибала в публичном доме, зверь, почти наверно – убийца, обирает проституток, делает им «черный глаз», по здешнему выражению, то есть просто-напросто бьет(роль эту исполняет В.Протасов, и на такого зверя, в общем- то, «тянет» не очень).
По команде хозяйки все, выстроившись в линию, послушно пьют чай, ожидая клиентов, которые вскоре и появляются. Это студенты Лихонин(А.Лазарев), Нижерадзе(Р.Брилёв), Соловьёв(И.Долгий), Симановский(В.Кучмий). Лихонин вдруг в благородном порыве заявляет, что он хочет взять отсюда девушку, спасти. «Спасти? Вернётся назад», — говорят ему. «Вернётся», — в тон откликается Женя. «Люба, — обратился Лихонин к девушке, — хочешь уйти отсюда? Не на содержание. Я тебе пособлю, откроешь столовую». Люба, роль которой, безусловно, блестяще исполняет С.Шевченко, соглашается и Лихонин, «за десятку взяв ее у экономки на квартиру на целый день, назавтра собрался потребовать её желтый билет и сменить его на паспорт». Финал этого жеста студента общеизвестен- Люба вновь возвращается в «свою струю».
С этой минуты и до окончания всё внимание в спектакле приковано к судьбе женщин, образы которых играются(что кривить душой?), намного лучше, чем мужские(за исключением некоторых). Выписаны они, что называется, артистками театра реально и правдоподобно :С.Стёпкина- Долгая, С.Шевченко, И.Кравцова, О.Морозова, Л.Круглик, А.Приходкина, С.Сабаева, Е.Шаповалова, Ю.Черпакова(плюс ещё и за самоотверженность!), Е.Тростянская и ещё две юных дебютантки. Вот, скажем, С.Стёпкина- Долгая в роли дерзкой Жени:

«Когда я узнала, что больна, я чуть с ума не сошла от злобы, задохлась от злобы… Неужели я не могу наслаждаться хоть местью? – за то, что я никогда не знала любви, о семье знаю только понаслышке, что меня, как паскудную собачонку, подзовут, погладят и потом сапогом по голове – пошла прочь! – что меня сделали из человека, равного всем им, не глупее всех, кого я встречала, сделали половую тряпку, какую-то сточную трубу для их пакостных удовольствий? Тьфу!.. Неужели за все за это я должна еще принять и такую болезнь с благодарностью?.. Или я раба? Бессловесный предмет?.. Вьючная кляча?.. я решила заражать их всех – молодых, старых, бедных, богатых, красивых, уродливых, – всех, всех, всех!..».

Образ Жени получился у актрисы весьма убедительным и отчётливым. И Женя и другие, по сути, это, несмотря на возраст - ещё дети, инфантильность их и детскость удачно передают актрисы. Одновременно и женственны, которая выделяется на фоне грязи и пошлости, они же не виноваты, что стали заложницами тех или иных ситуаций, в которых почти всегда виноваты мужчины!
А вот мужчины нас сцене так неодинаковы. Думается, «разбор полётов» уже был и каждому указано, где и как. Безусловно, нужно выделить заслуженных артистов Украины В.Приходкина и Т.Чеверноженко. Ванька- Встанька в исполнении В. Приходкина реален в своём образе жизни и смерти также. Балагур, развлекающий девчонок стихами и «выбрыками»: «Много звезд на небе ясном,
Но их счесть никак нельзя,
Ветер шепчет, будто можно,
А совсем никак нельзя.
Расцветают лопухи,
Поют птицы петухи».
Как сказано, убедителен в своей кончине, в праздник Пасхи скоропостижно умирает, со стороны – это классический вариант тромбоэмболии лёгочной артерии! А вот эпизод из А.Куприна, на котором стоит остановиться и посмотреть, как это изображено в нашем спектакле. Итак,:
« Пассажирский поезд весело бежал с юга на север, пересекая золотые хлебные поля и прекрасные дубовые рощи, с грохотом проносясь по железным мостам над светлыми речками, оставляя после себя крутящиеся клубы дыма....«Качка и жара совсем утомили пассажиров, кроме одного, веселого, энергичного, подвижного еврея, прекрасно одетого, услужливого, общительного и разговорчивого. Он ехал с молодой женщиной, и сразу было видно, особенно по ней, что они молодожены: так часто ее лицо вспыхивало неожиданной краской при каждой, самой маленькой нежности мужа».
Так показывается на сцене Семён Яковлевич Горизонт, роль которого прекрасно играет заслуженный артист Украины Т.Чеверноженко- точно, ярко, сочно! Интонации, мимика, жесты- заискивающий в одном вагоне, с пассажирами, так сказать, ранга повыше и величественно- небрежен и свысока –шутлив с «товаром», который он вёз на продажу в публичный дом. Кстати, продаёт он и свою молодую жену(К.Хасанова, Е.Митина) за тысячу рублей. И хотя нет никакой вибрации движущихся вагонов, сцена эта выполнена столь тонко(покачивание из стороны в сторону всех участников её), что полная иллюзия пребывания в следующем в пути поезде имеет место.
Спектакль получился шумный, некоторые сцены нарочито вульгарны(неоднозначное впечатление на публику производят фрагменты исполнения прямых функциональных обязанностей жрицами любви, показанные в постановке достаточно ясно). Другие – остро грустные, берущие за душу и вызывающие слёзы жалости и сочувствия. Наверное, это правильное решение режиссёра, что он сосредоточился на психологии персонажей. Это целая череда историй жизни этих девушек, замешанных на любви и ненависти, корысти и альтруизме, подлости и человеческом достоинстве. И падшие оказываются намного выше тех, кто снаружи, вне этого дома честен и порядочек, на деле же- мелочен и подл. Вот и Кербеш, роль которого исполняет заслуженный артист Украины Е.Кравцов, в двух эпизодах так себя и проявляет, передавая тот прогнивший мир мздоимства, в котором обитали ему подобные и от которых зависели судьбы униженных. Эскалация мерзостей в публичном доме(и по отношению к сексуальным рабыням и хозяев друг к другу), демонстрация пошлостей, вспышки экзальтации его обитательниц постепенно вызывают напряжение зрителей. Этому способствует и сцена, когда девушки хором обращаются к невидимому извозчику: «дяденька- лихач, прокатай бедную девушку....прокатай за любовь»!
Удовлетворение зрителей вызывает появление на сцене Г.Топорковой(старуха) и особенно, в роли сторожа кладбища(бывшего попа- расстриги) народного артиста Украины Клёнова П.Н., который разрешает, вопреки закону погребение и осуществляет отпевание наложившей на себя руки Жени. Сыграно им всё точно, как и должно быть.
То есть, главная идея постановки- любовь и счастье, право человека на то и другое. Проститутки, по убеждению сильных того дома, его окружения и общества в целом, не должны иметь претензий на любовь и счастье. Никто не обязан их любить. Если что- то и случается, выходящее из рамок принятого и утверждённого обществом с ними подавляющего их закона, их быстро ставят на место. То ли возвращают опять к жёлтому билету как Любу, то ли уничижают до нельзя. А на места ушедших, той же Жени, заболевшей сифилисом и повесившейся, идут другие, совсем юные и не обретшие ещё и женских – то форм...Что мы и видим в неожиданном финале постановки....
Интерес к этой постановке будет, ибо предлагаемые яркие, страстные эпизоды, колоритные сцены не оставляют никого равнодушными. А чистота любовных отношений,
требования любви – неотъемлемое право каждого!
Юрий Кукурекин, член Национального союза журналистов Украины, член МСПУ

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.