Ностальгия по добру. В луганском русском театре состоялась премьера монокомедии «Май нейм из Маня»

Ностальгия по добру. В луганском русском театре состоялась премьера монокомедии «Май нейм из Маня»


Вчера Луганский русский академический драматический театр представил зрителям уже 4-ю премьеру за сезон, передает корреспондент Cxid.info.

На этот раз для инсценировки была выбрана повесть Александра Каневского «Тэзы с нашего двора» или «Май нейм из Маня». Режиссер Павел Морозов определил жанр спектакля как «монокомедию со стереослезой». Он же исполнил главную и единственную роль, стал автором декораций и музыкального оформления.

Спектакль повествует о судьбе одной одесской семьи и ее ближайших родственников и соседей, ведь во дворике, где происходит действие, все друг друга знают и живут дружно и сообща. Вместе с циркачами Лешей и Терезой в небольшой одесской квартирке живет баба Маня, брат Жора и дочка Марина. После войны Леша возвращается инвалидом, но природный оптимизм и поддержка жены позволяет ему найти другое занятие: починку обуви. Все это время Леша живет с осколком от ранения в голове, однажды тот перерезает какую-то важную артерию, и мужчина оказывается парализованным. Щемящую грусть вызывает рассказ о том, как Тэза, чтобы порадовать мужа, привозит его в цирк и он, не в силах ни улыбаться, ни говорить, только плачет счастливыми слезами. Через 2 дня Леша умирает, но оставляет Тэзе свою просьбу: непременно выдать замуж их дочку Марину. Начинается комический поиск женихов, составляется список претендентов, однако в итоге к Марине сватается статный красавец по прозвищу Тарзан. Семья живет счастливым ожиданием до тех пор, пока не узнает о том, что жених отлавливает бездомных животных и выделывает их шкуры. Такое занятие вызывает осуждение всего двора, и Тэза ставит дочку перед выбором: или он, или семья. Марина делает свой выбор и уходит к мужу. Вскоре она сообщает родным, что уезжает в Израиль, а баба Маня раскрывает Тэзе тайну: та на самом деле не ее дочь. Тэза отправляется в Ленинград, где находит своих родных, которые по шутке судьбы также уезжают в Израиль. Марина присылает письмо, где сообщает, что муж бросил ее одну, и она не может попасть домой в Одессу. То, что бабе Мане требуется дорогостоящая операция, убеждает Тэзу, что им тоже нужно перебираться в Израиль и объединить всю семью. Финальная сцена рассказывает о прощании всего двора с бабой Маней и Тэзой.

Несмотря на то, что это моноспектакль, образы возникают сами собой, живые и яркие: мы видим красавицу Тэзу с ее гривой черных непокорных волос, колоритную бабу Маню, которая сидит на улице, сунув ноги в тазик с водой, и переговаривается с соседкой через дорогу, комбинатора наших дней Жору с его вставной челюстью. В спектакле много комических моментов: например, рассказ о потерянной челюсти Жоры, пристрастии Марины к стирке и ряде неудачных попыток выдать ее замуж.

Павлу Морозову удалось воплотить целую галерею разноплановых образов, обозначенных истинно одесским колоритом. Кроме этого, спектакль еще и о любви – не той, абстрактной и обезличенной, а настоящей и живой. Ее символом становится Тэза, которая не только всегда поддерживала мужа, но и подолгу ходила к нему на могилу, «советуясь» насчет самых важных решений. Именно расставание с уже умершим Лешей становится для нее самым сложным испытанием при переезде в Израиль.

В спектакль, который проходит в театре-фойе, царит уютная, домашняя атмосфере. Поэтому большое значение имеет взаимодействие с заломи: Павел Морозов не только активно общается со зрителями, задает им вопросы, импровизирует, но даже раздает конфеты. В целом же, постановка оставляет светлое чувство ностальгии и напоминает о том, что с исчезновением таких тихих городских двориков теряется и часть человечности и доброты. Спектакль «Май нейм из Маня» напоминает нам о необходимости оставаться людьми, хранить в своей душе чуткость и любовь.

Евгения Сухарукова



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.