Героическая поэма Андрея Медведенко "Начдив летучий"

Кукурекин Юрий, Ушкал Владимир
Р е ц е н з и я


Начдив летучий
Героическая поэма

Когда угаснет пыл,
Осыплет юность цвет,
Не забывай как жил
И прадед твой и дед.
(Михаил Голодный)

Так начинает свою поэму А. Медведенко. И сразу становится ясно, что это посвящение – памяти отцов и дедов, их юности и прожитой, часто такой короткой, - жизни.
Эта поэма – дань участнику гражданской войны, луганчанину Александру Пархоменко, который с 1900 года работал на заводах города Луганска, был активным участником революционного движения, неоднократно арестовывался. Участник Первой русской революции 1905—1907 годов. В 1917 году участвовал в установлении советской власти на Донбассе. В июне 1917 года назначен начальником штаба Красной гвардии Луганска. В это же время организовал создание Луганской рабоче-крестьянской милиции.
Участник советско-польской войны, начальник 14-й кавалерийской дивизии РККА. Подавлял махновское движения. Примечательно, что его брат Артём был анархо-коммунистом и участником махновского движения, погиб в бою с красными также в 1921 году.
3 января 1921 года махновцы неожиданно напали на совершавший марш штаб 14-й кавдивизии у села Бузовка и в неравном бою пал весь его состав вместе с начдивом А.Пархоменко. Из состава штаба уцелел лишь один из командиров, которого спас призовой жеребец, позволивший ему уйти от погони. Вот об этом и идёт речь в героической поэме Андрея Медведенко.
У Макарова Яра дороги трудны.
Приовражья кустисто крапива покрыла.
Камни, -
тучные, как кабаны,
греют гладкие спины на солнце и рыла.
И в весёлом от солнечных брызг вишняке
чернокудрый крепыш
меж деревьев шныряет.
Ртом, ни разу ещё
не разбитым никем,
клей от жёстких стволов отгрызает.
И от вольно летящего мимо коня
просыпается в нём
кровь бунтарская предков.
Высекают копыта колосья огня,
разжигают костёр революции крепкий.

А теперь немного пофилософствуем. Итак, тяжесть жизни – это боль души, страдание, из-за которого мы отвергаем жизнь, хотим бежать от неё или разрушать её. Однако, когда у нас скапливаются проблемы, заставляющие нас страдать, это может привести к состоянию, когда мы говорим или думаем: «Жизнь – не что иное, как страдание». Мы - «существа страданий». Вот почему, как только одно желание достигнуто, мы начинаем стремиться к следующему. Нужно понимать: «слишком много» - это всё равно, что недостаточно. Тяжесть жизни подталкивает человека к психологической зависимости от другого – он – строит свою вселенную вокруг любимого. А если тот отдаляется или уходит, его мир рушится.
Человек теряет радость жизни.
И тогда есть выход… Какой? А вот он:
« – «высекают копыта колосья огня,
Разжигают костёр революции крепкий»…

И вот появляется Бандурист?
Играй, бандура, играй!
Вспоминай красного командира
Александра Пархоменко –
потомка славного Запорожской Сечи.
Всю жизнь его вспоминай!
Играй, бандура, играй!


А иначе и не могло быть. И не только «просыпается кровь бунтарская предков», но и тяжесть жизни простого народа привела к революционным событиям Гражданской войны. Но, старый мир никак не мог спокойно воспринять эти грандиозные проявления воли народа, и, вот:
КАЛЕДИН. ВЕСНА 1918 ГОД
Каледин усмирителей ведёт
на донецких горняков,
луганских рабочих.
Едет. Смугл. До баб охочий.
Сутью всей уйдя в приказ:
« От социалистской порчи
срочно вылечить Донбасс!»
Хмуро водит рысьей бровью.
взгляд стреляет, словно плеть:
- Благородное сословье
вечно должен уголь греть!
Эскадроны скачут чинно.
В нору скрылся хвост лисы.
Хамовитый казачина
окунает нос в усы.


Наш способ мышления и наше отношение к происходящему и создаёт наше счастье или несчастье. Чувство вины – одна из самых разрушительных инициирующая мудрость. Когда её читают без объяснений, это религиозное знание заставляет их верить, что их праотцы ослушались Бога и были очень сурово наказаны. Из чего они могут сделать вывод: «непослушание - строгое наказание». Кроме того, являясь их потомками, мы обречены, как и наши праотцы. Возможна вера в то, что Господь покарал первых людей на Земле, вдохновила религиозных людей считать, что «чем больше любит, тем крепче бьёт», и учит этому других.
Вот и, по большей части, малограмотные и верноподданные казаки с ожесточением устремляются на подавление мятежа:

1-й казак
Это ж надо – босота,
гадская икота!
На хозяина никак
не хотит работать!
Уж и пыхнем – везде
водворим порядочек!
В самом красном гнезде
помнём
Ку-ро-па-то-чек!
А потом клинками косы
загребём с башкой и – шасть!
Помнят пусть, молокососы,
нашу истинную власть!

2-й казак
Пыхнуть, пыхнём. Да, брат,
чтоб не пискнуть тоненько,
коль летучий отряд
налетит Пархоменко…
В девятнадцать годков
он пролетарьятом…

1-й казак
Мы таких сосунков!

И зашёлся матом.
Дикарём зарычал:
волосатый, страшный.
И совсем одичал,
вспомнив свои пашни.

2-й казак
Сосунок, да не плох.
Пану чин по чину
тучность вылечить смог
вилами в бочину.


Словами 2-го казака автор в самом уже начале поэмы выводит значимость личности командира летучего отряда («Начдив летучий»), которую Пархоменко подтверждал своими славными делами.

Самое печальное, что люди принимают мысли о том, чтобы вести ограниченное существование и быть слабыми, больными, несчастными, - им это кажется нормальным. Они даже не представляют себе, что жизнь может быть иной. Но, нашлись такие сильные духом люди, которые повернули историю в другое, более справедливое русло. Среди них заметной фигурой был луганчанин Александр Пархоменко.
Здесь автор приводит интересные телеграммы, дословно, одна из них:
Центральному Исполнительному Комитету Советов Украины…
Абсолютно неизбежна гибель всей революции без быстрой победы в Донбассе…
Всё отложить в сторону, кроме Донбасса.
Ленин

Рассекает жёсткий ветер
утреннюю морось.
Над заводом паровозным
стелются гудки.
И под алым стягом,
ряд за рядом строясь,
первыми чеканят
шаг большевики.
Возмужалый, рослый, жаркий
с красным бантом на груди
сам Пархоменко в кожанке
на кауром впереди.


Рабочая гвардия
Для фасона пускай
верба долу гнётся.
Ты не плач, Харитина,
суженный вернётся!
Верь дороге, что течёт
к полю, хлебом сытому.
Верь огню, когда печёт.
Волку верь - убитому!


Появляется ещё одна значимая фигура –

Площадь вспучилась, вскружилась,
дружно подняла штыки,
На вагоне Ворошилов,
окрыляюший полки.
Энергичный, крепко сбитый,
очи воспалённые
Кулаки в литейном литы,
в ссылках закалённые.

Ворошилов
Славно жилистый класс
гнев пудово двинул.
Будет вольный Донбасс,
Октября твердыней!

И опять бандурист
Повествует о развитии событий, о репке красной, вырастающей усилиями рабочего класса, отождествляющую – «праведную власть»! И которую призывает оберегать начдиву Пархоменко.
Но, распадающееся общество не может смириться с появлением нового, прогрессивного. Оттого-то и …

Своры двинулись в поля,
к репке, да к молоденькой.
Вдруг, как треснула земля,
и возник -
Пархоменко!
Только меч он свой поднял -
отшатнулись бары.
В страхе брюки потеряв,
бегают в угаре.
А Пархоменко мечом
рубанул налево –
Покатились головы
гонористых пэров.
Покатились головы,
зарыдали леди.
Ухойдокал пулею
сам себя Каледин.

Но, как это часто бывало во многих революциях – ИЗМЕНА. А это уже о том, что был Александр Пархоменко и комендантом города Ростова в 1920 году.

Буйному доверившись крылу,
в лозняке зима заворошилась.
Почесалась вьюга о скалу
и разгульным воем разразилась.
Черепицу крыш разволокла.
Горемык оставила без крова.
Особистом циковским вошла
к коменданту города Ростова.


Возникает ОСОБИСТ

Вы и есть Пархоменко?

Под арест немедля, как бандита!
Вы зачем валютчиков казните
и агентов белых без суда?


Далее Пархоменко даёт бурную эмоциональную реакцию на обвинения особиста, ссылающегося на неисполнение приказа Троцкого а назвавшего красного командира Пархоменко бандитом. «Выхватив из ножен шашку, устремляется к наветчику. Красноармеец стремительно заслоняет его своей грудью. Пархоменко опускает шашку».
В итоге оказался в тюрьме. И далее – монолог Пархоменко:

Заломили. Повязали руки,
гнувшие подкову в колесо.
Участил, напружил сердца стуки,
ржавый, хищно клацнувший засов.
Время подводить борьбы итог.
Завтра жизнь,
как бомбы взрыв, растает.
Кто свой честно выполняет долг,
тот известно шкурникам мешает!
Различить непросто в ревстрою
иноверцев шустрые портреты,
Присосалась контра к Октябрю,
мёртвой хваткой хапнув партбилеты. ..

Вспоминает свои боевые дела, «вспомнил Кремль, как к Ленину прорвался»…

Пархоменко
Внутренние гады! Но они же
всюду Вашим именем грозят!?

Ленин чуть придвинулся поближе:
Трусят, значит. А точней - хитрят.
И грозят. И целованьем роют
под зарёю нашей бездну зла.
Мной они ещё не раз прикроют
самые постыдные дела.


Тем временем С. Орджоникидзе извещает об освобождении А. Я. Пархоменко:

З а п и с к а
Тов.Пархоменко, тов. Ворошилов послал Петерсу телеграмму с решением освободить из-под ареста. Ставлю Вас в известность, что вчера получено извещение Южфронта о награждении Вас знаком отличия – орденом «Красного Знамени».
С.Оржоникидзе

После чего появился ПРИКАЗ № 47
18 апреля 1920 года

Назначить А.Я.Пархоменко начдивом 14-й кавдивизии.
С.Орджоникидзе

И опять ведёт канву изложения Бандурист, повествующий о тех многих бедах, которые обрушились на страну Советов, о месте и роли в преодолении вражьих происков Александром Пархоменко: (Краснов, Деникин, Врангель).
За что Центральный Комитет КПБ Украины выносит благодарность Донецким пролетариям(приводится Т е л е г р а м м а).
Но, покоя всё ещё нет.

…А в это время на Висле
над левым крылом Тухачевского
тучи нависли.
День остыл в траве копейкой ржавой.

Надумал Пархоменко оказать нужную помощь, против чего был Троцкий. И Ворошилов не смог ослушаться…

А тут и МАХНО

- Там, где власть,
там нет на свете
бойких дел для мужика!
Мы за вольные Советы
без буржуев и Чека!

Все вокруг меня вы урки!
Вам бы стёкла бардаков
только бить,
да жрать, как панство …
И понёс. В зрачках огни.
На словах крушить дворянство,
жить желая как они.

Хлопцы, в бой!
Правда, пусть она – прямая,
Но за то ей суд кривой!
Разом хлынула измена,
Вьюга весь укрыла свет.
Снег рябит от красных лент,
То ли наши, то ли нет.

Голос в наплыве:

- Всех – в капусту!

Напали махновцы на красных:

Пархоменко
Вот вам – хрена! Прям-мо!
Сшиблись. Гики. Гул.
Конь на кровь уже ступнул.
Свечкой встал. Но прут бандиты!
Восьмеро уже убиты.

И начдива толстозадый
Рубанул дурило сзади.
Эх, кого ты рубанул!
Рубанул кого, скотина?!
Чистый вымутил исток.
Долго будет Украина
в силах чувствовать отток…

Бандурист
Играй, бандура, играй!
Вспоминай красного командира
Александра Пархоменко –
начальника храброго,
бойца и друга…
Слава народная
вырастет над его могилой!
Играй, бандура, играй!

ЭПИЛОГ
На поверке у чести и правды,
с корпусами в едином строю,
точно так, как у древней Непрядвы,
у родимой Лугани стою.
Лозняки раздвигаю густые,
где губами касаясь реки,
пили воду и кони Батыя,
и гвардейских частей рысаки.

… По сражённым у Острой могилы
чую Родины
острую
боль.
И летящего вижу начдива,
вражью сыть он кроит пополам.
Вздыблен конь его верный, ретивый,
голос рвётся из прошлого к нам.

- … Мир Октябрьской грозою расколот.
Пролетят эскадроном года.
Всё простится:
и голод, и холод,
лишь предательство – нет!
Никогда!


Так заканчивается поэма – реквием верному сыну трудового народа, луганчанину, ставшему великим военоначальником, отдавшим свою пролетарскую жизнь во благо будущего страны Советов.
Автор поэмы чрезвычайно ярко и доходчиво преподносит читателю и ход развития событий и черты характеров и Александра Пархоменко и Ворошилова.
Необычайно мудрый стихотворный приём использует автор – введение в канву поэмы одну из главных фигур - бандуриста. Как много вложено в «песнь его бандуры»!
Интересно и то, что А.Медведенко строит, можно сказать, циклическую конструкцию в своей поэме - чем начинает своё произведение, тем и завершает. Таким образом, подчёркивая значимость высказанного в песнях бандуриста исторического повествования.
В целом, нужно признать высокую художественную, историческую и идейную ценность этой поэмы Андрея Медведенко. Мы же отдадим должное мужеству главного героя поэмы «Начдив летучий» и прозорливости взгляда автора в сегодняшний день, призывающего нас твёрдо знать, что предательство никогда никому не прощается!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.