О книге стихов Глана Онаняна «ДОШУТИЛСЯ»!

 АЛЕКСАНДР СИЧАНИН

Послесловие к книге трагифарсовых стихов Глана Онаняна на грани фола «ДОШУТИЛСЯ»!

 

«Моё желанье, чтобы в мире жалость

К нам, как младенчик к матери, прижалась,

Не зная ни холопа, ни вождя,

Чтоб в слове «жалость» не таилось «жало»,

Чтоб над землёй людей слеза дрожала

У Бога на реснице в час дождя»…

 

Это всего лишь шесть строк из «Баллады о безжалостной жалости» , произведения, стоящего особняком не только в новой 109-й по счёту оригинальной книге стихов «маститого московского поэта и учёного » Глана Онаняна , но и из всего того, что сделал он для нашей русской, и не боюсь сказать этого слова, всемирной литературы и как он сам обещал , что вернётся на «крыльях сна песней пастушьей» неожиданно, «как приходит весна в город , истомлённый стужей» – он вернулся и на каком же витке высочайшего служению слову!

И пусть поэта «память упирается , минувшее хранит ,как будто собирается запрятать боль в гранит», он разбивает гранитный плен только для того , «чтоб в слове «жалость» не таилось «жало», чтоб над землёй людей слеза дрожала у Бога на реснице в час дождя!»

И ведь не даром, критики сходятся во мнении , что Глан Онанян своим самобытным творчеством развивает благородные традиции классической лирико-философской школы Тютчева, Бунина и Заболоцкого! В пентаптихе «ВНИЗ ПО РЕКЕ, ВНИЗ ПО РЕКЕ»… поэт сравнивает жизнь с рекой :

 

«Жизнь – река. А после ледохода

На реке бывает ледостав:

Не сдавайся, от борьбы устав,

Даже если отдохнуть охота,

 

В тогу страстотерпца не рядись,

Не ищи во всём себе дохода,

Будь собой! Вставая до восхода,

От души до вечера трудись»

 

И восход для Глана Онаняна это не искать «под старость смысла жизни», а смысл и мудрость жизни в ней самой, потому, надо сжать кулаки и «зубы стиснуть перед подступающей зимой»:

 

«И пока река твоя не стала,

Не иссякла влага в сердце гор,

Надо жить во что бы то ни стало

Ледяным ветрам наперекор»!

 

И поэт не только живёт, но и творит, создавая такие произведения искусства, которые не только трогают душу, но и одухотворяют её ! Во всех тридцати двух разделах новой книги, Глан Онанян до такого «дошутился», что, видимо, впервые в истории книгоиздания, сумел «объять необъятное»!

Неслучаен и эпиграф самого автора, как некий магический ключ к разгадке

независимых и диаметрально противоположных друг от друга творений:

 

«Дошутился старый бес

До взаимности небес –

Улыбнулся добрый Бог,

И , шутя, шуту помог»…

 

И какое неожиданное начало: «Сорок иронических ямбических экспромтов»! Многочисленных ценителей поэзии Глана Онаняна поразят эти сорок «фехтовальных» уколов , действительно, «на грани фола» и вот навскидку:

14

«Один бедняк

Был бос и наг,

Но верил, пёс,

Что жил как босс»!

 

15

«Один кюре

Любил пюре

Есть на заре

В монастыре»!

18

«Один козёл

Был страшно зол.

Что всем в облом

Дружить с козлом»!

34

«Один герой

Бывал порой

Трезв не вполне –

Пил в тишине»…

36

«Один ханжа

Сев на ежа,

Оторопел

И оробел»

 

Какое владение стихом! Прав Шекспир:«Где мысль сильна – там дело полно

силы»!

Да, «там дело полно силы» и в 27 попытках самоиндентификации в маленькой фарсовой глум-поэме «Шут зазеркальный:

 

«Иду в зеркальном коридоре свечей

В непроглядную тьму,

Не нужный никому,

Не верящий ничему,

Совсем, совсем один,

Сам себе господин,

Сам себе судья и палач –

Словом, тёртый калач,

Нищий богач, босяк»…

 

Поэт приходит к выводу, что он уже давно «нерв воспалённый», что он всего лишь шут, «сединой убелённый», когда-то метивший не то в грамотеи , не то в пророки, «бредущий так или сяк в зеркальном коридоре свечей»!

И вот откровения поэта:

 

«Не сачкую, не блефую –

Чтоб прозренья час настал,

Я без устали шлифую

Свой магический кристалл,

 

Нежу радужные грани –

Я к работе прикипел,

Окуная мир бескрайний

В огранённую купель,

 

Грех унынья искупаю,

И до первых петухов

Душу грешную купаю

В лучезарности стихов»!

 

Здесь Глана Онаняна , как и Бунина «печаль пространства, времени, формы преследует всю жизнь». И всю жизнь, сознательно и бессознательно, то и дело он преодолевает их. Но на радость ли? И да – и нет. И также, как продолжатель идей Бунина, Глан Онанян « жаждет жить и живёт не только прошлой жизнью , но и тысячами чужих жизней»:

 

Долистывая жизни том

В житейской суете и давке,

Седой шутник, я стал шутом

По высшей королевской ставке»!

 

К предисловии книги Глана Онаняна « Молнией испепелённый», изданной в 2018 году я отмечал:

Мир, в котором мы живём, постигается человеком с помощью трёх принципиально различных методов: естественно-научного, художественно-образного и религиозного, - говорит Глан Онанян . - Первый подход использует наука, второй – искусство, третий есть прерогативы веры с её религиозными институтами».

Глан всегда интересовался миром как неким системным целым, серьёзно изучая триединство этих методов. На этом пути познания он получил три диплома о высшем образовании и три диплома об учёных степенях в области теоретической радиотехники, прикладной лингвистики и философии. Не это ли его потребность души «объять необъятное» объясняет его феномен всегда ожидаемого чуда! Но зародилось же всё с рождения:

 

«Пританцовываю над пропастью --

Высота -- это мой конёк,

И прожектор туманной лопастью

Разгребает воздух у ног,

 

Подо мною в провальной темени,

Сопрягая добро и зло,

То ли ангелы, то ли демоны

Стерегут моё ремесло»

«Дошутился»

 

АЛЕКСАНДР СИЧАНИН

Действительный член Петровской Академии наук и искусств (ПАНИ)

Член-корреспондент Академии Поэзии

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.