Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

ОПРАВДАНИЕ ЖАНРА Рецензии |
ПРЕМЬЕРА В ЛУГАНСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ РУССКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ

ОПРАВДАНИЕ ЖАНРА

«Дядя Ваня» А.П.Чехова на сцене театра.

Нужен- ли А.Чехов в театре? «Современный театр сегодня переживает, спустя 100 лет, настоящий чеховский бум. Нет такой приличной сцены, где не шли бы “Три сестры”, “Чайка”, “Вишневый сад”, реже — “Дядя Ваня”. Чехов абсолютно органичен сознанию человека конца XX столетия. Бесчисленные театральные и киношные трактовки, чеховские фестивали, мучительные поиски образов — таков сложный и новый Чехов сегодня. Не менее новый и сложный, чем при жизни. Его камерные, дачные сюжеты и разговоры оказались интересны и актуальны. Он все терпит: любые подмостки, любых актеров и режиссеров, все, кроме дурного вкуса»(из прессы).

А.Чехов в постановке Луганского академического русского драматического театра перед открытием театрального сезона- совсем даже не очередное театральное событие. К творчеству А.П. Чехова не так уж и часто обращаются театры Луганска. В частности, в прошлом, в репертуаре театра было только два спектакля- в 1943 году «Дядя Ваня», позже, в 1997 году - «Вишнёвый сад». 2010 год – год А.П.Чехова, поэтому свой 72-й театральный сезон театр открывает именно премьерой «Дядя Ваня» в постановке главного режиссёра Олега Александрова.
Нужно сказать, что спектакль ждали с двойственным чувством: с одной стороны пьеса из классики предполагала и классическую, по А.П.Чехову постановку. С другой стороны- зная тяготение режиссёра- постановщика к новациям уровня современного, боялись ухода такого тяготения в осовремененное неклассическое творение. Но, классика, потому и классика, что раскрывает простое и сокровенное, чеховская- ещё и загадочна во многих его пьесах – комедиях. А значит, каждый режиссер может воспринимать её по- своему, это его право. Как же воспользовался своим правом главный режиссёр театра Олег Александров?
И вот премьера, которая и расставила точки над «і». Итак, открывается сцена и вся её передняя часть- это пустое пространство, в глубине которого, за занавесью, по ходу пьесы то и дело струится дождь, с падающим его каплями, создающими определённый естественный фон классической чеховской дачи- имения. Справа стол, на котором самовар и пара стульев, слева- буфет с закусками. И всё. Ничего лишнего, открытое, так сказать, поле для страстей, всплеска эмоций, разбитых иллюзий, несостоявшихся надежд, которых, - особенно во втором действии достаточно много. И возможность у действующих лиц дефилировать по сцене в самом различном темпе- то медленном, порхающем, то ускоренном взрывчатом, соответствующем напряжению эпизодов. Внимание зрителей часто фиксируется на качелях- удачный режиссёрский ход, с помощью которых действие то замедляется, то ускоряется. Сами они служат усилением эффекта восприятия в тех или иных мизансценах. Наползание тумана из глубин сцены в нужное время, из которого торжественно появляются фигуры исполнителей...
Но, последим за развитием событий. У самовара — старая нянька Марина, роль которой безупречно исполнила артистка З.Бондаренко. «Кушай, батюшка», — предлагает она чаю доктору Астрову(артист П.Морозов- мощный, с громадными чёрными усами, привлекающий к себе внимание импозантным, так сказать, видом и уверенной игрой также). «Что-то не хочется», — отвечает тот. Десять лет проработал он в уезде и испытывает тоску и неудовлетворённость своей жизнью. «Ничего я не хочу, ничего мне не нужно, никого не люблю», — жалуется он няньке. Появляется Телегин, обедневший помещик по прозвищу Вафля(артист С.Евдокимов), живущий в имении на положении приживала: «Погода очаровательная, птички поют, живем мы все в мире и согласии — чего еще нам?» Но согласия-то и мира в усадьбе, как оказалось, нет. «Неблагополучно в этом доме», — дважды произнесет Елена Андреевна(артистка Е.Качанова, светлая и привлекательная в белом платье, вошедшая в образ и отыгравшая весьма и весьма прилично), жена профессора Серебрякова, приехавшего в имение. Отрывочные, так сказать, реплики, вводящие в ожидание чего- то напряжённого, что вот – вот случится в этом доме. И случилось.
Но сначала - обращает на себя внимание безукоризненное знание текстов всеми артистами, играющих свои роли. Не секрет, что в премьерных показах актёры, иной раз, «промахиваются» в тех или иных репликах, отшлифовывая всё, что они сотворили на сцене к 4- 6 показу спектакля. Здесь же, скажем прямо, всё идёт «как по маслу», в темпе, который не даёт скучать и заставляет напряжённо следить за всеми перипетиями действа. Конечно, полностью справился с поставленной перед ним задачей заслуженный артист Украины Т.Чеверноженко в роли Дяди Вани, особенно ярко сыгравший в тех эпизодах, где вырисовывается, что жизнь его не состоялась, а растрачена понапрасну, где становится ясным, что ответного чувства его неразделённая любовь к прекрасной Елене(артистка Е.Качанова) иметь не будет. А также тогда, когда ему становится ясно, что его многолетний труд с племянницей Соней(арт. Е.Шаповалова ), его итоги, могут внезапно рухнуть по воле профессора Серебрякова. Это и есть его, других русских провинциалов драма : «Пропала жизнь...». Так вот могут воскликнуть, между прочим, и многие «неудачники» нашего поколения, не попавшие «в струю» современного взлёта капитализма и оказавшиеся за бортом достатков и признания....Да- да, как это всё одинаково: «недотёпы» дяди Вани были, есть и будут, и их немало. Ведь так часто бывает, что жизнь уже прожита, мысли и мечты о прекрасном будущем тают как мановению волшебной палочки, и ты оказываешься у «разбитого корыта». А работа- да её часто и нет! И потому суровая проза жизни сегодняшней так остро воспринимается в этом спектакле «того времени» всегда современного неповторимого А.Чехова!
Вот мы и видим боль, трагический накал и метания героев- дяди Вани, Софьи, безнадёжно влюблённой в эдакого гренадёра- доктора Астрова, каким предстаёт перед нами артист П.Морозов, той же скучающей молодой жены профессора Елены, да и не всё понимающего мужа её(мэтр -народный артист Украины Д.Витченко и здесь мэтр!). И в этой связи возникает извечный вопрос: «Что делать?», как справиться со столь болезненными разочарованиями в этой жизни и героям пьесы и нашему поколению?
Но по ходу пьесы всё более и более повышается напряжение по отношению к профессору Серебрякову- Войницкий(дядя Ваня) не скрывает своей зависти к нему, презирая его учёные занятия и считает себя глубоко обманутым. Хотя, мать Войницкого, Марья Васильевна(в её роли очень хорошо смотрится народная артистка Украины С.Сиротюк, как всегда удачно играющая старушек разного возраста!). Да, но профессор раздражает ещё и доктора Астрова, который в исполнении П.Морозова подчёркнуто ровно ведёт себя по отношению к другим героям пьесы(полагаем, надо- бы несколько тоньше).
Несмотря на звучание с заднего плана лирического плана песен в исполнении занятых на сцене актёров, явно не хватает звуков гитары, которую, не трогая струн, держит Телегин(арт.С.Евдокимов). Тем более, что Астров настойчиво призывает его играть, он, однако, просто напевает...
И всё это, и сны дяди Вани в стиле водевиля(это становится понятным не сразу, потом же- становится на свои места)- всё более и более сгущают напряжённость, направленную, как видим позже, по отношению к Серебрякову. Верно, оказывается, то, что «…мир погибает не от разбойников, не от пожаров, а от ненависти, вражды, от всех этих мелких дрязг». Поэтому, когда у профессора разыгрывается подагра, он мучается бессонницей, боится смерти, никто, кроме старой няньки его и не жалеет: «Пойдём, батюшка, в постель, ...я тебя липовым чаем напою, ножки твои согрею...Богу за тебя помолюсь...». А тут ещё и неразделённая любовь дяди Вани к Елене, увиденная им сцена объятий Астрова и Елены(в целом, - холодное, бесстрастное существо) в тот самый момент, когда он принёс ей букет жёлтых роз...Отчего дядя Ваня становится ещё более жалок и никчемен.
Развязка нарастающей тягостной атмосферы происходит тогда, когда Серебряков, собрав всех в гостиной предлагает малодоходное имение продать, вырученные деньги обратить в процентные бумаги, что позволило бы приобрести в Финляндии дачу. тут- то и взрывается дядя Ваня, - Серебряков позволяет себе распорядиться имением, которое фактически и юридически принадлежит Соне(дочери его от первого брака) и не думает о судьбе его, Войницкого, который двадцать лет управлял имением, получая за это гроши, о судьбе и Марьи Васильевны, матери дяди Вани, беззаветно преданной профессору! Возмутившись до глубины души(эти сцены также удаются Т.Чеверноженко!), дядя Ваня стреляет дважды в профессора, правда, промахивается. После чего страсти улеглись, всё возвращается на круги своя: Серебряков уезжает в Харьков, Елене не хватает мужества ответить на страсть Астрова, Соня убеждается окончательно, что она некрасива и её доктор полюбить не сможет. Сам же Астров, выпив свою неизменную рюмку водки, отправляется в уезд лечить мужиков и заниматься садом. Дядя Ваня(после неких потуг уйти из жизни- он ворует склянку с морфием из аптечки Астрова, на чём всё и канчивается), -пишет счета один за другим, Соня занимается с конторской книгой, нянька вяжет, Мария Васильевна погружается в чтение. Всё опять затягивается тиной обывательской рутины, даже от заключительного монолога Сони(роль которой оказалась вполне по плечу Е.Шаповаловой) веет печалью и тоской от бесцельно прожитой жизни.... «Мы, дядя Ваня, будем жить …будем терпеливо сносить испытания, какие пошлет нам судьба…мы покорно умрем и там, за гробом, мы скажем, что мы страдали, что мы плакали, что нам было горько, и Бог сжалится над нами...Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах… Мы отдохнем!.... Мы отдохнем!
В целом, мы увидели психологический добротный спектакль о неразделённой любви и гибели человеческих чувств, бесперспективности жизни таких вот дядь Вань, Сонь и других героев – таких разных, - исполнение ролей которых потребовало серьёзной режиссёрской работы, художественного оформления(В.Медведь, Донецк), проникновению самих актёров в глубины образов, сценографии, соответствующей музыки(О.Александров), что и получилось в должной мерею
И о классике и оправдании жанра. Как видим, то, что считалось классикой во времена А.Чехова, прошло испытанием временем и классикой и осталось. Хотя и разные были условия жизни, но моральные устои, чаяния и стремления людей особых изменений не претерпели. То есть, сохранилась актуальность того, что было в жизни более раннего поколения. Это свидетельствует о том, что пьеса А.Чехова не перестала быть шедевром. Одним словом, - «рукописи не горят»! Постановка Олега Александрова, полагаем, по своему качеству, многогранному - отвечает именно такому классическому варианту. А это уже творчество – и режиссёра и актёров, заслуживающее высокой оценки!
Юрий Кукурекин, член Национального союза журналистов Украины, член МСПУ









.
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • "Театр "Т Е А Т Р НА С Ц Е Н Е". Премьера
  • ПАМЯТИ АКТРИСЫ
  • Умер главный режиссер Луганского театра кукол
  • «Перечитывая Чехова»
  • Урок абсурда


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Ноябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:16
    Стихи 20-х годов
    11 ноября 2019
    Людина року

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.