Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

«Наверно, я с природою на ты»… Рецензии |

Виктор МОСТОВОЙ

«Наверно, я с природою на ты»…

О поэзии Владимира Силкина

 

Можно ли найти человека, равнодушного к природе? Она – источник жизни, она радует глаз, успокаивает душу, вдохновляет. Не случайно в поэзии природа занимает особое место. Русская пейзажная лирика вошла в сердце каждого с живописным «Зимним утром» Пушкина, с «Люблю Отчизну я, но странною любовью» Лермонтова, с «Весенними водами» Тютчева, с циклами стихов «Времена года» Фета, с «белой берёзой под моим окном» Есенина, со светлыми, до боли знакомыми картинами природы «тихой моей родины» Рубцова.

Лучшие традиции русской пейзажной лирики отразились в поэтических строчках замечательных поэтов Владимира Фирсова, Виктора Бокова, Сергея Острового, Василия Казанцева, Владимира Кострова и др. Они очень близки мне своей задушевностью, искренностью, насыщенностью яркими поэтическими образами, зримостью картин живой одухотворённой природы.

Новым открытием для меня стал поэтический сборник Владимира Силкина «Зимние яблоки». Русская природа в его строчках предстаёт живым естеством, сливаясь воедино с душевными переживаниями, пронизанными тихой грустью, памятью о своих истоках, размышлениями о высоком предназначении человека.

Ярко и метафористично раскрывает поэт картины природы, сливаясь с ней своей душой и судьбой.

Наверно, я с природою на «ты»,

Я вижу всё, я понимаю много:

Над чем смеются дикие цветы,

Куда зовёт раскисшая дорога.

-вот, оказывается, где «ключик» к разгадке стихотворной пейзажной живописи Владимира Силкина. А ещё как заметил сам поэт, «что делать, если от сохи и если ты дитя природы? Сиди себе, пиши стихи»… Природа для поэта – это Храм, наполненный яркими сочными красками, удивительными звуками, дорогими переживаниями и святостью:

Песнь соловьиная ночью в бору,

Тишь первозданная в нём поутру.

 

Я полюбил этот солнечный храм,

Настежь открытый свободным ветрам.

 

И потому я счастливым живу,

Что понимаю и лес, и траву.

И ещё природа у Владимира Силкина неразрывно связана с Родиной, с сизым дымом над избой, где « мать колыбельные пела», с необозримыми просторами полей, где «метелью снега причёсаны», с прохладой лесов, с «алыми мгновеньями заката», с «задумчивым летом», сказочной, буйной в своём многоцветье осенью. Дороже для поэта нет ничего. Поэтому он взывает к Всевышнему с молитвой о России, о добре, о своём народе:

Пусть будет в доме бело от снегов,

Пусть будут добрыми люди,

Пусть у России не будет врагов,

Пусть у меня их не будет.

Поэт сумел «не расплескать, из сердца не утратить» любовь к отчему краю, ко всему, что дорого и близко. Как убедительно одушевляет он берёзу, обращаясь к ней, как к родному человеку:

Склонись ко мне, берёза, и прости,

Прости за то, что столько зим промчало,

За то, что ты не раз меня встречала,

А я не смог сыскать к тебе пути.

А как волнует его черёмуха, «как невеста, белая-белая», которая дрожит, вздыхает тревожно, «кутает плечи духмяные» и делит с поэтом «грустную долю»!

Вот и «ель, как зонтом, прикрывается лапою, к окнам моим подходя. Ветер её выгибает, что тросточку, бьёт она лапой в стекло».

Особое место в пейзажной лирике В. Силкина занимает осень. Осень у меня лично ассоциируется с фантастическим закатом солнца, а если брать жизнь в философском ракурсе, - то с возрастным закатом, когда отшумели буйные молодые годы, когда жизнь преподносит «плоды», которые ты сам взрастил, когда подходишь к черте, за которой – старость. На душе светлая грусть и тихая печаль… Вот такой настрой у осеннего цикла стихов Владимира Силкина. Стихотворение «Осенние краски» - зеркало лирической души поэта, пронизанной печальной философией бытия:

Прилетели седые ветра,

Запалили леса и подлески,

И рябины одели с утра

Из рубиновых ягод подвески.

 

И вот-вот прилетят снегири,

Облюбуют остывшие ветки.

Чтоб, волнуясь, не спать до зари

В золотой непроветренной клетке.

 

Многократно неслышно на дню

Сменят листья на ветках окраску.

И доверятся птицы огню,

И влетят в белоснежную сказку.

 

И так будут летать по лесам,

Согреваться рябиновым соком.

Да и сам я, и сам, и сам

Буду пробовать горечь до срока.

Когда читаешь стихи Владимира Силкина, понимаешь, насколько ярка, событийна и насыщена его жизнь (Здесь даже можно не углубляться в официальные биографические факты). Вот так же колоритна, жива и многолика «унылая пора, очей очарованье» у поэта. Она вдохновлена пушкинскими осенними мотивами:

Разве можно чудо бросить,

Потерять любовь и честь,

Если болдинская осень

Лишь у нас в России есть!

И как не восхититься неповторимыми метафорами, сравнениями, олицетворениями, противопоставлениями – теми художественными средствами, которые погружают читателя в осеннюю сказку Силкина: «листья, словно лягушата, скачут в лужах целый день», «век доживает бабий свой берёза в белом сарафане», «на землю лист опустит тело», «сентябрь рассыпает монету, заставляя звенеть синеву», «с опаской по глянцевым лужам разноцветные скачут зонты», «бисерный дождик – стеною и сердец обезумевших стук», «горят в невесомом лукошке шоколадные щёки опят». А вот почти маяковским звучанием удивляет такая осенняя зарисовка:

В этот лесок, что прозяб,

Кучами свалены звёзды,

Вбиты берёзы в октябрь,

Будто бы гвозди.

Осенние картины Владимира Силкина наполнены душевными переживаниями, глубокими размышлениям о смысле жизни, о гражданской ответственности за судьбу Родины и народа. Это, безусловно, показатель поэтической зрелости автора:

Какая осень! Лучше не бывает!

И хочется безумствовать и петь.

Но жаль, что жизнь так быстро убывает

И боязно чего-то не успеть.

 

Ложится лист малиновый на воду,

И он устал кружиться и страдать.

И очень страшно не понять природу,

И боязно судьбу предугадать.

Свои размышления о поэзии Владимира Силкина я хотел бы закончить на оптимистичной ноте. Очень подкупила меня лёгкая озорная самоирония в строчках поэта, сочетающаяся с твёрдостью русского духа и силой настоящего мужского характера:

Ах ты, старость, глупая, слепая!

Постареть на свете не хитро!

Вот уже и место уступают

Женщины роскошные в метро.

……………………………….

Поднимает в небо эскалатор,

У него мальчишеская прыть,

Но и я, стальной, как экскаватор,

Я ещё умею землю рыть.

Уверен в том, что стальная крепость, свойственная Владимиру Александровичу, как человеку и поэту, поможет ему взять новые рубежи в жизни и творчестве.

Виктор Мостовой,

Член Международного Сообщества писательских Союзов

(г.Стаханов – Москва)

 

 

 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • жил-был кот
  • Ты молился светло и неистово
  • Есть сто причин мне от тебя уйти…
  • "Штурм" любовной лирики
  • Читатель, прости...


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:10
    19 октября 1825

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.