«ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ…»

«ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ…»

 

Крепко тесное объятье

Время – кожа, а не платье.

Глубока его печать…

                  Александр Кушнер

 

    Кажется, ещё совсем недавно «звучный рупор» пролетарского преобразования в России, обращённый к товарищам потомкам, провозглашал во весь голос «О Времени и о себе»…

    «Я – поэт. Этим и интересен. Об этом и пишу» – без лукавого кокетства представлялся читателям величайший поэт русской революции – Владимир Маяковский.

    Биография поэта с поэтической историографией эпохи в едином сплаве – явление редкое, а чаще противоречивое…

    Александр Кушнер, к слову сказать, – нынешний патриарх в ряду выдающихся лириков (по беспристрастной оценке Иосифа Бродского), размышляя о природе поэтического творчества, утверждал, что «стихи важнее биографии»: остаётся только «Слово», а не «образ поэта»…

    Было бы легкомысленным заблуждением личное высказывание субъекта, даже и весьма почтительного уровня, абсолютизировать доверчиво и безоглядно!

    Впрочем, справедливости ради, заметим, что Александр Семёнович, впоследствии признал «посрамленность» своей ортодоксии самой жизнью, в контексте биографии Великого Посвящённого, основателя религиозно-философского учения Орфизма, – любимца Аполлона, певца, поэта и философа,– легендарного Орфея.

    Я не случайно позволил себе сместить фокус читательского внимания с названия книги или «чудовищно уплотнённой аббревиатуры текста» (по остроумному выражению филолога Виктора Петровича Григорьева) в область лирического отступления…

    «Глубокая печать» времени в душе автора сродни «клинописи на граните памяти», и неважно в качестве кого позиционирует себя литератор: поэта ли, прозаика, или художника в широком смысле этого слова, наделённого способностью быть хотя бы рядом с «Органом прогресса человечества» (так сформулировал Лев Толстой ответ на вопрос «Что такое искусство?»), – быть хотя бы малой частью Его…

    Девять изданных в разное время книг Игоря Безрука, – «Калейдоскоп» (1996), «Странности»(2001), «Убить вампира» (2004), «Рандеву» (2006), «Русская рулетка» (2008), «Ловушка для призрака» (2009), «Дом вечности» (2009), «Лехнаволокские истории» (2012), «Превратности судьбы»(2015), включая и нынешний прозаический сборник «Время лохов» – доказательно иллюстрируют поэтическую мысль Александра Кушнера, взятую мною в качестве эпиграфа для настоящей статьи.

    Как личность – Игорь Безрук безусловно обладает завидной пассионарностью, или говоря иначе – генетически «энергоизбыточным» потенциалом, – характерной отличительной чертой «старого Духа».

    Будущий мастер художественно-реалистического рассказа в поисках реализации себя освоил множество не совмещающихся профессий: плотника и каменщика, грузчика,

кузнеца и инспектора пожарной охраны, закройщика мягкой мебели и хлебопекаря, сторожа и торговца…

    С рождения наделённая пристрастием к изобразительному творчеству душа будущего писателя в своих легкокрылых фантазиях нередко воспарялась в область высоких полётов, в стихию птиц и облаков – в авиацию…

    И хотя, романтическая мечта не растворилась в тесных границах биографии юности, – Игорь окончил Харьковский авиационный институт, стал конструктором авиационных двигателей и несколько лет проработал в авиационном конструкторском бюро НИИ и технологом на авиационном заводе, – однако же, судьба предопределила иной «Крестный путь» своему послушнику – Путь литератора!

    Писательское искусство обусловлено способностью автора «поведать историю» в том или ином формально-речевом стиле.

    Высокое искусство владения словом как инструментом позволяет художнику, порой даже в лапидарной, скупо обозначенной форме запечатлеть не только образ времени и места событий, не только авторскую волю и позицию, часто скрытую в сюжетной линии рассказа или повести, но и, прежде всего,– запечатлеть оттиск души самого автора.

    В священном ведическом писании «Упанишады» сказано: «Человек становится тем, о чём он думает»… В фокусе обратной логической связи с известным древнеиндийским положением можно заключить, что писатель – есть то, о чём он пишет!

    Моё первое знакомство с литературным творчеством Игоря Безрука состоялось лет пять тому назад, точнее – в 2015 году, когда большую часть стратегически важных направлений и территорий в Донбассе уже поглотил военно-политический и гражданский

конфликт, инициированный извне деструктивными силами Западной цивилизации.

    Это было время начала трагедии не только для жителей Донбасса… Время, когда из-под пера одного из замечательных донбасских поэтов уже кричали болью наполненные

строки: 

Мне трудно что-нибудь понять –

Мир стал другим и изменился…

Сегодня мне отец приснился,

Он в окружении опять…

                   (Владимир Предатько)

………………………………..

Когда-то здесь шагал фашизм,

Орда глотала пыль Донбасса.

Вот он – сегодняшний цинизм:

Возврат распроклятого часа…

…………………………………

Забыв про радость и покой,

Стреляя в лозунг « Я – Єдина!»,

Сама себя, своей рукой,

Уничтожает Украина! 

    С трудом осмысливаемая многими людьми давильня войны прокатилась и по Первомайску – родному городу Игоря Безрука. Прокатилась трагически для близких ему людей…

    Фантомный след этой «давильни», несмотря на то, что писатель более двадцати лет

проживает вдали от дома,– ещё долго будет зудеть в нём болью родовой памяти…

    Два небольших эмоционально-проходных рассказа – «Война и случай», «За водой» в нынешнем сборнике – на мой взгляд, лишь бледные тени потаённых истинных чувств автора. Это и понятно – писательская требовательность Безрука, взращённая на почве русского литературного традиционализма, побуждает совесть говорить только о тех реалиях, кои душа автора сама испытала.

    Предыдущий сборник ивановского писателя не случайно именовался «Превратности судьбы» ( изд. Друкарский двор Олега Фёдорова, Киев – 2015, 429стр.).

    Написать «Вступительную» к этой книге тогда великодушно доверили мне. Назывался очерк «Вопреки превратностям судьбы».

    Внешне заглавие статьи напоминало одноимённый перепев с названием книги. На самом деле, этот «перепев» долженствовал акцентировать внимание читателя на предлоге «Вопреки», как синониме несгибаемой воли в преодолении роковых обстоятельств на полосе препятствий среди общественных неурядиц и драматических коллизий в пору быстро изменяющихся устоев и норм жизни в «лихие» 90-е годы ушедшего века…

    Заметим однако, – содержательный колорит историй, рассказанных ивановским литератором, за редким исключением (например, сделанный блестяще психологический рассказ «Сглаз»), создаёт невольный эффект «перетекания» настроения из предыдущей книги в последующую, как бы по закону «сообщающихся сосудов» – то ли по причине инерционности сознания писателя, обречённого нести на себе «крест социального бремени» в эпоху малозаметного улучшения экономических тягот, то ли по причине выработанных общественных и профессиональных стереотипов негативного мироощущения в «подлое время» кризиса, где уход в область инореальности, а чаще в область низких консервативных инстинктов воспринимается как достижение «радости истинной свободы»…

    Проявление мягкого эскапизма – спасительно в ряде случаев, но в крайних своих проявлениях (алкоголизм, неупорядоченный секс, игромания, асоциальность) – чаще всего уход от действительности является лишь краткой и ненадёжной защитой индивидуального сознания от агрессивной среды.

    Литературные герои Игоря Безрука, традиционно противопоставляются по складу своего психотипа. Одни – крайне забавны, наивны, динамичны в поисках лучшей материальной выгоды, – она для них, по всей видимости, составляет смысл существования… Выпавшие на их долю экстремальные ситуации в непростом времени –

курьёзны и поучительны.

    Другие – не любят наступать на «старые грабли», но и в поиске новых путей реализации своих, богом данных способностей, особой изобретательности не выявляют, напротив, – чаще всего стереотипно балансируют на грани поведенческого авантюризма и

банально разухабистой агрессивной вседозволенности, – когда терять нечего…

    Центральный образ положительно очерченного психотипа, чаще всего настроенного на привилегию мыслить и действовать от «первого лица», по большому счёту являет собою персону «grata» в сценарии будущих общественных отношений, и лишь временно пребывающую в состоянии имманентной нестабильности.

    В каком-то смысле это антифигура «джентльмена удачи», призванная пройти «все тяжкие» и вернуть миру надежду на исцеление. Это путь к самому себе, на своё место…

    «Отдельность, отделённость, единичность – черта всего живого, хотя всё живое и связано – всё целиком» (В. Шкловский).

    По сути, в суммарном облике литературного героя, созданного большею частью сюжетами рассказов и повестей Игоря Безрука – есть, в некотором роде биографически узнаваемый, персонифицированный образ самого создателя маленьких и больших историй из контекстов его книг реалистического направления.

    Нельзя не сказать о возросшем профессиональном мастерстве Игоря Безрука как прозаика. В недавно завершённой им повести «Время лохов» симптоматично высветился добрый «знак качества» писательской работы.

    Очень порадовали найденные автором прогрессивные интонации в раскрытии небольшого, но очень крепко сработанного интимного сюжета внутри повести («история с эфиопкой»)!.. Добротно отшлифованный фрагмент повести, фабулой замкнутый «на себя» и способный в высшей степени быть самостоятельным отдельным произведением, поразил своей непредсказуемой деликатностью.

    На фоне литературных зарисовок подобного рода, построенных преимущественно в угоду откровенному эксгибиционизму, Игорь Безрук нашёл такое соотношение смыслов в символических границах русского слова – от тонкого лиризма и не показной чувственности до трепетного предощущения интимной близости и счастья конечного обладания желаемым, вне зоологической откровенности и людской пошлости, – что невольно проникаешься неподдельно искренним восторгом удивления на предмет резервных возможностей великого русского языка: « Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!»

    Конечно же, люди «Времена не выбирают», – но писатель обязан подбирать слова-символы в соответствии со своим Временем и со своим призванием – выражать человеческое… Игорю Безруку это удаётся!

 

 

              Виталий СВИРИДОВ,

                               член Межрегионального союза писателей,

                               лауреат литературных премий

                               имени Владимира Даля,

                               имени Бориса Горбатова,

                               имени Владимира Гринчукова

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.