Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

ОТТИСК ДУХА Рецензии |

ОТТИСК ДУХА

 

О книге Юрия Кириченко «В час огня»*

 

«В час огня, когда рождаются стихи, поэт ведёт разговор с Богом, сверяя с ним самое сокровенное».

Галина Шевченко

 

Итоговый поэтический сборник авторизированных переводов с украинского языка на русский – когда за плечами уже пятьдесят книг – что нового он может открыть читателю и критику в поэте? Каждая книга Юрия Кириченко спаяна одной идеей, замыслом, раскрывающимся контрапунктом через все стихи. «В час огня» – название знаковое. Это свидетельство преодоления ада жизни через гармонию поэтического мироощущения, примирение почти несоединимых начал.

На отчий возвратился я порог –

Я столько лет любовь к нему берёг.

Сквозь огненные шёл к нему пути,

Чтоб обелиском к хате подойти…

И там, где сад давно уже расцвёл,

Я вброд

реку бессмертья

перешёл…

Поэзия приравнена поэтом к ратному делу, деяние на ниве словесности – к сражению за отчий край, родное слово. Павший на поле битвы – причастен к лику бессмертных. Это не только уподобление одного деяния – поэтического – другому, воинскому. Это проникновение в суть жизни, где поэт – защитник рода, семьи, культурного наследия.

Он пел соловьиную песню,

Но сам не вернулся до хаты,

Надев сапоги из гранита…

Поэт пишет о своём дяде, которого вспоминали родные, его чистый песенный голос был подобен соловьиному. Так же оживлять и воскрешать прошлое, тени ушедших призвана поэзия Юрия Кириченко. Не случайно автор предисловия, редактор-составитель Г.Н. Шевченко говорит о пламени поэзии автора не разрушающем, но созидающем, обращённом к «глазам сердца» читателей поэзии Ю. Кириченко в разных странах и на разных языках.

Поэт – еретик, раскольник, старовер, такой смелый образ появляется в стихах о любви, которая не поверила в разлуку:

Я понял, почему хорал чудесен:

Ведь это ты звучала мне всегда.

Моя любовь была еретиком…

Это отрешённость от кажущихся очевидными вещей даёт особую точку зрения на исторические события родины, которым посвящены многие стихотворения книги и «Суд над Мазепой» - «Исторический коллаж, или Попытка поэмы из 13 баллад, где в платье прокурора, судьи и адвоката за кадром сюжета стоит бескомпромиссная совесть автора и его современников». «…Украину он будил от сна», - пишет наш современник в динамичном, проникнутом музыкой повествовании о Мазепе, противоречивейшем персонаже своего эпического полотна. Эта способность поэта браться за сложнейшие темы истории, драматические характеры в их развитии основана на огромном поэтическом и жизненном опыте Юрия Кириченко. «Струна – и дочь, и янычарка» - свидетельствует поэт, и в этой афористичной строке сжато время, слово и просветление после извечного конфликта между добром и злом. Голос Тараса Шевченко оживает в струнах современного кобзаря.

Стихотворения «Дни с привкусом неба» и «Ночь познания» олицетворяют чистую лирику, и в прозрачной каллиграфии строк отражена сущность поэзии, поэтической судьбы, когда мастер уподоблен охотнику за строками, преследующими его самого, как жертву и жаждущими расплаты:

Бессонница, как чёрный карандаш,

В тетради моего чистописания.

Она – олень, она и патронташ,

Замёрзшая судьба и ожиданье.

Особый цвет, оттенок, отсвет, ложащийся на строфы – это оттиск духа. Поэт создаёт баллады, краткие повествования, иногда намекающие на событие, почти вскользь касаясь характеров и судеб, и из этой лаконичности разворачивается целая жизнь людей и оживающих предметов. Неискренность в отношениях – это искажения образа и подобия человека, и сколько таких неблагополучных судеб скрывается за внешне благополучным фасадом. И это тоже своего рода битва, война с человеческой душой, с искренностью и доверием:

Живут они в квартире.

Их души – миражи…

И скалится всё шире

Неискренний режим.

Она – его проклятье,

А он – её тоска.

И вся их жизнь – объятье

Зыбучего песка…

Философичность не отстранённая, но осуществляемая через полноценное проживание драматического сюжета – коренное отличие поэтического мира Юрия Кириченко. Стих поэта становится всё более насыщен мыслью и образом, которые растворены друг в друге. Принадлежность одновременно русской и украинской поэтической культуре даёт его произведениям особую наполненность. Природа едина для всего человечества, и в стихотворении «Некролог на смерть яблони из села Копани» отражена боль, которую испытывает каждый житель земли по уходящему дереву, тоскуя по нему, как по близкому человеку:

Рыдали колокольни всех садов –

Их старенькая мама умирала.

Образы природы, деревьев, птичьего мира у поэта Юрия Кириченко возвышены и религиозны. «Мудрый клевер» указует путь от прошлого к грядущему, облик матери растворён в непреходящей природе, так же откликающейся на зов своего сына, словно «плач перепёлки»:

Я всем обязан матери моей.

Она была и небом, и росою,

И голос мамы – добрый благовест.

Память, памятник – однокоренные слова, обелиск воздвигается поэтом мирному деянию, битве за урожай:

На солнце тает облаков гряда.

Журавль цебром в колодце влагу удит.

И день, и ночь в моём селе страда.

И хлеб, как встарь, – и свят, и многотруден…

Воспоминание поэта о Киргизии – это «окно, раскрытое в чудо», из него открывается перспектива в вечность. Столь многогранны женские образы, проступающие из грёз воспоминаний:

Бровями повела, взглянув из-за плеча,

И бросила в окно два слова торопливо,

Хрустальных, как водица из ключа.

………………………………………..

Читаю Бунина в отеле «Киргизстан»,

За телефон берусь неторопливо,

Не нахожу на диске цифр счастливых,

Читаю Бунина в отеле «Киргизстан».

Вдруг взгляд обжёг страницу тридцать два

И не поверил: снова эти очи,

В которых ожиданий тетива

В разгаре дня и в час тревожной ночи.

Для поэта Юрия Кириченко тревожен любой час – потому что в его сознании встречаются те, кто не смог встретиться когда-то, потому что память об ушедших на войну и не возвратившихся – навечно в его сердце, как семь кровоточащих ран:

…Семь сыновей осталось на войне.

Семь фотографий в хате на стене.

За них он продолжает битву, порой незримую, создавая свой молитвослов во славу павших и живых.

 

Алексей Филимонов, Санкт-Петербург

 

* Книга стихов разных лет Юрия Кириченко "В час огня" была издана в 2014 году в Киеве Книжной палатой Украины в авторизованном переводе с украинского. Тираж - 2000 экземпляров.

 

 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Ты молился светло и неистово
  • Не забыть тебе…
  • БАЛАДА НЕПОНИКЛИХ СВЯТИНЬ
  • Вышла в свет 50-я книга стихотворений Юрия Кириченко
  • Читатель, прости...


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Май 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Вчера, 00:54
    Стихи

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.