Сокровенно о главном

Любовь ЦАЙ
 Сокровенно о главном


О книге Ивана Чалого

     Говоря о литературном мире Луганщины, нельзя не сказать об Иване Чалом, человеке трудолюбивом, скромном, талантливом. В его жизни было много всего – это и несколько лет работы в цехах тепловозостроительного и станкостроительного заводов, более 30 лет журналистской работы в областной телерадиокомпании. Иван Чалый – профессиональный поэт, за его плечами – учёба в Литературном институте им. М.Горького, общение с выдающимися литераторами советской эпохи, у кого ему посчастливилось учиться.
     Поэтов нынче много, скажете вы. Да, наверное, но не каждый может похвастаться тем, что учился мастерству стихосложения в самом главном литературном вузе страны. Из-под пера Ивана Чалого вышло несколько книг, среди них – поэтические сборники «Первая радуга», «Криница», «Терновник души», сборник новелл «Сладкая карамель». Стихи Ивана Чалого украшают многочисленные коллективные сборники и альманахи. Он узнаваем, его поэзия душевна, но убедительна, тиха, но очень патриотична, живописна, но в то же время и реалистична. Впрочем, как и он сам, тихий и скромный по характеру человек, который просто хорошо делает своё дело. Мне вспомнился увиденный в одной из давних телевизионных передач эпизод (в 80-х годах была популярной публицистическая передача «Контрольная для взрослых»). Когда у детей спросили, что такое скромность, один очень рассудительный и умный мальчик ответил так: это когда человек сделает что-то хорошее и не говорит: «Дай медаль! Дай медаль!» Вот он такой, прошедший трудными дорогами жизни – работяга, труженик, поэт. Наверное, именно поэтому у меня сложились такие строчки об Иване Чалом:

     Троп в жизни исходил немало
     С тех пор, как видит белый свет,
     Чего в пути том не бывало –
     От поражений до побед.

     Куда б судьбина ни бросала,
     Он не привык сгибаться, нет!
     Не потому ли предсказала
      Ему судьба, что он поэт!

 
     Всегда, везде, в большом и малом
     Хранит в душе святой завет,
     Пусть буря, зной ли, ветер шалый –
     Он прям! И вариантов нет.

     Осталось дело тут за малым:
     О ком все это – дать ответ.
     Все это об Иване Чалом,
      Он – мастер, труженик, поэт.


     Работая в редколлегии альманаха «Свой вариант», я познакомилась с поэзией Ивана Чалого. Но однажды, когда мы занимались составлением литературного сборника клуба ЛИНК, я впервые увидела его прозаические миниатюры. Он предложил для коллективного сборника несколько новелл, необычайно интересных, глубоких, заставляющих читателя думать и переживать. Это ли не самое главное для пишущего человека? Так я для себя открыла нового Ивана Чалого – прозаика.
     И вот сегодня можно сказать, что читатели имеют прекрасную возможность познакомиться с новой книгой Ивана Чалого «Избранное», вышедшей в мае этого года в луганском издательстве «Янтарь». Мне посчастливилось участвовать в редактировании этой книги. Скажу без преувеличения, я прочла её несколько раз, и каждый из них – с нескрываемым удовольствием.
     Книга получилась очень достойной. Здорово, что под одной обложкой на 470 страницах автор собрал свою прозу, публицистику, переводы, пробу драматургического пера. Словом – «Избранное», в лучших традициях представления своего творчества.
     В «Избранное» входят циклы новелл, коротких рассказов, несколько повестей, неоконченный роман, драмы, переводы, воспоминания и публицистика. Без преувеличения, по этой книге можно составить себе представление об истории нашего края, ведь она, история, складывается из жизней людей, живущих в то или иное время. Только в учебнике истории зачастую бывает написано сухим, канцелярским языком, с изложением материала (бывало!) в угоду эпохам, а тут – судьбы, тревоги, переживания, горе и радость живых людей. В ней есть и ностальгические нотки о детстве, о некогда большой стране, бывшей одной общей Родиной для всех нас, разноязыких, разнохарактерных. Не думаю, что найдётся такой читатель, который пренебрежительно отзовётся о тех временах – настолько всё написано ярко, трепетно, искренне, ведь для автора книги, как и для многих других его сверстников, это были годы счастливого детства, безудержной юности, а они – детство и юность – всегда хороши вне зависимости от общественного строя и политических реалий.

     Открывают томик «Избранного» короткие новеллы философского звучания. Наряду с кажущимися привычными и традиционными сюжетами о человеке, его мире, месте в социуме («Гул», «Сладкая карамель», «Взрыв в ночи») есть новеллы, в которых главными действующими лицами являются животные. Но проблемы, поднятые в этих новеллах, настолько глубоки и проникновенны, они как будто дают человеку подсказку, ключик к заветной дверце души («Куриные заботы», «Ивдруг все закончилось»).
     О новелле «Взрыв в ночи» хочу сказать особо. Отступлю и замечу, что на протяжении своей долгой и насыщенной читательской жизни в минуты размышлений над прочитанным я пыталась представить то, о чём написано, а ещё и тех людей, то окружение, которые жили через стенку в многоэтажном доме, шли по одному и тому же тротуару, водили детей в тот же детский сад или школу. И вот, читая эту новеллу, где рассказывается о взрыве на газораспределительной станции в одном из далеких апрелей конца прошлого века, я почувствовала, что такое сопричастность – я очень хорошо помню эту ночь, зарево вполнеба, внезапно охватившую меня тревогу и своего посапывающего в кроватке маленького сына всего нескольких дней от роду.
      И уж совсем неожиданными оказались новеллы о канцелярском столе, телефоннном аппарате, грозном кулаке («Время покажет», «Мозоль на тыльной стороне ладони», «Испытание бесстыдством»). Такие необычные герои, неживые, казалось бы, вещи, предметы – они всё-таки оживают и очень много поучительного рассказывают нам о своих хозяевах, о человеках, каждый из которых мнит себя венцом природы.
     А как удивительно сочен язык, насколько точны картины! Приведу несколько цитат:
     «Телефонная трубка не выносила лжи, лицемерия, подхалимажа. От одного только фальшивого голоса в ней что-то начинало хрипеть, хрюкать. По проводам, как по артериям, разливался яд неправды. Он проникал в динамик, мембрану, а когда добирался до самого корпуса, весь аппарат становился пунцово-красным» (новелла «Испытание бесстыдством»).
     «Столу не приходила даже мысль о том, какую силу представляют бумаги, если соберутся все вместе. И вот, когда их кипа стала с каждым днём расти и закрывать собой голову хозяина, стол начал потихоньку поскрипывать, чтобы привлечь к себе внимание» (новелла «Время покажет»).

     Очень много ярких, запоминающихся картинок нарисовано автором из его многотрудного деревенского детства! И, надеюсь, будет узнано читателями старшего поколения. А для молодых и юных – это очень живописная картинка из жизни отцов и дедов.
     О такой желанной, диковинной для деревенского мальчишки, необычайно сладкой карамели читаем в новелле о тяжёлом послевоенном детстве «Сладкая карамель»:
     «Я поскорее тайком пробрался в сад, залез на свою любимую вишню (а такая есть у каждого уважающего себя мальчишки), положил фуражку в широкую развилку, устроился и начал «пировать». Вы только вслушайтесь, всмотритесь в эти строки:
«Была весна. Буйно цвели, словно облитые молоком, вишни».
     Есть в этой новелле и такой щемящий эпизод, когда маленький герой рассказа переживает настоящее горе, пришедшее в семью вместе с необходимостью расстаться с кормилицей – коровой.
     «Так я ещё никогда в жизни не плакал», – говорит герой рассказа. Нынешним детям, наверное, может показаться диковинной такая картина. Эка невидаль – корова! А чем, точнее, кем была она для семьи в те тяжелые годы? Без преувеличения – родное и близкое существо! И сколько боли в этих строчках:
     «Я даже себе представить не мог, как это можно продать Зорьку. Нашу красивую чёрную Зорьку с крупной звёздочкой на лбу, нашу кормилицу, добрую и ласковую. До чего же эти взрослые жестокие! Корова, словно почувствовала мое настроение, возможно, впервые ослушалась мать, подошла ко мне и лизнула солёную от слёз руку. Прикосновение её шершавого тёплого языка вызвало ещё больший приток слёз. Я плакал безудержно, хотя хорошо знал, что ничего изменить нельзя»
     А ведь это не просто слёзы – это преданность и благодарность, это ответное чувство животного, у которого тоже есть душа.
     «А мы, пацаны, подсовывали им то корку хлеба, то ароматный пучок сена, то ещё какой-нибудь, по нашему мнению, лакомый кусочек. И не могли удержать слёз. Настроение и у взрослых, и у нас, подростков, было одинаковым: расставались мы с самым родным и дорогим существом»
      
Почему я столько строк посвятила именно этому эпизоду? Отвечу: читая эту новеллу, я тоже вспомнила, как однажды мама показала мне письмо своей матери, моей бабушки, о том, как им пришлось продать корову. И в том письме тоже были боль, слёзы, горе...

     Проза Ивана Чалого написана живым, образным языком. Его слова выдают человека наблюдательного, неравнодушного, любящего искренне природу, жизнь во всей её красоте:
     «Моросил дождь. Плотные, сырые облака, казалось, навсегда закрыли высокое небо. Я стоял посередине двора, безмолвно всхлипывая и растирая грязными кулачками бесконечно текущие слёзы» (новелла «Сладкая карамель»).
     «Лето выдалось в этот год очень жарким. Солнце светило так ярко, как будто в последний раз. Воздух был до того горячим, что порой казалось, будто ты находишься возле доменной печи во время выпуска плавки. А далёкие голубые дали были похожи на жёлтоватое полупрозрачное стекло и такое хрупкое, что стоит надавить на него пальцем –и оно разлетится на тысячи мелких кусочков. И сразу на тебя хлынет поток невидимой беспощадной жары» (рассказ «Собачий лай, или Беспризорники»).

     И уж точно не оставят читательские сердца равнодушными трогательные, полные любви и благоговения, строки о Матери, о её милых и нежных руках:
    «Вспомнились руки матери. Они всегда были в земле и вечно в движении. Кто не ощутил их прикосновения в минуту трудную, в годину горькую, тот не знает их врачующего свойства. Случаются у каждого человека такие трудные моменты, когда становится не милым белый свет, когда знаешь наверняка, что помощи уже ждать неоткуда, а руки матери проплывут по волосам, словно белоснежные лебеди, всякую хворь-тоску, горе-кручину, будто волшебными чарами, снимет» (повесть «Деревенские горожане»).

     Не могу не сказать нескольких слов о юмористической повести «Один день в лесу». Скажу по секрету, что работники издательства во время вёрстки этой книги жаловались, что над страницами этой повести было невозможно работать – трудно было удержаться от хохота над незадачливыми путешественниками, героями этого повествования.
     Можно ещё очень много цитировать, делиться собственными впечатлениями от замечательной прозы Ивана Чалого. Полагаю, что стоит остановиться и предоставить читателю самому окунуться в этот огромный мир переживаний о судьбах Земли, о любви, о людях, населяющих наш край, о природе вокруг нас, обо всём том, что делает наш мир таким многообразным и интересным. Уверена, что никого из читателей эта замечательная книга не оставит равнодушным.
     В «Избранном» представлены и две драмы («Трудный аккорд» и «Полынная настойка»), а также мюзикл «Камень за пазухой». Возможно, сегодняшнему читателю эти драматические произведения покажутся несерьёзными – они написаны очень давно и, безусловно, несут в себе некую наивность, печать своего времени и возраста. Но без них «Избранное» было бы не таким ярким. То же можно сказать и о переводах. Иван Чалый, как это принято у поэтов, прикасается к поэзии, написанной на других языках. И эти переводы – тоже часть его жизни (многие из них написаны на стихи однокашников по Литературному институту из разных тогда ещё союзных республик и дружественных государств), штрих к его портрету. Они, как и драмы, оживляют этот сборник и подчёркивают неравнодушие автора и избранность его творений.
     Наконец, воспоминания о преподавателях Литтинститута – Роберте Ивановиче Рождественском, Владимире Дмитриевиче Цыбине, о годах студенческой молодости, о том духе поэзии и творчества, который витал, окрылял, звал, воспитывал.
И безусловной изюминкой стали репортажные записи радиопередач о встречах с легендарным для Луганщины человеком – замечательным краеведом Юрием Александровичем Темником.

     Трепетной заботой о родной земле, о близких и друзьях, о нашем общем доме пронизаны строки, написанные Иваном Чалым. И напоследок хочу привести отрывок из его рассказа «Звёзды умирают в одиночку». Главный герой этого рассказа – Земля, наша маленькая голубая планета, наш дом, который мы обязаны любить, беречь, ценить. Задумаемся же над этими словами:
     «Я, — размышляла Земля, — дала возможность человеку издавать членораздельные звуки, он превратил их в слова, научился разговаривать, сконструировал стройную речь, способную при помощи звуков передавать мысли, размышления, чувства, а порой и приказы, не только на расстояние слышимости человеческого голоса, а и масштабах Вселенной, учитывая современные средства коммуникации и связи. Создала сотни различных языков, хотя, по идее, на Земле должен быть один язык общения, и ни в коем случае не становиться причиной войн, распрей, вражды. К сожалению, этого никогда не будет, по крайней мере, при нынешней цивилизации...»

     Я желаю читателям этого «Избранного» приятного и познавательного чтения, а автору – крепкого здоровья и новых книг, которые он нам ещё подарит.
     Спасибо Вам, Иван Митрофанович!

Комментарии 1

larina-2 от 2 июня 2014 15:06
Полностью согласна с Вами, Любовь Ивановна, что эта книга - бесценный подарок читателям. Прочла всю "от корки до корки", перечитывая при этом многие рассказы, новеллы, публицистические материалы. Зная Ивана Митрофановича не один год по встречам в клубе ЛИНК, а до этого заочно по  чудесным передачам на областном радио, открыла в нём много нового: это и переводчик, и драматург.  Но, как и Вас, меня особенно тронула  новелла  о корове Зорьке, ведь в моём детстве была такая же  боль прощания с кормилицей. Только это была не корова, а коза Зорька такая же черная и со звездой на лбу, но её постигла ещё более трагическая участь. Читая прозаические материалы Ивана Чалого, слышала его голос, видела добрую улыбку, искорки  благодарности в глазах  учителям литературного цеха, любовь к положительным героям его произведений,  терпение к отрицательным героям и надежду на  их понимание, что зло всегда наказуемо...
Ещё раз спасибо автору, редакторам и издателям за встречу с добрым и незабываемым прошлым = С уважением Т.Забуга-Ларина
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.