ЕСТЬ МЕСТО В ЭТОЙ ЖИЗНИ ТАКЖЕ ... ДЖАЗУ

ЕСТЬ МЕСТО В ЭТОЙ ЖИЗНИ ТАКЖЕ... ДЖАЗУ

УВЛЕЧЕНИЕ, СТРАСТЬ, СМЫСЛ ЖИЗНИ?
Льется музыка, музыка, музыка
И вовек не устанет кружить.
Бесконечная, вечная, мудрая,
От которой так хочется жить
(Из песни на стихи Л.Дербенева)


Страсть — сильное, стойкое, доминирующее над другими, чувство человека, характеризующееся энтузиазмом или сильным влечением к объекту страсти. Объектами страсти могут быть как люди, так и предметы и даже идеи. Также слово «страсть» можно использовать в качестве синонима слов «эмоция», «аффект», «чувство» — то есть эмоциональных процессов вообще.
А вот страсть к музыке, а вернее — джазу, это, наверное, какой – то импульс души, а, может, и больше – болезнь души как проявление высших чувств, более относимых к добродетелям, нежели греховным. То есть, контролируемая разумом, а, следовательно, — природная. А вообще – то, такая страсть исходит от наиболее возвышенной части души, logistikon….
Обратившись к истории джаза, надо коротко отметить, что ещё в довоенное время появились в бывшей стране под названием СССР, пластинки, преимущественно с записями танцевальных мелодий модных в то время: танго, фокстрот, слоу – фокс (медленный фокстрот), пассодобль, румба, квикстеп, уан — степ, вальс – бостон. Советские люди поколения 30- 40-х годов росли и развлекались под звуки, льющиеся из раструбов патефонов, на которых кружились пластинки, изготовленные на Апрелевском и Ногинском патефонных заводах. Главным образом это были английские оркестры под управлением Рэя Нобла, Гарри Роя, Джека Хилтона, Бэрта Эмброуза, Роя Фокса, Генри Холла, Лю Стоуна. Встречались пластинник с записями немецких оркестров, таких как оркестр п/у Марека Вебера, оркестр п/у Барнабас фон Геш, американские оркестры п/у Эдди Дачина, Пола Уайтмена.
Коллекционеры, каких появилось немало, «отлавливали» пластинки как отечественного, довоенного производства, так и зарубежные, в большом количестве появившиеся на «толкучих» рынках после войны, привезённые бывшими солдатами нашими из- за границы. Это были пластинки фирм: Коламбия, Виктор, Телефункен, Глория, Темп, Парлофон, Три- Эргон, Одеон, Свинг(Франция), Регал, Пате, Полидор, Электрола, Бека, Граммофон, на которых звучали оркестры под управлением Виктора Сильвестра, Кэрола Гиббонса, Лео Райзмана, Пауля Годвина, Гая Ломбардо, Чарли Кунца, Джеральдо, Билли Коттона, Джо Лосса.
Кроме пластинок с записями джазированной танцевальной музыки 30-х- 40-х годов, появились записи настоящего джаза с разными его течениями. Многие тогда «балдели» от джазовой музыки в стиле свинг, исполняемой оркестрами Гленна Миллера, Бенни Гудмена, Томми Дорси, Джимми Дорси, Гарри Джеймса, Арти Шоу, Бани Беригана, Лео Брауна, Дюка Эллингтона, Каунт Бейзи, Сай Оливера, Чика Уэбба, Бенни Кортера, Джимми Лансфорда.
Особое место в истории джаза занимает Яков Гершович, известный всему миру как Джордж Гершвин(1898–1937), американский композитор. Гершвин сочинил три десятка оперетт и мюзиклов для театра и кино, большинство на весьма удачные либретто своего брата Айры Гершвина (1896–1983). Их музыкальное воплощение отмечено остротой ритма, самобытностью интонаций, остроумием. Среди самых известных спектаклей на музыку Гершвина: «Будьте добры, леди» («Lady, be good», 1924), «Безумная»(«Girl Crazy», 1930) и сатирические шоу «Пусть гремит оркестр» («Strike Up the Band», 1930) и «О тебе я пою» («Of Thee I Sing», 1931). За последнее произведение автор был удостоен Пулитцеровской премии.
Можно ещё много сообщать о тех высотах в сочинениях джазовой музыки, которых достиг этот выдающийся композитор.
И, вот, в концертном зале Луганской академии культуры и искусств, в рамках творческого проекта «Красная площадь,7» недавно, в очередной четверг, состоялся концерт, посвященный 115 – летию со дня рождения Джорджа Гершвина.
А «работал» джаз – бенд колледжа академии, художественным руководителем которого и дирижёром является Николай Йовса, уже не первый год популяризирующий джазовую музыку среди ценителей настоящей музыки. Состоявшийся же концерт можно обозначить категорически:
На уровне мировых стандартов.

Итак, впечатления от услышанного и увиденного, — так хочется выразить свои ощущения от концерта джаз-оркестра в этот вечер.
Толковое и, как всегда интересное, видеоэссэ от заслуженного деятеля искусств Украины, профессора Луганской государственной академии культуры и искусств Евгении Михалёвой, раскрывающее жизненный и творческий путь великого американского композитора Джорджа Гершвина, произведения которого прозвучат в концерте…
Музыка. Она сопровождает нашу жизнь со старта до финиша. Ещё не осознанно, дитя засыпает под ласковый голос мамы, поющей колыбельную песенку. Ещё малыш, не понимая слов, «расшифровывая» в голосе и интонациях любовь ласку и тепло, засыпает и растёт. И как это здорово, когда жизнь дарит нам встречу с хорошей музыкой и качественным её исполнением. История джаза в нашей стране и радостна и печальна. Джаз-оркестры Л. О. Утёсова О. Л. Лундстрема Р. Паулса и Г. А. Гараняна и многих других музыкантов хорошо известны квалифицированному слушателю. Но были и такие времена, когда джаз называли «музыкой для толстых» (А. М. Горький) и ещё, кем-то провозглашённое «умозаключение»: «Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь»…
И это не единственная дискриминация музыки, которая имела место быть в нашей истории. Группа «Битлз» — музыка, которой далека от джаза и сейчас считается почти классикой ХХ века, звучит в неисчислимых интерпретациях, вплоть до симфонических, пробивалась сквозь запреты и откровенное издевательство. Ну и что, как говорят химики, «в сухом остатке»? А ничего!
Искусство, когда оно настоящее, не пострадает от мнений воинствующих идеологов. Скорее всего, переживёт «нападавших» благополучно и будет здравствовать, и радовать человечество. Вот и сейчас, после концерта сплошные положительные эмоции, восхищение и даже удивление: «Как у нас в Луганске, таком далёком от Америки могло возникнуть такое чудо?». Ответ, как всегда прост: чудо рождается там, где есть талант, любовь и тяжкий труд. Есть один такой прославленный коллектив, название которого на русский переводится как «Кровь, пот и слёзы». Кровь – это когда пальцы травмируются от струн, пот – потому, что тяжело играется на духовых, и слёзы – когда не получилось.
Но когда все этапы преодолены, и всё сложилось, то наступает праздник. Как легко и радостно звучит оркестр!
Сложнейший вокал летит с лёгкостью и улыбкой, а оркестр звучит так, как будто на каком-то волшебном инструменте играет всего один человек. Вообще–то такой человек есть – это дирижёр. И под его жестом весь состав оркестра мчит по партитуре от первого до последнего такта. В жесте Николая Павловича Йовсы, ничего лишнего, надуманного, ориентированного «на публику», всё кратко, лаконично и даже как-то заботливо: то микрофон поправит, то доброй улыбкой подбодрит вышедшего на номер исполнителя. Ведь опыт – то какой! Три десятка лет на исполнительской сцене, и сам хорошо знает, что такое волнение. И оркестр под его рукой работает (если допустимо такое сравнение) как вручную собранный швейцарский хронометр. А ведь оркестр студенческий. Значит, слышим труд не только музыкантов, дирижёра, но и всех педагогов, которые учат ребят играть, петь и держаться на сцене.
О вокале хочется сказать особо. Ни в коей мере не умаляя достоинство академических вокалистов, отметим, что джаз – это искусство свободы творчества, и для того, чтобы петь джаз, следует быть не только исполнителем, но и соавтором композитора, другими словами – импровизатором. Ведь от композитора – тема, а всё остальное от исполнителя.
Время не стоит на месте. И при наличии массы разнообразных музыкальных каналов, так называемой «попсы», «произведений» с унылыми речитативами под два аккорда плюс три барабана, вкупе с оптимистическими «шедеврами» про сало, возникает ощущение, что пропасть между искусством и всем прочим глубока до бесконечности.
Искусство оркестра Николая Йовсы – это, прежде всего Её Величество Культура. Да наша (если хотите) Луганская культура, наш Луганский уровень образования. Академия – это статус и прошедший концерт соответствует ему по всем параметрам. А ещё инструменты, аппаратура зала, звукорежиссура, как модно писать в афишах — «Живой звук». Всё это есть, и не трудно догадаться, что в наше мятежное время всё это обеспечить совсем не просто. Да, «материальная часть» — это результат заботы ректора – Валерия Леонидовича Филиппова, за что ему, выражаясь студенческим языком «респект и уважуха!». Если техника на уровне – значит и вокалисты будут на уровне, ибо, чем лучше аппаратура, тем труднее с ней работать, но, тем выше результат потому, что всё слышно, ничего не маскируется, не исказится и не потеряется. И крики «браво!» из зала – это не потому, что поют свои, а потому, что действительно: Браво!
Чего бы хотелось ещё: программку, – в которой бы — были прописаны не только названия произведений, имена и фамилии музыкантов, а также имена педагогов, которые учат ребят, ведь это их труд ведёт студентов.
Ещё хотелось бы увидеть возле стен Академии мобильные студии наших телекомпаний. Хотелось бы приобрести диск с этим замечательным праздником. Ведь это всё История, которую хочется сохранить навсегда, а ещё это реклама.
Нескромные желания? Нет. Нормальные. Спасибо всем Вам – студентам и педагогам. Спасибо Академии за прекрасный вечер.
 
 
К сему, благодарные слушатели: 
- Юрий Кукурекин, член Национального союза журналистов Украины, член МСПУ и Конгресса литераторов Украины;
- Михаил Мордкович, композитор, заслуженный деятель искусства Украины.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.