Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Я работаю, как вельможа Рекомендуем |

Николай Анциферов
Я работаю, как вельможа



ВЕЛЬМОЖА

Я работаю, как вельможа,

Я работаю только лежа.

Не найти работенки краше,

Не для каждого эта честь.

Это - только в забое нашем:

Только лежа - ни встать, ни сесть.

На спине я лежу, как барин.

Друг мой - рядом, упрямый парень.

«Поднажмем!» -

И в руках лопата

Все быстрее и веселей.

Только уголь совсем не вата:

Малость крепче и тяжелей.



Эх, и угольная перина!

Не расскажешь о ней в стихах.

Извиваешься, как балерина,

Но лопата играет в руках.



Отдохнуть бы минуту, две бы!

Отдыхаешь, когда простой.

Семьянин говорит о хлебе,

О любви говорит холостой.


Но промчится пара минут -

И напарник мой тут как тут.

Шепчет: «Коля, давай, давай!

Вместе взялись, не отставай!»


На спине снова пляшет кожа.

Я дружку отвечаю: «Есть!»

Я работаю, как вельможа,

Не для каждого эта честь

 

  

О ДОНБАССЕ ПИШУТ...

О Донбассе пишут в географии,


Что Донбасс - край угля и металла.

Верно. Но для полной биографии

Это очень сухо, очень мало.

Кажется, есть песня о Донбассе,

Терриконы и копры воспеты.

Верно, есть такие. Я согласен.

Только это - внешние приметы.

Ну, а где же люди? Их не видно...

Потому мне горько и обидно...

Я хочу сказать о земляках.

Может быть, получится коряво,

Все-таки

Горняк

О горняках,

Как могу,

Сказать

Имею право.


В ЦЕХ ПРИШЕЛ...

В цех пришел я с важным документом:

«Шахтный слесарь пятого разряда».

Сумочку принес для инструмента:

Дескать, поработаю как надо!

Только думал. Да не тут-то было!

(Сколько неприятностей на свете!)

Мне механик вежливо ответил:

- Не могу доверить вам зубило. -

Так и стал подручным. На подхвате:

Принеси да сбегай - и так далее.

Я входил к начальству с криком «хватит!»,

Затевал скандальные баталии:

С аттестатом да в чернорабочие.

«Я добьюсь!» - И все такое прочее.

И меня бросало часто в краску,

Что ношу без надобности каску.

Ведь среди рабочих настоящих

Я бродил, как белая ворона:

Чистый, аккуратный, некурящий.

Выполнял работы полупраздные.

А из шахты хлопцы шли усталые,

До костей промокшие и грязные

И во всем решительные малые.

И тогда я в уголке нарядной

Потихоньку, чтобы не видали,

Все лицо вымазывал изрядно,

Гордо шел домой: «И мы пахали...»

Мне сейчас немного стыдновато

За подделку и за гримировку.

Но храню просторную когда-то,

А сегодня тесную спецовку.


ПЕРЕД СМЕНОЙ

- Прокати-ка с ветерком,

Маша-рукоятчица!

Пусть застрянет в горле ком,

Сердце в пятки спрячется.

Пусть шахтком,

не чуя ног

И ворча: «Обуза!» -

Ищет траурный венок

Члену профсоюза.

Пусть, меня вовсю кляня,

Братцы-кредиторы

Все, что следует с меня,

Требуют с конторы.

Пусть

с тоски

невеста

Не находит места.

Пусть...

Но вежливо-тепло

Маша-рукоятчица

Говорит, что я трепло,

Что люблю дурачиться,

Что бубню, как попугай,

Речь одну...

И вдруг

она

Режет смехом:

- Не пугай!

И не этим пугана. -

Лишь одним движеньем губ:

- Заглянешь сегодня

в клуб? -

Я кручу на палец

чуб...

- В клуб? Ну что ж,

могу и в клуб. -

...Разговоры позади.

С быстротой ракеты -

Сердце рвется из груди -

Мчусь в нутро планеты.


КРЕЩЕНИЕ

Вдруг моторы из строя выбыли.

Я впервые в забое, хоть плачь!

Но, согнувшийся в три погибели,

Над комбайном колдую, как врач.

Бригадир - лошадиная сила,

Черный, потный, на слово крут -

Говорит:

- Изведу на силос,

Пошевеливайся, болтокрут! -

Я гляжу: очень даже может

Он исполнить желанье свое...

Пробегают мурашки по коже,

Проклинаю житье-бытье.

Бригадир, повернувшись боком,

Улыбается этак хитро:

- Сбегай, что ли, с ведром за током. -

Подает из-под смазки ведро.

Я на «вы» к нему,

По фамилии

Обращаюсь:

- Ток - не вода... -

Он в ответ меня, братцы милые,

Посылает...

Известно куда.

«Ах ты, думаю, дюжий идол!»

И смеюсь, закусив губу:

- Я сегодня во сне вас видел

В белых тапочках и в гробу. -

Бригадир только стиснул зубы,

Рубанул еще парой фраз...

Ну, а вечером возле клуба

Увидали в обнимку нас.

Он втолковывал неторопливо:

- В шахте всяко бывает...

Лады? -

И, поскольку не было пива,

Хватанули фруктовой воды.

Кто б с тех пэр ни пытался обидеть,

Будь герой семи пядей во лбу,

Я смеюсь, закусив губу:

«Я во сне вас могу увидеть

В белых тапочках и в гробу».


ПОЛУЧКА

Сергею Смирнову

Хоть не устанавливал рекорда,

Но до дому возвращаюсь гордо.

Шествую, как труженик бывалый.

Шепчутся соседи:

- Симкин малый.

Без году неделя, как в забое,

А земли не видит под собою.

Ишь, какая птица! Ты подумай!

А всему, товарищи, виною

Первая полученная сумма,

В шахте заработанная мною.

Упрекают зря меня в зазнайстве.

Я не из такого вовсе рода.

Просто размечтался о хозяйстве,

На ходу планируя расходы:

Я куплю себе получше брюки,

Матери - косынку подороже...

В угле и мазуте мои руки

И на золотые не похожи.


РАБОЧИЙ НОМЕР

Номер...

Без него - ничто аптека,

Дом,

Троллейбус,

Банковский билет.

И меня, живого человека,

Пронумеровали - и привет.

Не смолой на лбу нарисовали,

Не железом выжгли на спине,

С дырочкой кругляшку из дюрали:

«Раб» и цифры - прицепили мне.

Раб-то раб (рабочий сокращенно),

Все-таки «рабом» я возмущён:

Не рабочим назван я законно,

А в «рабы» жестянкой превращен.

Номер, прибулавленный к груди,

Должен быть повсюду впереди:

В списках на зарплату и в отчетах,

И под фото на доске Почета.

Я его, немого и железного,

Исказнил бы вольтовой дугой,

Но попытка эта бесполезна -

Сумму вычтут, выдадут другой.

Ладно, коль я «раб», то кто мой господин?

То-то я в упряжке без него. Один!

Доведись в пыли госпожью морду

Под землей увидеть хоть бы раз -

Сделал бы в секунду Квазимоду

И на ухо натянул бы глаз.

Чтоб не смела над рабочим классом

Изголяться этакая слизь.

Если что - поможет Юрий Власов,

Мы в одном роддоме родились.

Нет рабов на шахте, есть рабочие,

Ну, а уголь - это тот же фронт,

Тут насчет гарантии не очень,

Все-таки не Сочи. Не курорт.

Так что номерок мой - правомочен,

Он, подчас в свидетелях один...

С номерком в забое - я рабочий -

Сам себе и раб и господин.


ТОРМОЗОК

Объясню, хотя бы сухо,

Что такое «тормозок»:

Хлеба черного краюха,

Сала постного кусок...

В тесном угольном забое,

И темноте, и пыли, в грязи,

Рад минутному отбою,

Вдруг услышав: «Тормози!»

Облегченья, охи - ахи,

Кровь сильней стучит в виски.

Надеваются рубахи,

Достаются «тормозки».

Вообще течет беседа

С пролетарской прямотой:

После вкусного обеда,

По закону Архимеда, -

Перекур бы с дремотой... -

...Тормознули - и в дорогу.

И усталости как нет.

Будто заново, ей-богу,

Нарождаешься на свет.

В нашем крае поговорка

Очень к истине близка:

Не бывает хлеб без корки,

А шахтер - без тормозка.


СОСЕДИ ПРАВЫ

Твердят соседка и сосед,

Твердят все жители поселка,

Что будто я за милой вслед

Хожу, как нитка за иголкой...

Тому хожденью скоро год.

И если верить этим слухам,

Она, мол, ухом не ведет,

А я упал как будто духом.

Была вначале, не таю,

Во всем - она передовая.

Теперь и я не отстаю.

И даже в праздник Первомая

Несла подруга мой портрет,

А я шагал с ее портретом.

Теперь соседка и сосед

Иного мнения об этом:

- Вот молодцы. Во всех делах

По праву лучшие в Донбассе.

Друг друга «носят на руках!» -

И я с соседями согласен.


УГОЛЬНАЯ ПЫЛЬ

Она полезна ли, вредна ли -

О том пусть думают врачи.

Еще в пеленках мы узнали,

Что пыль, конечно, не харчи.

Но под землей ее вдыхая,

Совсем не думаем о том,

Что - ах! - какая пыль плохая,

Что с нами станется потом.

От пыли мы страшны, как черти.

Но на здоровье жалоб нет.

Не знаю точно - сколько лет,

Но будем жить

До самой смерти.


АВТОГРАФ

Я клеймен необычным клеймом.

Что вы? Нет, я не беглый каторжник.

В комсомольском быту моем

Даже игр не бывало карточных.

Просто в шахте попал в оборот!

Так меня приласкала порода,

Что от нежности горных пород

Ремонтировался полгода.

Но, как видите, жив, здоров.

На лице только крапинки синие:

Уголек подмешался в кровь

И оставил отметины-линии.

Я былое пластам простил.

И когда прохожу по штрекам,

Расступаются молча пласты,

Признавая своим человеком.


ОЖИДАНИЕ

Хозяйка ждет с работы мужа,

Хозяйке девятнадцать лет.

Остыл обед, остыл и ужин.

А мужа нет, и нет, и нет...

А на дворе пора цветенья -

Любви и радости пора.

Весна, весна...

Хозяйка тенью

Стоит у шахтного двора.

- Обвал, обвал?.. -

Не так уж часто,

Но он случается, обвал.

Жена торопится к санчасти

Узнать: никто не пострадал?

Сегодня тишь в больничной келье,

Спокойно с самого утра.

Поет тихонько от безделья

Да красит ногти медсестра...

А в ламповой, где смех с избытком,

Девчата весело кричат:

- Ваш чоловик у шахти, титко,

Вам заробля на «Москвича».

Домой веселою походкой

Идет, хмельная без вина...

...Шипит на плитке сковородка

С работы мужа ждет жена.


ХРОНОМЕТРАЖИСТ

Назову его соратником

По горняцкому труду.

По глаза укрывшись ватником,

Чтобы ветер не продул,

Он хронометр с позолотою,

Карандаш, блокнот извлек

И глядит, как я работаю -

Добываю уголек.



Время истинно рабочее

Засекает зоркий страж:

Пот смахну, чихну и прочее -

Все берет «на карандаш».



Я орудую лопатою,

Не ленясь и не спеша.

Говорю я «соглядатаю»:

- Православная душа!



Я в тебе души не чаю, но

Я прошу тебя любя:

Отойди - не то нечаянно

Зашибить могу тебя.



Он поглубже в ватник прячется.

На хронометр глядя, пятится,

С неособенной охотою

Что-то шепотом кляня...

Не люблю, когда работаю,

Чтоб глазели на меня.


ТАБАКОТРУС

Хочешь - слушай рассказ,

Хочешь - нет.

Дело вкуса.

Есть на шахте у нас

Должность табакотруса,

Мы смеемся:

Под стать

Этот чин полисмену -

Должен дед обыскать

Всех идущих на смену.

В шахте курево? Нет!

Нет, как нет белой сажи.

Но стоит все же дед

Горделиво на страже.

К нам идут свысока -

И министры и выше.

Не пропустит, пока

Всех старик не обыщет.

Табачок у девчат

Он старательно ищет,

Аж девчата кричат:

- Старый леший, потише! -

Слышит шутки парней:

- Батя, батя не глупый! Работенка ей-ей -

Все карманы прощупай! -

Хлопцам бурной крови

Говорит с неохотой:

- Ты с мое поживи,

Ты с мое поработай! -

А из шахты идешь,

Обязательно спросит:

- Как дела, молодежь?

Как комбайны там? Косят? -

Хорошо - будь здоров!

Плохо -

Рдея от злости,

Без изысканных слов

От души расчихвостит.

Уважают его,

Точно батьку родного,

И боятся его,

Точно отчима злого.

Он стоит - грозен вид, -

Часовому пример.

Ключ от шахты хранит -

Верный страж,

Шахтный мэр.


ДАЙ, ТОВАРИЩ, ЗАКУРИТЬ

Горняку без этой фразы

Дня, пожалуй, не прожить,

Только выехал и сразу:

- Дай, товарищ, закурить.

У него в костюме, в бане

Папиросы есть в кармане.

Но вот в том-то и секрет,

Что при нем сейчас их нет.

Как положено, на славу

Потрудился нынче он,

Сверх задания из лавы

Угля дал немало тонн.

И ему в минуту эту

После смены трудовой,

Закурить милее нету

По дороге к ламповой,

Ведь поверьте, что шахтеру -

Будь он старым, молодым -

Слаще меда в эту пору

Папиросы горький дым.

Если только что из штрека,

То приятнее «Казбека»

Для него табак любой -

И «Ракета», и «Прибой».

Он затянется - аж охнет -

И секунду-две - молчок,

От души потом причмокнет:

- Ух! Вот это табачок!

И дымок, что след ракеты,

Плавно пустит к небесам.

Некурящий, видя это,

Закурить непрочь бы сам.

И скажу я в заключенье,

Что вошла в шахтерский быт

Фраза важного значенья:

«Дай, товарищ, закурить!»


СТЕПАНЫЧ

Ну какой Степаныч я, скажите,

Если мне сегодня двадцать лет!

Но в поселке нашем каждый житель

Мне кричит: «Степанычу привет!» -

И подумать могут посторонние,

Что смеются люди надо мной.

Уверяю - никакой иронии,

Просто, видно, парень разбитной.

В клубе, после смены, вечерами

Я верчусь как белка в колесе.

Самый настоящий гвоздь программы:

Говорун, плясун, конферансье.

Без меня и в шахте трудновато,

Скажем, стоп машина без меня -

Выручай, подруженька лопата,

Загорай до завтрашнего дня!

Неприятно оставаться на ночь,

Если дома ждут жена и чай.

Потому-то слышу я: «Степаныч!

Слесарь, друг, Степаныч, выручай!»

Потому хвала от коллектива.

И довольно часто в выходной

У киоска, где бушует пиво,

Слышу я: - Степаныч, по одной!

И родной отец, видавший столько

На своем веку любых невзгод,

Дома называет меня Колькой,

Под землей - Степанычем зовет.


НЕБО

Небо я достаю головою

(Невысокий имея рост).

Это небо - не голубое.

Это небо - без солнца и звезд.

Не плывут по нему облака,

Не дождит - днем и ночью каплет.

Возразят:

«Не валяй дурака».

Не валяю.

И даже ни капли.

Не лукавлю и не злословлю я:

Это небо висит под землей,

Это небо зовется кровлею -

Сотни метров каменный слой.

Небо - выдумщица-мастерица

Озорные творить чудеса;

Могут запросто взять и свалиться

Твердокаменные небеса.

Представляете? Каменный юмор

В полком смысле разит наповал.

(Побожиться могу: чтоб я умер, -

Сам не видел бы, вам не врал.)

Небо каменным смехом грохочет,

Небо зуб - да какой еще! - точит:

На меня почему-то хочет

Небо каменное упасть.

Укрощая небесную страсть,

Затыкаю металлом пасть.

Небо лезет из каменной кожи.

Небо каменным брызжет злом.

Лучшей марки металл корежит,

Превращая в металлолом.

Эти шуточки не новы,

Не сдаваясь, иду «на вы»,

Лопнут каменные нервишки -

И сыграет небо отбой.

Дескать, ладно, аллах с тобой,

Продолжай, счастливый судьбой,

После смены почитывать книжки...

Я похлопаю небо руками,

Как смирившегося коня:

- Небо, вынь из-за пазухи камень,

Все равно не обманешь меня.


Я СОЛНЦУ РАД

Когда я выхожу из-под земли,

Так улыбаюсь солнцу,

Будто с ним

Не виделся сто тысяч лет и зим.

И вдруг увидел,

Выйдя из земли.

Домой я мимо кладбища иду.

Я воздух пью - и не могу напиться.

На нашем кладбище, как

в городском саду:

Цветет акация, насвистывают птицы...

«Привет, ребята. Я опять в гостях», -

Скажу, сняв кепку, холмикам

могильным.

И под акацией с травинкою в зубах

Усну беспечным, молодым и сильным.

Я час просплю. А может быть,

все пять.

Меня разбудит родственница чья-то

И скажет, что наклюкался опять,

Что ничего не дорого, не свято...

Вы, люди-судьи, не всегда правы:

Я пьян не от бутылочного зелья -

Я опьянел, придя из подземелья,

От свиста птиц, от зелени травы...

Но я перечить женщине не стану.

Я виноват.

Я извинюсь.

Я встану.

Уйду, не поднимая головы.

А завтра выйду из земли,

Так улыбаясь солнцу,

Будто с ним

Не виделся сто тысяч лет и зим

И вдруг увидел,

Выйдя из земли.

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • жил-был кот
  • Есть сто причин мне от тебя уйти…
  • Овощи спорили до хрипоты: кто же из них эталон красоты?
  • Сердечно поздравляем Станислава Бойко с Днем рождения!
  • Онегинская строфа


  • #1 написал: Редактор (19 февраля 2012 21:22)

    Какой чудесный был поэт!

     

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Сентябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    16 сентября 2019
    Клеветникам России

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.