Жизнь — хрупкая штука ...

Эмилия Песочина
Жизнь — хрупкая штука ...

ВОПРОСЫ НА ЗАСЫПКУ
 
            ***
Больница для  стариков
С желто-серыми полосами на фасаде — 
Арестантская роба беспомощности
Или прорыв лучей сквозь стену безразличия? 
 
            ***
Стая чаек — растерзанный лист 
С неоконченным стихотворением?
Могут ли клочки объединиться в облако,
Надорванное до сердцевины?
 
            ***
Золотая рыбка 
Под прозрачным льдом  озера — 
Апельсиновая долька
В  бокале с коктейлем холода?
Сегмент солнца  в стеклянной камере?
Новая морковная помада весны?
 
            ***
Облака — продолжение дыма
Из алюминиевой трубы на крыше
Или  материализованные обрывки
Летящего мимо небытия?
 
            ***
Сердце полощется у горла
На вершине грудной клетки— 
Полуоторванный лоскут жизни
Или истрёпанное гордое знамя?
 
ПРОГУЛКИ НА ЗАКАТЕ
***
Нежно-рыжий след 
Медленного самолёта
В пустом закатном небе...
Огненная саламандра, поджавшая лапы?
Вуалехвост, уходящий на глубину?
Археоптерикс, вынырнувший из времени?
Пресмыкаться или летать?
Выбор обязателен.
            ***
Масляные крокусы, яичные нарциссы
Откровенно скоромны
И дерзко ярки.
Гаснущая голубизна над головой.
Белый траур берез и верб.
Страстная неделя.
 
            ***
Пасть тёмно-синего крокодила
Над чёрными ветками парка.
Белые дома вдоль улицы 
Без людей и машин.
Редкие проблески жизни в окнах.
Одиночество вечера.
 
            ***
Первый серебряный отклик фонаря
На  неуклонное затемнение неба.
Белый изящный дог
В прозрачной аллее.
Женщина с поводком в руке
В растрёпанных камышах у озера.
Грации ранней весны.
 
            ***
Сиреневые и лимонные гиацинты
На чёрной клумбе.
Парные мерседесы — жемчужный  и алый — 
На тёмно-серой парковке.
Извивающийся пар из трубы
Над жёстким контуром крыши.
Платиновый светильник
На фоне стального неба.
Свистящая сутолока скворцов
На тихих ветвях.
Диссонансы уходящего дня.
 
СТАИ ЖИЗНИ
            ***
Погибшие чайки падают в море
Пена  крыльев взлетает на гребни волн
Касается воздуха и солнца
Тысячи белых перьев несутся к берегу
Песок превращает их в ничто
            ***
Стаи надежд кружатся над нами 
А мы упорно смотрим себе под ноги
Опасаясь споткнуться
Или выбрать не ту тропу 
Надежды устают и умирают
А мы удивляемся пустоте неба 
            ***
Если бы радостная девочка на фото
Знала что её ждёт в жизни
Она глядела бы намного печальней
А может  холодней и спокойней
Готовясь пережить будущее
Но девочка улыбается
Как будто видит перед собой счастье
 
ОСЕНЬ ВЕСНЫ
 
            ***
жёлтые сережки ольхи
на серых плитках дорожки
ржавчина увядающих гиацинтов
угольная ветвь старого дуба
мысли апреля о смерти
            ***
одинокий шейный позвонок-пестик
тюльпана потерявшего голову
красные лопасти лепестков
на траве лягушачьего цвета
солнечный глянец на листьях 
            ***
пламенная грудка птички в куцых кустах
растущая ярость первой крапивы
инвалидное кресло у двери ищет хозяина
на потёртом подлокотнике 
молочные лепестки магнолии
            ***
полицейский бережно вносит в участок
пальму с плоскими жёсткими листьями
он будет поглядывать на неё весь день
необходимо немного жизни
сирень за окном кабинета
            ***
стеклянные бриллиантики ожерельица
вокруг неокрепшей шеи девочки-подростка
сложились в слово LOVE
детский пот озабоченности на гладком лбу
снежная королева тоже была ребёнком
 
ПРОСТЫЕ АБСУРДЫ
            ***
Обшарпанный бурый пакгауз.
Дверь с алой вывеской FLAMENCO.
Кармен и рельсы — опасная близость?
            ***
Поезд идет мимо здания из стекла.
По верхнему краю надпись ПРИЮТ ДЛЯ ПОЖИЛЫХ.
Невольное соглядатайство пассажиров.
Нужна ли откровенная прозрачность
Мутному времени старости?
            ***
По перрону ковыляет хромоногая собака.
К шлейке на спине приделана ручка из кожи.
Человек — чемодан, несомый в пространстве
Из пункта рождения в пункт смерти?
Ручка оторвана или невидима?
            ***
Вентилятор с огромными деревянными лопастями
На потолке гостиничного номера — 
Отрубленная голова ветряной мельницы?
Марлен Дитрих косится с фото на стене.
Примеряет роль Дульсинеи?
            ***
Крылья древней мельницы на холме
Вращаются одинаково медленно
И во время бури, и при полном безветрии.
Принудительная электрификация.
Прогресс — ограничение свободы воли?
            ***
Памятник Мечте  в весеннем парке
Составлен из крыльев взлетающей чайки.
Заострённые титановые пластины сияют на солнце.
Постамент надежно врыт в грунт.
Вкопанная по пояс мечта?
 
 
ШТУТГАРТСКИЕ ВЕРЛИБРЫ
 
БАШНЯ
 
Башня с расширенными от ужаса глазами
И открытым в крике ртом...
Одиннадцать столетий на её веку...
Вспоминает прошлое?
Видит нас без прикрас?
Прозревает будущее?
 
АБСУРД
 
Памятник Шиллеру  посредине  рыночной площади..
Романтик понуро глядит с постамента на лотки со снедью.
Он не может ни закрыть глаза, ни уйти подальше от толп.
Увечно увековечен.
Абсурд культуры? 
Сарказм потомков? 
Вечная каторга для поэта?
 
ВЫСТАВКА МЕЧЕЙ
 
Мечи посверкивают под стеклом в музейных витринах.
Покрытые ржавчиной или отполированные.
Клинки остро заточенные или  изгрызенные временем.
Рукояти простенькие или роскошно инкрустированные.
Сотни мечей из разных эпох.
Сколько времени понадобилось, 
Чтобы тщательно отмыть их от крови?
 
КОД
 
Деревья пытаются говорить с нами
На языке рук-ветвей.
Руки заломлены, воздеты, скрючены, сплетены...
Зашифрованная речь свидетелей времени.
Постигнем ли когда-нибудь смысл их сообщений?
 
ВПЕЧАТЛЕНИЕ
 
В  старом, богатом, неуклюжем городе
Фонтаны, соборы,  замки 
Зарешечены строительными лесами.
Древние дороги сплошь  изрыты трубоукладчиками.
Здесь живут неулыбчивые, торопливые люди
И весёлые, кокетливые собаки.
Может быть, они пытаются научить хозяев
Радоваться жизни?
   
ОФИЦИАНТКА БЭБА
 
Ей за семьдесят. 
Пятьдесят лет в эмиграции. 
Сорок лет работы в маленьком ресторанчике.
Три дочери.
Два инфаркта.
Маленькая пенсия.
Беглый немецкий.
Неизбывный южно-славянский акцент.
Радостная детская улыбка.
Обнимается со всеми клиентами,
Как будто это близкие люди.
Не для   будущих чаевых.
Ей ведь известно, 
Что мы завтра  утром
Уезжаем из этого города.
Такая жизнь.
Такая прекрасная жизнь...
И не говорите мне, 
Что Бэба прожила эту жизнь зря. 
Сможете ли вы
Подарить людям столько тепла?
 
ВЕЧЕРНЕЕ МЕНЮ
 
СТРЕЛЯЛКИ
мир сначала вроде бы  в шутку
азартно играет с тобой  в стрелялки 
а потом попадает снайперски
в центр твоего  я и там остается,
цепляясь острыми зубьями осколков
за  внутреннюю оболочку души
если мир радикально удалить 
душа станет лёгкой и улетит
 
ВЕЧЕРНЕЕ МЕНЮ
апельсиновые  строки электронных табло
лимонные коктейли света фар
гранатовые зёрнышки подфарников
светофорная сочность лайма дыни и томатов
в тёмно-синем меню вечера
для веганов
алая реклама гриль-бара
бифштекс с кровью
 
А ВДРУГ
всеобщее  параллельное движение 
на обозначенных фонарями дорогах
солидные автобусы
элегантные авто
демократичные велосипеды
смешные двуногие фигурки
внимательные собачки на поводках
новая компьютерная игра
на мерцающем мониторе ночи
кто водит курсором
а вдруг кликнут на тебя
 
ХРУПКАЯ ШТУКА
 
Жизнь — хрупкая штука ...
Иногда она хрустально поёт
Счастливыми минутами света.
Звонко разбивается
На острые осколки лет.
Мгновенно взрывается, 
Как дутый пустой стакан,
И превращается
В почти невидимую пыль... 
Можно, конечно, склеить жизнь заново,
Но она перестанет звучать.
Слышите  этот надтреснутый голос?
 
ОСЕННИЕ ВЕРЛИБРЫ
 
СОЖЖЕНИЕ

в костер на каменной площади 
брошены листья берёз
огонь проводит губами 
по кромке листа
медленно выедает сердце
ожоги осени
 
ИСХОД
дождь идёт по лицу озера 
вода морщится от боли 
гримаса старого мима
в пустом цирке
птицы покинули берег
  
ОСКА
Каждая юная оска взрослеет,
Обретает крылья и жало.
О, как изящна в  полёте
Золотая нимфетка, 
Несущая яд и смерть!
 
ГВОЗДЬ
Раскалённый гвоздь вбит
В открытую ладонь души
Нужно терпеть  
Когда-нибудь любовь
Растворит его полностью
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.