Главная > Публицистика > Луганчане

Луганчане


17 мая 2012. Разместил: Владимир Спектор
Владимир Картавцев
Луганчане


«История – убедительный урок для будущего!»

Известный философ Б. Паскаль, живший в ХVI веке писал: «Только кончая задуманное сочинение, мы уясняем себе, с чего нам следовало начинать». Это относится ко многим трудам в различных отраслях, особенно требующих длительных исследований, включая исторические труды. Это же в полной мере относится и к предлагаемой читателю работе. Немногим более 90 лет назад в городе происходили знаменательные, исторические события.
В 1918 году Луганск был центром – столицей Донецко-Криворожской республики. В том же 1918, Луганчане совершили исторический, легендарный подвиг, получивший название «Ворошиловский поход». В следующем 1919 году луганчане совершили подвиг, который также прославил наш город. Этим подвигом была оборона города от деникинских войск. Событиям тех героических лет и посвящается данная работа. Эти разделы в книге, которые называются «Луганчане в вихре революций и битвах гражданской войны», охватывает период в истории города в течение трех лет – 1917-1918-1919 годов бурного на исторические события ХХ века.
Первые два очерка работы не связаны напрямую с событиями тех лет. Первый раздел объясняет необыкновенную историю нашего города и его горожан, совершивших действия, которые сделали наш город первооткрывателем многих событий повлиявших на развитие края в промышленности, науке, культуре, спорте, и других видах человеческой деятельности
Следующий раздел повествует о предприятии, с которого и началось развитие города, Донбасса, промышленности Украины и всего юга России. Этот завод за время своего существования неоднократно менял название и ведомственную принадлежность. Начинался он как Луганский литейно-пушечный завод, затем, после реконструкции (в 1895г.) стал Луганским казенным патронным заводом, после Октябрьской революции и гражданской войны ему было присвоено наименование Завод имени Обороны Красного Луганска (ОКЛ), накануне Великой Отечественной войны он получил номерной знак № 60, после войны № 270. В последнее время, до развала СССР, его знали как Луганский станкостроительный завод имени В.И.Ленина. В марте 2009 года Хозяйственный суд Киева объявил завод банкротом. Так прекратил существование легендарный завод, давший жизнь металлургической, машиностроительной и угольной промышленности Украины. Хочется верить, что история завода не закончилась и будет еще одно возрождение и горожане услышат вновь «заводской гудок» зовущий луганчан на трудовые подвиги.
Необходимость в написании этих разделов и включении их в общую книгу вызвало желание еще раз напомнить о героических свершениях луганчан. Кроме того, негативное отношение некоторых высокопоставленных чиновников к героическому прошлому нашего народа, особенно к периоду, после 1917 года, периоду социалистического строительства, вызвало желание подтвердить фактами и документами историческую правду. А таким господам надо напомнить, что «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки».
Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин писал: «Уважение к минувшему – вот черта отличающая образованность от дикости».

Включение этих разделов в общую книгу вызвало, также постоянное общение автора со школьниками, студентами и людьми различных возрастов и профессий. Из этого общения был сделан вывод: «Луганчане мало знают о необыкновенности города, о выдающихся луганчанах, событиях, которые были ими совершены».
Особенно подтолкнула к необходимости опубликования исторических материалов беседа с одним школьником – семиклассником, и его мамой. Мальчик, назовем его вымышленным именем Андрей, относится к детям, которые увлекаются, чем-либо. В нашем случае Андрей регулярно посещает библиотеку, ходит в музеи, интересуется географией, животным миром, занимается спортом. В школе у него средний бал выше 10, т.е. мальчик учится хорошо. Мама подарила Андрею за хорошую учебу фотоаппарат. Андрей посоветовался со мной, что нужно сфотографировать в первую очередь. У нас произошел такой разговор:
Андрей: - «Владимир Иванович, подскажите, что надо сфотографировать в первую очередь?»
В.И.: - «Я считаю, что фотографируй близких тебе людей, друзей, хорошо бы сделать фотографии исторических мест города, памятники».
Андрей: - «А я уже сфотографировал памятник Горькому». Такой ответ меня озадачил. Я знал только один памятник Горькому у нас в городе, в парке имени Горького. Но, во-первых, – парк далеко от центра города. Да и состояние парка и памятника давно уже не привлекают посетителей. Во- вторых, мы беседуем в центре города, а Андрей фотографировал совсем недавно. Я спросил: «А где у нас памятник Горькому?». Андрей невозмутимо ответил: «Как где? У входа в библиотеку Горького». Когда я объяснил Андрею его ошибку, в разговор вступила его мама: «Правда, что это не памятник Горькому? Я тоже думала, что это Горький».
Это разговор еще раз убедил меня в необходимости заниматься изучением истории родного края и знакомить с историческими материалами горожан. Это не лишний раз подтверждает правильность принятой областным советом программы «Патриот Луганщины».
Программа хоть и называется «Патриот Луганщины», но задача ее, на мой взгляд, значительно шире. Слово патриот означает любовь к Отчизне. Принятое решение главы «помаранчевого» правительства об уничтожении памятников и памятных знаков, связанных с революцией 1917 года, и последующим периодом в нашей истории вплоть до 1991г., призывает к забвению истории страны. А практическое преклонение Западу, западным символам, идеалам, стандартам, напротив, воспитывает у населения пренебрежительное отношение к своей стране. Сейчас нас называют уже не люди или население, а строго по «западному» - электорат, и на выборах у нас уже был не опрос населения, а экзепол. Если хотят, что- либо представить в лучшем качестве обязательно связывают с западными странами, например: итальянская (германская) химчистка, немецкое качество, американская демократия, массовые показательные выступления теперь флеш-мобы и т.д. Спортивные комментаторы употребляют непонятное слово плей-офф, мы из спортивных репортажей центральных телевизионных каналов знаем о ходе чемпионатов Испании, Англии, Германии и т.д., но почти не слышно результатов наших украинских чемпионатов по практически всем видам спорта кроме, конечно, короля спорта – футбола. Магазины вдруг стали маркетами – супермаркетами, гипермаркетами. Иностранные названия пестрят на вывесках торговых точек, предприятий сферы услуг. Отечественных промышленных бытовых товаров (телевизоров, холодильников, одежды, обуви и т.д.), на прилавках нет, их просто не производят, да и иметь их не престижно.
Считаю необходимым добавить еще одну мысль, сравнивая действия власти Советского Союза и власти независимой Украины. Советское правительство с первых дней прихода к власти начала строить экономику страны, находившейся в крайне разрушенном состоянии, и решило в короткий срок с большим трудом эту задачу – сделало СССР экономически могучим государством. Руководство независимой Украины, особенно «оранжевое», наоборот превратило экономически сильное государство в разряд слабо развитых государств.
Созидать экономику титанически трудная работа. Возбудить ненависть к другим (русским, евреям) и прошлому страны – труд невеликий!
В Советское время «западники» внушали нам мысль о бедственной жизни советских людей. Сравнивали уровень зарплаты на Западе с зарплатой советских рабочих и, особенно, служащих – ученых, артистов и т.д. В пример приводили прилавки в странах Запада, на которых сотни сортов колбасы, сыров и предметов широкого потребления. Забывая сравнить или назвать еще хоть одну страну мира, в которой все сто процентов детей достигших семилетнего возраста обучались в школе, получая обязательное среднее образование. Это «среднее» образование было лучшим в мире. Стране, в которой любой желающий мог бесплатно заниматься любым видом спорта. Стране, в которой не было безработных и бездомных (бомжей). Стране, в которой каждый человек уверенно мог планировать свое будущее. И все это независимо от материального и социального положения семьи. В Советское время не было такой службы как «социальная защита населения» (от кого?), было гарантированное социальное обеспечение.
А это и есть советский стиль управления - растить образованного, здорового и уверенного в себе человека.

Вот против лжепатриотизма и направлена предлагаемая работа, в которой приводятся примеры подлинного Луганского патриотизма и любви к нашему краю.

Большую помощь в создании книги оказали автору руководители города, области, некоторых учреждений и организаций, ученые историки, отдельные горожане. Это заместитель председателя областного совета Евгений Николаевич Харин, секретарь Луганского городского совета Александр Михайлович Филипский и бывший секретарь городского совета Надежда Владимировна Чернова. Поселковый голова поселка Юбилейный Владимир Алексеевич Струк, который сам любитель литературы, меценат спорта (бокса), патриот своей малой Родины – поселка Юбилейный, несмотря на занятость, предоставил автору возможность работать над подготовкой материалов для книги.
Большую помощь в сборе материалов для книги оказали сотрудники библиотеки имени Горького (директор И.П Рыбянцева, заместители директора В.И. Худокормова, Л.В. Мирошниченко), областного архива (директор Н.М. Старовойтов), музея истории и культуры города (директор О.В. Приколота), областного краеведческого музея (Кулишов А.В.). Областное общество охраны памятников (П.М. Шевченко). Предоставил свои материалы и оказал практическую помощь журналист и знаток истории Луганска и его личностей Юрий Чепурнов. Своими оригинальными материалами по истории города поделились учитель информатики СШ № 59 Валентина Алексеевна Литвинова и её ученица, выпускница этой же школы Алина Федосенко.
Особую благодарность хочу выразить писателю, почетному гражданину города Луганска Геннадию Станиславовичу Довнару, который предоставил свои архивные материалы, а также помог дружескими советами. Николаю Игнатьевичу Герасимову, уважаемому в городе человеку, много лет работавшему заместителем председателя Луганского горисполкома, а в настоящее время Президент фонда «Наш город Луганск». Доктор исторических наук Анатолий Иванович Фомин, прочитав материал, предложил новую структуру книги, указал на некоторые недостатки и как их исправить, дал ценные советы. Неоценимую помощь своими советами и рекомендациями оказал профессор истории, Анатолий Федорович Бондарь который дал много ценных советов по содержанию исторических документов и фактов.
Книгу в «черновике» прочитали некоторые жители города и дали также ценные замечания. Это Олег Александрович Косенко и его внучка Ксения Сушкова. Олег Александрович оказался даже лично знаком с некоторыми персонажами книги и своими воспоминаниями дополнил отдельные исторические моменты книги.

В последние годы значительно возрос интерес населения к прошлому нашего края. Историческим событиям посвящаются статьи в газетах, передачи по телевидению, пишутся и издаются книги. Наш край богат на значительные исторические события, которые описаны в исторической и художественной литературе. Однако отношение к событиям, особенно начала ХХ века, неоднозначны и разными историками и людьми трактуются по-разному. Особенно после развала Советского Союза изменилось отношение к таким событиям как Великая Октябрьская Социалистическая революция и гражданская война. Некоторые считают, что Октябрьская революция увела Россию с исторического пути развития и стала источником множества страданий, выпавших на долю народа. Другие считают, что именно благодаря революции Россия вырвалась из гнета самодержавия, иностранной зависимости и стала на путь стабильного развития, поднявшего «лапотную» Россию до космических высот и сделавшую её мировой супердержавой.
Именно в тот сложный исторический период луганчанами совершены подвиги, прославившие наш город на все времена. В предлагаемой читателю книге предпринята попытка объективно и по возможности полно рассказать о событиях 90 летней давности.
В различные годы Луганск имел различное административное значение. Но всегда он был центром. Будучи еще поселком «Луганский завод» - был центром геологических исследований края, центром развития важнейших отраслей промышленности (литейной, угольной, машиностроительной). Став уездным городом – центром развития промышленности, научных исследований и становления рабочего класса, центром революционной борьбы.
В тревожном 1938 году постановлением Президиума Верховного совета СССР была образована Ворошиловградская область. Это решение обосновано и экономически и политически. Разделение Донецкой области на две (Ворошиловградскую и Сталинскую) способствовало лучшей управляемости народным хозяйством Донбасса и Украины. Кроме того, восторжествовала историческая справедливость. Ведь Луганск является основателем промышленности Донбасса и колыбелью в развитии науки и культуры юга России. Луганчане были инициаторами множества начинаний, сыгравших значительную роль в развитии государства – России, СССР и Украины. К сожалению, много из того, что совершили луганчане за свою историю, остается вне поля зрения населения, особенно молодежи или трактуется не с исторической, а с политической точки зрения.
Благодаря людям, которые не могут спокойно смотреть, как искажается история государства, заботятся о сохранении исторического наследия, борцам за память об историческом прошлом города и правду о наших земляках, стали известны новые, интересные, поучительные факты нашей истории. Необходимо отдать должное этим людям и оказывать им практическую помощь. Это такие наши горожане как: А.Ф. Бондарь; В.И. Подов; Г.С. Довнар; Ю.А. Темник; А.В. и Ю.А. Чепурновы; А.А. Климов; П.М. Шевченко; В.А. Мустяц; В.И. Рагулин; сотрудники музея истории и культуры города (директор Приколота О.В.); областной библиотеки им. А.М. Горького (Рыбянцева И.П.); государственного архива в Луганской области (Старовойтов Н.М.); областного краеведческого музея (Кулишов А.В.); Н.И. Герасимов - Президент фонда «Наш город Луганск», ряду общественных организаций. Благодаря таким и еще многим, не названным в этой статье людям, не исчезает историческая правда из памяти нашего общества.

Принятая решением Луганского областного совета, 24 ноября 2006 года, программа «Патриот Луганщины» направлена на воспитание любви к родному краю, формирование патриотических чувств на основе культурно-исторических ценностей, трудовых и боевых традиций луганчан. По инициативе Луганского областного совета и его председателя Валерия Голенко проведено много мероприятий, круглых столов, международных семинаров и встреч, направленных на правдивое восприятие исторических событий, особенно с участием луганчан.
Владимир Картавцев

Постановление ЦИК СССР
О разделении Донецкой области УССР на Сталинскую и Ворошиловградскую области

1. Утвердить постановление Центрального Исполнительного Комитета Украинской ССР о разделении Донецкой области УССР на Сталинскую и Ворошиловградскую области.
2. Включить в состав Сталинской области города: Сталино, Артемовск, Горловку, Константиновку, Краматорск, Макеевку, Мариуполь, Орджоникидзе, Славянск, Чистяково и районы: Авдеевский, Александровский, Амвросиевский, Андреевский, Больше-Анисольский, Буденовский, Волновахский, Володарский, Дзержинский, Добропольский, Красноармейский, Лиманский, Мангушский, Ольгинский, Селидовский, Снежнянский, Старо-Бешевский, Старо-Каранский, Старо-Керменчицкий, Тельмановский и Харцызский.
3. Включить в состав Ворошиловградской области города: Ворошиловград, Ворошиловск, Красный Луч, Серго и районы: Беловодский, Белокуракинский, Белолуцкий, Боково-Антрацитовский, Нижне-Тепловский, Евсугский, Кагановичский, Краснодонский, Лисичанский, Лозно-Александровский, Марковский, Меловской, Мостковский, Нижне-Дуванский, Ново-Айдарский, Ново-Астраханский, Ново-Псковский, Новосветловский, Покровский, Ровеньковский, Рубежанский, Сватовский, Славяносербский, Станично-Луганский, Троицкий и Успенский.
Председатель Президиума
Верховного Совета СССР М. Калинин
Секретарь Президиума
Верховного Совета СССР А. Горкин
Москва, Кремль, 3 июня 1938г.

Указ
Президії Верховної Ради Української РСР
Про перейменування Ворошиловградської області
і міста Ворошиловграда

Відповідно до Указу Президії Верховної Ради СРСР від 11 вересня 1957 року «Про впорядкування справи присвоєння імен державних і громадських діячив краям, областям, районам, а також містам та іншим населенним пунктам, підприємствам, колгоспам, установам і організаціям», Президія Верховної Ради Української РСР постановляє:
Перейменувати Ворошиловградську область на Луганську область і місто Ворошиловград — на місто Луганськ.
Голова Президії
Верховної Ради Української РСР Д. Коротченко
Секретар ПрезидіїВерховної Ради Української РСР А. Зленко м. Київ 5 березня 1958 року

У К А З
Президиума Верховного Совета Украинской ССР
О переименовании города Луганска и Луганской области

В целях увековечения памяти выдающегося полководца, партийного и государственного деятеля Климента Ефремовича Ворошилова и учитывая ходатайства трудящихся и областных организаций, переименовать город Луганск — в город Ворошиловград и Луганскую область — в Ворошиловградскую.

Председатель Президиума Верховного Совета Украинской ССР
А. Ляшко
Секретарь Президиума Верховного Совета Украинской ССР
А. Зленко
г. Киев, 5 января 1970 года



У К А З
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО
СОВЕТА УКРАИНСКОЙ СССР

О переименовании
города Ворошиловграда и Ворошиловградской области


Учитывая мнение местных советов народных депутатов, трудовых коллективов и общественности Ворошиловградской области, Президиум Верховного Совета Украинской СССР постановляет:
переименовать город Ворошиловград в город Луганск и Ворошиловградскую область — в Луганскую.

Председатель Президиума Верховного Совета Украинской СССР
В. Шевченко
Секретарь президиума Верховного Совета Украинской СССР
Н. Хоменко

г. Киев, 4 мая 1990 года.





Луганский литейный завод

К середине ХVIII века Российское государство обрело определенную экономическую и военную мощь. Однако большая его протяженность с запада на восток и с севера на юг требовала принятия мер по защите границ государства. Беспокойство государственных мужей России вызывало снабжение флота и сухопутных войск на юге страны. После присоединения к России Крыма и северного Причерноморья был вновь создан Черноморский флот. На побережье были построены новые порты и города – Севастополь, Таганрог, Херсон, Николаев, Одесса и другие. Для бесперебойного, качественного и дешевого снабжения их топливом, вооружением, изделиями из металла, необходимо наличие предприятий изготавливающих необходимое вооружение и другие изделия, и расположенных недалеко, во-первых, от флота и войск; во-вторых, от сырьевых ресурсов. Особую потребность вызывало снабжение Черноморского Флота орудиями и снарядами. К этому времени в Донецком крае были открыты залежи каменного угля и железной руды, основных компонентов для отливки пушек и снарядов. Каменный уголь впервые был обнаружен Никитой Вепрейским и Семеном Чирковым в районе балки Скелеватой в 1721 году на правом берегу реки Лугань в районе нынешней Мироновской ГРЭС.

По поручению царского правительства в Донецкий край был направлен английский инженер Карл Гаскойн для выбора места под строительство нового литейного завода. Предварительно уже было мнение строить завод на берегу реки Лугани. Карлу Гаскойну необходимо было точно установить, где строить завод. Ему понравилось место недалеко от впадения в реку Лугань реки Ольховой, напротив селения Каменный Брод. Эта территория входила в состав Донецкого уезда, образованного в 1784 году путем выделения его из Бахмутской провинции. Центром уезда было село Подгорное преобразованное в город Донецк (нынешний Славяносербск).
В урочище Лисичья Балка в 1792 году Николаем Аврамовым было открыто новое месторождение каменного угля. Месторождение было положительно оценено и Карлом Гаскойном, который решил начать здесь добычу каменного угля для будущего литейного завода. Железную руду предполагалось добывать в окрестностях сел Городище и Петропавловки. В июне 1795 года Карл Гаскойн направляет графу Платону Александровичу Зубову, генерал-губернатору Екатеринославской губернии, обстоятельный доклад «…касательно учреждения нового чугунно-плавильного завода при р. Лугани…».

В докладе Гаскойн указал не только преимущества выбранного места, но и указал на действия, которые необходимо будет предпринять для урегулирования некоторых организационных вопросов. Часть из них касались права владения землями, как на которых предполагалось строить завод, так и тех на которых находились участки с уже обнаруженными залежами полезных ископаемых (каменный уголь, руда и др.). Гаскойн писал: «…от помещиков нужно будет иметь право добыть на их землях железную руду, каменный уголь, огненный камень и прочие, потребные для завода материалы, выравнивать земли, не чинив расстройки их домам и, заплатив ущерб, нанесенный их землям по той цене, в каковой им земли их обошлись…». Предусматривает Гаскойн и обеспечение нового завода чугунным ломом. В своей записке он предлагает направить господам Адмиралам Мордвинову и Де-Рибасу Указы с просьбой направлять на новый завод негодный чугунный лом.
Для организации работ по строительству и пуску завода и организации угольной ломки, так называли добычу угля, он предлагает: «…перевести како возможно наискоре на место колонию Английских механиков, кои быть снабжены мастерскими, инструментами и нужными материалами…». Прибывших специалистов Гаскойн предлагает обеспечить жильем, землей, решить вопрос с гражданством и чтоб мастеровые вместе с семьями стали «…полезными хлебопашцами…». Для удобства направления посланий, сообщении с правительством и с южными городами (потребителями продукции и поставщиками материалов) Гаскойн предлагает «…учреждение удобной и скорой почты один раз в неделю из Харькова, через Изюм, Славянск и Донецк (Славяносербск) в Таганрог, каковое учреждение не токмо заводу, но и окрестным от него местам полезно будет…». Еще один вопрос ставит Гаскойн перед Зубовым: «…всепокорнейше прошу на оный Вашего согласия, а именно дабы наистрожайше запрещено было продавать вино и всякие крепкие напитки не токмо на заводе, но и в окрестностях…». К записке Гаскойн приложил информацию о предпринятых уже мерах по строительству завода и список предлагаемых английских специалистов. Интересно его высказывание о полномочиях директора завода: «…Касательно власти, каковую должно иметь Директору, никакой, сколько он не делает как ту, которая бы могла ему способствовать в устроении завода, без всяких помешательств и затруднений, употребив на то возможные мало иждивение, так и время к окончании оного,,,».
На основании этого письма граф Зубов готовит обстоятельный доклад императрице Екатерине. Доклад очень подробный. В нем описаны преимущества от учреждения завода «…в этом крае…», даны конкретные предложения по использованию рабочей силы и где их взять, добыча сырья и много других вопросов связанных с обустройством завода. В докладе Зубов высказал одно из преимуществ постройки завода в этом месте, которое очень актуально и сегодня, Поэтому приведу этот пункт полностью. Граф его поставил вторым в своем перечне «…второе – издержки употребляемые на зделание разных, на заводе вещей обратятся в пользу того края, ибо деньги оставаясь на местах, приведут цены вещам в умеренность; а притом будет оное служить образцом науки и для живущих там помещиков, которые, видя сей пример, будут прилагать старания об учреждении подобных заведений и в собственных своих владениях; дабы воспользоваться богатствами в землях их сокрывающимися…».
Более двух столетий назад руководители государства понимали, что развитие местной промышленности приведет к процветанию края. К сожалению, нынешняя власть уничтожила этот завод, а взамен нового ничего не построила. В настоящее время большинство товаров народного потребления продаются и покупаются импортного производства. Отечественные заводы и фабрики, изменив форму собственности (став частными или арендными) простаивают без заказов, значительно сократив количество трудящихся.
Следующим пунктом Зубов ставит развитие транспортной системы, которая «…откроет свободное в тех местах с другими губерниями сообщение, привлекая торгующих произведенными товарами к выгодам, …и послужит к вывозу оттуда разных железных изделий не только во внутренностсть России, но и в чужестранные государства…». Поддерживая предложение Гаскойна о приглашении английских мастеров, Зубов дает предложения о привлечении работников на завод. Он пишет «…потребно непременных работников до 500 человек. В сие число полагаю я употребить присылаемых в Херсон за вины преступников, а при недостатке их и польских, пришедших в новые губернии из распущенных польских войск…». Кроме того, «… заимствовать потребное число оных из состоящих в Тамбовской губернии остающихся давно уже без всякого употребления липецких заводов…». В докладе граф Зубов, ссылаясь на мнение вице-адмирала Мордвинова, указывает, «…что Адмиралтейство Черноморское на производство работ своих употребляет для заготовления угля деревянного и на покупку дров суммы знатные; …таким образом, исчислив пользы от устроения в близости Флота Черноморского Литейного Завода и ископания каменного угля … ради основания в Бахмутском и Донецком уездах чугуноплавильного завода для отливки Артиллерийских орудий и снарядов, сверление пушек и для делания балласта, полостного железа и других железных и чугунных вещей …».
Этот доклад Зубов направил императрице 10 ноября 1795 года. И уже через три дня 14 ноября выходит Указ Екатерины II «О учреждении литейного завода при речке Лугани». Эта дата считается днем образования города Луганска. Правда, некоторые историки, не без основания считают, дату образования города, как минимум на пол столетия раньше, со времени образования селений Каменный Брод и Вергунка. Вопрос этот спорный. Территория, на которой строили завод длительное время так, и назывался поселок Луганский завод. А селения Каменный Брод и Вергунка, несмотря на то, что появились значительно ранее, не входили в состав поселка Луганский завод. Более того, селение Каменный Брод в начале ХIХ века некоторое время был уездным центром и именовался Славяносербск. Но пускай с этим вопросом разбираются ученые историки.
Указ Екатерины состоит из одиннадцати обширных пунктов и приложения к Указу. Приложением определен штат нового завода.
(доклад Зубова и Указ Екатерины II см. приложение).
Оборудование для строящегося завода «на первый случай изготовить на Александровском Заводе и отправить Зимним путем на наемных подводах…». Финансирование строительства в Указе предусматривается в девятом пункте «…МЫ согласны, чтоб употребили ВЫ оныя из состоящих в ведомстве Вашем от вооружения 72 Военных Шхун для гребного Флота Черноморского 715733 рублей 251/2 копеек…». После завершения строительства завода его содержание должно быть, в основном, за счет оплаты заказчиком выполненных работ, частично за счет казны и частично из местных доходов «…на содержание при Заводе разных чинов потребно ежегодно восемь тысяч сто сорок два рубли, оная должна быть отпускаема из доходов вверенных Вам губерний». В Указе Екатерина предусматривает поручить руководство заводом Статскому советнику Гаскойну по контракту. Последним одиннадцатым пунктом Указа Екатерина утверждает штат завода.

Для нового завода нужны были опытные кадры и большое количество подсобных работников. В соответствии с Указом Екатерины II на завод были переведены мастеровые Александровского и Липецких заводов. Из Александровского завода прибыло 33 квалифицированных рабочих, 9 мальчиков-подростков и 40 женщин – членов семей мастеровых. Из Липецких заводов прислали 777 мужчин и 875 женщин. В 1797 году на Луганский завод были переданы мастеровые Херсонского частного завода медных пушек. Прибыло из Херсона вместе с семьями 97 человек.
Переведенные на завод мастеровые были казенными работниками различных квалификаций. Кроме названных работников на строительстве завода использовались преступники и польские военнопленные. Для их охраны имелась воинская команда.
Одновременно с заводом велась разработка угольных месторождений в Лисичьей балке (сейчас г. Лисичанск). Угольные копи в Лисичьем буераке входили в состав Луганского завода. Для доставки угля к заводу были приписаны 2088 крестьян казенных селений Каменное, Красный Яр, Вергунка, Ореховка, Петропавловка, Городище, Фащевка. Отдельным Указом определялся порядок управления поселениями, обязанности и права их руководителей.
(Указы о приписке казенных селений к Луганскому заводу и о порядке управления селениями – волостное управление см. приложение)

Представитель каждой семьи должен был перевести из угольных копий на завод 120 пудов угля. Эта обязанность навязана крестьянам крепостническим государством без согласия крестьян, меняла весь привычный уклад жизни. Такие перевозки оказались большинству семьям не по силам. Многие крестьянские семьи были доведены до разорения. Приписные крестьяне не раз обращались с жалобами в различные инстанции, включая обращение к императору. В 1817 году они писали императору Александру: «Воззри милостивым оком на несчастных, обремененных возкой по дальнему расстоянию уголья и лишенных надежды к будущему благосостоянию жизни, о избавлении нас от завода просим Вашего августейшего воззрения».
Луганский литейный завод был казенным предприятием, т.е. принадлежал государству, которое было в то время крепостническим. Поэтому в основе комплектования завода кадрами лежали произвол и принуждение. Директор завода назывался горным начальником и имел практически неограниченную власть над мастеровыми и рабочими. Он мог штрафовать, жестоко наказывать розгами и шпицрутенами. На заводе существовал военный суд, своя полиция, воинская команда и заводской острог. Тяжелый, изнурительный труд, антисанитарные бытовые условия, грубое обращение начальства приводили к частым побегам рабочих. Недостаточная медицинская помощь, приводила к распространению болезней, вспышкам эпидемий, что приводило к высокой смертности и низкой продолжительности жизни. Человек 40-45 лет считался старцем.

Ход строительства завода был под контролем Берг-коллегии, которую возглавлял Михаил Федорович Саймонов. Директор завода Гаскойн регулярно посылал Саймонову рапорт о ходе строительства Завода. В государственном архиве Луганской области сохранена переписка Гаскойна с Берг-коллегией и ходе работ на заводе, его финансировании, трудностях, которые встречались у правления Заводом и рудниками по ломке угля при строительстве и вводе в эксплуатацию завода и шахт.

Основной силой, приводившей в движение заводские механизмы, в то время была вода. Поэтому местом строительства Луганского завода был избран правый берег Лугани в устье реки Ольховой, где можно было устроить гидротехнические сооружения. Это была земля дач казенного села Вергунки. Под завод отвели 4500 десятин.
Вначале создали строительную базу. Из Бахмута доставляли алебастр, из Каменного Брода – белый камень и песок для плотины, из Старого Айдара и Трехизбенки – дуб, из 9-й роты – кирпич, из села Белого – дикий камень, мел и известь. Вблизи деревни Егорьевка добывали дикий камень. Первыми строительными объектами были два кирпичных завода: один по производству огнеупорного, другой обычного строительного, кирпича. Сам завод строился на низком месте, подтапливаемом весенними водами. Чтобы предотвратить затопление завода, был насыпан высокий земляной вал наподобие крепостного. Поблизости от завода был выкопан огромный резервуар, чтобы сохранить на все лето весеннюю воду.
Кроме строительства завода руководителям приходилось решать и многие хозяйственные и бытовые проблемы. Одно из проблем, как и в настоящее время, была проблема отопления жилищ. Учитывая то, что поселение строилось в зоне, где не было леса, а дрова были в то время основным источником, отопления жилищ и приготовления пищи, «новоселы» испытывали трудности в отоплении жилищ и других необходимых бытовых условиях. Многие работники обратились к Якову Нилусу, который исполнял обязанности руководителя завода в отсутствие Гаскойна, с просьбой разрешить использовать для отопления жилищ уголь, получаемый заводом. В Луганском областном архиве сохранилась переписка правления завода с сенатором горных и монетных дел об использовании каменного угля для отопления жилых помещений в зимнее время. Яков Нилус приводит расчет необходимого количества каменного угля. Из этого расчета можно определить количество жилых домов в поселке Луганский завод в конце ХVIII века (1798-1799г.г.). Из справки видно, что в построенных при заводе домах находится:
1 - русских печей – 139 шт.;
2. - голландских – 54 шт.;
3. - чугунных – 14 шт.;
4. - камельковых в цоколе – 31шт.;
5. - камельковых в кухнях – 17шт.
По справке Нилуса для этих печей необходимо было:
6. - на каждую русскую печь (приготовление пищи, выпечка хлебов) – по 1.5 пуда в день на 12 месяцев – 75080 пудов; на печи голландские, чугунные, камельковые на одну печь и 4 зимних месяца по 1 пуду в день – 12240 пудов; на камельковые в кухнях на весь год по 1,5 пуда в день – 9180 пудов.
Всего необходимо на год – 96480 пудов каменного угля на бытовые нужды населения.
Саймонов, получив рапорт Нилуса, спросил совет у Карла Гаскойна, который в это время жил в Петербурге. Интересен ответ Гаскойна Саймонову: «я к прискорбию моему никакого отношения не получаю. И потому не могу приложить ходатайство моего по сему предмету. Но, по моему пребыванию в Луганском заводе, сей немаловажный предмет не остался мною без внимания. Приказано от меня на каждую таковую печь ежедневно выдавать по пуду угля, когда топка их происходит, и во время жаров, варение кушания производится на открытом воздухе для безопасности от пожаров…и засвидетельствую уважения, осмеливаюсь со своей стороны испрашивать у Вашего высокопревосходительства по сему предмету соизволения».
(рапорт Якова Нилуса сенатору М.Ф. Саймонову см. в приложении)
Сооружение и организацию деятельности Луганского завода было поручено английским специалистам, имевшим опыт выплавки чугуна и литейного дела, а также добычи каменного угля. Директором завода по контракту был назначен Карл (Чарльз) Гаскойн, шотландец по происхождению, принявший российское подданство. Английских специалистов на заводе было 12 человек. Отечественных специалистов на первых порах было мало. В сентябре 1797 года вступила в строй первая воздушная печь, рассчитанная на отливку 100 пудов боеприпасов в неделю. Артиллерийское управление военного ведомства России прислало заводу заказ на целое пятилетие. По этому заказу заводу необходимо было изготовить 345 орудий различного калибра и 387157 снарядов. Снаряды и пушки отливались из привозного чугуна и металлолома.
Перед заводом ставилась задача освоить выплавку чугуна из местных железных руд на каменноугольном коксе. До этого металлургические заводы России работали на древесном угле. В апреле 1799 года Карл Гаскойн сообщал президенту Берг-коллегии М.Ф. Саймонову, что на заводе провели испытание плавки железной руды на каменноугольном коксе, которое дало хорошие результаты. Гаскойн писал: «…к величайшему удовлетворению моему имею честь Вашему превосходительству донести, что чугун вышел отменной доброты, так, что я нынче совершенно уверен, что со временем на здешнем заводе можно будет отливать всякого рода чугунные вещи лучшей доброты». Это событие отражает сразу три этапа в истории развития промышленности России и края: - получение каменноугольного кокса на руднике в Лисичьей балке; - первое применение его в производстве; - удачный опыт выплавки чугуна с использованием минерального топлива (кокса).
Однако доменный процесс дальше опыта не пошел. Чугун получался низкого качества. Директору завода был вынесен выговор. Гаскойн решительно настроился исправить положение. Он решил направить на завод специалиста-доменщика и обещал пустить завод на полную мощность в 1806 году. Гаскойн понимал государственную значимость завода. На заводе принимались меры к увеличению выпуска орудий, снарядов, бомб и улучшению их качества. Однако увидеть результаты принятых мер в работе Луганского литейного завода Гаскойну не довелось. 20 июля 1806 года он после десятидневной болезни скончался.
(указы Берг-коллегии о смерти Гаскойна и определении порядка деятельности заводов, руководителем которых он был, и руководства ими см. приложение)

Строительство и деятельность завода не раз подвергалась критике и даже закрытию. Название и подчиненность завода, также изменялась неоднократно. С начала основания на речке Лугани он назывался Екатеринославским казенным литейно-пушечным заводом. А селение называлось поселок Луганский завод Донецкого уезда Екатеринославского наместничества. В 1797 году его переименовывают в Луганский казенный чугунолитейный завод. Поселение же стало называться Луганский литейный завод Бахмутского уезда. С 1810 года и селение называлось поселок Луганский завод Славяносербсконго уезда Екатеринославской губернии.
Первый раз угроза его закрытия возникла в связи с приходом к власти Павла I, который предвзято относился к тому, что делалось Екатериной II. Строительство завода было приостановлено. Однако правительство вскоре убедилось, что завод в этом крае нужен. Руководитель горного ведомства М.Ф. Саймонов обратился к императору с ходатайством дозволить продолжить строительство завода. Император в 1797г. удовлетворил просьбу горного ведомства. Строительство завода продолжилось.
В сентябре 1797г. вступила в строй первая воздушная печь. На завод поступило множество заказов от Петербургского артиллерийского управления, Киевского крепостного района, южных крепостей страны. Изготовленные на Луганском заводе пушки и снаряды стали поступать на вооружение Черноморского флота, морских и береговых крепостей России. Пушки и снаряды отливались из привозного чугуна и металлолома. Перед заводскими специалистами стояла задача освоить выплавку чугуна из местных руд с использованием каменноугольного кокса. В России в то время не выплавляли чугун с применением угля. Уральские металлургические заводы работали исключительно на древесном угле. Весной 1800 года была введена в действие первая доменная печь. 16 октября суперинтендант Иван Валкер пишет рапорт о первой плавке на Луганском заводе. «…Сим имею честь препроводить на рассмотрение ядро, бомбу и гранату; которые отлиты в пробной печи вчерашнего дня в 12-м часу выплавленного чугуна – оные есть Первые артиллерийские снаряды вылитые оне в первейший раз из выплавленного металла в Российской Империи посредством кокса зделанного из каменного угля.
№ 254, октября 16-го 1800 года Иван Валкер».
Этот день открыл новую эру в металлурги России и Украины.
Луганский литейный завод строился как государственное предприятие, как называли в то время, казенный завод. Поэтому и проблема обеспечения кадрами также решалась на государственном уровне. В качестве специалистов на завод были приглашены английские специалисты, которые сыграли положительную, важную роль в становлении и организации работы завода.
Начало ХIХ века для России было тревожным. К этому времени осложнилась международное положение. В Европе шла война. Наполеон, завоевывая Европу, приближался к границам России. Правительство Турции, стремясь возвратить владения в Северном Причерноморье, под влиянием французов объявило России войну. Нужно было срочно укреплять оборону на Черном и Азовском морях, пополнить вооружением Черноморский флот и южные военно-морские крепости. Росли заказы на производство пушек и снарядов. Они требовались как для Черноморского флота и южных крепостей, так и армии, которая готовилась встретить армию Наполеона. Молодой завод не мог в полной мере удовлетворить запросы военных, кроме того, чугун, выплавляемый на заводе, был невысокого качества.
Присланный для обследования завода чиновник Горного департамента Г. Ильман обнаружил в его работе множество недостатков и предложил закрыть завод. Назначенный после смерти Гаскойна горным начальником завода Я.Х. Нилус отстоял завод. Он писал горному департаменту: «…несмотря на недостаток природных руд, Луганский завод надлежит продолжить навсегдашние времена, поколику сибирские заводы заменить его не могут». Завод не закрыли и на этот раз. Пушки и снаряды, отлитые на Луганском заводе, сыграли значительную роль в победе над армией Наполеона в 1812 году. Луганские пушки и теперь являются частью памятного комплекса на Бородинском поле.
Перед нашествием французов император Александр I обратился к гражданам России с Манифестом, в котором призывал к созданию народного ополчения. Еще до манифеста правительством принимались меры по обеспечению благонадежности граждан России, а также граждан других государств находящихся на её территории. Среди таких граждан было много французов, работавших воспитателями, гувернерами, учителями. Такие люди принимали соответствующие присяги, а те у кого работали французы, давали за них поручительства. (манифест императора Александра I к гражданам России и текст присяги на верность отечеству приведен в приложении).

С самого начала своей деятельности Луганский литейный завод стал центром промышленного, научного и культурного развития края.
Завод был не просто предприятием, производящим оборонную и механическую продукцию. Это было учреждение, занимающееся исследованием огромной территории, которую впоследствии назвали - Донбасс. Для поиска полезных ископаемых, на заводе проводились научные исследования по литейному производству, поиску полезных ископаемых и другим направлениям, необходимым для развития края. Он действительно был первопроходцем в исследовании недр донецкого бассейна, в рождении металлургической, угольной и машиностроительной промышленности юга России.
Проявив себя с лучшей стороны в Отечественную войну 1812 года, обеспечив русскую армию достаточным количеством пушек и снарядов, Луганский литейный завод и в мирное время продолжал трудиться над улучшением качества выпускаемой продукции. На заводе изготовлялись бытовые изделия (косы, серпы), паровые машины и оборудование для Лисичанского рудника и Керченского металлургического завода, а также для собственных нужд. Выполнял завод и частные заказы, так в 1799-1801г.г. завод изготовил по заказу священника слободы Новобеленькой Старобельского округа Иоанна Федорова решетки для применения каменного угля на его винокуренном заводе. Подобный же заказ выполнялся для винокуренного завода корнета Алексея Степенко из слободы Ровеньки Острогожского округа. Помещик Божедарович заказывал 250-ведерный куб, князь Долгорукий – 6 чугунных котлов в 200-250 ведер. В 1818г. выполнялся заказ Екатеринославской суконной фабрики на отливку чугунных колес к машинам и ступок для толчения красок. В 1844 году на заводе была изготовлена паровая машина прямого действия для отлива воды на шахте «Капитальная» Лисичанского рудника. По мнению профессора И. Тиме это была первая водоотливная машина прямого действия в России. Кроме того Луганский литейный завод выполнил ряд крупных заказов для Черноморского флота.
В феврале 1822 года, после смерти Якова Нилуса, начальником завода назначается Август Августович Гесс де Кальве. Новый руководитель понимал, что для коренного улучшения работы предприятия необходимо решить несколько проблем. Первоочередными он считал улучшение быта мастеровых и их профессиональное образование. В начале 1823 года он направляет в Горный департамент рапорт, в котором показывает, что условия жизни и труда мастеровых очень тяжелые. Многие мастеровые болеют, рано теряют трудоспособность, изувечены и «не способны не только в заводские работы, но и в сторожа». В рапорте делается вывод, что «причиною уменьшения заводских людей суть:
а) всегдашнее обращение в работах, особливо подземных;
б) теснота и нечистота в казармах, в коих помещалось по 25 душ обоего пола;
в) неудобность двух низких комнат, назначенных для лазарета, в коем находится иногда больных до 80 и более человек, без надлежащего призрения. Отчего болезни, переходя от одного к другому, до того уменьшили число людей, что из поступивших в 1796 году 603 человек, работников ныне осталось 337».
Условия труда рабочих царской России определялся крепостническим строем. В основе которого лежало принуждение и произвол. Это в полной мере относится и к рабочим Луганского завода. Казенные рабочие без их согласия переводились с одного предприятия на другое. Труд составлял феодальную повинность рабочего в пользу крепостнического государства. Весь процесс труда на заводе и руднике, жизнь и быт заводских поселений регламентировались Горным уставом, который мало чем отличался от воинского. Горное начальство имело очень большую власть над мастеровыми. Оно могло штрафовать их, жестоко наказывать розгами и шпицрутенами. На Луганском заводе существовал военный суд, имелась своя полиция, воинская команда и заводской острог. При горном департаменте имелся горный суд. Эти судебные органы полностью стояли на защите интересов крепостнического государства. Тяжелый, изнурительный труд, неблагоприятные бытовые условия, грубое обращение начальства были причинами частых побегов рабочих. Недостаточная медицинская помощь, распространение болезней приводило к высокой смертности. Из 500 рекрутов, направленных на завод в 1804 году в качестве рабочих, через 15 лет осталось 320 человек, 145 из них умерло, 35 сбежало.
Гесс де Кальве предлагает для улучшения условий жизни мастеровых проект нового госпиталя в поселке Луганский завод и в Лисичьем буераке (сейчас город Лисичанск). Госпиталь был построен силами и за счет средств завода в 1824 году.
Для квалифицированного выполнения заводских работ нужны были мастеровые, имеющие хотя бы начальную грамоту. Почти все они не умели ни читать, ни писать, ни считать. Горный начальник находит средства для открытия учебного заведения. В 1823 году для детей мастеровых была открыта горная школа. Горный начальник завода составил положение о горной школе, которое определяло программу обучения, средства на её содержание, жалованье преподавателям. За два года обучения ученики получали знания по закону божьему, чтению, письму, арифметике. Преподавателями школы были её смотритель Алперс, священник Барабышев. Опытные младшие горные офицеры (шихтмейстеры) Иван и Ефим Кузнецовы и Александр Сидоров. В цехах завода обучали учащихся заводским профессиям. На первом году работы школы в первый класс набрали 60, а во второй – 14 учеников.
Занятия в школе начались 5 февраля 1823 года.
Создание горной школы было одобрено губернским начальством. Средства на её содержание, хотя и незначительные, перечислялись директорам гимназий и училищ Екатеринославской губернии.
Горная школа сыграла важную роль в подготовке специалистов завода. Среди учеников первого года её работы будущий учитель школы Иван Норов, смотритель завода унтер-шихтмейстер Виктор Закаменный. К сожалению, большая часть списков преподавателей и учащихся горной школы утеряна. Но есть все основания утверждать, что из числа её первых учеников вышли талантливый геолог Павел Кульшин и многие другие специалисты Луганского завода. Школа Луганского завода была первым профессионально-техническим учебным заведением не только Донецкого бассейна, но и всего юга России и Украины.
Большое значение для повышения профессионального уровня рабочих и служащих завода имела заводская библиотека. Пополнялся книжный фонд библиотеки различными способами. В основном книги и журналы ежемесячно высылались из штаба Корпуса горных инженеров. Полученные экземпляры записывались в шнурованную книгу. Пример записки горного начальника завода смотрителю библиотеки: «…заказанная в Париже для Луганского завода модель, вывезенная туда из Соединенных Штатов, печи для топки антрацитом в ¼ долю величины, и малого размера печь, употребляемая в Англии и Бельгии для топки каменным углем и ныне сюда из С. Петербурга доставленная.Главная контора, препровождая к Вам, предписывает записать по заводской библиотеке на приход, с покупной и провозною платою всего в шестьдесят рублей пятьдесят четыре копейки».
В библиотеку направлялись не только профессиональные книги, но учебники для школы, также художественная литература, политические, научные и популярные журналы, в том числе и для детей. Книги приобретались и руководством завода и затем по описи передавались в библиотеку. Велся учет выданных и полученных книг.
Еще до войны с Наполеоном на заводе практиковалось развитие шелководства. На заводе в 1812-1814 года было посажено 2200 шелковичных деревьев, выделывалось шелка свыше 25фунтов.

Пушки и снаряды, отлитые на Луганском заводе, сыграли значительную роль в победе над армией Наполеона в 1812 году, в обороне Севастополя в 1853году. День и ночь готовили снаряды для защиты Севастополя. Более 100 подвод с боеприпасами ежедневно отправлялись на Севастополь. Луганские рабочие самоотверженным трудом вписали славную страницу в оборону Севастополя. Пушки, установленные на севастопольских бастионах, превращали их в неприступные крепости, как и на Бородинском поле в 1812г., они служили основой обороны. Луганские пушки и теперь можно увидеть на памятных местах на Бородинском поле и Малаховом кургане в Севастополе. Окончилась Крымская война, перестали приходить заказы военного ведомства. Завод больше выполняет заказы машиностроения, а также отдает дань художественному литью, изготовлению памятников. В Екатеринославле была устроена выставка местных мануфактурных производств. Газета «Одесский вестник» писала: «Превосходные чугунные изделия, доставленные начальником Луганского литейного завода, по справедливости возбудили живое внимание публики и куплены в один день». Широко известны созданные заводом монументальные памятники. Замечательным произведением монументального искусства стал памятник Славы, увековечивший победу России над шведскими войсками в битве под Полтавой. В белорусском городе Полоцке установлен памятник в честь победы русской армии над Наполеоном. Памятник был отлит на Луганском заводе в 1849 году. Луганские мастера-литейщики отлили большой колокол для Николаевского собора, изготовили бюст Петра I в натуральную величину, бюст А.В. Суворова, фигуру первого заводского кузнеца, портретный барельеф первого директора завода Карла Гаскойна диаметром в 1метр. Мастерами Луганского завода изготовлены чугунные колонны, решетки, вазы, до сих пор украшающие здания и сооружения Санкт-Петербурга. Большая коллекция художественных изделий Луганского литейного завода хранится в музее Горного института в Санкт-Петербурге, есть экспонаты и в Луганском художественном музее.
Говоря о значении Луганского литейного завода нельзя не сказать и о том, что в семье лекаря завода И.Х. Даля родился человек, прославивший не только Луганский край, взяв себе творческое имя Казак Луганский, но и обогативший мировую культуру своим творчеством – Владимир Иванович Даль. Особый след в истории нашего края оставил его отец, Иоган Христиан (Иван Матвеевич) Даль – создатель социальной медицины промышленного комплекса, объединившего литейное производство и добычу необходимых для этого полезных ископаемых.
Иогана Даля «Многоязычника и книгочея» пригласила в Россию императрица Екатерина II в 1786 году из Дании, откуда он был родом. Иоган Даль в равной степени свободно владел немецким, английским, русским, французским, греческим, латинским, датским языками – Екатерина определила его своим придворным библиотекарем. По пути в Петербург Даль познакомился с шотландцем, который также направлялся в Россию, – Карлом Карловичем Гаскойном. Между ними завязалась дружба, длившаяся много лет. Когда Гаскойну поручили строительство завода на берегу Лугани, в необжитом месте. Гаскойн предложил своему другу должность старшего лекаря на новостроящемся Луганском литейном заводе. Врачом Даль стал из-за любви к молодой обрусевшей немке Марии-Юлии Фрейтаг. Отец, которой твердо заявил «Отдам только за доктора». Молодой Иоган Даль уехал в Германию учиться на врача. Мария-Юлия ждала его долгих четыре года. Сразу же после возвращения Даля, уже дипломированного доктора медицины, молодые люди стали мужем и женой. Гаскойн, приглашая Даля на Луганский завод, пообещал ему все необходимое для жизни и работы: хороший казенный дом, высокое жалование и всяческую помощь в делах службы. Ко времени переезда на Луганский завод в семье Ивана и Марии-Ульяны было двое детей, девочки Павлина и Александрина. Вступил в должность старшего лекаря Иван Матвеевич Даль 16 августа 1798 года. Как и обещал, Гаскойн предоставил доктору Далю дом на Английской улице - первой улице поселка Луганский завод. В этом доме в ноябре 1801 года родился Владимир Иванович Даль.
В Луганском областном архиве хранится рапорт доктора Ивана Матвеевича Даля правлению завода о тяжелом положении "работных людей", в котором излагаются факты, свидетельствующие об антисанитарных условиях быта рабочих, нищете и распространенности среди них инфекционных болезней и предложения об устройстве лазарета для них (русское имя Иван Матвеевич было получено Иоганном Христианом Далем вместе с русским подданством в 1799 году в Луганске, через год после приезда). 14 декабря 1799г. И.М. Даль со всем своим семейством на Луганском литейном заводе дал присягу на вечное российское подданство. Разрешение на принятие присяги, датированное 14 ноября 1799, было дано Государственной Медицинской Коллегией.
(текст присяги см. приложение)

Луганский литейный завод строился для обеспечения Черноморского флота и береговых крепостей орудиями и снарядами. Его финансовое положение зависело от наличия заказов Главного артиллерийского управления. После поражения России в Крымской, войне ей было запрещено иметь флот и военные базы на Черном море. Отсутствие заказов поставило завод на грань ликвидации. К этому времени в Донбассе появились частные металлургические заводы Пастухова и Юза, набирали силу и другие машиностроительные заводы в России. Правительство взяло курс на поддержку частных предпринимателей и ликвидацию нерентабельных казенных заводов и шахт. 20 июля 1887 года царь подписал указ, который гласил:
«1. Действие Луганского казенного завода, постоянно сопровождающееся одними убытками для казны, прекратить.
2. Обеспечить остающихся без работ мастеровых провиантом на год.
3. Заводское управление упразднить и служащих в оном лиц уволить на общем основании, оставив для окончания дел и счетов и для охранения заводского имущества потребное число чиновников и сторожей ».
Проходит долгих пять лет и о закрытом заводе вспомнили. На вооружение русской армии поступили новые винтовки – нарезные трехлинейки образца 1891 года. Для обеспечения армии патронами к новым ружьям, было решено на базе бывшего Луганского литейного завода построить новый казенный патронный завод. Строительство завода поручили возглавить полковнику Клавдию Егоровичу Кабалевскому. В октябре 1892 года Александр III высочайше утвердил безвозмездную передачу недействующего Луганского литейного завода со всем движимым и недвижимым имуществом из Министерства государственных имуществ в ведение Военного Министерства.
Ранним утром 6 мая 1895 года после восьмилетнего перерыва раздался властный заводской гудок. Начал работу построенный по последнему слову техники, впервые в России работающий на электрической тяге, Луганский казенный патронный завод.
(порядок торжественного открытия завода и акт приемки см. приложение)

Условия труда на патронном заводе мало чем отличались от условий труда на литейном заводе. Но, тем не менее, он дал жителям города работу, твердый заработок. Город Луганск получил второе дыхание.

В советское время завод неоднократно менял название и номенклатуру изделий. Назывался он завод имени Обороны Красного Луганска (ОКЛ), завод № 60. Перед Великой Отечественной войной завод наладил выпуск минометов. Перед оккупацией города завод был эвакуирован в города Чкалов Куйбышевской области и Фрунзе. Через три дня после освобождения Луганска от фашистов, 17 февраля 1943 года, построенный огромный патронный цех Фрунзенско-Луганского завода № 60 дал первый суточный миллион патронов фронту. На станках Луганского завода выпускались патроны в Челябинске, Чкалове, Ульяновске, Кирове, Иркутске.
После освобождения Луганска началось восстановление предприятий вывезенных в восточные регионы страны. Первая очередь восстановленного завода была завершена к июню 1944 года, и завод получил новый номерной знак – 270. Кроме военной продукции завод освоил выпуск мирной продукции: коллекторы для трактора ХТЗ, токарно-винторезные и кругло шлифовальные станки. В дальнейшем наладили изготовление универсальных фрезерных станков, буровых машин, вырубных прессов, запасных частей к тракторам «Белорусь», пишущих машинок, многочисленное наименование товаров народного потребления (гладильные пресса, люстры, врезные, накладные, висячие замки) и многое другое.
В последние годы перед закрытием, завод назывался Луганский станкостроительный завод имени Владимира Ильича Ленина. В настоящее время гордость Луганска, Луганский станкостроительный завод судом объявлен банкротом и прекратил существование.

В завершении повествования о Луганском литейном заводе приведем краткую биографию основателя и первого директора завода Карла Гаскойна; а также Августа Августовича Гесс – де Кальве – руководителя-ученого – новатора; и первого директора казенного патронного завода Клавдия Евграфовича Кабалевского.


Карл Гаскойн

Шотландский инженер и промышленник, «неистовый шотландец», Карл Гаскойн внедрил в России несколько мировых технических достижений, в том числе построил и использовал паровые машины, приступил к промышленной разработке каменного угля, а строительством на юге России Луганского завода положил начало промышленности края и Украины. Для отделки пушек Гаскойн применил неизвестные в России металлорежущие станки, поэтому он считается одним из основателей отечественного станкостроения.
Карл Гаскойн – выдающийся шотландский промышленник. Его 20-летняя (1786-1806г.г.) деятельность в России способствовала коренным преобразованиям промышленности страны, произошедшим в ХIХ веке.
Гаскойн построил и принципиально реконструировал шесть заводов России: Александровский и Кончезерский (г. Петрозаводск, 1786г.); Кронштадский (1789г.); Луганский (1795г.); Ижорские адмиралтейские (г. Колпино, недалеко от Санкт-Петербурга, 1803г.); Санкт-Петербургский чугунолитейный (за Нарвской заставой, названный впоследствии Путиловским, сейчас Кировский, 1801г.) и был их директором. Так же им построены в Петербурге одна из лучших в стране текстильных мануфактур (1805г.) и Банковский монетный двор (1799г.).
Чарльз Гаскойн (в России его называли Карл Карлович Гаскойн) родился в 1737 году в семье капитана британской армии Вудрофа Гаскойна и дочери лорда Элфинстона Гизел.
К двадцати двум года Гаскойн получил основательное образование. Предположительно к этому времени он окончил Эдинбургский университет.
Чарльз был родом из знатной, но небогатой семьи, и ему предстояло самому обеспечить свой материальный достаток и утвердить свое положение в обществе. В 1759 году Чарльз Гаскойн поступил служащим в Карронский металлургический завод. Основателем завода был выдающийся изобретатель, и рационализатор своего времени Джон Рэбек. Рэбек был не только генератором идей, но и их реализатором. На своем Карронском Заводе он использует применение каменноугольного кокса вместо древесного угля, предлагает принципиально новый технологический процесс получения стали из чугуна на каменном угле, применяет пламенные печи для выплавки чугуна и получение стали. В конце 60-х годов Рэбек покидает Карронский завод и вкладывает свой капитал в угольные копи. После его ухода техническое руководство заводом осуществляли Гаскойн и талантливый инженер Смитон.
Гаскойн был способным учеником и вскоре показал, что годы, проведенные рядом с Рэбеком, не прошли даром. В 1769 году 32 летний Чарльз Гаскойн – уже исполнительный директор Карронских заводов. Его талант инженера, организатора и предпринимателя способствовал тому, что Карронский завод становится передовым в техническом отношении и одним из наиболее крупных в Европе. В 1765 году Гаскойн становится зятем одного из владельцев Карронских заводов – Сэмуэля Гербетта, и возможно в какой-то степени и совладельцем завода.
Основные интересы завода и его руководителей были сконцентрированы на создании мощного вооружения для флота «владычицы морей» Великобритании. Гаскойн предлагает орудия совершенной конструкции, при изготовлении которых использует самые передовые достижения техники.
Прославленный русский флотоводец адмирал Самуил (Сэмуэль) Грейг, шотландец по происхождению, высоко оценил боевые качества карронад и других видов вооружений, выпускаемых этим заводом. Адмирал за победу русского флота над турецким в Чесменской бухте, в 1777 году получил отпуск на три месяца и возможность посетить свое Отечество – Шотландию. Грейг посетил Карронские заводы, встретился с Гаскойном, обсудил с ним вопросы поставки пушек в Россию. С этого времени и началось сотрудничество Гаскойна с Россией. Возвратившись в Россию, Грейг убедил императрицу Екатерину II, в необходимости заключить с Карронскими заводами контракт на изготовление большой партии пушек. Карронские заводы приступили к изготовлению пушек для российского флота.
Адмирал Грейг и посол России в Англии граф С. Воронцов (владелец знаменитого до сих пор дворца вблизи Ялты), приложили много усилий, чтоб переманить Гаскойна в Россию. В мае 1786 года Гаскойн переезжает в Россию. Переезд его в Россию был непростым. Хозяева Карронского завода, включая тестя Гаскойна, были категорически против его отъезда. Они обвинили Гаскойна в нарушении законов Англии, потому что он отправил в Россию не только пушки, а и некоторое оборудование, что было запрещено законами Англии. Гаскойну пришлось добиваться приема у премьер-министра Англии, чтоб доказать, что «машины, которые он отправил и те, что уже подготовлены к отправке, не выходят за пределы буквы и духа закона». «Дело, которым я занялся, находится исключительно в интересах правительства», - утверждал Гаскойн. Россия «в отношении своей артиллерии и защиты своей территории будет находиться в зависимости от Карронских заводов и Британской империи». В конце, концов, Гаскойн получает разрешение на выезд в Россию и 24 мая 1786 года со специалистами – мастерами и машинами на зафрахтованном корабле он прибывает в Санкт-Петербург.
Знания и опыт Гаскойна были нужны России, и она была готова щедро оплачивать его труд. По контракту, подписанному Екатериной II, ему назначалось жалование 1500 рублей в год. Высокая оплата была назначена и прибывшим с ним мастерам. Правительству необходимо было, убедится в деловых качествах Гаскойна, поэтому контракт был подписан сроком на три года – до 1789 года. В 1788 году Гаскойн построил первый в России чугунно-рельсовый путь протяженностью 173м., который соединил между собой цехи Александровского завода. Это была первая железная дорога в России. По контракту, подписанному Екатериной II в 1789 году на следующие уже четыре года, ему увеличивалось денежно вознаграждение и дополнительно полагалось половина от прибыли, полученной на руководимых им заводах. «…жалование за служение при пушечном заводе директору Гас
Вернуться назад