Биржа под названием "Жизнь"

Юрий Ротенфельд
Биржа под названием — «Жизнь»:
 как играть и выигрывать?


«Есть и такая суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников».
 Экклесиаст 8, 14.


 1. Человек в мире ритмов

Ритмичность — это одно из основных свойств природы. Нам хорошо известны некоторые из них: свет, звук, температура, суточные ритмы, постоянная череда сезонов года. Но это лишь малая часть из тех природных ритмов, с которыми в своей жизни сталкивается человек, и которые создают среду его обитания. Знание этой среды, ее физического климата помогает ему комфортно себя чувствовать.
Есть еще ритмы, которые обусловливают существование всего живого, и которые также сопровождают человека. Заметив это уже в древности, человек создает мифы об умирающих и воскресающих богах, отражающие цикличность в действии природных сил.
Кроме того, состояние собственного организма, отдельных его органов и клеток ритмически изменяется, повторяясь в различные интервалы времени. Бьется сердце, меняется артериальное давление, температура тела, настроение, деловая активность. Как и большинство периодически повторяющихся процессов, эти изменения составляют суть здорового образа жизни. Любое заболевание является результатом нарушения той или иной функции организма, а, значит, изменения того или иного ритма.
Поэтому каждый человек, как и любой живой организм, должен рассматриваться в качестве независимой колебательной системы, которая характеризуется целым набором внутренне связанных ритмов. Они-то и позволяют организму успешно функционировать и приспосабливаться к циклическим изменениям окружающей природы. В борьбе за существование выжили лишь те организмы, которые настроили свой ритмический аппарат в такт внешних колебаний. В синхронизации ритмов природа проявила удивительное мастерство.
То же касается и социальных ритмов, которые представляют собой непрерывную череду обменных процессов. Их совокупность создает для человека еще одну, искусственную среду обитания, дополнительный социальный (нравственный) климат, в атмосфере которого вынужден жить человек. Создание неблагоприятных ритмов (или их нарушение) становится причиной многих болезней. Поэтому нужно научиться синхронизировать социальные, биологические и природные ритмы таким образом, чтобы они создавали высокое качество совокупной среды обитания и не вредили здоровью человека.
Колебаниями и волнами в неживой и живой природе, а также циклическими изменениями в организме человека и связанным с ними состоянием его здоровья и работоспособности интересовались многие ученые. Но в отличие от их исследований нас будут интересовать не природные и не биологические ритмы, а колебания в социальной среде и возможность использования этих ритмов в интересах людей, а также для завоевания каждым конкретным человеком более высокого социального статуса. И здесь каждый индивидуальный поступок — это результат сложного взаимодействия разнообразных сил, обусловливающих социальные ритмы, отличающиеся от природных и биологических. Не будь такого множества социальных ритмов, невозможной была бы и сама социальная жизнь, социальная природа человека. Именно социальные ритмы, как обмены ресурсами, и их осмысление и применение древними явились причиной появления человека разумного, т.е. социального человека.
Таким образом, на каждом уровне неживой, живой и социальной организации выявляется существование бесконечного множества самых разнообразных ритмов с самыми разными периодами колебаний. Невозможно представить себе жизнь без изменений во всем. Однако не будь они циклическими, невозможной была бы не только жизнь, не было бы даже и самой природы. Только наличие повторяющихся в определенной последовательности процессов обеспечивает существование социальной и биологической жизни, существование всего мироздания.
Как разобраться в структуре и иерархии социальных ритмов, если на их объективную составляющую постоянно влияет множество субъективных сил? На наш взгляд надо найти самое элементарное природное и социальное действие, которое отражает саму суть ритма. Таким, далее неразложимым на части процессом является единичный акт обмена. Поэтому, прежде всего, нужно выделить саму абстракцию обмена, что позволит осмысливать все ритмы и в обществе, и в природе. Эта абстракция позволит лучше понять и экономические ритмы, доказывая тем самым свою всеобщность, универсальность.
Вся суть проблемы заключается в том, что мышление гуманитариев ограничено только классификационными понятиями и бинарными оппозициями. Первые — это понятия обычного разговорного языка, которые отражают качественное многообразие мира, т.е. наличие в нем вещей и их свойств, тогда как бинарные оппозиции дают представление о противоположностях. Это белое и черное, горячее и холодное, плюс и минус, добро и зло и т.п. Однако анализ более сложных структур бытия, и, в первую очередь, — колебательных процессов, для гуманитариев оказался недоступным, поскольку в их мышлении отсутствуют более сложные мыслительные формы, способные отражать содержание социальных ритмов.
Экономисты не в счет, поскольку они сумели осмысливать обмены на основе более сложной, однако до сих пор не выделенной и не обозначенной в понятии форме мысли, которую мы называем «ортогональной диспозицией». Эта мыслительная форма, давая объективную картину социальным процессам, включает в себя четыре тенденции, которые образуют две пары противоположностей: две меновые стоимости и две потребительные стоимости, смещенные друг относительно друга в обменном процессе на четверть периода. Это значит, что по мере того, как одна пара противоположностей уменьшается до нуля, другая пара противоположностей увеличивается от нуля до максимума. Причем новая пара противоположностей как получаемый в результате обмена ресурс более значима для человека, чем предыдущая пара. Отдавая менее ценное, мы получаем то, что оценивается нами выше отданного, поэтому каждый акт обмена должен приносить новую стоимость. Это значит, что любой обмен предусматривает наличие двух сторон и четырех тенденций и его можно изобразить двумя парами противоположно направленных стрелок.
Образ натягиваемого лука дает наглядное представление о взаимодействии двух пар противоположностей. Одна из них, сходящаяся пара связана с концами лука, тогда как другая, расходящаяся пара располагается на участке стрелы, заключенной между тетивой и древком лука при его натяжении. В древности эту абстракцию пытались ввести в обращение многие мыслители. В Индии, например, в Упанишадах мы встречаем упоминание о «величайшем оружии мысли», которым называют практику «духовной стрельбы из лука». В Китае об этой абстракции говорит Лао-цзы, связывая «дао» не с бинарной оппозицией инь и ян, как принято сегодня считать, а с ортогональной диспозицией. По мнению Лао-цзы «дао напоминает натягивание лука. Когда понижается его верхняя часть, поднимается нижняя» . В древней Греции, первооткрывателем этой мыслительной формы был Гераклит, предлагавший для осмысления обменных процессов использовать «гармонию лука и лиры». Но все эти попытки, направленные на введение в научный оборот более сложной мыслительной формы, оказались не понятыми и потерпели неудачу. Гуманитарное мышление до сих пор отторгает эту абстракцию, показывая, тем самым, свою косность. Мы же пытаемся возродить эту абстракцию в гуманитарном знании, наглядно представляя это отношение на рис. 1.

Рис. 1

Отсутствие этой мыслительной формы в науке надолго задержало понимание циклических процессов, а значит, задержало и развитие общества. И только в 14 – 15 веках к этой абстракции снова обратились ученые и освоили ее, что явилось причиной бурного научно-технического развития. Сегодня знания о неживой и живой природе поражают воображение, а бурное развитие техники и технологий необычайно изменило жизнь людей, но гуманитарное мышление так и не сумело подняться ни на одну ступень со времен античности. И камнем преткновения явилась все та же мыслительная форма — ортогональная диспозиция, постичь которую до сего дня так и не сумели гуманитарии.
Итак, обмен ресурсами, обусловлен двумя стремлениями — желанием купить подешевле и продать подороже, т.е. стремлением приобрести то, чего у тебя нет и стремлением сохранить то, что у тебя есть. В итоге каждая сторона выступает одновременно и продавцом и покупателем. Как продавец, мы отдаем «свое» как товар, а «чужое» получаем как средство платежа. Тогда как в качестве покупателя мы отдаем «свое» как средство платежа, а «чужое» берем в качестве товара. Эта виртуальная монада изображается на рис. 2 следующим образом:


Продавец Покупатель

Рис. 2

Но единичный человек не является покупателем и продавцом в полном смысле слова. Он становится таковым только в присутствии второго человека. Только вместе в момент обмена они составляют целое — диаду, изображенную на рис. 3.

Продавец Покупатель
 
Рис. 3

Что же касается рынка в целом, то он представляет собой огромное множество монад, связанных между собой попарно самыми разными отношениями. Это многообразие социальных действий деформирует общую картину обмена, вносит в нее состояние хаоса, не позволяет ей быть строго синусоидальной.
Вместе с тем, наложение субъективного фактора, не отменяет действие объективных природных законов. Только в этом и состоит различие в научном отображении природных и социальных ритмов, на объективную картину которых накладывается человеческая субъективность.

Рис. 4

Выходит, что не только на природном, но и на социальном уровне: политическом, экономическом или психологическом, бытовом — мы сталкиваемся с ритмами. Поэтому и здесь проявляет себя все та же гармония мира, понять которую можно лишь в том случае, если для характеристики социальных действий мы будем опираться на идею цикличности. Но это означает необходимость использовать в мышлении не только бинарные оппозиции, четко представляя различие между понятиями «противоположное» и «соотнесенное» , но и ортогональные диспозиции, как такие формы мысли, которые отражают объективные формы обмена человеческой деятельностью. В процессе обмена товары уходят как меновые стоимости (одна — сходящаяся пара противоположностей), а приходят как потребительные стоимости (вторая — расходящаяся пара противоположностей), что и обусловливает поворот на 90 градусов. Это значит, что сходящаяся и расходящаяся пара противоположностей по отношению друг к другу представляют собой ортогональную диспозицию. При этом можно выделить четыре принципиально различающиеся формы социального обмена: две из них насильственные, а две — ненасильственные.
Первая форма обмена - тираническая, самая примитивная. И она же самая безнравственная, поскольку определяется тем, что продукты человеческой деятельности или любые другие стоимости передаются в обмен на сохранение жизни, и ее можно было бы обозначить формулой: «жизнь или кошелек».
Вторая форма меновых отношений – крепостническая - связана с ограничением, но не с исключением насилия. Однако уже здесь лишение человека жизни считается недопустимым, аморальным.
Третья форма обмена – либеральная - обусловливает изменение в направлении социальных взаимодействий и утверждает ненасильственный, свободный и эквивалентный обмен. Она лежит в основе рыночных отношений и определяется формулой: «даю, чтобы и ты дал». На смену силовой, авторитарной формы организации общества приходит самоорганизация.
Четвертая форма – сервистическая - также связана со свободным обменом ресурсов, но уже в рамках более зрелых социально - этичных, рыночных отношений. От предыдущей формы она отличается тем, что поступки людей будут носить еще более нравственный характер.
Гуманизируясь и плавно переходя из одной формы в другую по круговой шкале, что показано на рис. 5 обнаруживаем, что все эти отношения обмена включены в другой, более глобальный ритм истории. Аналогией может служить суточное движение Земли вокруг своей оси и ее сезонное движение вокруг Солнца.
 
Крепостническая фаза Либеральная фаза

Тираническая фаза Сервистическая фаза

Рис. 5

При этом первые три формы общественных отношений уже имели место в истории общества и определяли степень его социальной зрелости и его классовый состав. Что же касается четвертой формы обмена, которую мы называем сервистической, то ее появление и повсеместное утверждение — дело времени. Эта форма обмена предусматривает безусловную ценность человеческой жизни, благополучия и свободы в глазах каждого индивида. Она утверждает его взгляд и на себя, и на другого индивида как на высшую ценность. Поэтому главное в четырех формах обмена то, что эти отношения определяют возрастание стоимости человеческой личности. И они же позволяют судить не только о том или ином вступающем в отношения обмена человеке, но и о политической партии, социальной группе, стране или даже о целой эпохе.
В отличие от природной стихии, которую мы воспринимаем благодаря нашим органам чувств, стихию социальных ритмов мы можем постичь только умозрением. Но разницы между стихиями практически нет. Поэтому знания, полученные в рамках одной стихии, мы можем переносить для овладения другой стихией. При этом ритмы можно изображать двояко: по круговой шкале в виде последовательного прорисовывания следующих друг за другом окружностей (подобно вращению Земли вокруг своей оси и одновременного ее вращения вокруг Солнца) и по градуальной шкале в виде деформированной синусоидальной кривой.


2. Жизнь как игра
Будучи ввергнутыми в стихию реальной жизни мы постоянно сталкиваемся с добром и злом, правдой и ложью, победителями и побежденными. Все эти противоположности находятся в постоянной борьбе, вызывая волны эмоций, определяющие ее изменчивый климат. Видя эту сложную и порой драматическую картину, трудно согласиться с тем, что человеческую жизнь мы будем называть игрой. Такое сравнение не всем видится адекватным.
Мы же, напротив, желаем показать, что между игрой и серьезным к жизни отношением вообще нет никакой разницы, поскольку и в основе серьезных отношений, и в основе всех игр лежит один и тот же закон, обусловливающий отношения обмена. В шахматах, например, это обмен фигурами, в боксе — ударами, в карточной игре — все тот же обмен. В результате кто-то выигрывает, кто-то остается при своем интересе, а кто-то проигрывает. Такова логика игры. И в жизни, и в игре отдавая одно, каждый хочет получить другое, приносящее ему выигрыш, т.е. отдавая меньшее, каждый хочет получить большее. Отдавая то, в чем мы меньше нуждаемся, мы хотим получить то, что нам остро необходимо.
Люди, серьезно относящиеся к жизни, подобно игрокам за шахматной доской, просчитывают свои и чужие ходы на много шагов вперед. Тогда как дилетанты и неудачники по жизни этого делать не желают, живут только сегодняшним днем, в результате чего проигрывают. Мастера же своего дела, чем бы они ни занимались, всегда ставят своей целью победу, выигрыш. Они всегда и на все случаи имеют продуманный заранее план действий, которого придерживаются шаг за шагом. И в этом смысле и самые серьезные и самые легкомысленные поступки, ничем не отличаются от игровых баталий. Разве только тем, что каждая игра совершается в рамках строго установленных правил, тогда как в жизни, одни люди строго придерживаются требований закона и морали, другие же их нарушают. Именно в этом скрывается причина того, что процветания часто добиваются совсем не те, кто его заслуживает. Поэтому одной из первостепенных задач данной работы является осмысление тех социальных действий, которыми пользуются в своем общении люди, и которые приводят их к успеху.
Что же является главным в игре? Ответ зависит от того, какие цели мы преследуем. Для кого-то главным является альтруистически ориентированный их личный интерес, для другого, напротив, — его эгоистические личные или групповые потребности. Но в любом случае личный интерес проявляет себя в форме некой энергии, направленной на удовлетворение какого-либо желания. Если оно незначительно, то обменов (сделок) мы совершаем мало, упуская много хороших возможностей. Как правило, люди не могут добиться успеха потому, что не ставят перед собой больших целей или не умеют играть профессионально. Тем не менее, они играют на стадионах, на сценах и подмостках, в конференц-залах и казино, на биржах. Играют в политику, играют словами и обещаниями, играют в любовь и порядочность.
Причем к слову «игра» у всех разное отношение и разное его понимание. Это происходит потому, что в понятие «игра» люди вкладывают разный смысл. Одни понимают под игрой то, что делается несерьезно или неискреннее, что имеет какой-то тайный смысл. Другие, напротив, воспринимают слово «игра» в более широком контексте, рассматривая всю сферу человеческих взаимоотношений. Большинство же людей видят в игре действия, направленные на достижение цели. Поэтому игра означает, что у человека есть конкретные цели, и он прилагает усилия к их достижению, но к процессу реализации своих целей относитесь как к игре.
Стремясь избежать стрессов, такой человек старается не придавать избыточного значения результатам. Получается — отлично! Не получается — не беда, проигрыш — это не повод для переживаний. На то и игра, что в ней может быть выигрыш, но возможен и проигрыш. Надо быть всегда к этому готовым. И если у вас что-то не идет, значит, вы должны действовать по-иному или играете не в свою игру. Надо просто признать свой проигрыш и попытаться выиграть в другой игре. Игроки не должны впадать в излишние переживания, иначе игра непременно будет проиграна.
Позиция «Жизнь есть игра» очень распространена в развитых странах. Бизнесмены хотя и относятся к своим делам серьезно, но всегда понимают, что могут и проиграть. Внутренне они готовы к своему возможному проигрышу, поэтому каждый свой шаг они соизмеряют с возможно меньшей степенью риска, а потому живут без особых переживаний и с полной отдачей. Многие из них умеют сочетать деньги и самореализацию — это игроки очень высокого класса; но такая игра доступна далеко не всем, этой игре надо учиться. При этом главным признаком преуспевающего человека является наличие у него вполне конкретной цели, к которой он шаг за шагом стремится. Если же вы просто совершаете какие-то поступки, положим, по привычке, автоматически или в силу той или иной необходимости, то это — не игра.
Совершенно иначе на игру может посмотреть религиозно ориентированный человек . Задаваясь вопросом: «Жизнь — это игра или абсолютная ценность?» — он обращает внимание на опасность игр, поскольку в основе игр видит только скрытые мотивы, которые, в основном, пагубно влияют на людей. А за жизнью он признает абсолютную ценность. Обращение к традиционной отечественной культуре показывает ему только то, что игры и игрушки для наших предков имели позитивный смысл только в контексте потехи, развлечения, праздника, а слова «игрок, игрун» по отношению к взрослому, приобретали негативный оттенок одержания, безумства. Игроков (актёров, лицедеев) даже хоронили вне церковной ограды, как самоубийц. Вовлечённый в азарт игры мир становится не искренним. В таком мире всё зачастую притворно: ложь выдаёт себя за правду, зло прикидывается добром, порок объявляет себя добродетелью. Поэтому сама игра — свидетельство ущербности мира и природы человека в его земном бытии, но, живя в этом посюстороннем мире, человек не замечает этих изъянов. Жизнь в игре уничтожает самое себя, она лишает всего смысла и логики. И лишь религия, несущая в себе систему абсолютных ценностей, противостоит игре, помогает ввести игру в надлежащие ей рамки и использовать её с пользой для себя.
А вот еще одно понимание феномена игры, выраженное американским психотерапевтом Эриком Берном. Он находит , что, уже первая жизненная позиция, которую каждый человек стремится «примерить» к себе, намечается в ранних детских играх, чтобы потом сопровождать и совершенствовать человека всю его оставшуюся жизнь. По мере взросления, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении получить признание. Одному, например, нужны постоянные восторги и похвалы, тогда как другому нужны другие стимулы, например, признание от уважаемого им коллеги. Все эти стимулы, получаемые человеком в игре, Эрик Берн называет «поглаживаниями». «Поглаживание» — это лишь наиболее общий термин, который он использует для обозначения интимного физического контакта. На практике этот термин, обозначающий то, что желает человек получить от другого человека может принимать самые разные формы. «Иногда ребенка действительно поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка щелкают по лбу, пишет Э. Берн… Таким образом, «поглаживание» 6удет у нас одной из основных единиц социального действия. Обмен «поглаживаниями» составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу общения» .
Из данного отрывка следует, что Э. Берн рассматривает трансакцию как обмен ресурсами, обозначенными словом «поглаживание». Из рассмотренной теории игр следует, что общение в форме обмена полезно и выгодно для людей. Каждый из членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от обмена (трансакции) с другими членами группы. И он получает тем большее удовлетворение, чем более совершает социальных действий. При этом планирование его социальных контактов происходит почти автоматически.
Эрик Берн считает полезным и поучительным анализировать социальные трансакции с точки зрения получаемого «удовольствия». Однако некоторые из этих «удовольствий» вряд ли могут быть так названы. Поэтому он заменяет терминологию и использует нейтральные слова: «выигрыш» или «вознаграждение». В основе «вознаграждений», полученных в результате социального контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия человека.
Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, Эрик Берн подчеркивает, что они не всегда забавны, поэтому их участники относятся к ним весьма серьезно. Порой такие игры бывают очень опасными, а иногда даже чреваты фатальным исходом. Поэтому он считает обоснованным употребление термина «игра» по отношению даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм, наркомания, преступность, шизофрения.
Из всех человеческих взаимоотношений игрой в негативном смысле Э. Берн называет серию следующих друг за другом скрытых дополнительных трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом. Эти трансакции внешне выглядят вполне правдоподобно, но обладают скрытой мотивацией. Короче говоря, игра в негативном смысле — это серия ходов, содержащих ловушку или какой-то подвох.
Негативные игры отличаются от других взаимоотношений двумя основными характеристиками: 1) скрытыми мотивами; 2) наличием одностороннего выигрыша. Тогда как все другие взаимоотношения по своей сути чистосердечны, поскольку не содержат «задней мысли». Они могут содержать элемент соревнования, но не конфликта, а их исход может быть неожиданным, но никогда — драматичным. Игры в негативном смысле, напротив, могут быть нечестными и нередко характеризуются драматичным, а не просто захватывающим исходом.
Причем оказывается, что дети играют так же часто, как взрослые, и детский вариант игры очень часто похож на игру взрослых. Привлекательным является существенная особенность игры — это ее кульминация: выигрыш. Предварительные ходы делаются именно для того, чтобы подготовить ситуацию, обеспечивающую выигрыш, однако при этом ходы планируются с таким расчетом, чтобы каждый следующий шаг в качестве побочного продукта тоже приносил максимально возможное удовлетворение.
Те игры, которые содержат в себе скрытые мотивы, являются только суррогатом истинной близости, удовлетворяющим потребности только одного из участников игры. Но такая игровая роль не встречает поддержку и не способствует укреплению жизненной позиции затеявшего игру индивида. Тогда как отношения направленные на создание истинной близости встречают одобрение, поэтому данные игровые роли приветствуются и принимаются игроками. В конечном итоге жизненная позиция определяет не только судьбу игрока, но чаще всего и судьбу его потомков.
Как утверждает Э. Берн, выбор и фиксация жизненной позиции происходят у человека на удивление рано, в основном начиная со второго года жизни (иногда даже с первого), и заканчиваются примерно к семи годам, т.е. гораздо раньше, чем человек приобретает ясность мысли и достаточный жизненный опыт. Эта позиция проявляется, прежде всего, в установке, которую она порождает и которая приводит индивида к необходимости вступать в обмен (трансакцию) с другими людьми, что обуславливает его роль. Поэтому весь процесс воспитания ребенка, Эрик Берн рассматривает как обучение тому, в какие игры следует играть и как в них играть. Ребенка обучают таким играм, которые отвечают его положению в конкретной социальной ситуации. Любимые игры, т.е. «игры на всю жизнь», будучи элементами его жизненного сценария, в конечном итоге определяют судьбу ребенка. Тогда как в более старшем возрасте, человек берет на вооружение и другие игры, не освоенные им в процессе воспитания.
Игры, в которые играют люди, передаются от поколения к поколению. Любимая игра конкретного человека может быть прослежена как в прошлом — у его родителей и у родителей его родителей, так и в будущем — у его детей. Переходя из поколения в поколение, игры могут изменяться, но при этом наблюдается сильная тенденция к вступлению в брак между индивидами, играющими в игры, которые принадлежат одному семейству (если не одному роду). В этом состоит историческое значение игр.
Все игры при обычных обстоятельствах оказывают на судьбу их участников очень важное, а иногда и решающее влияние. Однако некоторые из игр более успешно, чем другие, превращаются в дело всей жизни человека. Поэтому предметом своего исследования Эрик Берн сделал в основном сознательные игры, в которые играют вполне искренние люди, и часто не отдавая себе в этом отчета, они порождают в процессе игры (трансакции) взаимное удовлетворение, двойной выигрыш. Именно такие игры во всем цивилизованном мире образуют важнейший аспект общественных взаимоотношений. В противном случае игры приводят к разочарованию, а иногда даже к беде.
Построенная на отношениях свободного обмена (трансакциях) человеческая близость, является самой совершенной формой человеческих взаимоотношений и она приносит такое ни с чем не сравнимое удовольствие, что даже люди с неустойчивым равновесием могут вполне безопасно и даже с радостью включаться в такие игры, если им посчастливилось найти партнера для этих подобных взаимоотношений. В более широком плане игры являются неотъемлемой и динамичной частью неосознаваемого плана жизни или сценария каждого человека; они заполняют время ожидания развязки сценария и в то же время приближают ее.
Так многие игры проявляют себя в качестве идеальной дружбы, в которой игроки дополняют друг друга. Такие игры дают возможность получать большое взаимное удовлетворение, дают максимальный выигрыш двоим, при минимальной затрате сил с каждой стороны. При этом многие игры, весьма серьезны. Это подтверждают игроки в покер, а также те, кто играет на бирже. Политики и представители социально-гуманитарных наук знают о том, какой серьезный, а часто и драматический характер приобретают игры во власть. Наиболее зловещими играми, по утверждению Э. Берна, являются войны, а сегодня и терроризм. Поэтому основным достоинством концепции Э. Берна является не только ее научность, но и то, что она ставит своей целью формирование честной и доброжелательной личности, формирование добрых, искренних взаимоотношений между всеми людьми.
Таким образом, в основе любой из игр лежит одна из четырех форм обмена, которые не являются случайными, поскольку их выбор с обеих сторон основываются на тщательном интуитивном расчете. При этом обмены приспосабливаются к нуждам всех участников игры таким образом, что каждый, отдавая меньшее, может получить максимальный выигрыш. Чем лучше адаптирован участник к той или иной игре, тем больше его выигрыш. Именно взаимоотношения между людьми на основе тиранических, крепостнических, либеральных или сервистических отношений, обозначаемые нами как игры, и являются предметом нашего исследования.
Общественные отношения как обменные процессы обсуждаются учеными уже много веков. Однако до сих пор все эти разговоры носят скорее общий и несистематический, нежели научный характер. Теориям, исходящим из существующих на сегодняшний день философских и других методов, до сих пор так и не удалось удовлетворительно решить проблемы человеческого общения. Мы же, в данной работе хотим показать, что такая предельно общая теория вполне возможна, но только при условии, что она будет опираться не только на существующее гуманитарное мышление, но и на более сложную форму абстрактного мышления, одной из ведущих категорий которого является понятие «ортогональной диспозиции».

3. Функции нашего мозга
В начале 1970-х гг. американский нейрофизиолог Пол Маклин (Раи1 Мас1еап) представил для научного обсуждения концепцию «триединого», т.е. состоящего из трех частей, мозга. Он утверждал, что мозг состоит из трех слоев, которые эволюционировали за многие миллионы лет. Эта концепция может оказаться полезной при анализе реакций человека (игрока) на окружающую действительность, на установление причины возникновения этих реакций. При этом главной проблемой, которая требует современного решения, является проблема абстрактного мышления, проблема нахождения новых мыслительных конструктов и новых понятийных средств, способных отражать психологические процессы.
На сегодняшний день существует и другая модель человеческого мозга, которая значительно отличается от первой модели. В этой модели мозг также делится на три части: ствол мозга, левое полушарие и правое полушарие. Однако, несмотря на различие, первая из этих моделей вполне укладывается во вторую модель в том смысле, что основу всех наших игр составляют инстинкты, эмоции и мышление. И для наших целей, в сущности, безразлично, какая из этих моделей более обоснована. Для лучшего понимания проблемы можно порекомендовать прочитать работы: Александра Элдера , Джона Пайпера , а также ряд моих статей .
Во всех этих работах речь идет об одном: о социальных ритмах и о том, как к ним приспособиться. Для того чтобы добиться успеха, мы должны научиться их понимать, найти соответствующие мыслительные конструкты и пригодный для их осмысления понятийный аппарат.
Но вернемся к модели мозга человека, которая включает в себя три части: инстинктивную, эмоциональную и мыслящую часть. По мере того как мы эволюционировали, вместе с нами друг за другом формировались эти три части. Ствол мозга унаследован нами от рептилий и отвечает за наши инстинктивные действия в игре. Он делает то, что нужно делать в данный игровой момент. Поэтому то, что мы делаем хорошо, мы делаем подсознательно, так как ствол мозга хорошо выполняет эти функции.
Подкорку — мы унаследовали от наших ближайших родственников — млекопитающих. Она также является очень древней и отвечает за нашу эмоциональность в играх. Поэтому игры высших животных включают в себя инстинктивную и эмоциональную сторону. Тогда как именно нашим, человеческим приобретением, отличающим нас от животных, является кора головного мозга, благодаря которой в игре, помимо инстинктов и эмоций принимает участие и наше мышление. При этом в зависимости от нравственного развития индивида, задействуется в основном одна из четырех форм обмена: тираническая, крепостническая, либеральная или сервистическая. Именно форма социального обмена делает сегодня нашу игру позитивной или негативной, способствующей прогрессивной социальной эволюции или, напротив, мешающей общественному развитию.
Следующая проблема состоит в том, что в жизни, особенно в серьезных игровых ситуациях, нас сопровождает множество очень сильных инстинктивных и эмоциональных реакций, а поскольку они находятся на низких уровнях функционирования нашего мозга, пересилить их за счет нашего рационального мышления, особенно в экстремальных ситуациях очень тяжело. И эта проблема является следствием трехуровневой структуры нашего мозга. И здесь надо разобраться в том, как эти три части работают и каждая сама по себе, и как они взаимодействуют друг с другом.
Так, если в процессе игры работает исключительно ствол или подкорка, то наше управление серьезной игрой будет инстинктивным и эмоциональным. Лишь в случае гармоничного взаимодействия всех трех частей возможно наиболее результативное использование игры: отдавая меньшее — мы сможем получать большее. В итоге мы добиваемся успеха в форме наиболее значительного результата.
Каждому типу человека будет соответствовать первоначальная специфическая защитная реакция, которая возникает с появлением угрозы. В самых общих чертах, людям, у которых доминируют инстинкты, видимо, придется иметь дело с сильным проявлением страха, людям, ориентированным на чувства, — с проявлением жадности, а мыслящим придется совладать с экстремальными проявлениями и того и другого, оставаясь достаточно спокойными, в меру смелыми и в меру корыстолюбивыми.
Если же рассматривать процессы обмена с психологической точки зрения, то и в этом случае мы также обращаем внимание на те два стремления, которые инициируют этот процесс. Первое из них — это желание купить подешевле, которое составляет основу алчности, тогда как второе, продать подороже — как основу скупости. Поэтому жадность мы можем рассматривать в качестве некоторого нерасчлененного свойства, которое представляем бинарной оппозицией, отражающей два противоположных стремления: алчность -- как безудержное желание получить чужое и скупость — как страстное желание сохранить свое. Промежуточное состояние характеризует состояние уравновешенного, трезво мыслящего нормального человека, который не падок на чужое, но и не проявляет особой жадности в отношении к своему. Причем, само свойство жадности, предельными значениями которого является скупость и алчность, подобно, например, понятию температуры, которое раскрывается в аналогичной бинарной оппозиции «горячего» и «холодного».
Поэтому надо признать, что одной из эмоций, которая сопровождает, а иногда и заставляет нас помимо мышления вступать в обмены ресурсами, является жадность как желание получить то, чего у нас нет, в обмен на то, что имеется в достатке. Если же наша алчность не знает границ, то мы будем совершать очень много обменов, если же будет доминировать скупость, то обмены будут ограничены до минимума. Поэтому мотивацией к заключению разного рода сделок будет стремление удовлетворить какое-либо наше желание, а это может быть проявлением не только нашего мышления, но и выраженной в разной степени жадности.
При этом надо понять, что именно в обменном процессе, алчность и скупость соотносятся не столько как бинарная оппозиция (соотношение противоположностей), а, скорее, как ортогональная диспозиция, что показано на рис. 6. Это значит, что по мере уменьшения одной из тенденций от максимума до нуля, вторая тенденция возрастает от нуля до максимума.
Алчность

 Скупость


Рис. 6

Продолжая осмысливать социальные действия с психологической точки зрения, выявляем еще одно чувство, которое окрашивает в свои тона отношения обмена — это смелость. И здесь, как и ранее мы можем выделить его предельные проявления в форме ортогональной диспозиции: страх и бесстрашие. Бесстрашие делает нас алчными, а страх потерять свое — скупыми.

Бесстрашие

Страх

Рис. 7

Причем в повседневной жизни мы практически не ощущаем этих сильных страстей, поскольку не в тех зонах риска действуем. Когда же приходится вступать в зону высокого или экстремального риска, то здесь мы обнаруживаем настоящие страсти. Примером может служить биржевая игра или даже выборы Президента, которые часто выливаются в настоящую схватку, в которой алчность и бесстрашие одних политиков сопровождаются скупостью и страхом других, тогда как их мышление оказывается подавленным их же эмоциями. Иначе говоря, жадность — как скупость и алчность с одной стороны, и смелость — как страх и бесстрашие с другой, оказываются постоянными спутниками людей, действующих в социальных стихиях в зонах с высокой и экстремальной степенью риска, особенно в авторитарных странах.
Для лучшего понимания стихии вообще рассмотрим, например, водную стихию. И здесь мы будем ориентироваться на уровень проявления ее сущностных сил, обусловливающих для нас ту или иную степень риска. В соответствии с этим условно мы можем разделить водную (как и любую другую) стихию на три части:
1. Бассейн, пруд, озеро.
2. Море и морская стихия.
3. Океан и его стихия.
Если обсуждать первый уровень, то здесь мы не встречаем бурных проявлений сущностных сил природы и соответственно проявления наших сильных эмоций. Тогда как морская стихия проявляет себя в такой форме, что далеко не каждый отважится иметь с ней дело. Однако самое бурное проявление водной стихии дает нам океан.
Каждая из стихий порождает свою специфическую степень риска. Бассейн, пруд или озеро чревато неприятностями для тех, кто не умеет плавать, или для тех, кто небрежно отнесся к правилам поведения на воде. На море более серьезные риски, однако, они не идут ни в какое сравнение с теми, которые несет человеку океан. Поэтому риск условно также можно разделить на три ступени: повседневная или нормальная степень риска, высокая и экстремальная степень. И каждая из них требует проявления соответствующих психологических качеств: бесстрашия и жажды славы, алчности и жажды богатства и других. Каждая степень риска предусматривает соответствующее вознаграждение. Выше риск — выше вознаграждение, риск сведен к нормальной степени — вознаграждение минимальное. Поэтому только самые бесстрашные и самые алчные, жаждущие приключений и славы посвящают свою жизнь такой деятельности, которая связана с экстремальной степенью риска.
Если сравнить обмен ресурсами в жизни и деятельности людей, например, с торговым обменом, то вырисовывается следующая картина: обычная жизнь, как и розничная торговля, связана с нормальной степенью риска, тогда как оптовая торговля или же крупный бизнес сопряжены с высокой степенью риска. Самым рискованным делом выступает биржевая торговля, присутствие в «горячих» точках планеты, мировая политика и тому подобное. Здесь страх и бесстрашие, жажда наживы, славы и приключений, ужас и позор поражения — все переплетается в волнах эмоций и в водовороте человеческих страстей, не ограниченные только качествами смелости или жадности.
Являясь практическим философским анализом, данная работа дает инструменты для научного понимания некоторых психологических и социальных процессов, но при этом от нее невозможно ожидать точных количественных ответов. То, что она может дать — это общие ориентиры, которые показывают в каком направлении нужно действовать. Тогда как «триединая» модель показывает, какой части функционирования своего мозга нам следует желать в той или иной игре для оптимизации ее результатов.
Все три части мозга играют незаменимую роль в нашей повседневной жизни, но первые две могут оказаться очень деструктивными не только при работе в экстремальных ситуациях, но и в обычной жизни при неправильном, эмоциональном выборе игровой стратегии, например, экстремистской стратегии, нацеленной на разжигание вражды, ненависти. Тогда как если все три части гармонично взаимодействуют, то мы достигаем наибольшего результата в рамках человеческих взаимоотношений.
В любой сфере человеческой деятельности сложно добиться успеха и заработать большие деньги. Поэтому лишь немногие выходят на большую арену жизни в зону экстремальных рисков. Что же выделяет этих людей среди остальных? Как могут они добиваться выдающихся успехов, получать регулярные и большие деньги в бизнесе или в иных сферах деятельности, в то время как другие не могут добиться и менее значительных результатов? В отличие от большинства, которое совершает преобладающую часть своих поступков, руководствуясь эмоциями, эти люди научились понимать себя и стихию, с которой им приходится иметь дело. Они ясно осознают все связанные с ней физические, психологические и финансовые риски. Поэтому действительно великие, умеющие добиваться поставленной цели люди встречаются крайне редко. Они целенаправленно готовят себя к этому.
По мнению специалистов, успех зависит от двух взаимодополняющих качеств: способности поддерживать эмоциональное равновесие в экстремальных ситуациях и способности трезво мыслить, принимая решения независимо от других людей. Первое подразумевает умение владеть своими эмоциями, второе — связано с пониманием действий огромного множества людей, связанных одинаковыми интересами и одинаковыми эмоциями. Во многом действия большой массы людей не отличаются от действий высших животных, поскольку порождаются не мышлением, а очень сильными отрицательными эмоциями, которые, достигая психологического барьера, заставляют отдельные особи, в том числе и человека, совершать одновременно одинаковые действия.
Так инстинкты берут на себя функцию управления стадами животных и большими толпами людей. Как и высшие животные в стаде, люди начинают делать одно и то же в одни и те же моменты времени. Достигая огромной силы, эмоции масс блокируют мышление, предоставляя подсознанию легко контролировать наше поведение. Поэтому неизбежным является то, что большинство всегда оказывается в проигрыше.
Как считают ученые 97% нашей мыслительной деятельности происходит именно в подсознании. Эта цифра говорит нам о том, что наше поведение в очень значительной степени обусловлено работой ствола мозга и подкоркой, унаследованных нами от животных и отвечающих за большинство наших действий. И совсем незначительное влияние на наше поведение, особенно в зонах высокого и экстремального риска, оказывает мышление.
Очевидно, что функции состоящего из трех частей мозга являются взаимозависимыми, они могут, как сопровождать, так и подавлять друг друга. Это значит, что кора мозга связана отношением подобия с двумя его другими частями: подкоркой и стволом мозга, поскольку в основе мышления, эмоций и инстинктов лежат одни и те же природные процессы, прежде всего процессы обмена. Но если кора мозга использует свою способность для создания внутренней картины внешнего мира, то подкорка вызывает соответствующие эмоции, которые сопровождаются автоматическими реакциями. А поскольку человеческий разум определяется всеми тремя частями триединого мозга, расположенными подобно дискам штанги положенным друг на друга в соответствии с размером их диаметра, постольку психология каждого индивидуума есть смесь этих трех составляющих.
Каждый человек использует эти три части по-разному. В связи с чем, про некоторых можно сказать, что их действия инстинктивны, другие — ориентированы эмоционально, и только действия незначительного меньшинства мотивированы мышлением, а, значит, - гармоничным соотношением трех этих частей. Коре не всегда удается ставить эмоции и реакции под свой жесткий контроль. Поэтому склонность к тому или иному типу игр позволяет определить природу нашей личности, а также позволяет понять, что действительно мыслящих людей не так уж и много, во всяком случае, их значительно меньше, чем мы предполагаем.
В ситуации нормального риска разум в большей или меньшей степени приспособился контролировать и координировать три различные психические функции — инстинктивную, эмоциональную и мыслительную. Однако в условиях высокого и экстремального риска, т.е. в случае появления большой опасности мы всегда будем выдавать определенные автоматические реакции, которые в обычных условиях остаются от нас сокрытыми. Если мы все же знаем о них, то не обращаем на них никакого внимания. А напрасно, поскольку это наши основные слабости, особенно когда речь идет об играх в экстремальных условиях. Для того чтобы стать преуспевающим в серьезных играх требуется определить у себя эти слабые места и на основе строжайшей самодисциплины скорректировать схемы ответного поведения, т.е. научиться владеть собой. В противном случае важнейшие энергетические ресурсы отвлекаются от задачи принятия рационального решения, а любая задержка с принятием решения в экстремальных условиях имеет своим следствием упущенные возможности. В итоге, можно говорить об инстинктивных, эмоциональных и рациональных играх, вся совокупность которых характеризует нравственный климат в той или иной структуре. Порой мы можем быть втянутыми в такой круг событий, в рамках которого водоворот наших эмоций будет вращаться тем быстрее, чем опаснее будет развиваться ситуация. Эмоциональные проблемы, которые мы привносим с собой, переходя из одного, привычного для нас уровня стихии, в другой, более высокий, могут привести к тому, что лишь немногие из нас будут способными к ним адаптироваться. Большинство же из нас либо отступит от задуманного, в страхе унося ноги, либо потерпит неудачу. И лишь немногие смогут выиграть, приспособив свое мышление и свои эмоции к новой реальности.
Подобного рода вещи происходят с нами на каждом шагу, но мы быстро учимся избегать ситуаций, связанных с высоким риском. Поэтому в нормальной жизни не так уж много победителей. Но те, кто привык находиться в зоне экстремального риска, вырабатывают в себе такую дисциплину, что, попадая в критическую ситуацию, проявляют смелость и ясность мышления. Побеждая свои эмоции, они приспосабливаются к стихии жизни: экономической, политической или любой другой, несмотря на то, что она все время разная. Поэтому мы сами должны разработать такой стиль нашей «игры», т.е. такой стиль обменов, который будет подходить именно нам, а знание обменных процессов поможет улучшить результативность нашей «игры». При этом не следует ожидать, что мы сразу сумеем добиться успеха.

4. Отношения обмена в терминах биржевой игры
Как и любое другое дело, жизнь надо изучать, постоянно приобретая навыки социальных взаимодействий, которые в объеме нашего мышления должны занимать значительную часть. Но именно здесь останавливается большинство людей, выходя из большой игры.
Вместе с тем можно изменить ситуацию, если для понимания социальных процессов использовать понятия одной из старейших рыночных дисциплин, которая носит не совсем удачное название — «технический анализ». Эта аналитическая дисциплина основана на данных, которые дает ей реальная торговля, когда участники рынка — покупатели и продавцы, перераспределяют вложения в своих интересах. Выбор рынка и направления инвестирования основаны на текущем поведении цен. Если, например, начинает расти спрос, цена также должна вырасти, чтобы со стороны продавцов обеспечить необходимое предложение, восстанавливающее равновесие на рынке.
Технический анализ отражает коллективные действия людей и своеобразным образом оценивает их поведение. В нем много говорится об акциях, облигациях, товарах и валюте, однако технический анализ, будучи по своей природе универсальным знанием об обменах, пригоден для анализа не только экономических, но и любых рынков — рынка физической рабочей силы, рынка интеллектуальных и духовных ресурсов. В последние годы небывалый рост демонстрирует рынок сексуальных услуг, на который многие сегодня смотрят уже не как на успешный эксперимент, а как на состоявшийся факт. Собственный капитал инвестора на социальном рынке — это его здоровье и физическое состояние, уровень развития его духовных, интеллектуальных и деловых способностей, состояние его сексуальной привлекательности и многое другое.
На рынке, где люди вступают в свободный обмен не важно, что сколько стоит. Важно то, как они определяют цену. Поэтому рынок отражает человеческое восприятие стоимости. Тогда как цена, по которой заключаются сделки, определяется спросом и предложением, которые определяются агрессивностью покупателей («быков») и продавцов («медведей»). Цена меняется вместе с преобладающими настроениями на рынке. Таким образом, психология масс является важной составляющей технического анализа.
Почти все, что мы узнаем на графиках о торговле на биржах справедливо и для анализа социогуманитарных процессов, поскольку участники биржевой игры о графиках думают не в графических, а в психологических терминах. И это справедливо, ибо фигуры технического анализа показывают поведение масс, помогают оценивать колебания их страстей и эмоций.
Отсюда следует, что анализ обменных процессов, особенно в том случае, если его использовать в качестве универсальной дисциплины: в философии, социологии, психологии или даже в этике должен носить совсем другое название. В качестве всеохватывающего инструмента познания, его можно было бы назвать «социогуманитарный» анализ, поскольку его основная цель это анализ общественных отношений как форм обмена ресурсами во всех без исключения дисциплинах социогуманитарного цикла. В таком широком контексте социогуманитарный анализ — это анализ развития общества на всех его предшествующих стадиях. Базовым компонентом социогуманитарного анализа, также как и его прототипа — технического анализа, является график, отражающий не только изменение форм обмена ресурсами, но и фиксирующий таким образом ценность человеческой личности в любой момент исторического времени. А поскольку индивид в любом обменном процессе выступает одновременно и в роли продавца, и в роли покупателя, постольку слово «трейдер», взятое нами из технического анализа, может быть использовано не только в отношении участника биржевой игры, но и в самом широком контексте — для обозначения людей, участвующих в любых социальных взаимодействиях. И в этом смысле каждый человек является трейдером, т.е. участником глобального биржевого обмена — игры, под общим названием —«Жизнь». Другое дело, что каждый играет в рамках той или иной стихии и у каждого игрока свой масштаб, и своя квалификация.
Слово «трейдер» английского происхождения. Оно образовано от слова trade, что значит «торговля», тогда как слово «trader» означает «торговец». От этих же слов происходит и слово «trading», которое обозначает покупку и продажу ценных бумаг, валюты или других ценностей. При этом слово "тренд” выражает текущее общее направление движения цены, тенденцию в направлении этого движения.
Поэтому на графике мы видим отражение всего того, что происходит или происходило ранее на глобальном рынке человеческих взаимодействий — тотальном рынке обмена ресурсами, обусловливающем жизнь общества. Мы можем увидеть и отражение психологии поведения отдельных людей, и их групп, и даже целых народов. Но главное — мы видим ценность самого человека, которая возникает не иначе, как в процессе социального обмена. В этой связи нам интересно понять, кем определяется ценность человека, и каким образом она может быть измерена. Почему люди не ценят тех, кого они видят каждый день? Почему они не ценят друг друга при жизни, а только после того, как кого-то из них не станет?
Интуитивно мы чувствуем, что, как и все в природе вещей ценность человеческой личности, ее жизни и благополучия, независимости и свободы, изменяется от эпохи к эпохе. Сегодня конституции многих стран уже защищают ценность человека. Они устанавливают, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению и наказанию. При этом достоинство личности защищается личными правами: правом на свободу и личную неприкосновенность, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на защиту своей чести и доброго имени, правом каждого на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы и т.д.
На деле же многое из того, что записано в конституциях — это пока что пустые декларации, поскольку государство в лице своих чиновников далеко не всегда стремится обеспечить выполнение и защиту этих прав. Политики и чиновники только говорят о том, что все должно делаться на благо людей, что в гражданском обществе иного быть не может, ибо его высшая ценность — человек. Однако в реальной жизни их слова очень часто расходятся с их делами, так что говорить о значительных успехах пока рано, ибо ценность человека выражается не в обращенных к нему словах, а в направленных на него социальных действиях, то есть в тех или иных господствующих формах обмена.
Поэтому формула «покупать дешево чужое, а продавать дорого свое» действует на всех без исключения рынках, ибо покупатели хотят отдать как можно меньше, а продавцы — получить как можно больше. Обмен (сделка) совершается в тот момент, когда покупатель и продавец - оценивают рынок одинаково. Поэтому любая цена на бирже, будь то цена на нефть, хлеб, валюту или на любые другие заменимые ценности, в том числе и на человека — это сиюминутное соглашение о ценности товара. Оно достигается биржевой толпой в факте совершения сделки, а, значит, не иначе, как в рамках социального действия, выраженного через одну из четырех форм обмена ресурсами: тираническую, крепостническую, либеральную и сервистическую. Поэтому цена – это сиюминутная точка равновесия между игроками на повышение и понижение на любом рынке. Графики цен отражают психологию биржевой толпы (покупателей, продавцов и колеблющихся наблюдателей).
Это значит, что соглашение о ценности человеческой личности есть результат господствующих общественных отношений, и эта ценность все время меняется. В одних случаях она устанавливается в мирной обстановке, т.е. тогда, когда общественные отношения меняются постепенно, в других — в буре социальных страстей, революций. Но в любом случае мерой ценности человека и его достоинства выступает мораль как характеристика отношений между людьми той или иной эпохи или той или иной страны, выраженных в четырех формах обмена. Поэтому, говоря о гуманизации форм обмена ресурсами, мы говорим о глобальном тренде, отражающем возрастание ценности человеческой личности при переходе от одной формы обмена к другой, более гуманной.
Во всех своих предыдущих работах мы рассматривали изменение общественных отношений по круговой шкале. Однако, по примеру технических аналитиков, которые также опираются на идею цикличности, мы можем изображать ритмы не только по круговой, но и по градуальной шкале. При этом время, как это делается в экономических теориях, откладываем по горизонтальной координате. Тогда как по вертикальной координате будем откладывать цену человеческой личности, выраженную в четырех формах обмена ресурсами: тиранической (Т), крепостнической (К), либеральной (Л), сервистической (С). Этот прием позволяет отражать на графике постоянно изменяющуюся ценность человека, где мерой ценности будут выступать отношения между людьми, характеризующие господствующую в обществе мораль.
Это значит, что изменение цены человеческой личности мы сможем теперь выражать в виде кривой с последовательно изменяющимися пиками и спадами. Полученный таким путем график — это фотография социальных действий всех участников социального обмена не только за определенный промежуток времени, но и на данный конкретный момент. Каждая цена является результатом взаимодействия двух взаимосвязанных групп («быков» и «медведей»), которые вместе составляют рыночную «толпу» — граждан той или иной страны. Причем желание отдавать меньшее, а получать большее в массе своей, т.е. в рамках рыночной психологии, указывает на невозможность выполнения библейской заповеди, повелевающей относиться к другим так, как мы хотим, чтобы относились к нам. Ибо люди толпы будут всегда требовать к себе лучшего отношения, нежели они сами относятся к другим. И только немногие способны отдавать другим больше, нежели получают от них сами. Это гуманисты, люди высокого морального и профессионального долга, развивающие науку и искусство, это учителя и библиотекари, а также всевозможного рода романтики — любящие других люди. Их подвижничество эксплуатируется не только толпой, но и властью, даже теми, кого они любят.
Предлагаемый вниманию график, на который мы нанесли изменение ценности человеческой личности по времени, просто как график, известен нам по школе. По горизонтальной оси (абсцисс) откладываем время, а по вертикальной оси (ординат) — изменение ценности. По сравнению с предыдущим нашим же описанием обменов, изменился только способ изображения, что позволило перейти от описания колебаний с круговой шкалы на градуальную шкалу. Этот способ также не дает никаких количественных выражений цены, его цель — дать качественный анализ изменения цены человека в форме глобального исторического тренда.
Отслеживая динамику подъемов и спадов, мы начинаем лучше понимать, какова истинная стоимость человека на том или ином этапе исторического пути, и какова тенденция в изменении общественных отношений сегодня, в данном сообществе людей, насколько она продолжительна, и собирается ли меняться в будущем. При этом восходящие тенденции никогда не могут идти круто вверх, тогда как нисходящие часто идут круто вниз, поскольку падение морали может происходить очень быстро, в отличие от ее подъема. При восходящей тенденции общество демократизируется, при нисходящей — дичает.

Ценность
 человека



С


Л


К


Т Время

Античность Средневековье Новое время 

Этот глобальный тренд, нанесенный на график в произвольной форме, отражает социальную историю человечества. Начиная с рабовладения в античности, он охватывает весь последующий период вплоть до настоящего времени. На графике в произвольной форме показано как в течение многих веков изменялась ценность человека. Она то повышалась, то стремительно падала вниз. По смыслу это совпадает с изменением стоимости ресурсов на товарных или финансовых рынках. Этот факт приводит к убеждению в том, что применение идеи технического анализа для осмысления общественных явлений может быть результативным не только на экономических, но и на всех других социальных рынках. Поэтому предлагаемый анализ, как универсальный инструмент может играть ведущую роль при осмыслении развития общества в рамках больших и средних промежутков времени, и он же будет полезным при изучении коротких исторических интервалов. Анализ включает в себя не только анализ тех социальных действий, которые господствовали в прошлом, он также способен давать прогноз на будущее.
Изучение социальных явлений средствами социогуманитарного анализа, подобно тому, как это имеет место в современной экономике, будет способствовать изучению психологии масс (биржевой толпы) в рамках больших и относительно замкнутых социальных групп, например, стран, этносов или цивилизаций. Его цель — определить соотношение сил между быками и медведями, т.е. теми, кто поднимает планку общественной морали, и теми, кто ее опускает. Причем одни люди видят смысл своей жизни в повышении реальной стоимости человеческой личности в данной стране и в данный исторический момент — это сторонники так называемого «бычьего» тренда. Тогда как другие — представители «медвежьего» тренда, напротив, ловят свою удачу на ее понижении. Первые развивают общественную мораль, вторые принуждают ее деградировать. Первые представлены быками, овцами, голубями, жизнь которых направлена на служение людям, на утверждение высоких моральных норм, на повышении ценности человеческой личности, на удовлетворение альтруистически ориентированного своего личного интереса. Тогда как вторые представлены хищниками: медведями, волками, ястребами, смысл жизни которых направлен на господство, на удовлетворение эгоистически ориентированного своего личного интереса. Борьба этих двух сил, формирующих нравственный климат сообщества в каждый исторически момент времени, определяет направление тренда, его восхождение или понижение.

5. Тренд — ваш друг 
При анализе социальных отношений, точно также как и при анализе сделок в биржевой игре можно выделить три типа трендов: «бычий», когда ценность человеческой личности повышается, т.е. идет процесс гуманизации форм обмена, «медвежий» когда происходит противоположный процесс и «боковой» при стагнации и неизменности общественных отношений во времени. Все три типа трендов встречаются не в чистом виде, а в некотором сочетании. Для того чтобы образно показать эти тенденции трейдеры поясняют: «бык бьет врага рогами снизу вверх». Бык — это игрок, который делает ставку на повышение общественной морали. Он выигрывает от гуманизации форм обмена, а, значит, от роста человеческой ценности, от гуманного отношения ко всему живому, от бережного отношения к природе. Это сторонник прогрессивной эволюции.
«Медведь бьет противника лапой сверху вниз» — поясняют трейдеры. Медведь — это игрок, который делает ставку на безнравственные формы общественных отношений, на понижение общественной морали. Он выигрывает, когда общественная мораль деградирует, когда господствуют авторитарные отношения, а ценность человеческой личности падает.
Природные ритмы, таким образом, проявляются в энергетике биржевой толпы, которая обнаруживает себя в циклических колебаниях эмоций. Эти колебания энергии большой массы противоположно ориентированных (быков и медведей) людей, формируют на рынке четкую ценовую динамику в форме тех или иных общественных отношений. Именно этот факт лежит в основе человеческого бытия, где каждый индивид, он же и покупатель, и продавец, постоянно пребывает в ситуации морального выбора, поскольку в различных обстоятельствах все мы выступаем то в одной, то в другой роли.
Ориентируясь в жизни на то или иное направление — в русле «бычьего» или «медвежьего» тренда, мы, прежде всего, должны определиться сами, чего мы хотим от нашей игры. Играть ли нам в направлении долгосрочного тренда, направленного в сторону гуманизации человеческих отношений, в рамках которых идет общечеловеческое развитие. Или, напротив, следует ловить удачу в сиюминутных колебаниях «цен» и заниматься построением своего личного материального благополучия. Редко кому удается играть по двум этим направлениям сразу и действительно по крупному и там, и там выигрывать. К таким счастливчикам я отношу Джорджа Сороса — одного из наиболее проницательных и наиболее удачливых игроков. Его долгосрочная программа, которая представлена на всеобщее обозрение, направлена на гуманизацию общественных отношений, на построение «открытого» мирового сообщества. И здесь, исходя из того, что мы видим, он — «бык». Тогда как краткосрочная программа его жизни связана с преуспеванием на финансовых рынках, на которых он работает в любом направлении, но, видимо, — никогда против тренда. И в первом, и во втором случае Джордж Сорос — это трейдер высочайшей квалификации.
Профессиональные трейдеры отмечают, что, приходя на биржу, многие новички проигрывают здесь потому, что ведут себя так же, как и в повседневной жизни. Ими, как и большинством из нас в управляют эмоции и желания, тогда как биржевой игрок не может позволить себе попасть под их пагубное влияние. Анализируя рынок, он опирается только на здравый смысл. Одерживая победу над своими чувствами, он поднимается до уровня профессионала. Он не в состоянии управлять рынком, однако, он может управлять собой и от этого во многом зависит его успех.
Исходя из сказанного, мы ставим себе противоположную задачу, а именно: осмыслить поведение преуспевающего биржевого игрока и в этом плане скорректировать свое повседневное поведение. Оказывается все очень просто: если мы хотим преуспеть в жизни, мы должны отказаться от инстинктивных и эмоциональных реакций, а все наши действия подчинить разуму. При этом мы должны принять одну непреложную истину: цель стремящегося к успеху профессионального трейдера — не деньги, его цель — красивая и умелая игра в рамках свободного обмена ресурсами. А деньги — они появляются позже — как само собой разумеющееся.
При анализе мы исходим из того, что в любой момент времени на любом из социальных рынков, как и на обычном финансовом рынке можно выявить несколько тенденций: основная тенденция, вторичные тенденции и малые тенденции.
Основная (глобальная) тенденция, определяющая социальный этап в развитии всего человечества длиться тысячелетиями. Это восходящая тенденция, обусловленная гуманизацией форм обмена. Она имеет четыре следующие друг за другом фазы: тираническу

Комментарии 1

Как длинно и нудно! НИАСИЛИЛ!!!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.