ФИГАРО ТУТ, ФИГАРО ТАМ

Можно легко себе представить почти пергаментный шелест напудренных буклей, цветной спектр нарядных камзолов и склонённые друг к другу лица с носами острыми, как костяные ножи для разрезания книжных станиц? Под далёкие звуки клавесина, кивая в сторону молодого человека, вышедшего только что из дверей Версальского дворца, кто-то предусмотрительно переходит на шёпот: "А этот малый - ловкач, однако. И, заметьте, руками работает не хуже, чем языком... Говорят, мадам Помпадур от него в восторге. Он покупает её благосклонность безделушками, которые сам же и мастерит".
"Часовщик, - презрительно бросает один из говорящих. - Странно, что Его Величество в нём души не чает. Уж он свернёт себе когда-нибудь шею, поверьте мне".
"Хм, хм, не скажите, милейший. Пока потерять голову грозит тем, кто имел несчастье быть слишком откровенным с ним. Господа, тише! Он - рядом".
Разговоры обрывались, как только появлялся тот, о ком шла речь и, конечно же, раскручивались затем ещё сильней, сдобрённые доброй порцией зависти, злости и недоумения. Но молодой человек, чьё перо ещё обессмертит его, а ловкость ума и рук обогатит, слышал всё, знал наизусть содержание разговоров о себе и, кажется, почти наслаждался этим. Впрочем, те, что только что сплетничали о нём, с подчёркнутой галантностью раскланивались с ним. Всё-таки важность этой особы ни у кого не вызывала сомнений. А между тем, обстоятельства его рождения сулили будущему автору знаменитых комедий о Фигаро (а именно о нём идёт речь) судьбу куда менее приметную и профессию куда более приземлённую.
Великий французский комедиограф, "второй Мольер", как называли его современники, родился 24 января 1732 года в семье часовщика Карона. Много лет спустя, женившись на богатой вдовушке, он возьмёт ещё себе её фамилию Бомарше и прославится именно под этим именем. Надежда отца, что сын унаследует его профессию часовщика, не осуществилась. Размолвки по этому поводу между отцом и его неожиданно подросшим чадом кончились тем, что папаша Карон выгнал сына из дому и принял его обратно только после того, как сын дал письменное обязательство заняться его ремеслом. В конце концов, некоторые профессиональные навыки Карон-младший всё же усвоил, по ходу дела даже усовершенствовав механизм часов. Его браслеты с часами украшали кисти многих французских аристократок.
Но не ювелирные изделия стали для Бомарше трамплином к подлинной удаче, о которой мечтал амбициозный юноша. Помог, как всегда, "Его Величество Случай", который, в свою очередь, свёл молодого человека с Его Величеством Людовиком XV. Совмещение двух "величеств" приводило в то время к потрясающим результатам. Оказывается, кроме ювелирного мастерства, Бомарше владел и мастерством игры на арфе. После благосклонной аудиенции у Людовика он был взят на службу в качестве учителя музыки для его дочерей. Механизм удачи, таким образом, пришёл в движение. Оставалось лишь следить за тем, чтобы его шестерёнки работали исправно. Кто-кто, а уж бывший часовщик Бомарше был по части подобных вещей воистину дока.
Весёлый, красивый, услужливый, остроумный, знающий все городские новости, последний романс и последнюю сплетню, он становится незаменимым человеком во дврце. Сам король нередко заходит к дочерям послушать концерты, которые они устраивают под руководством Бомарше. Может быть, кто-то и был бы на вершине блаженства, окажись он на месте Бомарше, но только не он. Должность учителя музыки, пусть и в королевской семье, - нет, она явно не была пределом мечтаний молодого человека, лишь на время замешкавшегося у лестницы, ведущей наверх. Пока принцессы перебирали пальчиками струны арфы, их учитель мерил шагами комнату, обдумывая свой следующий шаг к Удаче и Богатству. И они не замедлили сделать шаг ему навстречу. На этот раз удача явилась в лице толтосума, готового расплатиться полновесными луидорами за, в общем то, довольно пустяковое одолжение. Свою близость к принцессам, которые в нём души не чаяли, Бомарше использовал для оказания услуги известному банкиру, армейскому подрядчику Дюверне, построившему на свои деньги военную школу. Бомарше убедил своих учениц посмотреть её, принцессы расхвалили школу королю и тот вскоре сам соблаговолил осчастливить её своим визитом. На Дюверне, как из рога изобилия, посыпались военные заказы. Богач не остался в долгу, сделал Бомарше своим компаньоном и ввёл его в мир финансовых воротил.
Тем временем, манеры и способности Бомарше были должным образом оценены хозяином Версальского дворца. Вскоре учитель музыки Бомарше становится доверенным лицом и тайным агентом Его Величества. Задание, достойное столь обаятельного юноши, не заставило себя долго ждать.
В Лондоне объявился уже стяжавший себе печальную известность французский подданный - некто Гевено де Морандо. Рискованный шантаж, попытки вымогательства столкнули его, в конце концов, со столь влиятельными особами в Париже, что мошенник счёл за лучшее бежать в Англию, враждовавшую в то время с Францией. Туда, как казалось Морано, не дотянутся руки могущественных французских вельмож. Оттуда он и решил шантажировать ни много ни мало, как самого Людовика XV. Им были подготовлены к печати весьма откровенные мемуары очередной любовницы французского монарха и заставить его подавить свои издательские амбиции мог бы только хороший денежный взнос со стороны хозяина Версальского дворца. Сначала французский король отдаёт короткий и недвусмысленный приказ полиции: "Схватить, похитить, заковать в кандалы, сгноить в тюрьме!" В Англию в срочном порядке отправляется целый отряд переодетых в гражданскую одежду французских полицейских. Но Морандо не дал себя првести. Нюх, интуиция не подвели его и на этот раз. Преувеличенно-обходительные манеры тех, кто привык "обламывать" заключённых, выдали их с головой. Чтобы довести игру до нужного ему финала, Морандо приглашает новоявленных "друзей" к себе домой, якобы для игры в карты, после чего натравливает на них уличную толпу. Английским жандармам пришлось вылавливать из холодной и грязной Темзы несчастных агентов Людовика.
Потерпев неудачу, король решает поручить это деликатное дело Бомарше и тот приезжает в Лондон под именем шевалье де Ронака. После долгих и безуспешных попыток встретиться со ставшим теперь уже особенно осторожным и недоверчивым Морандо, тот, наконец, даёт себя уговорить и соглашается на встречу. Риск был велик. Ведь стоило Морандо публично разоблачить Бомарше и для посланника французского короля дело не ограничилось бы только купанием в Темзе. Слухами о французских шпионах была полна английская столица, а шпага шевалье Ронака-Бомарше, увы, не обладала фантастичной виртуозностью шпаги шевалье Д'Артаньяна.
Ультиматум Морандо оказался на этот раз ещё более бескопромиссным, чем ранее. Он вёл себя теперь как полководец, диктующий условия разгромленному противнику: пожизненная пенсия в 4 тысячи ливров в год, немедленная выплата 32 тысяч ливров и гарантированная пенсия его жене в случае утраты ею кормильца-мужа. Бомарше получает "добро" от Его Величества, заключает сделку с Морандо и, предвкушая почести и награды, возвращается во Францию.
Но известно, что судьба преподносит нам неприятные сюрпризы как раз тогда, когда мы меньше всего от неё этого ожидаем. К моменту возвращения Бомарше в Париж Людовик XV умирает и мемуары той, которая делила с ним ложе, уже не беспокоят никого во французском королевстве. "Какая разница между мной и вами, - пишет Бомарше в письме к Морандо, - вы без труда заработали сто тысяч франков, а я, проехав за шесть недель 780 миль и истратив 600 гиней, не знаю даже возместят ли мне мои дорожные расходы".
Что ж, "король умер, да здравствует король!". Взошедший на трон Людовик XVI тоже, как выясняется, нуждается в услугах Бомарше. Короля беспокоит поток памфлетов и разоблачений, направленных против его супруги - Марии-Ануанетты. Похоже, что профессия шантажиста становится популярной - и Бомарше опять едет улаживать, угрожать, настаивать и щедро платить всем тем, кто оказался причастным к интимным тайнам королевского двора. Впрочем, не только такого рода дела занимают неутомимого королевского посланника. Ещё в свой первый визит в Лондон он, убеждая неуступчивого Морандо не печатать злополучную книгу, в то же время уговаривал мошенника сделаться французским осведомителем в Англии. Но по настоящему разведовательной деятельностью Бомарше занялся, будучи с очередным королевским заданием в Испании. В Мадриде он сумел войти в доверие к британскому послу в Испании. Страстный театрал, английский посол был совершенно очарован эрудицией и талантами Бомарше. Подданные двух враждующих стран, казалось, решили единодушно доказать, что настоящая человеческая привязанность сильнее политических разногласий. Разговоры тянулись заполночь. Вино развязывало язык и без того болтливого англичанина, и всё заканчивалось совместным исполнением арий из модных тогда опер. Друзья были в восторге друг от друга, а во Францию, между тем, шла потоком важнейшая информация: о политических интригах Лондона против Франции, о развернувшейся в Англии борьбе оппозиционных кругов, а главное, - о столь беспокоившей англичан борьбе колонистов Америки против британского владычества.
Бомарше пишет и отсылает в Париж подробнейший отчёт о положении дел в Англии и предсказывает поражение последней в войне с американскими колонистами. Он пытается убедить французский двор в необходимости воспользоваться обстановкой в Америке и заняться серьёзной финансовой и военной поддержкой американцев. Людовик колеблется, испытывая отвращение к идее помощи американским мятежникам, и Бомарше пишет ему письмо, красноречиво отстаивая свою точку зрения: "Если Ваше Величество отвергает какой-либо проект, долг каждого, кто к нему причастен, повиноваться. Но бывают проекты, коих природа и значимость столь важны для блага королевства, что и самый ревностный слуга может счесть себя вправе настойчиво предлагать их вновь и вновь Вашему вниманию из опасения, что с первого раза они не были достаточно благожелательно поняты".
2 мая 1776 года, уступая настойчивым советам Бомарше, Людовик XVI выделяет миллион ливров для помощи мятежным американским колонистам. Неутомимый Бомарше, спеша использовать ситуацию, снаряжает суда и отправляет их в Америку для помощи восставшим. Под вымышленным именем он не раз посещает Лондон, выуживая там секреты и налаживая связи с нужными людьми. Он покупает оружие и переправляет его колонистам. При этом он не забывает и себя. Предприимчивость срабатывает как рефлекс, меркантильные соображения прекрасно уравновешивают, оказывается, соображения более высокого порядка. Бомарше организовывает свою фирму по поставке оружия, получает под это деньги от французского короля и в то же время в обмен на оружие пытается выбить из колонистов крупную партию американского табака.
Даже не верится, что всего за несколько месяцев до основания своей фирмы он скрывался от кредиторов, такими огромными суммами ворочает теперь торговец оружием Бомарше. Беспрерывным потоком идёт военная помощь американцам, и в январе 1779 года Бомарше получает от Джона Джея, председателя когресса США, благодарственное письмо. "Вы добились уважения рождающейся республики, - пишет он, - вы заслужили аплодисменты Нового Света".
Но вот Мадрид, Лондон, разведка - всё побоку. Бомарше спешит на премьеру написанной им комедии "Женитьба Фигаро". Успех её колоссален. При жизни автора она выдержала 68 представлений подряд и приобрела огромную популярность в Европе. Моцарт и Россини пишут оперы на сюжет его комедии.
"Когда я занят делами - к чёрту занятия литературой, - признавался сам Бомарше. - Но если дела окончены, рука тянется к перу и бумаге, и я охотно болтаю чепуху".
"Ловкач" - с завистью говорили о нём одни. "Гений" - с уважением произносили другие. "Расчётливый торгаш" - морщились третьи. А он был и тем, и другим, и третьим, многогранный, многоликий, весь ускользающий от однозначных оценок и мнений. Как и герой его комедий, он успевал везде: великий драматург, удачливый коммерсант и талантливый агент двора Его Величества - Пьер Огюстен Карон де Бомарше. Воистину: "Фигаро тут, Фигаро там".




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.