Ирина Морозовская: "Есть область чистого волшебства..."

Ко дню рождения Ирины Морозовской
Наш архив. Статья 2012 года

Ирину Морозовскую многие помнят со времён всесоюзной известности передачи «Что? Где? Когда?», как игрока одной из ведущих команд. Ирина и сейчас не оставляет интеллектуальные игры, в том числе эту, а по профессии она — медицинский психолог и психотерапевт, сама себя считает прежде всего эриксонианским терапевтом, хотя имеет разностороннюю квалификацию в психологии и близких к ней областях, и постоянно осваивает новые. Подробнее о ней можно узнать на ее сайте irkathena.com. Кроме того, Ирина — признанный автор бардовских песен, она выпустила несколько музыкальных альбомов.

В одесской квартире Ирины Морозовской, где записывалась эта серия интервью, проживает много грызуновой живности, постоянно — три кошки, а также в ней обитает очень много книг, картины, разнообразные предметы художественного творчества и непонятные красивые безделушки. А ещё — простор и дух этого солнечного города...

— Ирина Борисовна, вы, как представитель такого интеллектуального занятия, как игра в «Что? Где? Когда?», научного позитивистского мышления...

— Думаю, не позитивистского. Каким бы я ни была психологом, это не про меня.

— Тогда, скажем так, научного. В последние годы вы занимаетесь различными направлениями в психологии, среди которых есть то, что можно отнести к явной эзотерике, к тому, что официальная наука не признаёт. Как это сочетается в вас?

— Если взять Карла Густава Юнга, он занимался очень многим из того, что граничило с мистикой. И я думаю, что нам мистикой может казаться всё то, что мы не можем объяснить, потому что это пока за пределами нашего понятийного аппарата и уровня развития науки. Но это же не повод, чтобы им не пользоваться, если оно работает. Я считаю, что это нисколько не противоречит науке, просто для меня есть категории того, что я не могу объяснить. Но за пределами объяснимого у меня лежит и многое из того, в чём я плохо разбираюсь. Например, я не могу объяснить работу интернета и даже устройство моего компьютера. Если бы всё это, с интернетом и со всеми спецэффектами, показать человеку 19-го или начала 20-го века, он тоже об этом говорил бы в категориях Божьего благословения или бесовского наваждения. Для меня есть вещи, которых мы пока не можем достичь, и наконец, есть просто область чистого волшебства, как я это называю.

Во-первых, никакой психотерапии без этого волшебства не бывает. Во-вторых, для меня к нему же относится любое творчество, когда появляется что-то, чего раньше не было: хорошие стихи, хорошая проза, у меня — музыка. Это, наверное, появляется чудом, или удаётся услышать музыку сфер. О многом из того, что я делаю, я мыслю научными категориями, если у меня есть для этого база, или честно признаюсь, что это за пределами науки, если базы нет, а действие есть. Композиторского, консерваторского образования у меня тоже нет, только музыкальная школа. А музыка есть.

— По-вашему, область чистого волшебства присутствует везде?

— Думаю, что да, но мы её не везде можем ощутить.

— Зависит ли от нас, ощущаем мы её или нет?

— Существуют многочисленные тренинги и занятия, развивающие эту чувствительность. Я думаю, что человек способен ощущать гораздо больше, чем он обычно ощущает, если у него не забиты органы чувств, в том числе всё, что находится на грани. Я думаю, что от нас может зависеть развитие этой способности в каких-то пределах. Это как голос, который мы можем развить и начать петь, и в этом никто не сомневается, Слух развить уже труднее, но тоже можно. Я думаю, что и это можно развить, если оно зачем-то надо.

Другое дело, что многим людям это развивать не хочется, потому что они чувствуют — им это не надо, или не знают, зачем оно им. Я тоже не могу им ответить на этот вопрос, и если они считают, что им не надо, то так и будет.

— В ваших статьях, интервью часто проходит тема судьбы. По-вашему, человек может менять свою судьбу, или ему остаётся только узнать её, если это возможно, и следовать ей?

— Мне приятно верить, что может. Скажем, это всё вообще тема немного скользкая, но мне в моей картине мира, во-первых, удобнее считать, что судьба существует, потому что именно таким способом можно перестать казнить себя за какие-то вещи, или требовать от других то, чего они не могут, — просто вот так как-то распорядилось. Во-вторых, да, есть методы, которые многое очень внятно объясняют. Те же астрологи, если это хорошие астрологи и смотрят не день рождения, а всё по минутам, то многое прогнозируют с пугающей точностью. Поэтому я астрологией не занимаюсь.

Я думаю, что очень многие вещи, которые традиционно считаются прерогативой судьбы, на самом деле меняемы, если человек этого захочет, и что главная беда, если говорить о бедах от судьбы, — что человек ничего не пытается с этим делать, или считает, что это невозможно, или ему даже не приходит в голову это менять. Он не пытается менять себя, а пытается менять окружающих, подстроить под себя. Это совсем бесперспективная идея. Мне кажется, что исправимо гораздо больше всего, чем мы думаем, и что судьба — это не неизбежность, а максимальная вероятность, с которой можно как-то играть. Хотя о некоторых вещах — не получилось что-то с личной жизнью, с работой, или просто облом, — самая утешительная банальность, которую можно сказать и себе, и другому, — «не судьба». Иногда просто ничего лучшего и не скажешь.

— Ещё вопрос... Если прожито полжизни или больше, и понимаешь, что зря прожил, что делать?

— А так не бывает, что зря.

— Но если человек так ощущает?

— Тогда я решу, что ему сейчас самое время обратиться к психотерапевту. Да, бывает зря, если человек развлекается употреблением алкоголя или другой гадости, или грабит окружающих, или что-то в этом роде, то есть, конечно, есть варианты, при которых всё проходит зря, но это обычно недолго.

И я думаю, что мысли о зряшности жизни любого нормального, вменяемого и правильного человека тоже регулярно посещают в кризисе или в нездоровье. Это, скорее всего, неправда, но вот ему в это время так кажется. У него кризис, и он в это время нуждается в помощи. Ему лучше и самому как-то выяснить, какие у него сейчас приоритеты, что для него сейчас будет не зря. Знаете, если относиться к этому как к симптому, а не как к правде, то мне это кажется гораздо правильнее. Я не очень верю, что бывает что-то зря, я всё-таки человек верующий, и думаю, что некий замысел в происходящем присутствует. И в этом замысле человека могут подтолкнуть, подопнуть, куда надо, если ему надо, или, наоборот, придержать, если ему не надо. В нём есть и хороший кусок свободы воли, в котором мы сравниваемся с Первоисточнком, я бы так сказала, — искра, огонёк от этого Огня есть в каждом. И хотя бы потому, что мы горим, наша жизнь не может быть напрасной.

Но если человеку, прожившему жизнь, захотелось её изменить, то это не поздно ни в середине, ни в двух третях жизни, — в конце концов, никто не может точно знать, сколько ему осталось. А попробовать можно всегда. Есть, конечно, какие-то сферы, в которые — в большой спорт или в балет на льду, например — уже не пойдёшь, но в какие-то другие вполне можно.

Мы знаем примеры удивительных успехов людей, которые начали что-то делать очень поздно — писать стихи, рисовать, вышивать... Я регулярно смотрю английские и американские версии передачи типа «Мы ищем таланты». Там люди давно занимаются своим любимым делом, никто не приходит с улицы, но они захотели шанса известности, иначе бы не пришли. И этот свой шанс используют, если там есть, конечно, Божий дар.

Я думаю, если человеку кажется, что он жил напрасно, то он испытывает то, что называют фрустрацией, то есть чувство недовольства, тоски, бессилия от того, что он хочет чего-то другого. Психолог может ему помочь разобраться и с этим чувством, и с тем, что он на самом деле хочет, и с тем, какими маленькими шагами можно туда проложить дорогу. Потому что беда в том, что человек часто хочет уже какую-то финальную, оформленную идею, и совершенно не представляет мелких шагов, которые по дороге к этому можно сделать, — а только так реально можно эту дорогу пройти.

Беседовала Светлана Дзюба.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.