Шукшино-Евдокимовский Алтай

Анатолий Казаков
Шукшино-Евдокимовский Алтай


«Нет у нас запасной Родины, нет другой жизни, зна-чит, надобно всё вытерпеть и пережить ради того, чтобы обиходить, спасти эту забедованную, ограблен-ную, почти убитую землю, на которой нам выпало жить, наладить жизнь, которой наградил нас Создатель, – второй жизни не будет, сохранить в себе душу, ради то-го, чтобы во всём и во всех она была веки вечные жи-ва…»
Виктор Петрович Астафьев

После светлого праздника Пасхи мой друг и главный редактор газеты «Сибирский характер» Сергей Маслаков, зная моё душевное отношение к творчеству Василия Макаровича Шукшина и Михаила Сергеевича Евдокимова, совсем неожиданно для меня предложил съездить на Алтай, на родину этих Великих русских самородков.
У Сергея в поселке Санниково живёт мама Вера Платоновна и это, конечно же, многое облегчало. От Братска до Новосибирска сутки ехали поездом. На огромном Новосибирском вокзале взя-ли такси. Можно конечно было подождать утреннюю электричку до Барнаула, но Сергея было не удержать. Все четыре часа пути он душевно беседовал с водителем, который поведал нам о том, что приходилось и ему однажды подвозить Михаила Евдокимова.
«Весёлый был человек » - говорил таксист. Неожиданно Сергей закричал:
– Толик, вот он Алтай!
Оказалось, что мы переехали границу Новосибирской области и попали в Алтайский край.
Я же, жадно вглядываясь в местную природу, вижу, что здесь и впрямь как-то всё не обычно. У нас, например, в Братске сосны гладкоствольные, на Алтае же они очень кустисты, словно ёлки. От Сергея я узнал, что здесь нет Гидроэлектростанций и местные речки Бия и Катунь сохранили свою первородную красоту и рыбу. У нас же в Братске, когда построили ГЭС, исчезли многие ценные породы рыб. За цивилизацию мы заплатили ещё и своим здоровьем по-полной программе, но, слава Богу, «нет худа без добра». Преодолевая сотни километров электричество с Братской ГЭС поступает на Алтай.
Подумать только - на земле, по которой я сейчас еду, родились и жили Иван Пырьев, Василий Шукшин, Михаил Евдокимов, Валерий Золотухин, Нина Усатова, Александр Панкратов-Чёрный, Алексей Булдаков, Герман Титов, Геннадий Михасенко и ещё очень многие воистину талантливейшие люди этого Волшебного края.
По прибытию в Алтайскую вотчину и немного отдышавшись после дороги, мы с Сергеем и его мамой Верой Платоновной отправились на местное поселковое кладбище. Оказалось, что приезд наш выпал на родительский день. На погосте растут одни берёзы, которым нет конца и края. Суе-тятся люди возле могилок, бегают вокруг малые дети. Взрослые их, конечно же, немного поруги-вают, а те и не понимают за что, ведь кругом первозданная природа… Помянувши бабушку Сергея, отправляемся в посёлок. Чудесные супы Веры Платоновны быстро приводят наши организмы в полный порядок.
Сергей ещё с вечера заказал на утро такси. И вот мы уже едем в село Сростки, на малую ро-дину Василия Макаровича Шукшина… Господи, ведь я умом понимаю, что это всё сейчас со мною происходит, но не верится ещё и потому, что душевное состояние, порой, и объяснить-то невоз-можно. Мы едем вчетвером: Сергей, я, Вера Платоновна и её давняя подруга. Проезжая одну из деревень, замечаю название «Полковниково» и памятник в виде ракеты, устремлённой в небо. Ве-ра Платоновна непринуждённо и ласково, сообщает мне, что это малая родина космонавта Герма-на Титова, а вокруг бескрайние алтайские поля, леса, реки. Всё это, как по-волшебству, навивают в моей голове слова из песни, которую исполнял Михаил Евдокимов, «что вскормлен алтайскою пашнею и вечно пред нею в долгу». В этой замечательной песне есть и такие слова: «Пылай по забокам, смородина, росистое утро, пылай…» Так вот, что такое «забока» я узнал именно здесь. Оказалось, что весною, когда речки разливаются, по бокам их растёт смородина – это и есть «за-бока». Об этом мне рассказал друг Сергея Виктор. Говорил он с огромной любовью к родному краю. Великое людское счастье, что есть на земле родственные души, потому как отчаяние, зачас-тую доводит до полного иступления, и когда приходит нечаянная радость, вдруг понимаешь про-стую, а вместе с тем и сложную истину, что плохого и хорошего в человеке всего по половине. Вот только какую половину каждый в себе разовьёт? И помоги нам, Господь, постигнуть, что такое доб-ро…
Спустя некоторое время водитель говорит, что вскоре будем проезжать то место, где погиб Михаил Евдокимов. Звали таксиста Григорием и он без слов понял, что на этом месте будет при-вал. Совсем близко от трассы растёт средних размеров берёза, принявшая на себя удар автомо-биля, на котором ехал воистину народный губернатор Алтайского края. Дерево это до половины обвешано разноцветными цветами, где и прикреплён портрет Михаила Евдокимова со словами «Помним, любим». Рядом лежит большой камень. На этом самом месте и погиб всенародно при-знанный артист, любимый Богом и простыми людьми Михаил Сергеевич Евдокимов. Неподалёку выстроена часовня с ликом Пресвятой Богородицы. По многочисленным свечам понимаю, что ме-сто это, слава Богу, не пустует, а проезжающие по трассе водители протяжно сигналят, словно подтверждая, что мы помним тебя, дорогой наш человечище. Зайдя в часовню и опустившись на колени, читаю молитву «Отче наш». Народную память не купишь за деньги. Василий Макарович Шукшин говорил «Только народ знает правду». И вспоминая, что оставил этот удивительный чело-век после себя, каждой клеточкой своего организма вновь и вновь проникаешься чудотворной лю-бовью к родному отечеству, к нашей многострадальной, но по праву Великой родине – Матушке России.
Быстро миновав старинный город Бийск, оказываемся на знаменитом Чуйском тракте. Вот и село Сростки. Сергей просит водителя остановиться возле библиотеки, где когда-то была школа, в которой преподавал молодой учитель Василий Шукшин.
Подхожу к старинному одноэтажному дому, целую его брёвнышки, захожу вовнутрь. Очень приветливо встретила нас библиотекарь. Не удержавшись от нахлынувших на меня чувств, прочи-тал ей и стоявшей рядом, девушке своё стихотворение, посвящённое памяти Василия Макаровича Шукшина.

«История жизни – такая судьба.
Жила вот в деревне простая семья,
Сажала картошку, а яблони свет,
Как радовал взгляд лепестков белый цвет.

Деревня и люди, живите в ладу
И тёплого хлеба подайте к столу,
И русская печка едой угостит,
А песня нас всех от невзгод защитит.

За всех стариков, за детей и за мать,
Гармошечка сладко нам будет играть
Про край наш российский, берёзовый край.
Почаще встречаться, Судьба, позволяй.

Вы, дети, хранители тех берегов
Россия одна, берегите сынов
И так же, как деды, любите страну.
Завет стариков не забыть никому.»

После этого подарил им в библиотеку свою книгу «Святодавнишняя Русь», в которой имеется моя переписка с женой Василия Ивановича Белова, Ольгой Сергеевной.
В письмах Ольга Сергеевна сообщала, что, к великому сожалению, Василий Иванович очень болен и не работает творчески. Эти два Великих русских писателя - Василий Макарович Шукшин и Василий Иванович Белов, помимо того, что были настоящими, воистину верными друзьями, сде-лали столько, на литературном поприще что, тут уж дай бы, Господь, осмыслить всё это исконно русское литературное наследие.
Попрощавшись с добродушной хранительницей библиотеки, мы отправились к дому, где жила мама В. М. Шукшина, Мария Сергеевна. Строение, слава Богу, находится в хорошем состоянии и это несомненно радует душу. Внутри стоит выбеленная русская печь, рядом старинный самовар, дореволюционный утюг, чугуны, ухваты. Подумать только - ведь деревенская утварь до боли проста, но как она притягивает человеческую душу и сердце. Это всё очень и очень нужно каждому из нас, ибо без памяти мы не имеем права называть себя людьми. Я знаю, что это высказывание не ново, но оно потрясающе точное.
Отпустив нашего водителя Григория пообедать, поднимаемся на прославленную в рассказах В. М. Шукшина гору под названием Пикет. Любуюсь Сростками, ведь с этой природной возвышенности они так хорошо видны. Я конечно же знал, что наверху стоит памятник и с нетерпением ждал встречи с ним. И вот ещё с издали показалась сначала голова, потом могучие плечи, а затем и весь Василий Макарович Шукшин. Огромный памятник предстал пред нашим взором. Писатель си-дит на огромном камне в солдатском одеянии с босыми ногами. Внизу на памятнике надпись «С любовью от русских людей». Высотою всё это действо, пожалуй, более семи метров, а шириною более трёх. Вдумчивый взгляд великого русского писателя, режиссёра, актёра и сценариста устремлён на родные Сростки. Эта очень выразительная печаль деревенского человека будоражит душу. Мой друг Сергей, подойдя к памятнику не смог удержать мужских слёз. Я же тем временем, становлюсь на колени и, достав из кармана икону с образом Серафима Саровского, читаю молит-вы…
Недалеко от памятника, чуть ниже на горе располагаются лавочки и уличная сцена. Спустившись туда, мама Сергея, Вера Платоновна, неожиданно для меня, просит спеть чего-нибудь. Поднимаюсь на деревянный подмосток, на котором в разные времена выступали и выступают по сей день известные деятели культуры, такие как Никита Михалков, Валентин Курбатов, Валентин Распутин и многие другие. Это всё, конечно же, каким-то образом повысило мою личную ответственность за всё происходящее вокруг. Для меня было большой честью исполнить там песню Михаила Евдокимова «На горе, на горушке». Две бывшие такие замечательные колхозницы и подошедший Григорий аплодируют, а мне в это время хочется почему-то молчать, любоваться просторами, бес-крайностью отцовской земли.
Видел я и то как поднимается в гору к Василию Макаровичу простой народ. Без всякой рекла-мы идут и едут сюда люди отовсюду. Об этом наше современное телевидение, к великому сожа-лению, умалчивает.
В который раз восхищаюсь людской мудростью. Это понимание идёт из глубины русской души от тех кто любит Святую Русь по-настоящему – непоколебимо, твёрдо и ласково.
Спасибо тебе, дорогой Сергей, за то, что свозил меня на Алтай, да и ещё и за свой счёт, ибо ты знаешь, что деньги все я потратил на свою книгу, чтобы раздать её людям, чтобы по таким кро-хотным колоскам, как могу, как умею передавать память о таких воистину народных писателях, как Михаил Александрович Шолохов, Василий Макарович Шукшин, Василий Иванович Белов, Виктор Петрович Астафьев, Валентин Григорьевич Распутин, Валентин Яковлевич Курбатов и т. д.
Когда мы спускались с горы Пикет, у меня было такое ощущение, что Василий Макарович провожает нас своим притягательно волшебным взглядом. И вот вроде бы и отошли довольно приличное расстояние, но памятник виден почти отовсюду. Как же всё-таки поразительно и тонко сделана эта великая работа скульпторов. Низкий поклон Вам, дорогие создатели, этого воистину народного образа, осуществлённого в этом изваянии.
Спустившись с Пикета, словно вдобавок ко всем впечатлениям, повстречались мы с огромным, но показавшимся нам добродушным, псом. Одновременно встречая и провожая нас, он вилял сво-им хвостом, проникая в наши души доверчивым взглядом.
Побывали мы и в музее любимого нашего человека. Всероссийский мемориальный музей-заповедник В. М. Шукшина был открыт более тридцати лет назад. За эти годы его посетило более пятисот тысяч человек. После смерти Василия Макаровича в 1974 году многие писатели и деятели культуры загорелись идеей провести на горе Пикет Шукшинские чтения и начиная с 1976 года по сей день ближе к 25 июля в субботу и воскресенье в Сростки приезжают многие известные люди и простые почитатели таланта Василия Макаровича. И как всё же замечательно, что это всё есть в нашей жизни, ведь приезжают сюда и из зарубежных стран, а это несомненно говорит о величии русской литературы, её безусловной святости. Вот только бы нам живущим ныне почаще задумы-ваться о том какую великую роль в жизни нашей страны сыграло её величество исконная деревня. Слава Богу, что большая часть народных писателей, актёров, режиссеров и т. д. являются выход-цами из деревни. Именно оттуда их нравственная сила, простота изложения, которые, несомненно, являются хранителями русской духовной культуры.
И вот мы уже едем обратно в Санниково. Все пятером молчим, перевариваем увиденное. Сно-ва смотрю на поля. В голове почему-то строчки стихов Сергея Есенина, Николая Рубцова, Виктора Бокова, Владимира Кострова, песни Людмилы Зыкиной.
Ох! не прост ты, край родной. Мудрее тебя врят ли сыщешь на белом свете, да и не нужно ис-кать. Надо жить на родимой сторонушке, растить детей, внуков, но главное рассказывать им о де-ревне, ибо это свято. Ведь в душах человеческих много чего бродит, но Господь наш Иисус Хри-стос прощал даже отпетых разбойников. Вот где величие. Этому надо учиться, чтобы постигать жизнь. Господи, какое же всё-таки счастье, что я русский, но это и огромная ответственность перед богом и самим собою. Чего ты оставишь после себя, что сделаешь, а главное постигнешь ли доб-ро?
О, мысли, Вы держитесь в моей голове, не расплескайтесь, ибо уже хочу об этом написать.
Сергей приболел и остался пожить у мамы. Провожала меня Вера Платоновна. На прощание обнимаю и целую этого замечательного человека.
За окном электрички мелькает алтайский пейзаж. В мыслях вновь и вновь звучит песня Михаи-ла Евдокимова:

«Горами, лугами, озёрами
Встаёт предо мною Алтай.
Лесами, степными просторами
Богат и красив этот край…

Пылай по забокам смородина,
Росистое утро пылай.
Мой край для меня это Родина,
А родина это Алтай.

Бывает порой бездорожье,
Распутье на талой земле,
Но встретят меня по-хорошему
И в городе, и на селе.

Я памятью полон вчерашнее
И помню на каждом шагу,
Что вскормлен алтайскою пашнею
И вечно пред нею в долгу»


Я плачу, но совсем не стыжусь слёз, ибо они очищают душу и говорю: <<До свидания, Великий русский Алтай…>>

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.