Амели от литературы

Амели от литературы

О силе ЖЖ, забронзовевших власть имущих, и как чуть не получила по шее…

Марианна Гончарова – писательница, живущая на Украине и пишущая на русском языке. Она – журналист, педагог, переводчик, режиссёр молодёжного театра. Золотой лауреат конкурсов Живого Журнала «Профессионалы–2009» и «Лучшие блоги–2009». Из-под её пера выходят лаконичные философские, в основном юмористические рассказы, каждый из которых соткан, казалось бы, из мелочей: телефонный звонок старого знакомого, приблудившийся кот, сова Ксюша с совятами на чердаке... Но ведь именно из таких мелочей состоит жизнь.


– Ваши рассказы – подсмотренные, подслушанные, случайно замеченные – маленькие истории. Вы, наверное, всегда держите под рукой блокнот – чтоб, ежели чего приключится, тут же записать?

– Нет, не всегда. Я ведь училась на факультете иностранных языков – память натренированная. И потом, то, что производит впечатление, не забывается. Хотя, конечно, в каждой сумке обязательный дежурный блокнот. Но он не совсем для записывания событий, а скорей для мыслей, идей, почеркушек всяких.

– Жизнь, пожалуй, каждого человека соткана из маленьких ситуаций, случаев, происшествий, но далеко не каждый обращает на них внимание, и уж тем более переносит их на бумагу. Когда вы стали записывать действительность?

– Всегда. По-моему, это было всегда. Примерно лет с пятнадцати. Только сначала я не записывала, а рассказывала. Показывала в лицах. Или в мордах, лапах и хвостах, если речь шла о животных. У меня была подруга Лена, именно благодаря ей я и научилась рассматривать всё в деталях и стала всё это сначала просто записывать, а потом уже и рассказы писать. Лена всё время повторяла мне: «Запиши это. Запиши».

Когда Лена серьёзно заболела и уже не вставала, я приходила к ней и часами рассказывала и показывала, отвлекала, развлекала, смешила её. Даже в предпоследний её день в нашем мире Ленка смеялась. Моя новая книга «Дракон из Перкалаба», которая выйдет в феврале в издательстве «ЭКСМО», о ней, о художнике Елене Бирюковой. Которая научила меня смотреть и видеть.

– Вы живёте и работаете недалеко от украинского города Черновцы – место интересное, пограничное. Кем вы себя ощущаете по национальности и государственной принадлежности?

– Намешано во мне столько всяких игристых весёлых кровей: и русская, и украинская, и еврейская. Воспитывалась я на русской литературе и английской классике. Всегда обожала украинскую, особенно гуцульскую культуру, чувствовала себя в горах очень счастливой. Нет, совсем не у костра под туристские песни, а именно в компании людей, там живущих. Дальше. Мои обе бабушки и дедушка – одесситы, а в Одессе одна национальность – одессит. Словом, понятия не имею, как ответить на этот вопрос. А, вот так: я – землянин, да.

– Следите ли вы за политикой? А то в последнее время на Украине, да и в России какая-то ерунда творится. В Украине Тимошенко посадили. За что – никто толком сказать не может. В Москве вот митинги оппозиции проходят, недовольной результатами выборов, тысяча задержанных, а в федеральных СМИ – ни слова…

– Да, слежу. И не из праздного любопытства.

Потому что за каждым событием стоят конкретные люди. От каждого события может зависеть будущее моих детей. Я отвечаю на ваши вопросы накануне митинга, куда собираются идти мои московские друзья. И понимаю, что не пойти они не могут. И очень тревожно за них, очень неспокойно.

А наши власть имущие забронзовели. Потеряли чувство реальности. Как-то, возясь на кухне, вдруг случайно услышала из телевизора высказывание одного депутата на сессии Верховной Рады. Он сначала нёс немыслимую пургу об образовании и культуре, а на какую-то трезвую реплику оппонентов насупился важно, покачал указательным пальцем и сказал (цитирую в переводе на русский язык): «Что вы такое говорите?! Нас же слушает простой народ!»

Интересно, он уже чувствует себя коронованным или купил себе титул по случаю?

У всех в нашей стране гигантская проблема: у нас за таких голосуют.

– Всё большее значение при организации народных волнений приобретают социальные сети и Живой Журнал. У вас тоже есть страничка в ЖЖ. С какой целью вы её создавали, много ли времени она у вас отнимает и приносит ли пользу в жизни?

– Когда я завела страницу в Живом Журнале, я не думала, что это серьёзно. К тому времени у меня уже было много публикаций в Одесском юмористическом журнале «Фонтан» и других периодических изданиях. Я помещала на страницу ранее опубликованные рассказы и миниатюры. Мы знакомились с милыми людьми, обменивались всякими новостями и впечатлениями. Но в 2008 году нашу область вдруг залило большой водой, когда старые дома таяли в воде прямо на глазах, дороги, поля и даже кладбища были размыты, погибали люди и животные, люди теряли всё. Это была ужасная катастрофа – я сама видела, как стремительно и страшно идёт большая вода. Как безжалостно она разрушает всё на своём пути. Вот именно тогда я поняла силу Живого Журнала. Я опубликовала тогда несколько репортажей из затопленных районов, и незнакомые люди стали перечислять средства на восстановление больниц и детских садов. Следом за ЖЖ эти репортажи опубликовал киевский еженедельник «Зеркало недели», потом литературно-публицистический журнал «Радуга». И в область поехали добровольцы, спасатели, строители. Приезжали грузовики из разных городов Украины, России и Белоруссии с вещами первой необходимости, продуктами, водой, медикаментами. Конечно, помощь в область шла не только благодаря именно моим скромным материалам, но они тоже сыграли немалую роль. В частности, именно благодаря этим репортажам в одном из пострадавших сёл построили так называе­мый социальный дом. Это большой дом в центре села, рядом с больницей и магазином, где одинокие пострадавшие старики получили отдельные квартиры. Самый молодой старик, если можно так сказать, был с 1929 года.

У ЖЖ большая сила. Живой Журнал участвует в благотворительных программах, помогает больным детям, собирает средства для одиноких стариков, помогает в поиске пропавших людей, собирает донорскую кровь для тяжелобольных, средства на содержание и лечение бездомных животных, помогает распространять важную информацию. Среди пользо­вателей ЖЖ есть настоящие праведники. Правда.

Да и просто в ЖЖ можно найти друзей на всю жизнь. Все мои друзья из ЖЖ, с которыми я познакомилась в оффлайне, оказались даже ещё лучше, чем я предполагала.

– Вы объединяете свои рассказы под одной обложкой по мере появления их на свет и накопления? Или в каждой книге можно выделить общую тему?

– Первые три книги, вышедшие в «ЭКСМО», сложены из рассказов, которые один за другим больше десяти лет были опубликованы в одесском юмористическом журнале «Фонтан». А поскольку я продолжаю сотрудничать и дружить с редакцией журнала, то, думаю, рассказов моих хватит ещё на несколько сборников. У моих книг потрясающий редактор, Валерий Хаит. Он же – редактор журнала «Фонтан». Я доверяю ему полностью. Это он складывает мои книги. У мужчин, особенно у профессиональных редакторов, всё-таки есть железная логика. А какая логика может быть у женщин, которые пишут юмористическую прозу?

– Бывает такое, что вы думаете: «Так, надо бы мне написать про…», или никогда не загадываете?

– Да. Бывает, и часто. Вот, например. В ноябре вдруг почувствовала страшную идиосинкразию на фотографии и репортажи об одних и тех же людях, на информацию и сплетни, на жареные факты и хвалебные статьи. И на ТВ ничего не меняется, я смотрю ТВ редко, но из года в год на экранах одни и же физиономии со своими истериками, драками, на­рядами. Эти люди лезут ко мне в дом без спросу отовсюду, от вида их гламурных фотографий просто уже тошнит.

А вокруг, к моему счастью, в жизни без газет, телевидения, Интернета и прочей информационной свалки живут и трудятся люди, не стремящиеся к известности, красивые, образованные, мудрые, сохраняющие несмотря ни на что чувство собственного достоинства и живую душу. Настоящие профессионалы и труженики. Люди широко мыслящие, задумыва­ющиеся о главном, люди, которым хочется подражать. Люди, знающие, зачем они живут...

Это врач и офицер, строитель и пианист, потрясающая актриса провинциального театра и мудрый учитель. Исследователи непознанного, учёные, литераторы, художники, журналисты и репортёры, которые всегда за кадром. Это волонтёры благотворительных проектов и священнослужители.

Вот именно о таких людях я и начала писать. Этот проект называется «Разговоры о главном».

В рамках такого проекта я мечтаю сделать интервью с Владиславом Тетериным. У нас в Украине тоже есть люди, которые занимаются не только лечением детей-инвалидов, но и их социальной реабилитацией, их воспитанием и образованием. А Владислав Тетерин посвятил себя талантливым детям-инвалидам. Их обучению, развитию. Стремится к тому, чтобы об этих детях узнал весь мир.

Такие, как Владислав Тетерин или наш одесский Борис Литвак и все сотрудники его Дома с Ангелом, обязательно должны быть знакомы, должны дружить, поддерживать друг друга, учиться друг у друга и объединяться.

– Для вас писательство – это работа, труд? Или скорее хобби?

– Это то, чего я никак не могу не делать. Я не знаю, каким словом это назвать. Может быть, графомания, нет? Но не писать я не могу. Да, для меня это увлекательная, но иногда и очень тяжёлая работа – я устаю, иногда плачу, часто перестаю себе верить и отчаиваюсь. Но это такой благословенный труд. Нет ничего для меня увлекательней, интересней.

– Герои ваших рассказов – ваши родные или знакомые. Когда они читают о себе, у вас не бывает чувства неловкости за то, что, возможно, неправильно истолковали их поступки или неточно описали?

– Мои родные и друзья уже привыкли. Они все – отличные ребята, поэтому ничего плохого, оскорбительного я не могу о них написать.

Как-то однажды один знакомый вдруг узнал себя в рассказе, хотя речь шла вообще не о нём. Он публично грозился надавать мне по шее. Но обошлось.

– Вы любите путешествовать. Какие города и страны поразили вас больше всего? Куда бы вы хотели вернуться?

– Батуми в Грузии. Каунас в Литве. Рига в Латвии. Крепость Несебр в Болгарии. Винчестер в Великобритании. Маленькие старинные городки в Украине, в России, в Шотландии. Хотела бы в Прагу, но чтобы не туристом в группе, а бродить одной или в хорошей небольшой компании.

А вернуться я хотела бы в Эдинбург. И непременно повезти туда маму.

– Что приносит радость?

– Успехи моих детей, родных и друзей. Их хорошее самочувствие и настроение. Книги новые, книги, да! Проекты, которые отсюда, с краешка мира, я могу смотреть только онлайн. Например, программы В.Познера, В.Молчанова. Или «Школа злословия». Детские радиопрограммы «Эха Москвы» и «Русского Радио» с Жанной Переляевой. Они мне так напо­минают моё детство. У канала «Меццо» я вообще просила бы убежища. Нет, не политического. Скажем, интеллектуального. Люблю уезжать, люблю возвращаться. Выбирать подарки. Получать подарки. Море. Горы. Новые знакомства.

– У вас есть недостатки, с которыми вы всю жизнь пытаетесь бороться?

– Конечно. У меня куча недостатков. И мой главный недостаток, что я со своими недостатками не борюсь. Смирилась. Уже какая есть.

– Какие книги стоят на главной полке в вашей библиотеке?

– Какой замечательный вопрос. Вот спасибо! Что же вы не начали с него это интервью?! Ну так. Русская классика. Долго перечислять. Книги серии ЖЗЛ. Отдельно стоят мемуары, воспоминания, исследования по Серебряному веку. Дальше – Фазиль Искандер, Юрий Коваль, Сергей Довлатов, Марина Москвина и Леонид Тишков, Дина Рубина, Людмила Улицкая, Джон Голсуорси, Джон Пристли, Габриэль Г. Маркес, Михаил Жванецкий, Бернард Шоу, Ильф и Петров, стихи Ахматовой, стихи Пастернака, переводы русской классической поэзии на английский, старинные тома 1803 года В.Шекспира с гравюрами ручной печати, лингвострановедческие словари, энциклопедии по всемирному искусству, «Театр Резо Габриадзе» Марины Дмитревской, «То ли луковичка, то ли репка…» Валерия Хаита, «Книга читателя» его же, вся серия «Новый одесский юмор», вышедшая в «ЭКСМО» в этом году, и том «Большой фонтан одесского юмора». Отдельной яркой живописной группой стоят тёплые радостные книги прекрасных людей. Инопланетян, которые пишут книги для детей. Многие с автографами авторов, которые по совместительству и мои хорошие друзья, приятели или знакомые. Это Ксения Драгунская и Юрий Нечипоренко, Михаил Яснов и Сергей Махотин, Марина Бородицкая и Артур Гиваргизов. И моя драгоценная подруга, слишком рано ушедшая в другой мир, Наташа Хаткина.

Это всё из пе-ре-чи-ты-ва-е-мо-го.

– Какое место в вашей библиотеке занимает современная проза?

– Прекрасное почётное место. Такое место, куда удобно дотянуться, достать книгу и перечитывать.

– А поэзия?

– И поэзия. О ней я уже упоминала. Ещё Уолт Уитмен, Басё, Бёрнс, Ходасевич.

– В одном из интервью вы говорили, что не любите Новый год. Почему? Как же вы его обычно отмечаете?

– Почему же? Я очень люблю подготовку к Новому году, суету детей в новогодний вечер, когда мы прячем для них подарки, а они ходят по карте в поисках записок с заданиями, находят нарядные пакеты. Люблю, когда Дед Мороз приходит к ним, правда, в это время коварная мама отсылает папу в магазин за чем-нибудь. Я люблю готовить праздничный ужин. Но вот потом сидеть ночью, а ещё у телевизора! (По-другому у меня не получается давно, как-то складывается, что я не могу уехать куда-нибудь.) Это просто испытание.

Я не люблю, когда не выполняют обещаний. Это касается и того, кто поздравляет всех с Новым годом ровно в 12 часов, и самого Нового года. Просишь-просишь, ждёшь-ждёшь… И ещё. Я очень люблю в канун Нового года под ёлкой найти очередную пижаму с медведями или котами и новую книгу, улечься пораньше и проснуться, когда все ещё спят после праздничной ночи. Ну и тут уже разгуляться – праздновать вовсю. Чашкой душистого крепкого кофе, хорошей книгой, припасённым диском с любимой музыкой, беседой по скайпу с друзьями из тех стран, которые празднуют Новый год раньше, чем мы. С подругой Ритой, переводчиком из Бангладеш, с сестрой из Мельбурна, с такой же, как и я, ранней пташкой сестрой Таней из Подмосковья.


Вопросы задавала Любовь ГОРДЕЕВА
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.