ВАЛЕРИЙ МУЗЫКА: «ЗВЁЗДНАЯ ПОПУЛЯРНОСТЬ ИЗГОЯ»

ВАЛЕРИЙ МУЗЫКА: «ЗВЁЗДНАЯ ПОПУЛЯРНОСТЬ ИЗГОЯ»
«Чтобы любить свою Родину, необязательно ненавидеть другую страну. А из всех национальностей признаю только две – хорошие и плохие люди». Эти слова - в основе убеждений заслуженного артиста Украины, лауреата Национальной премии имени Амвросия Бучмы и премии имени «Молодой Гвардии», победителя нескольких театральных фестивалей, знаменитого в прошлом актёра луганского русского драматического театра, а ныне преподавателя государственного института культуры, автора нескольких книг поэзии и прозы, члена Межрегионального союза писателей Валерия Музыки. 
Они помогают понять истоки зрительской любви к нему, а также его популярности, как личности, педагога, писателя. Хотя эти истоки, казалось бы, лежат на поверхности. Ведь в основе его таланта – доброта и отзывчивость, детская непосредственность и неумение, как он говорит, «вилять хвостом в нужном месте». Безусловно, как все мы, он не ангел. Но что-то в нём есть, что привлекает людей, создаёт особую ауру, делает общение с ним подобным празднику.
Впрочем, давайте разберёмся вместе в феномене Артиста и человека, имя которого занесено в «Золотую книгу Украины». Хотя, кто-то, наверняка, скажет: «А зачем это надо? Ведь – не Ричард Гир или Том Круз, не Харатьян или Домогаров…» Но, может, потому и надо, что чересчур усердно последнее время интересуемся мы постельными интригами киногероев Голливуда и российских сериалов, проявляя постыдное равнодушие к творчеству звёзд отечественной сцены.
Кстати, о Голливуде. Несколько лет назад домой Музыке звонил продюсер одного из заокеанских сериалов с предложением озвучить перевод очередных «кофейных» страданий. Но что-то тогда не сложилось. А звонку Валерий Андреевич удивлён не был. Он ведь учился вместе с Романом Карцевым, хорошо знал Савелия Крамарова, которые и могли подсказать его телефон киношникам. Да и у него самого опыт съёмок в кино и в телепостановках достаточно обширный. Но об этом – чуть позже. А пока – о том, что было в начале. Как водится, это было слово. И вмещало оно в себя понятия детства, Родины, культуры и красоты. И было это слово «Львов».
Из воспоминаний
Львов…Город, полный тайн и легенд, старинный и загадочный, и, в то же время, живущий сегодняшним днём. Город, уважающий профессионалов и интеллигентов. Столько талантливых людей я, наверное, не встречал нигде. Но главное – отношение к ним. К людям, которых во Львове называли «пан учитель», «пан доктор», «пан актёр»… И при встрече с ними - снимали шляпу. В этом, на мой взгляд, проявляется характер народа, его сила и достоинство…
А потом был Луганск, совершенно непохожий на Львов, но тоже – родной, с людьми, для которых слово «работа» - не пустой звук. Кстати, тогда ещё звучали по утрам заводские гудки, и, хоть семья жила не на Заречной улице, весна и жизнь были похожи на кино. Или, вернее, на Театр, который стал главным делом с 16 лет. С перерывом на армию и учёбу во ВГИТИСе, где любимый педагог Нина Михоэлс называла Валерия Музыку последним из категории вымирающих неврастеников, имея в виду актёрское амплуа. Такие артисты, она говорила, играют не столько разумом, сколько сердцем.
МИР – ТЕАТР, А ЛЮДИ – АКТЁРЫ. КРОМЕ СУФЛЁРОВ
Свыше 150 ролей сыграно артистом на луганской сцене за 40 лет работы. Это много даже по меркам Голливуда и Бродвея. И в каждой – (хоть это и штамп, но правда) – частица души и таланта. Который, подобно положительным и отрицательным персонажам, бывает добрым и злым. Это только гений не совместим со злодейством (и это тоже спорно). А талант – ещё как! Не зря иные театральные и другие творческие коллективы называют стаями товарищей или клубками целующихся змей. Так вот, у Музыки талант, как мы уже говорили, добрый. Он и своих отрицательных героев пытается «улучшать». Тартюф, к примеру, своим обаянием, обходительностью даже симпатию вызывает. В каждом из нас, считает артист, есть хорошее и плохое. Тартюф, конечно, обманщик, лицемер, святоша. Но кого он обманывает? Бездельников, прихлебателей, таких же лицемеров. Он, в какой-то мере, - предтеча Остапа Бендера. Остап ведь тоже жулик, но симпатичный.
Личное мнение
Считаю все свои роли знаковыми. Хотя, впрочем…30 лет назад сыграл Ивана Земнухова в «Молодой Гвардии», потом – Пушкина в «Гибели поэта». Далее – Уриэль Акоста, лейтенант Володька в «Отпуске по ранению», Константин Петров («Делись огнём»). Ленин «без грима» в спектакле «Дальше… Дальше…», Царь Фёдор, Тартюф, рассказчик в «Чуме на оба ваши дома».
Три последние роли отмечены главными премиями театральных фестивалей, а об исполнении Музыкой образа царя Фёдора рецензент писал так: «Вот уже несколько лет нет этого спектакля. А я до сих пор слышу тоскливо-отчаянный голос Фёдора-Музыки: «Я хотел добра, Арина! Я хотел добра!..» Работа великого (за слово отвечаю) трагического актёра».
Роли, пьесы, сюжеты, герои… Придуманная жизнь вытесняет реальную с её живыми людьми, встречами и расставаньями.
Похожая история
Героем не романа – водевиля
Вдруг ощутишь себя порой,
Когда напрасные усилья
В итоге выглядят игрой.
А ты играл сосредоточенно,
И, приняв пьесу за судьбу,
Вдруг понял: роль давно просрочена,
 Лишь эхо вторит: «Бу, бу, бу…»

Эхо житейских и творческих встреч сопровождает Валерия Андреевича по жизни. Встреч с большими актёрами и режиссёрами, с замечательными людьми, которыми славится Луганск. Умение общаться – это ведь тоже талант. А у Музыки даже сквозь театрально-профессиональную наигранность всегда проступает искренний интерес к собеседнику, сопереживание, готовность протянуть руку помощи.
Незабываемые
Всех перечислить невозможно, но тех, о ком забыть нельзя, назову: артисты Роман Карцев, Владислав Дворжецкий, Валерия Заклунная, Богдан Ступка, Пётр Глебов, Владимир Дружников, Анатолий Солоницын, Савелий Крамаров…
Педагоги Нина Михоэлс, Александр Барсегян, Владимир Ненашев… Режиссёры Пётр Ветров, Александр Коженовский, Валентин Тимошин, Юрий Чернышев, Евгений Головатюк.
И это – без учёта друзей и коллег по луганскому театру и Межрегиональному союзу писателей, художников и музыкантов, журналистов, политиков и, наконец, зрителей, успех у которых был украшением всех театральных гастролей.
В середине 90-х луганская труппа несколько лет подряд летом гастролировала в Сочи. Уже этот факт говорит об уровне театра, ибо на Черноморское побережье в разгар сезона приглашают лишь лучших.
Валерию Музыке эти гастроли дали возможность сыграть главные роли в трёх телевизионных фильмах, ставших впоследствии лауреатами российских теле фестивалей и ни разу не демонстрировавшихся ни по луганским, ни по киевским каналам (кстати, ещё одна вариация на тему «Нет пророка в своём отечестве»).
Есенин, Зощенко и Сталин
Первый фильм – «Люди и маски» - о трагической судьбе писателя Михаила Зощенко, мучительно переживавшего издевательства чиновников от литературы, оказавшегося в последние годы жизни в нищете и забвении, но внутренне не сломленного.
Вторая лента, посвященная Сергею Есенину, даёт возможность зрителям познакомиться не только с его стихами и прозой, но и с рассуждениями великого поэта о времени, о том, что стало, в конце концов, причиной его загадочной гибели.
И, наконец, в третьем фильме «Сталин в Сочи» - роль отца всех народов, личности и по сей день внушающей ужас и благоговение, обожаемой одними и проклинаемой другими. На даче в горах Мацесты в прежнем виде сохранились многие приметы быта того времени: кинозал, где обычно вождь смотрел фильмы, в основном, комедии, и никто не должен был видеть, когда и над чем он смеётся; бильярд со следами его трубки, которую он тут же выбивал. Рассказывают, что играл он плохо, и хотя все поддавались, в качестве партнёра предпочитал он водителя, который вообще не имел понятия об игре.
Есть в фильме и другие любопытные моменты. Решив испробовать себя в роли садовода, Сталин привил к яблоне ветку лимона. А поскольку это никак не сочеталось, то садовнику каждое утро приходилось прибинтовывать к дереву новую ветку, чтобы создать впечатление: вроде бы прижилось. Маленькая ложь, которая окутывала этого человека, приобретала символическое значение.
Стоя перед огромным портретом вождя, я наклеивал усы и понимал, что играю за Сталина, но с его аксессуарами: с трубкой и прочим, говорю с лёгким кавказским акцентом. А рядом с кроватью сидит в кресле « оригинал» - восковая фигура Сталина, настолько похожая на подлинник, что становилось жутковато…
Чтобы успеть за несколько съёмочных дней сыграть три роли – заглавную, политзаключенного и ведущего-рассказчика, голос которого звучит за кадром, пришлось запомнить, продумать и прочувствовать текст в 27 печатных страниц.
А ведь были у Валерия Андреевича и полнометражные роли в большом кино – в фильмах «До последней минуты», «Курьер на восток», сериале «Наследники». Да, они не стали шедеврами, хоть первый (о судьбе Ярослава Галана») и был отмечен Государственной премией.
Но это были, что называется, крепкие, профессиональные работы, и опытом, полученным на съёмках фильмов, сегодня преподаватель Музыка щедро делится со студентами на занятиях по режиссуре, мастерству актёра и сценической речи.
«ВЕЛЕНЬЮ ПРАВДЫ БУДЬ, АКТЁР, ПОСЛУШЕН»
Как гром среди ясного неба в Луганске прозвучала несколько лет назад новость – артист Музыка уходит из театра. Что стало причиной тому – то ли общий кризис театра, утратившего в последние годы многое из того, что делало его духовным лидером, в первую очередь, репертуарную привлекательность, то ли накопившаяся усталость (40 лет на сцене!), то ли вовремя подоспевшее приглашение на преподавательскую работу, - сегодня гадать поздно и бессмысленно.
Ничего не изменилось
Я не менял театр ни на что. А преподаванием впервые занялся ещё 30 лет назад. С той поры появилась молодёжная студия «Актёр». Были и другие студии. Просто почувствовал необходимость поделиться с молодыми своим творческим «багажом», рассказать о тех, с кем довелось вместе работать в театре и в кино. Мне комфортно работалось в институте. Да и студенты были хорошие. Из них могут вырасти блестящие артисты. 
Вот только платное обучение не способствует максимальному раскрытию потенциальных театральных звёзд. Во главу угла ставятся не способности будущего служителя муз, а его платежеспособность. А истинный талант зачастую небогат.
Спектакли, роли, ученики, книги… В издательстве «Книжковий світ» вышли поэтический сборник «Времена жизни» и роман «Изгой». Автор книг – Валерий Музыка. И это – ещё одна грань его дарования, неуёмное желание максимально реализовать свои способности, воспользоваться возможностью испытать себя в ещё одной роли. Это счастье – оставаться в зрелом возрасте большим ребёнком, воспринимая окружающую жизнь, как Игру, стараясь азартно добиться победы во всех своих начинаниях, не разочаровываясь и не переставая надеяться на чудо.
«Я в детстве лишь был человеком…»
Примерно две трети героев и событий в романе – подлинные. Это Луганск и луганчане, шестидесятые годы. Всё-таки, доброты тогда было больше, хоть и жизнь была тяжёлая. Была вера в то, что завтра будет лучше, чем сегодня. Это не ретро и не ностальгия по ушедшему. Я стремился честно рассказать о том, что было, чтобы легче разобраться в том, что есть и будет.
«Изгой» - название, может быть, суровое. Что там говорить – это общеизвестно, чем незауряднее, талантливее человек, тем больше во все времена его ненавидят, бьют, преследуют. В романе я использую рассказы и воспоминания моих друзей и знакомых – артистов, режиссёров, писателей.
«Почему, чем гаже человек по своей сути, тем лучше ему живётся на Земле?» - это цитата из романа. Я не даю ответа, как автор, но пытаюсь разобраться в этом…
Понять друг друга и простить – вот в чём надежда.
Поскольку «быть или не быть» страшит, как прежде.
Они живут не так, как мы, - они другие.
Из ночи в ночь, во тьму из тьмы, благие
Деянья неизвестны им, и, всё же,
 Терпеньем, мужеством своим – спаси их, Боже…

Уже третьим тиражом вышла моя автобиографическая повесть «Звёздная пыль», в которую вошли воспоминания о детстве, о Львове, родителях, друзьях, Театре. «Я в детстве лишь был человеком и больше уже никогда» - это эпиграф к повести, строчка из моего же стихотворения. Я старался оживить в памяти, «реанимировать» прошлое, рассказать о тех, с кем сводила судьба, кого, на мой взгляд, нельзя забывать…
Проза Валерия Музыки искренняя, исповедальная. В ней – атмосфера времени, в ней личность – неравнодушная, невзирая ни на что ищущая справедливость и стремящаяся к пониманию.
«Невзирая ни на что» - так может звучать девиз нынешней жизни. Превозмогая трудности, одолевая рубежи – добиваться поставленной цели, реализуя данные Богом способности. Правда, своё жизненное кредо Музыка выражает перифразом известного призыва Пушкина «Веленью правды будь, актёр, послушен!» Эти слова были выгравированы на сувенире, подаренном коллегой и наставником, режиссёром Петром Ветровым.
Эти слова помогают понять феномен артиста и поэта, «звёздного изгоя», у которого прошлое и настоящее выкристаллизовывают будущее, а в нём - новые роли и книги, зрительская любовь и семейные заботы. И Правда, которой он смотрит в глаза и по веленью которой делает всё, что может.
P.S. И ещё о феномене «театральной звезды». Артист уровня Музыки на западе, как минимум, очень обеспеченный человек. У Валерия Андреевича из средств передвижения – автобус или маршрутка, из собственности – трёхкомнатная квартира в «хрущёвке», а из курортов – родной Луганск с терриконами на горизонте вместо Альп, и с мутной Луганкой вместо Лазурного побережья. Конечно, он богат духовно и узнаваем на сцене. Но роман, всё же, назвал «Изгой».

Владимир Спектор

 

Комментарии 1

Я проникся еще большим уважением к Валерию Музыке, прочитав очерк о нем Владимира Спектора. Спасибо!   В. Мостовой
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.