Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Танкистка Публицистика |
Танкистка
Биография Ирины Левченко не укладывается в нескольких строчках. Родилась 15 марта 1924 года в поселке Кадиевка (ныне Стаханов) Луганской области. Окончила 9 классов школы города Артемовска. Ее отец, Николай Иванович Левченко, возглавлял Донецкую, затем Ленинскую железные дороги, был замнаркома путей сообщения. Увы, был репрессирован. Дед Ирины — Сараев Сергей Петрович — был убит царской полицией во время ночной облавы (его имя носит одна из улиц Луганска). Будущую танкистку воспитывала бабушка Мария Сергеевна Сараева-Зубкова — герой гражданской войны, кавалер двух орденов Красного Знамени, бригадный комиссар Чонгарской кавалерийской дивизии Первой конной армии.
После окончания школы Ирина — санинструктор, в 21 год — старший лейтенант, танкист, в 28 лет — майор танковых войск, писатель. Спустя четыре года после окончания Академии имени Фрунзе она — подполковник, военный историк. Ирина Левченко — Герой Советского Союза.
…В Красную Армию Ирина пробивалась с боем. Ей не было восемнадцати лет. Вот как Ирина Николаевна описала этот день в своей книге «Повесть о военных годах»:
«Просьба, уговоры — ничто не помогало! Председатель твердо стоял на своем. Я не выдержала и расплакалась. Он рассердился:
— Хорошо, если вы так настаиваете, звоните в военный отдел Московского комитета партии; если разрешат, я не буду возражать!
Сбиваясь и глотая слезы, я рассказала «по порядку».
— Скажите, а сколько вам лет? — спросил товарищ из МК.
— Восемнадцать, — не задумываясь, ответила я и для очистки совести тихонько добавила: — Будет.
Последнего слова он, очевидно, не слышал.
— Хорошо, я разрешаю вам ехать! — сказал товарищ из МК после минутного раздумья. (…)
На первой строчке запнулась: «Я, гражданин...» — но затем, как только прочитала первую фразу: «Я, гражданка Союза Советских Социалистических Республик...», голос окреп, перестали дрожать руки.
Слова присяги, суровые, мужественные и твердые, как алмаз, врезались в память и сердце:— «...вступая в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным бойцом...»
«...клянусь... до последнего дыхания быть преданной своему Народу, своей Советской Родине и Рабоче-Крестьянскому Правительству».
До войны мне, как и многим школьницам, верхом мечтаний казалось стать летчицей. Теперь при виде танков мечты о самолете поблекли. Танки! Вот о чем должно мечтать, к чему стремиться! Ничто, кажется мне, не может сравниться с чувством огромного подъема, которое охватывает вблизи танка, при виде того, как, громыхая гусеницами, плавно покачиваясь, идет он! Все уступает дорогу богатырскому броневому коню. Как в сказках говорится: «Конь бежит — земля дрожит». Наверное, такими богатырями чувствуют себя и танкисты в своей удивительной машине. Меня всегда тянуло к машинам. Но сейчас в танках я видела не просто машину, а олицетворение боевой мощи моей страны. Воевать в танковой части, быть танкистом — значит воевать на главном, решающем направлении. Так казалось мне тогда, так думается и теперь.
Взволнованная событиями этого дня, я увидела перед собой ясную цель: уйти в строй и обязательно на танк…»

Летом 1941 года Ирина Левченко прибыла в штаб 28-й армии в Кирове Смоленской области. Служила в операционно-перевязочном взводе, затем санинструктором роты.
В дальнейшем Ирина Левченко связала свою судьбу с танковыми частями.
Бывший командир отдельного танкового батальона Туркатов в своих воспоминаниях говорит о героизме санинструктора Ирины Левченко: «В 1942 году наши войска вели бой на Керченском полуострове.
Танки вышли из укрытия и развернутым фронтом пошли в атаку. За одним из наших танков, прикрываясь его броней, бежала с медицинской сумкой санинструктор… Девушка метнулась к пылающему танку. Она быстро открыла люк и стала вытаскивать из машины раненых… Загорелся еще один танк. Его экипаж выбрался из машины и залег в ближайшей воронке. Ирина подбежала к танкистам, перевязала им раны…»

Отрывок из книги Ирины Левченко «Повесть о военных годах»:
«— В батальоне есть раненые, — сказал командир. — Противник огневой полосой отсек наши танки от пехоты. Проберись ползком, как сможешь, но проберись. Больше послать мне сейчас некого. Командует там Скоробогатов. Передай приказ: выделить тебе один танк «Т-60», на нем увезешь раненых, сколько поместишь и сейчас же обратно на танке за остальными. Когда отходить будешь, отстреливайся — стрелять из пушки ты умеешь. Хоть в «белый свет», но отстреливайся: так легче уйдешь.
Прижимаясь к земле, пробегая по несколько метров и снова падая на землю под градом пуль, миновали мы с Панковым, наконец, два километра, отделяющие от танков Скоробогатова.
— Выходи с развернутой пушкой и сразу же открывай огонь, — поучал меня Скоробогатов, страдальчески морщась, когда в танк опускали раненых. — Командованию передай: первый батальон приказ выполнит. Снарядов бы нам побольше. Остальное сама видела, расскажешь.
Танк вышел из балки; прижавшись плечом к пушке, я пристально смотрела в сторону немцев. Вот вспышка, другая, в тот же момент танк вздрогнул от близких разрывов, по броне царапнули осколки. «Как хорошо, что нет никого сверху!» — подумала я, рванув спуск пушки. Я старалась попасть в то место, где видела вспышки. Танк мчался к своим, посылая снаряды в сторону гитлеровцев.
В ушах звенело, пушка больно била в плечо, руки сами рвали спуск. «Скорее, скорее! Ведь в машине раненые».
Наконец мы миновали опасную зону, можно было отпустить рукоятку и снять с плеча упор пушки. Затекли пальцы — даже не заметила, как сильно сжимала рукоятку. У танка комбата остановилась, доложила о положении в батальоне. Хотела забрать и его, но он снова отказался.
— Сдавай раненых и скорее обратно за остальными. Да доложи там комбригу обо всем.
Выслушав меня, комбриг приказал:
— Передайте командиру вашего батальона, что с наступлением темноты он получит и горючее, и боеприпасы.
В батальон мы проскочили прежним путем: снова, прижавшись к пушке, стреляла я, каюсь, в «белый свет», но все-таки в сторону врага…»

В боях за Крым Ирина Левченко оказала медицинскую помощь 30 раненым и лично эвакуировала с поля боя 28 человек с оружием, при этом захватила одного пленного и пулемет. «Мне поручили снова добраться до места боя и передать приказ: во что бы то ни стало взять «высоту с кладбищем» и занять там оборону. Возвращаться я должна была уже на новый КП, отрытый совместно со стрелковым полком, — вспоминала Ирина Николаевна через много лет. — На обратном пути нас снова обстреляли. На этот раз бил пулемет. Танку он не мог нанести большого вреда, но совсем прижал к земле пехоту.
— Поможем пехоте? — крикнул водитель. — Покажем немцам, старшина, где раки зимуют!..
Я и сама об этом подумала. Стало даже досадно, что он опередил меня. Хотела развернуть пушку, — не поворачивалась башня. «Что за беда?» Механик-водитель потянул меня за ногу, я спустилась к нему.
— Ты, товарищ старшина, башню не верти, там пустой патрон заклинился, давай-ка, я сейчас отойду немного назад, чтобы пехоту не подавить, да и развернусь, а ты стреляй, успокоим пулеметчика и пойдем дальше.
Медленно разворачивалась машина. Установив пушку, крепко прижалась плечом к ее упору, рука на спуске. Вот сейчас, вот еще немного... Что-то очень большое и страшное ударило с правого борта, машину подбросило, то ли кругом звон стоял, то ли это в ушах, разобраться не успела; увидела на мгновение яркий свет, потом стало темно и дымно, глотнула горький воздух и потеряла сознание.
…Очнулась в траншее. Повернуться было трудно: мешала тупая боль; слышала с трудом, думать ни о чем не хотелось; казалось, физически ощущала, как проходят мысли, цепляясь за что-то острое, отчего становилось очень больно и немного тошнило. Так и не поняла, что, собственно, со мною, почему кровь на шинели, почему болят руки, почему я здесь. Думать было больно, смотреть больно, говорить трудно — язык как будто бы спотыкался. Закрыла глаза…»

Тяжелое ранение, эвакуация в госпиталь. После выздоровления медицинская комиссия постановила: снять Левченко И. Н. с воинского учета.
Тем не менее, как на службу ежедневно ходила в главное автобронетанковое управление, добиваясь приема у различных начальников. Принимали Ирину Левченко хорошо, внимательно выслушивали, но каждый разговор заканчивался одним и тем же: «Девушек в танковое училище не берут, служба танкиста — сугубо мужское дело». Утешало одно обстоятельство: никто все же не отказывал категорически, каждый направлял к вышестоящему начальнику, и она шла дальше.
Наконец, добилась приема у заместителя наркома обороны Якова Федоренко, будущего маршала бронетанковых войск. «В эту минуту я увидела не сурового генерала, командующего всеми танковыми войсками, а усталого, пожилого человека с тяжелой одышкой и по-отечески строгими глазами. Мне стало совестно, что я отнимаю у него столько времени», — вспоминала Ирина Левченко.
— Что задумалась? Иди-ка сюда! — окликнул ее генерал. — Ты на какие танки-то хочешь?
— На тяжелые.
— Эко загнула. Там силищу надо иметь во какую! — показал Яков Федоренко, широко разведя руками. — На «тридцатьчетверку»! — категорически решил он. — По совести говоря, я ее сам больше всех других люблю.
Генерал указал на карте несколько городов, в которых были танковые училища, и Левченко без колебаний выбрала Сталинград.
— Значит, Сталинградское училище? Так и запишем, — сказал генерал, делая пометки на моих бумагах. — А теперь давай поговорим. У нас нет нужды брать в танковые войска женщин. Для тебя делаем исключение. Я надеюсь, что и в училище ты проявишь всю свою настойчивость, будешь примером и в учебе, и в быту. Ты понимаешь, о чем я говорю?
Ирина молча кивнула.
А он продолжал:
— В училище много и тяжело работают. Тебе будет трудно. Смотри, решила стать танкистом — держись до конца. Через год, а может и раньше, станешь командиром, сама будешь воспитывать людей…
Генерал-лейтенант знал, что курс училища во время войны был сжат втрое против нормального расписания, а, значит, программа обучения крайне напряженна. Однако что-то глубоко взволновало его в настойчивой просьбе молоденькой девушки-старшины.
В 1943 году Ирина Левченко прошла ускоренный курс обучения и служила офицером связи 41-й гвардейской танковой бригады 7-го механизированного корпуса, действовавшего на 2-м и 3-м Украинском фронтах.

Из книги Ирины Левченко «Повесть о военных годах»:
«— Пошлите меня в часть, дайте повоевать на танке!
И комбриг направил меня в полк, где накануне выбыл из строя командир танкового взвода. Наконец-то я буду командовать взводом и сама вести в бой танки!»
Всю дорогу она волновалась, стараясь представить себе своих будущих подчиненных и продумывая всевозможные варианты первой встречи со взводом.
Все оказалось значительно проще. На официальное представление и прием взвода просто не было времени: завтра в бой. У нее есть свой танк! Пусть связной, это все равно. Теперь она будет настоящим танкистом.
— Садись в танк, догони батальон и передай приказ: не выскакивать далеко вперед без пехоты. Вернешься сюда, здесь будет командный пункт, — приказал Иринин комбриг.
Гордая первым поручением, она с ученым видом проверила пушку и захлопнула люк.
Не успел танк выйти из-под прикрытия последнего домика, как по правому борту ударило что-то тяжелое, гулко, как колокол, отозвалась броня, и в то же мгновение что-то во многих местах шаркнуло по башне. Мина! Ирина старалась как можно скорее развернуть башню — снова гулким колоколом отозвалась броня. Но в это же мгновение она заметила вспышку и навела на нее свою автоматическую пушку. Дала две длинные очереди. Вражеский миномет молчал. Неужели подавлен?! Радость ударила в голову: «Это я, я заставила его замолчать!»
— Здорово получилось! — крикнул механик-водитель, и танк, как бы обрадованный нашей удачей, птицей взлетел на вершину небольшого кургана.

Экипаж ее танка «Т-60» участвовал в штурме Смоленска, освобождал Карпаты, Румынию, Болгарию, Венгрию. Войну Ирина Левченко окончила под Берлином. За совершенные подвиги в годы Великой Отечественной войны Ирина Николаевна Левченко награждена тремя орденами Красной Звезды, десятью медалями.
Очевидцы, те, кто сражались вместе с Левченко в одном танковом батальоне, потом, после войны, расскажут о ее боевых подвигах: «Вылезешь из танка, как черт. Умыться негде, воды нет. Очки подымешь. Ни кожи ни рожи. Не поймешь, кто ты есть. Как усну, мне снилось, что отец работает банщиком, а я у него прошусь: разреши помыться. Если рядом овраг с ручьем или болото чистое, мы комбинезоны в грязи, в песке вытопчем, сполоснем. На трансмиссию положим, мотор заведем, пять минут — и комбинезон высох. Быт танкиста — не для женщины. Но Ирина мирилась со всем, терпела. Что меня еще возмущает — показывают женщину на войне, она обязательно курит. А у нас в бригаде никто из девушек не курил, не пил…»
Сохранилось письмо, которое мама Ирины Левченко Лидия Сергеевна Сараева получила из части, где служила ее дочь:
«Командование и политический отдел части № 32 456 поздравляет вас с получением вашей дочерью Ириной Николаевной Левченко ордена Красная Звезда за мужество, отвагу и героизм… Ваша дочь мастерски дерется с врагом, и вы можете гордиться такой дочерью!»
Золотой Звездой Героя Советского Союза Ирину Левченко наградили уже после войны — 6 мая 1965 года.
В 1952 году Ирина Николаевна окончила Военную академию бронетанковых и механизированных войск имени Малиновского, в 1955 году — исторический факультет Военной академии имени М. В. Фрунзе. Из воспоминаний главного маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова:
«Однажды адъютант докладывает: «Старший лейтенант Левченко просит принять по личному вопросу». Я, помнится, готовился тогда к срочному совещанию и был занят. Однако Левченко оказался таким настойчивым, что мне даже стало любопытно. Дай, думаю, все-таки посмотрю на этого орла, который у меня в приемной бушует. Открылась дверь, и четко, по-уставному, обращается ко мне девушка в офицерских погонах. Как-то даже непривычно произносить это слово — тан-кист-ка. Оказалось, что ее собираются отчислить из Бронетанковой академии именно потому, что она девушка! Ну что тут делать! Слушал я, слушал и дивился ее необычайной настойчивости. Вообразите себе, с каким упорством ей приходилось добиваться своей цели: ведь, для того чтобы попасть в академию в двадцать лет, ей нужно было окончить танковое офицерское училище в восемнадцать-девятнадцать. Невероятно!»

Член Союза писателей СССР Ирина Левченко жила в Москве, где и скончалась 18 января 1973 года. Похоронена на Новодевичьем кладбище.
Почетный гражданин города Артемовска Луганской области. Ее имя было присвоено одному из кварталов Луганска. На здании школы № 3 города Артемовска, где училась Ирина Николаевна, установлена мемориальная доска. Памятный знак с надписью: «Здесь жила Герой Советского Союза, подполковник, писательница Левченко Ирина Николаевна (1924 —1973)» установлен на одном из фасадов «Дома на набережной» в Москве». В 1975 году ее именем названа улица Москвы.
Валерий Снегирев
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Из Харькова с любовью
  • Танкистка
  • Вышел в свет №61 литературно-художественного журнала "Склянка Часу*Zeitgla ...
  • Танковый ас
  • Сегодня - день рождения замечательной Ирины Силецкой


  • #1 написал: ICEXIS (8 марта 2012 00:41)
    Светлая память геройской женщине
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Апрель 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    1 апреля 2020
    Азийское небо

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.