Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

О ненаписанных "Кошках", или как иногда бывает слишком поздно... Публицистика |
В январе 2012 года не стало Мирославы Михайловны Радецкой – женщины, которая в 81 год жила активной творческой жизнью, писала, публиковалась, обладала феноменальной памятью. Была автором лучших в городе, по мнению многих, театральных рецензий, и хорошим другом.

Я познакомилась с ней в 2006 году. Она подошла ко мне в литературной гостиной «Светлица» и предложила для моего сайта «Поле надежды» рассказ «Первая любовь, последняя любовь». С тех пор мы начали общаться. Время от времени она давала для публикации на сайте и другие свои рассказы – очень лиричные, умные, тонкие. Она их называла «устные новеллы» или «исповедальная проза». Сейчас они, как водится, разошлись по интернету. А больше всего перепечаток у её статьи о Лилит «Образ любви: эволюция библейского предания». Видимо, ей самой был близок образ Лилит, как гордой, независимой женщины.

Вскоре после этого я начала писать театральные рецензии. Вначале писала не о театрах нашего города, здесь же я никого не знала среди редакторов газет и театральной общественности. Мира Михайловна меня подталкивала, воодушевляла: «Давай, пиши!» Она дала мне все телефоны редакций, что у неё были. И ещё одного начинающего театроведа, на моей памяти, Мира Михайловна вдохновляла писать и публиковаться в прессе. С тех пор мы начали обсуждать с ней все театральные премьеры и новости. Так нас сблизил интерес не только к литературе, но и к театру.

Мира Михайловна была постоянно в работе. Каждый день что-то писала. Когда мы в последний раз общались по телефону, она сказала, что пишет рецензию на книгу Ивана Михайловича Дзюбы - своего однокурсника, ныне академика и героя Украины, дружбу с которым она пронесла сквозь годы. Другие рецензии также ожидали своей очереди. И она так и не написала свою новеллу «Кошки в моей жизни», о замысле которой говорила мне в течение уже не одного года. В ней собиралась сказать несколько слов и о моей питомице – чёрно-белой Принцессе Нури. Она уже не могла подняться ко мне на пятый этаж, чтобы лично удостоить Нуру визитом, лишь заочно любила её. «Кошачья личность», - часто повторяла она. И неудивительно, ведь Нура из бездомной кошки стала домашней любимицей, в первую очередь, благодаря своим личным качествам. Эта смелая киса, будучи на грани выживания, спокойно отнимала еду у собаки. Выбрав дом желаемых хозяев, она в нужные моменты подходила к ним и с выражением говорила «Мяу». Она мурлыкала громко и с беспредельным энтузиазмом, всячески пытаясь заслужить любовь. «Сильная личность, которая сама сделала себе судьбу», - с восхищением говорила Мира Михайловна об этом пушистом, ласковом, часто и подолгу мурлыкающем существе.

Кошки были её последней страстной любовью, и она будто бы «на десерт» откладывала создание столь значимого для неё произведения.

«Быть может, последняя в моей жизни любовь… Буквально пролетев по воздуху, на плечо мне прыгнул пушистый красавец — персидский кот гималайского окраса; нежно-бежевый, почти чёрная «маска», уши, лапы и хвост, а под ним, как простодушно сказал ребёнок соседки, «чёрная бабочка». Он нежно мурлыкал, обнимал лапами мою шею, лизал руки, ворвался в моё жильё и не хотел уходить…» - так заканчивается та самая новелла «Первая любовь, последняя любовь». Я застала Мурра, колор-пойнтового красавца, имя которого напоминает о новелле Гофмана «Житейские воззрения кота Мурра». Последнюю любовь Миры Михайловны. Однажды мы сидели на её диване и беседовали, я спросила, напишет ли она о Мурре. «Нет, - сказала она, - он ещё недостаточно дал материала». «Мяу», - сказал Мурр, сидевший на тумбе у окна в противоположном конце комнаты. «Что ты всё «мяу» да «мяу», ты лучше материал дай», - подумала я… Спустя некоторое время Мурр тяжело заболел, и для Миры Михайловны настали скорбные дни ухода за умирающим, которому помогли поскорее отправиться в мир иной некомпетентность и алчность приходящих ветеринаров – добраться до ветклиники у неё уже не было сил... С тех пор у Миры Михайловны больше не было кошачьих. Сначала при воспоминаниях о Мурре сжималось сердце, а потом она решила, что с её здоровьем безответственно брать в дом живое существо. Мало ли что… И всё равно так хотелось кошки в доме, тёплого, доброго, нежно мурчащего комочка. Теперь Мира Михайловна одаривала своей любовью питомцев соседей и друзей. Искала в городе организацию, помогающую бездомным животным, чтобы перечислить деньги. Нашла, но так и не успела дозвониться…

«Старение – это очень тяжёлый труд. Особенно когда вы чувствуете в себе затухание, и ваши болезни начинают брать верх над вами. Смешные, просто оскорбительные болезни начинают подчинять вас себе. Не успеете оглянуться, как они становятся частью вашей жизни и сильно осложняют её. Старение - выматывающая работа. Об этом не часто говорят. Мы должны больше говорить об этом. Старение само по себе - работа на полную ставку» (Ингмар Бергман, режиссёр, проживший 89 лет).

Мира Михайловна была человеком необычайно эрудированным. Все, кто её знал, помнят, что это была живая энциклопедия, особенно в вопросах филологии и литературоведения. Она приходила на многие литературные объединения города, и там всегда рассказывала что-нибудь интересное. Великолепно декламировала стихи. Она была добрым человеком, любила дарить и отдавать, всё время хотела быть кому-то нужной. В новелле «И добрые примеры заразительны» она пишет о происхождении своей привычки каждый вечер вспоминать и благодарить хороших людей, которых она встретила за день. Один человек однажды помог ей. «В растерянности я спросила, могу ли я чем-нибудь выразить свою благодарность. И он сказал очень серьёзно, что, отходя ко сну, я должна обратиться ко Всевышнему со словами: «Господи, благодарю Тебя, что Ты послал мне этого человека». Я получила урок на всю оставшуюся жизнь: жить так, чтобы после контакта со мной у людей было основание благодарить судьбу за встречу со мной».

Происшедшее было неожиданным для всех, кто знал Мирославу Михайловну. У неё было слабое здоровье, но ум и творческие силы пребывали в полном расцвете. Недописанные статьи, несостоявшиеся беседы… Накануне того печального воскресенья я собиралась подольше поговорить с ней, кое о чём расспросить, кое-что рассказать. Но откладывала разговор на ближайшие дни… В театре – премьера «Ханумы», и она будто где-то в зрительном зале. Хотела посмотреть, просила распечатать пьесу, я искала, нашла два варианта перевода. Теперь не могу обсудить с ней этот спектакль. Почему же мы склонны не особенно ценить людей при жизни, и спохватываться, когда уже слишком поздно? Этот вопрос я адресую, прежде всего, самой себе… Мне, и думаю, не только мне, ещё долго будет её не хватать.

Господи, благодарю Тебя, что Ты послал мне этого человека.

* * * *

А это — «Мартовская сюита», которую Мира Михайловна составила из стихов трёх авторов, очень любила и часто читала со сцены и в кругу друзей.

Пояснение Мирославы Радецкой: «Известный прозаик и филолог Михаил Пришвин различал три стадии весны: весна воды, травы, света. Но предвестниками их были серенады мартовских котов. Возможно, нарушив в чём-то лексику и строфику, объединяю в одну поэтическую сюиту стихи Саши чёрного, Эдуарда Багрицкого и Аллы Стройло о весне».

Вчера мой кот
        взглянул на календарь
И хвост задрал
        трубою машинально.
Потом подрал
        по лестнице, как встарь,
И завопил тепло
        и вакханально:
«Весенний брак,
        гражданский брак!
Спешите, кошки,
        на чердак!»
Весенний ветер
        за дверьми —
В кого б влюбиться,
        чёрт возьми?
* * * *

Уже на крыше, за трубой,
Под благосклонною луной
Они сбиваются гурьбой,
Задрав хвосты
        свои трубой.

Где сладко пахнет молоком
И нежное белеет сало,
Свернувшись
        бархатным клубком,
Они в углу урчат устало.

Ведь ты, любовь,
        для всех одна,
Ты всех страстей
        нежней и выше.
И благосклонная луна
Зовёт их на ночные
        крыши.
* * * *

Разблагим
        кошачьим матом
Средь весенней маяты,
Не утешенные мартом,
Воют шалые коты.

Рваной линией забора
Над не стихшею водой,
Смесь любовника и вора,
Кот крадётся молодой.

Каторжной,
        отпетой масти
Мурки замуж все хотят...
Боже мой,
        какое счастье,
Что не мне топить котят!
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • О ЛЮБВИ
  • Мышка и Майя
  • Памяти Мирославы Михайловны Радецкой
  • Скончалась литературовед, критик, публицист Мирослава Радецкая
  • Мирослава Радецкая отмечает юбилей


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Февраль 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    14 февраля 2019
    Стихи о любви
    13 февраля 2019
    Басни
    10 февраля 2019
    Февраль

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.