ОППОЗИЦИЯ ШОУ-БИЗНЕСУ

ОППОЗИЦИЯ ШОУ-БИЗНЕСУ

«Нет мудрее и прекрасней средства от тревог, чем ночная песня шин. Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог штопаем ранения души…» В этих словах Юрия Визбора – всё, чем замечательна авторская песня – душевность и доброта, искренность обращения к слушателю, как к другу. Не зря, ведь, следующая строчка начинается: «Не верь разлукам, старина…» Где ещё сейчас можно услышать такие слова? Да и не только сейчас. С самого возникновения, как жанра, авторская или, как ещё её называют, бардовская песня была своеобразной отдушиной для тех, кому ветер в ушах свистел не «БАМ», в смысле Байкало-Амурская магистраль (для тех, кто не помнит), а «К большой реке на утро выйду, на утро – лето кончится. И подавать не буду вида, что умирать не хочется». Это Александр Городницкий, которого вместе с Визбором, Окуджавой, Галичем и Высоцким называют отцами-основателями всего этого движения. Популярность его в 60-70-е годы была просто фантастической.
Пафосность и лицемерие политико-социальных вокальных произведений и идиотский примитивизм так называемых молодёжных и любовных сочинений советской эстрады («Ты моя рука, ты моя нога, ты моё моё, я люблю тебя…) отвращали от себя всех нормальных людей, автоматически привлекая их к, казалось бы, тихим и задумчивым полупесням – полуречитативам, чей голос, тем не менее, раздавался на всю страну, собирая на фестивали авторской песни десятки тысяч человек. Сейчас можно сказать, это была своеобразная оппозиция официальной эстраде, да и, в какой-то мере, общественному строю.
Впрочем, авторская песня, в лучших своих проявлениях, и сегодня остаётся такой, составляя тихую оппозицию буйному отечественному шоу-бизнесу, продолжая говорить о любви и дружбе, чести и порядочности, о всём том, что составляет суть жизни, но, почему-то, исчезает из содержания произведений массовой культуры.
Хотя, может быть, я и не прав, в чём-то идеализируя жанр и его представителей. Ведь есть и масса дурацких, малопрофессиональных песен, абсолютно пустых и самодовольных, которые причисляются к авторским только ввиду наличия гитары у исполнителя и надрывных мотивов в голосе. Что происходит с авторской песней сегодня, когда – всё разрешено, когда идеалы круто изменились, когда на смену стареющим бардам пришло новое поколение, для которых Окуджава – это что-то из прошлого века? Почему в радиоэфире авторские песни стоят рядом с блатными? Это прихоти формата или вынужденное братание во имя выживания? И, наконец, как развиваться жанру дальше после появления проекта «Песни нашего века», поднявшего исполнительскую планку до небес и показавшего, прекрасные поэтические тексты в мастерском исполнении и аранжировке звучат на уровне современных хитов.
Об этом мы сегодня поговорим с одним из организаторов многих фестивалей, поэтом и журналистом, членом Межрегионального союза писателей Сергеем Зарвовским.
- С чего, на ваш взгляд, начиналась авторская песня?
- Наверное, неправильно привязывать точку отсчета к какой-то фамилии. Например, упоминая Визбора, забывают о том, что Окуждава начал писать песни гораздо раньше, сразу после войны.
Но до Булата Шалвовича творил не забытый и сегодня Михаил Анчаров, первая «проба пера» которого в этом жанре относится еще к концу тридцатых годов. А еще раньше писал песни Александр Вертинский, а до него, во второй половине XIX века, существовали авторы многочисленных городских романсов, да и герой войны с Наполеоном Денис Давыдов тоже известен как автор песен собственного сочинения. Сообщу вообще кажущимся невероятным факт, лет 15 назад квартет Пермской филармонии исполнил несколько песен, сочиненных самим… Иваном Грозным! В каких-то архивах нашли слова с нотами, правда в те времена нотная грамота была другой, отличающейся от сегодняшней, но ее расшифровали, и появилась возможность услышать, чем же услаждал слух бояр в часы досуга Иоанн Васильевич, которому тоже было не чуждо чувство ритма и рифмы. А до него… Так что, мне кажется, идя таким путем, мы можем обнаружить истоки авторской песни где-нибудь в неолите, кода шаман, играя на костяшке с дырочками или натянутых на доску жилах, бубнил заклинания собственного сочинения.
Но корни того, что сегодня мы называем современной бардовской или авторской песней, найти можно, если вести отсчет не от конкретных личностей, а от начала ее массового появления, которое пришлось на первую половину 50-х годов. Именно в то время, отстроив страну после войны, народ получил возможность немного передохнуть, и в моду начали входить вылазки на природу. Ну а там, как известно, душа поет сама. Вначале появились тексты на туристско-лирическую тематику, которые исполнялись на музыку известных эстрадных песен, затем, наиболее смелые, начали сочинять не только слова, но и собственную музыку. Я знаком с организаторами первого КСП в Советском Союзе Анной Яшунской (к сожалению недавно мне сказали, что ее уже нет) и Сталиной Мишталь, которые рассказывали, как это происходило в их родном Ленинграде. Именно после таких вылазок на природу, в которых кроме них принимали участие Валентин Вихорев, Валентин Глазанов, ставшие впоследствии известными бардами (чуть позже в их компании появился молодой геолог Саша Городницкий) и появилась идея создать клуб, который назвали «Восток». Именно здесь получили первое «боевое крещение» перед аудиторией Городницкий, Визбор, Высоцкий и многие-многие другие, сегодня хорошо известные барды.
Кстати, этот этап появления нового жанра зафиксирован не только в устных воспоминаниях свидетелей, многие из тех, первых авторов, дожили до появления послеперестроечных пластинок «Мелодии» с их записями, которые мы можем услышать. Когда я на радио делал передачи об авторской песне, то обнаружил на пластинке Бориса Полоскина уникальную запись – его первую песню, которую он написал именно в начале 50-х! Это действительно необычный случай, ведь первая песня по прошествии стольких лет либо забывается, либо не исполняется, поскольку была наивной и несовершенной. Например, Ю.Кукин, «засветившийся» в 60-х годах благодаря песне «А я еду за туманом», говорит, что свои первые шесть песен он исполнять, стесняется, настолько они неказисты по сравнению с теми, что он написал впоследствии.
-А как произошло знакомство с авторской песней у вас?
- Тот, кто хоть раз в жизни посидел у ночного костра с песней под гитару, не останется равнодушным к тому, что там исполняется, ведь на природе душа просит не назойливых шлягеров, а настоящей, душевной песни.
В такой же обстановке и я познакомился с творчеством тех, кто сегодня считается классиками этого жанра. Слушая исполнение песен Юрия Кукина, Александра Городницкого, Юрия Визбора, я не только не думал, что когда-нибудь буду пожимать авторам руки, но и не подозревал, кому они принадлежат. Знакомство произошло гораздо позже, до того же времени я с удивлением открывал для себя тот факт, что песни, считающиеся чуть ли не народной классикой в туристской среде, имеют конкретных авторов. И те не только живут и здравствуют (сегодня, к сожалению, уже не все), но и выступают с концертами, на которые можно попасть и заново пережить в зале те ощущения, которые охватывали тебя под звездами Кавказа, Урала или Хибин.
Совершенно случайно я узнал о существовании в Луганске клуба самодеятельной песни – КСП, как тогда назывались такие объединения, которым руководил Виктор Забашта. Вот тут-то и началось узнавание тех, кому принадлежали хорошо известные песни и знакомство с новыми (ныне широко известными) молодыми авторами, такими, как москвич Юрий Лорес, киевлянин Анатолий Лемыш, днепропетровец Александр Медведенко, запорожец Сергей Кучма и многими другими, которые в то время часто приезжали с концертами в наш город. Почти со всеми поддерживаю отношения и до сих пор.
- Да, во времена Виктора Забашты, который сейчас, кстати, один из руководителей Московского клуба авторской песни, Луганск чуть не превратился в бардовский Нью-Васюки. Приезжали не только вышеперечисленные авторы, но и такие звёзды, как Визбор и Дольский, Никитин и Розенбаум, Дулов и Суханов, Долина и Семаков… Билеты на концерты достать было довольно трудно. Да и луганская школа заявила о себе именно тогда. Кроме Забашты побеждали на фестивалях Александр Анищенко, Сергей Черкашин, Ирина Лубяницкая, Светлана Берлова, Лилия Тритынко, Стелла Зубкова. Позднее к ним присоединился Антон Ворожейкин, который стал своеобразным «последним из могикан». Новых громких имён так и не появилось. Хотя, безусловно, таланты не исчезли. Изменилось время и отношение к авторской песне. Да и она сама изменилась. Как вы считаете?
- Все время своего существования авторская песня постоянно развивалась, тексты становились более совершенными, музыка и авторское исполнение более профессиональными, внутри самого жанра появились разные музыкальные течения. Тем не менее, жанр неоднократно «хоронили», пожалуй, первым, кто заявил о том, что авторская песня умирает, был, как это не странно, Булат Окуджава. Возможно, исповедуемая им песня действительно потихоньку отходит в небытие, но это не означает, что пишущие по иному не являются бардами. Творчество покойного классика оказало большое влияние на несколько поколений авторов и просто почитателей, поэтому простим ему брюзжание, возможно, он просто решил, что если сам отошел от сочинительства песен, то на его место никто не может претендовать.
Но никто и не собирался этого делать, молодые имена заявляли о себе в совершенно иной манере и стиле. Достаточно послушать продолжающих писать авторов среднего поколения Юрия Лореса, Александра Мирзаяна, Александра Вербицкого, Владимира Каденко, Виктора Байрака и более молодых – Алексея Бардина, Вадима Волкова, Шухрата Хусаинова и многих других.
Можно по разному относиться к их творчеству и к тем музыкальным направлениям, которые они представляют, но то, что это талантливые ребята, сомнений быть не может. Поэтому слухи о смерти авторской песни явно преувеличены, тем более, что подобные рассуждения уже имели место по отношению к другим видам искусств - с появлением кино хоронили театр, а с проникновением в наш быт видео, заявляли о смерти кино. Однако, пережив определенный кризис, они возрождались уже в более совершенном виде. То же самое происходит и в авторской песне – зародившись у костра, и проведя «детство» на кухнях, она сегодня проникла в престижные концертные залы. К этому явлению тоже можно относиться по разному, но наличие огромных аудиторий слушателей только свидетельствует о ее востребованности, о чем говорит популярность проекта «Песни нашего века».
- Проект, действительно, уникальный, и отношение к нему неоднозначное. Что вы о нём думаете?
- С моей точки зрения, это чисто коммерческое мероприятие, благодаря которому его участники смогли неплохо заработать. Но, лично мне не нравится хоровое исполнение авторской песни, да еще в больших залах. Этот жанр требует камерной обстановки, более тесного контакта со слушателем. Нетрудно собрать на одной сцене десяток-полтора голосистых, хорошо владеющих гитарой авторов и исполнителей, но это уже не бардовская песня, а отработанное шоу. Мне вспоминаются слова уважаемого мной Юрия Кукина, видимо, еще лет 20 назад предвидящего подобное развитие обстоятельств, который говорил: «Представь ансамбль песни и пляски имени Александрова, хором исполняющий «Выхожу один я на дорогу…». Правда мне легко так рассуждать, поскольку если не лично знаком со многими участниками проекта, то бывал на их сольных выступлениях, а у многих молодых почитателей авторской песни, может, это была единственная возможность увидеть своих любимых бардов, да еще в таком количестве одновременно. Возможно, для популяризации авторской песни такой способ подачи может иметь право на жизнь и своих слушателей, а, может быть, это и есть один из элементов ее развития. Но я все равно предпочитаю авторов слушать поодиночке и в небольших залах.
Правда, сегодня, в связи с известными трудностями, далеко не в любом городе можно организовать концерт. Если раньше все делалось на энтузиазме организаторов и при содействии любителей бардов среди руководства города или комсомольских работников, то сейчас это сделать не так просто. Организация бардовского концерта в небольшом городе никогда не было коммерческим мероприятием, доказательством этого может служить отказ участников «Песен нашего века» выступать после Донецка в Луганске. Поэтому пригласить выступающего, это, значит, понести определенные расходы, которые могут и не окупиться – надо заплатить за аренду зала, аппаратуры, выплатить гонорар и т.п.
- Есть такие строки: «Зачем всё это? Зачем земля, зачем планета…» Продолжая, можно спросить: «Зачем авторская песня? Сегодня, когда главное – деньги, власть, когда доброта и порядочность, порой, кажутся анахронизмом…»
- Как-то я задал подобный вопрос председателю Бахчисарайской районной администрации: «Зачем он каждый год в течение двух месяцев бесплатно предоставляет участок на берегу моря под бардовский лагерь?». Честно говоря, такого ответа от немолодого хозяина района я не ожидал. В течение долгого разговора он объяснял мне, что транслируемое по радио и телевидению даже условно нельзя назвать «культурой», только бардовское искусство способно тронуть душу человека, даже если он впервые с ним столкнулся, только искренняя песня и настоящая поэзия могут конкурировать с попсой, активно навязываемой слушателю. С этим утверждением невозможно спорить, за многие годы, отданные этому жанру, я неоднократно наблюдал за выражением молодых лиц, впервые слушающих настоящих бардов – вряд ли после этого они побегут «наслаждаться» группой «Руки вверх» или «Отпетыми мошенниками». Возможно, одна из причин по которой авторская песня жива и будет жить, это то, что если раньше она не подчинялась власти, то сегодня она не подчиняется шоу-бизнесу.
«До свиданья, дорогие! Вам – ни пуха, ни пера. Пусть вам встретятся другие, лишь попутные ветра…» Так может сказать только друг. И этот друг – авторская песня. Она живёт и развивается, несмотря ни на что. Ведь дружба не умирает.

Владимир Спектор

Комментарии 3

NMavrodi от 4 февраля 2012 13:47

Многие лета авторской песне! И пусть не становится "глуше музыка души". С ностальгией вспомнились концерты в Луганске Юрия Визбора, Юрия Кукина, Евгения Клячкина, Александра Медведенко в середине 70-х.

 

Спасибо за интервью! Много интересной информации.

Редактор от 6 февраля 2012 06:34

"Тем не менее, жанр неоднократно «хоронили», пожалуй, первым, кто заявил о том, что авторская песня умирает, был, как это не странно, Булат Окуджава. Возможно, исповедуемая им песня действительно потихоньку отходит в небытие, но это не означает, что пишущие по иному не являются бардами. Творчество покойного классика оказало большое влияние на несколько поколений авторов и просто почитателей, поэтому простим ему брюзжание, возможно, он просто решил, что если сам отошел от сочинительства песен, то на его место никто не может претендовать."
 Заявлено, однако, смело Сергеем Зарвовским. Или - неосторожно? В масштабе той большой страны Советов, а ныне стран СНГ, да и за их пределами имя Булата Окуджавы  широко известно, его творчество также широко популярно, и, на мой взгляд, настолько, что всякое неосторожное слово, само по себе, звучит оскорбительно, как дань памяти всенародному любимцу. Одним из многочисленных доказательств  является памятник поэту-барду на Арбате, где и доныне происходят встречи представителей, как создателей авторской песни, так и почитателей, в том числе и самих горожан, считающих Арбат любимейщим  местом встреч и свиданий, и не просто так, а из гордости за соотечественника, и передаваемого  этого замечательного чувства из поколения в поколение.
Желание "погреться" на знании жизни, деятельности и высказываниях знаменитых личностей чревато тем, что обнаруживает самого автора с предосудительной стороны - это очевидно. Сколько на нашей памяти было услышано в телевизионных программах, статьях  вот таких неосторожных, мягко говоря, заявлений в адрес Сергея Есенина (достаточно вспомнить фильм о нём...), Владимира Высоцкого, Юрия Висбора и других? В рамках этики вообще об усопших не принято говорить плохо, и, тем паче, о любимцах народа. Сожалею, что мне пришлось об этом напоминать в адрес Сергея Зарвовского. Лично я восприняла его сетование, как нанесённую им обиду мне за любимого мною классика - Булата Окуджаву, и самому Булату Окуджаве. Мало ли кто из популистов произнёс сие, обнаружив свою бестактность... Но хуже, - когда подобное заявление делает тот, кто сам не слышал этого из уст самого Булата Окуджавы, повторяя подобное суждение. Это прискорбно...

alevtina
alevtina от 6 февраля 2012 06:37


И ещё одно серьёзное замечание. Всё в тех же рамках этики недопустимо упоминать только фамилию (без имени) любого человека. Я думаю, все понимают - почему. Звучит безымянно, не уважительно, по меньшей мере, а вообще, сухо, грубо, оскорбительно. Мода? Сейчас это как эпидемия: Путин, Задорнов и так далее(!) Мы - "Иваны" "Не помнящие своего родства"? Больно!
В целом же статья интересная, добрая, тёплая. Замечательно то, что мы не забываем наших любимцев, всех тех, кто достоин поклонения на поле литературы и искусства в целом. С признательностью, Алевтина Евсюкова.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.