«ПОЭЗИЯ – ЭТО СОСТОЯНИЕ ДУШИ»

«ПОЭЗИЯ – ЭТО СОСТОЯНИЕ ДУШИ»

Луганский поэт Иван Чалый родился 25 декабря 1941 года в Белгородской области. С 1959 года живет в Луганске. Получив среднее образование, оканчивает одно из технических училищ г. Луганска. Служил в армейских рядах. Работал на тепловозостроительном и станкостроительных заводах. С 1971 года - в Луганской телерадиокомпании. В последние годы был заместителем главного редактора областного радио. В настоящее время – на заслуженном отдыхе.
Окончил Литературный институт им. Горького ( г. Москва ). Автор ряда поэтических книг. Печатался также в периодических изданиях, во многих коллективных литературно-художественных сборниках. Первая книга поэта «Первая радуга» вышла в свет в 1978 году в донецком издательстве «Донбасс».
Член Межрегионального Союза писателей Украины, лауреат литературной премии МСПУ им. М.Матусовского.

– Иван Митрофанович, вы помните свое первое опубликованное стихотворение?

– Известный поэт Иван Доронин собирал материал для стихотворного сборника "Родники народные". Это было в конце шестидесятых годов ушедшего столетия. Я тогда послал подборку сти¬хотворений в одну из центральных газет. И, видимо, стихи * попали на рецензию к И. Доронину. Он и отобрал одно мое
стихотворение "Все на лугу лето пропело" и включил его в сборник. Книга тогда вышла в Москве в издательстве "Совет¬ская Россия". Почти одновременно это стихотворение было опубликовано в луганской молодежной газете "Молодогвард1ець".

– Научил ли вас писать стихи Литературный институт?

– Научить человека писать стихи нельзя. И, конечно, писать стихи нигде не учат. Не занимаются этим делом и в Литературном институте. Просто для учебы сюда отби¬рают людей по итогам творческого кон¬курса. Если есть в человеке божий дар, то его можно развить: что-то подсказать, дать направление и т.д. Литературный институт осуществляет уникальную возможность расширить кругозор студентов, знакомит с творчеством разноплановых поэтов.
Многое мне дало и общение с преподава¬телями, которые имели высокий профессиональный ранг и, в большинстве своем, были авторами учебных пособий, по которым мы учились и студенты многих гуманитарных вузов страны.

– А кто были вашими учителями поэзии в Литинституте?

– Мне повезло. Участников нашего се¬минара отбирал Роберт Иванович Рождественский, включив в него и меня. У нас он преподавал года два. Но потом на центральном телевидении он стал ведущим программы "Документальный экран". Работа на телевидении и личная творчес¬кая работа забирали у него уйму времени и от преподавания в Литинституте при¬шлось отказаться. Затем нашим семи¬наром стал руководить хороший русский поэт и прозаик Владимир Дмитриевич Цыбин. Он и довел нас до диплома.

– По вашему мнению, поэт - это про¬фессия?

–Я бы не сказал, что это профессия. Скорее всего, это увлечение, дающее воз¬можность заговорить рифмованными строчками. В мою же профессию вошла журналистика. Замечу, что даже в дип¬ломах, выдаваемых Литературным инсти¬тутом, профессия не называлась как поэт, прозаик или критик. Писалось просто – "литературный работник".

– Как-то большой поэт Давид Самойлов заметил: "Стихи не пишутся, а записы¬ваются". Вы знакомы с этим ощущением?

– По сути дела, в основном, у меня так и получается. Стихи сначала рождаются в голове или душе, а когда что-то вырисо¬вывается, тогда уж садишься за стол. А просто сесть и заставить себя написать стихотворение бывает очень редко. Хотя писать по заказу тоже надо уметь поэту. Во всяком случае, в свое время Роберт Рож¬дественский в Литинституте однажды да¬вал студентам задание написать стихи на тему "Первый снег". Было тогда много воз¬мущений: "Как это возможно? Ведь необходимо вдохновение!" Но Роберт
Иванович быстро остановил эти разгово¬ры, высказав свое мнение, что поэт должен и даже обязан уметь сочинять рифмо¬ванные строки и на заказ. Так что зазор¬ного здесь ничего нет. Хотя стихи все-таки надо записывать.

– Творчество какого поэта оказало на вас наибольшее влияние?

– Я могу назвать лишь одно поэтическое имя. Например, мне очень близок Лермон¬тов. И я ему всегда отдавал и отдаю первенство в рус¬ской поэзии. Одно время увлекался творчеством Сергея Есени¬на, хотя в по¬ру моей лите¬ратурной мо¬лодости он почти не издавался. Небезразличен мне и Мая¬ковский. Так что пришлось учить¬ся понемногу у многих поэтов.

– "Не часто к нам слетает вдохновенье", – посетовал в свое время Дельвиг. А как с этим вопросом обстоит дело у вас?

– Я полностью согласен с этим мнением поэта. Не часто, очень не часто. Посещению вдохновения мне мешало занятие журналистикой. Основной темой моих радиопередач были жизнь и развитие промышленности региона. Конечно, переходить от этих вопросов к лирическому настрою было не просто. Вдохновение ко мне приходило чаще по дороге на работу, в командировочных поездках, при выездах на природу. Для себя считаю вдохновением тот момент, когда появ¬ляется строчка, которая может повести за собой целое стихотворение.

– Живет ли в вас самом жесткий критик вашего творчества?

– Всегда стараюсь, чтобы такой критик во мне присутствовал. Когда требуется подготовить подборку из ранее написан¬ных стихотворений, я обязательно их внимательно перечитываю. Что-то подчи¬щаю, какие-то строчки переписываю за¬ново. И вообще, когда я возвращаюсь к своим стихам, я обязательно нахожу какие-то изъяны, какие-то неточные слова. Я понимаю, что никогда нет предела совершенству. Но подойти ближе к этому незримому пределу всегда стараюсь.

– Планируете ли вы свою поэтическую работу?

– Эта работа ведется абсолютно хаотично и непредсказуемо. И вообще в поэзии, я считаю, что-то планировать невозможно. Даже учась в Литинституте, когда приходилось к каким-то срокам готовить творческие работы, я отказы¬вался от планирования. Правда, потом приходилось наверстывать упущенное.

– В одном из своих стихотворений вы отметили, что поэзия и "ревнива, и равнодушна, и ранима". Почему она "равнодушна "?

–Когда начинаешь писать стихотво¬рение, часто не знаешь к какому финалу придешь. Вроде бы выбрал одну тему, а заканчиваешь другой. И это уже не твое желание. И, по-моему, поэзии нет ни¬какого дела до настроения автора, ей неинтересно болеешь ли ты, или тебя тя¬готят какие-то невзгоды. Она равнодуш¬на к поэту и требует итога, т.е. рождения стихотворения.

– Каково ваше отношение к новатор¬ству в поэзии, как вы воспринимаете поэ¬тические эксперименты?

– Стихотворные эксперименты можно обнаружить почти у каждого поэта. Экспериментировали Валерий Брюсов, Вла¬димир Маяковский, Илья Сельвинский, Семен Кирсанов... И этот список поэти¬ческих имен можно долго продолжать. Без эксперимента, как и в науке, в поэзии не может быть движения вперед. Без экс¬периментов никакой прогресс невозмо¬жен. Я также экспериментировал: писал "корабликом", сочинял палиндромы, которые одинаково читаются слева на¬право и наоборот, даже однажды сочинил стихотворение, где все слова начинались с буквы "с". Но считаю, что стихотворный эксперимент не должен быть самоцелью для поэта, он не должен становиться основой его творчества.

– Мэтр луганской поэзии Степан Бугорков в предисловии к вашему сборнику "Криница" утверждал: "Иван Чалый умеет писать не только просто, но и кратко". Краткость в поэзии – это ваша установка?

– Такое требование я не предъявлял и не предъявляю к своим стихам. Но я люблю писать кратко и поэтому, навер¬ное, у меня много миниатюр, четверо¬стиший. Хотя есть 'и объемные вещи. На¬пример, в коллективном сборнике "Голос курганов", изданном в Москве, опубликовано большое стихотворение "Черные акварели", которое по существу можно назвать поэмой.

– Может ли рядовой любитель поэзии распознать наличие поэтического таланта
у автора стихотворений?

– В принципе, стихи и пишутся для рядовых читателей. И если они доходят к читательскому сердцу, душе, чем-то под¬купают, то талантливость их автора не¬пременно будет замечена. Это в состо¬янии сделать любой любитель поэзии, а не только профессиональный критик.

. – Ваши учителя в Литературном институте Роберт Рождественский и Владимир Цыбин дали свои определения поэзии. Первый: "... поэзия - дело живое и как всякая жизнь - неисчерпаемое". Второй: "Поэзия - всегда судьба ". А как бы вы определили сущность поэзии?

– Я бы сказал коротко: "Поэзия – это состояние души". Если у поэта радостное состояние, то в стихах поселяются весе¬лость, задор. Если печальное состояние, то стихотворение рождается с нотками грусти. А вообще-то, определений сущ¬ности поэзии существует великое мно¬жество. Но каждое из них, на мой взгляд, всегда субъективно.

Беседовал Яков СМОЛЯРЕНКО.

P.S. 
Сообщество литературно-интеллектуального клуба «ЛИНК», членом которого является Иван Митрофанович, еще раз горячо поздравляет прекрасного поэта с днем рождения, желает ему крепкого здоровья и дальнейших творческих успехов.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.