Звездная семья

   Валерий Снегирев

Звездная семья


Владимир Александрович Греков, родившийся в 1912 году в селе Проезжее  Луганской области, еще подростком познал нелегкий крестьянский труд. Чуть повзрослев, он попал в механический цех Луганского паровозостроительного завода. В 1932 году был призван в армию, которая стала его судьбой. После окончания училища В.А. Греков оставался офицером до последнего дня. В 1935 году в Луганске в семье Грековых родилась дочь Нинель, ставшая впоследствии телезвездой. Но всё это случилось после войны, в которой политрук Греков принимал участие с первого до последнего дня. Оборона Сталинграда, освобождение городов Смоленск, Витебск, Каунас,  взятие Кенигсберга – всё это этапы его боевого пути. Участвовал он и в разгроме японских войск в районе Порт-Артура. Занимал должность "старший батальонный комиссар", а с 1943 года - подполковник. К концу войны с Японией - зам.начальника политотдела 39-й армии - полковник. Награждён многими боевыми орденами и медалями. Завершил жизненный путь в чине генерал-полковника в 1990 году.

                                        Геройский отец

В декабре 1941 года в Белебеевском районе было начато формирование новой воинской части - 124-й отдельной стрелковой бригады. Комиссаром её был назначен старший батальонный комиссар Владимир Греков. По воспоминаниям начальника штаба П. В. Черноуса, местная природа казалась суровой и даже агрессивной – 30–40-градусные морозы, постоянные ветры, мощный снежный покров Одновременно с формированием бригады шло обучение молодых солдат. Оно напоминало игру в войну, так как «оружие» было изготовлено из подручных материалов, в частности, из дерева. «Винтовки» – березовые, «пушки» стояли на тележных колесах, «гранаты» – из всех пород дерева. Для занятий в поле рыли окопы полного профиля. В феврале 1942 года на станцию Аксаково прибыл представитель Наркомата обороны маршал Ворошилов. Он выяснил, как комплектуется и обучается личный состав бригады. Маршалу не понравилось, что воины слишком много времени уделяют хозяйственным работам (их местные власти привлекали к сельхозработам в колхозах и совхозах). К. Е. Ворошилов пригласил в свой вагон руководителей и командный состав бригады и устроил им разнос. Похвалы удостоился лишь комиссар Греков за квалифицированную подготовку бойцов. Как только бригада была сформирована, материально обеспечена, ее погрузили в вагоны и проводили на фронт. Было это уже в мае 1942 года. Под Рязанью бригаду вооружили, выделили технику и отправили на защиту Сталинграда. Потерпев крупное поражение под Москвой в начале декабря 1941 года, гитлеровское командование решило компенсировать потерянное под Сталинградом, захватить город на Волге, стереть его с лица земли. Красная Армия на Сталинградском фронте обороняла 530-километровый рубеж. В составе фронта было 38 дивизий, из них полностью укомплектованными было только 18, шесть дивизий имели от 2,5 до четырех тысяч человек, а 14 дивизий от 300 до тысячи человек. Сталинград, напоминавший извергающийся вулкан, пылал в огне и дыму. Не литературный образ, а действительный факт: когда бригада проходила через пылающий город, вспыхивали гривы лошадей.

Из воспоминаний В. А. Грекова:  

Начальник политотдела майор К. И. Тихонов очень любил пить чай, причем в любых условиях, и с соблюдением особого ритуала: чай должен быть свежезаваренным в чайнике, на столе непременно должен стоять самовар (это в условиях ожесточенных боев?!). Он требовал чай через каждые два часа, а должны были его подавать в чашечках с цветочками или в стакане из тонкого стекла (эстет нашелся!). В один из дней битвы немцы ворвались в наши траншеи, что грозило уничтожением обороняющихся. А Тихонов сидит и спокойно пьет чай. Блиндаж ходуном ходит, люди гибнут, а он дует чай. На предложение командира посмотреть, что творится наверху, начальник политотдела отвечал: «Вот допью – посмотрим». В это время я вбежал в блиндаж,  думал, что там никого нет в живых, нужно спасать документы. А тут Тихонов, не торопясь, пьет чай. Я не удержался и прострелил самовар, а чайную посуду смёл со стола. Тихонов занял место в строю.

124-я бригада удерживала территорию тракторного завода и двух рабочих поселков. В течение семи месяцев боёв солдаты и офицеры бригады проявляли мужество и героизм.

Причем массовый и каждодневный. Подвиг связиста В. А. Троицкого стал хрестоматийным. При выполнении боевого задания по восстановлению связи он был смертельно ранен, с линии фронта не вернулся. Когда стемнело, однополчане поползли вдоль телефонного провода, чтобы выяснить причину его невозвращения. Они обнаружили В. А. Троицкого мертвым. Деталь, которая поразила фронтовиков: связист зубами сжимал оборванные концы провода. За Сталинградскую эпопею 124-я отдельная стрелковая бригада была награждена орденом Красного Знамени. Этим же орденом был награждён и В.А.Греков.

Из воспоминаний В.А.Грекова:

   Вправо от подножия кургана была землянка командира батальона Александра Графчикова, а рядом находился командный пункт 124-й отдельной стрелковой бригады. Я как заместитель командира бригады находился чаще на передовой, чем в штабе. Гитлеровцы ценой огромных потерь рвались к этой высоте, с которой город, как на ладони. Им даже удалось захватить курган, но батальон Графчикова удержал позиции, и через день воины 62-й армии В.И. Чуйкова, в состав которой входила и наша бригада, сбросили противника. Двенадцать раз переходил вокзал из рук в руки, но так и не достался фашистам.

После окончания войны В.А.Греков был назначен комендантом Порт-Артура. СССР и Китай в 1945 году договорились о совместном использовании этого города в течение 30 лет в качестве военно-морской базы. В Порт-Артуре и Дальнем находилось более 20 промышленных предприятий, в том числе такие крупные, как построенные японцами морские доки, паровозоремонтный и цементный заводы и другие. Для управления этими предприятиями были созданы смешанные китайско-советские акционерные общества.

Из воспоминаний В.А.Грекова:

Чанкайшистские чиновники самоустранились и только вели бесконечную пустословную переписку с обещаниями, которые не выполнялись. А ведь все эти заводы, доки фабрики, мастерские были на ходу, там трудились тысячи китайских рабочих. Нужно добывать сырье и прочие материалы, составлять перспективные планы, заниматься финансами и многими другими вещами, о которых я имел весьма общее представление. Чанкайшисты с иезуитски вежливыми улыбками переложили на плечи советских сотрудников все заботы не только о предприятиях, как таковых, но и о бытовых нуждах  населения данного района. Разумеется, управление и штаб в обычном своем составе вряд ли удовлетворительно справились бы с этим делом, если бы не аппарат заместителя командующего по гражданской администрации.  

                                 Телезвездная  дочь

Дочь Грековых, родившаяся в Луганске, славу обрела в Москве. Нинель Шахова окончила филологический факультет МГУ и всю жизнь проработала комментатором по вопросам культуры программы "Время" Центрального телевидения СССР, затем телекомпании "Останкино". С 1992 года работала на студии "Центр кино и телевидения». Героями телевизионных очерков Шаховой были Шолохов, Уланова, Гоголева, Лемешев, Шостакович, Хачатурян и многие другие. Автор фильмов «Кто написал „Тихий Дон"?», «Здравствуйте, княгиня Тенишева», «На шолоховской земле», «В краю вдохновения» (к 180-летию Ивана Тургенева) и других. «С ней очень любили работать, она умела найти подход к любому человеку, даже самому сложному, какими часто бывают люди искусства», - так вспоминал о ней её знаменитый коллега Игорь Кириллов. "Шахова умела расспросить о главном, вывести на откровенный разговор, а потом уложить все это в 2-3-х минутный сюжет", - рассказывал он. Нинель Владимировна написала очень интересную книгу "Люди моего "Времени", в которой рассказала о встречах с Любовью Орловой, Михаилом Шолоховым, Ивом Монтаном и другими известными людьми XX века.

 Из беседы с Нинелью Шаховой:

 — Нинель Владимировна, из программы «Время» Вы уходили тяжело. Было и беспокойство, была и растерянность. Но мне думается, Вы почувствовали, что в Ваше «Время» пришли не Ваши времена?

 — Я все меряю поступками своих родителей. Доживи они до этого времени, как бы они существовали в нем? Уверена, взглядов своих не меняли бы, да и принципов тоже. Они прожили сложную жизнь, перенесли войну и много тяжелого, но люди, которых я бесконечно любила, не менялись ни при каких обстоятельствах. Внутреннее чувство мне подсказывало: „Из программы «Время» нужно уходить, это уже не твое».

— Какая Ваша самая большая печаль, связанная с программой «Время»?

— Потерялись ценнейшие пленки. Например, я снимала 90-летие Леонида Леонова. С ним, кстати, было очень трудно работать. Но меня он к себе допускал. Очень тепло относился ко мне и Виктор Астафьев. И опять та же беда - снова нет пленки с записью наших бесед. Бесценные свидетельства исчезли навсегда. А ведь люди-то какие! Одно удовольствие смотреть на них, как они держатся, как они с тобой разговаривают. Это достоинство, это знание, это уважение, это умение слушать. Это и есть Культура. Все это... увы, ушло. Сегодняшнее ТВ не интересует фабрика или деревня, ему подавай фабрику звезд. И не человек труда его герой, а последний герой, этакие новые островитяне, супер-бонды, за деньги готовые пуститься во все тяжкие. Душа и совесть на телевизионном рынке как-то незаметно перешли в категорию товаров, не пользующихся спросом.               Девальвация нравственных, культурных ценностей опаснее денежной.

Нинель Шахова, любившая повторять слова Сергея Образцова: "Когда некогда, тогда все и успеваешь", напряженно работала до самого последнего дня. Журналистка умерла на работе - она шла на съемки интервью с Кириллом Лавровым. Это случилось 8 марта 2005 года, похоронена в Москве на Троекуровском кладбище, рядом с отцом, генералом-полковником В.А. Грековым. Её помнят миллионы телезрителей, в том числе, в городе, где она родилась,  в Луганске. Помнят здесь и её отца – отважного генерала, чья порядочность и честность стали жизненными ориентирами для дочери. 
 Валерий Снегирев
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.