ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ РАДА:СВЯЗЬ ВРЕМЕН.

  

 Александр Акентьев
ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ РАДА:СВЯЗЬ ВРЕМЕН 
 


 18 января исполнилось 367 лет знаменитой Переяславской Раде. Тогда в Переяславе собрание представителей казаков, духовенства, горожан и крестьян приняло единодушное решение присягнуть на верность русскому царю и идти под его покровительство и защиту.

     На главной площади древнего Переяславля «собралося великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространный». К этому собранию гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий и обратился со следующей речью: «Паны полковники, есаулы, сотники и все Войско Запорожское и вся православнии християне! Ведомо то вам всем, как нас Бог освободил из рук врагов, гонящих Церковь Божию и озлобляющих все христианство нашего православия восточного. Что уже шесть лет живем без государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролитиях з гонители и враги нашими, хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей. Что уже велми нам всем докучило, и видим, что нельзя жити нам без царя. Для того ныне собрали есмя Раду, явную всему народу, чтобы есте себе с нами обрали государя из четырех, которого вы хощете.

       Первый царь есть турский, который многижды через послов своих призывал нас под свою область; вторый – хан крымский; третий – король полский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку приняти может; четвертый есть Православный Великия Росии государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Русии самодержец восточной, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим. Тут которого хотите избирайте! Царь турский есть бусурман: всем вам ведомо, как братия наша, православнии християне, греки беду терпят и в каком суть от безбожных утеснении. Крымский хан тож басурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя. Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнския от полских панов утеснения, – никому вам сказывать ненадобеть, лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали

     А православный христианский великий государь царь восточный есть с нами единого благочестия греческого закона, единого исповедания, едино есмы тело Церкви православием Великой Росии, главу имуще Иисуса Христа. Той великий государь, царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением Православныя Церкви в нашей Малой Росии, шестьлетних наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме царския высокия руки, благотишнейшаго пристанища не обрящем. А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет – волная дорога».

      По свидетельству очевидца, «к сим словам весь народ возопил: «Волим под царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику Христову, поганину достати!» Потом полковник переяславской Тетеря, ходячи в кругу, нас на все стороны спрашивал: «Вси ли тако соизволяете?» Рекли весь народ: «Вси единодушно». Потом гетман молвил: «Буди тако! Да Господь Бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою!» А народ по нем, вси единогласно, возопил: «Боже, утверди! Боже укрепи! Чтоб есмы во веки вси едино были!».
   Воссоединение народа русского Руси Малой и Руси Великой, как говорилось тогда, или Украины и России и двух братских народов, как скажут спустя столетия, в любом случае стало символом единой Руси.

      Как рассматривать из наших дней Переяславскую Раду? Как величайшее историческое событие? Один из этапов русской Реконкисты – собирания земель? Как одну из вех освободительной войны против польско-католической оккупации Юго-западной Руси? Или как «нове закабаління українського народу»?

    С одной стороны, присоединялись к Московскому царству совсем небольшие территории – несколько нынешних центральних областей. И договорные статьи Переяславской Рады не продержались долго ( аннулированы в 1658г. гетманом И.Выговским). Период войны и смуты на Украине продолжался еще десятилетия.Украина, растерзанная междоусобицами, будет истекать кровью и превратится в сплошную рану. Летописцы назовут этот период Руиной.

      Московское правительство, возмущенное постоянными «воровством и изменой» казачьей верхушки, вообще откажется иметь с ней какое-либо дело. И лишь по настоянию мещан малороссийских городов и просьб к царю править ими " по всей его государевой воле", то есть на условиях безусловного подчинения, государева Россия вновь вернется на Украину.

      Расплескавшееся море казачьего буйства , какие-то сомнительные союзы с поляками и турками, а то и просто столкновение шкурных интересов – так бывает во время всякой гражданской войны, отнесемся к этому снисходительно. В конце концов сбылись слова, сказанные гетманом Демьяном Многогрешным: «А сколько своевольникам ни крутиться, кроме великого государя деться им негде».

         Но и с другой стороны, со стороны прагматических политиков и дипломатов Москвы, выстраивались схемы геополитических интересов России, где места Украине не было. В присоединении Украины «пользы нет, а расходы большие», и «если черкасы изменяют, стоит ли стоять за них» - достаточно известные слова одного из самых видных московских государственных людей XVII в., боярина А.Л.Ордина-Нащокина. Эта линия возобладала и на Земском Соборе 1651г.

    Но стихийное тяготение народных масс друг к другу обрекли на неуспех и амбиции казачьей верхушки, и политические интересы степенного боярства.

         Наши предки не имели сомнений. Сквозь столетия до нас доходят их голоса, отраженные в летописях. В октябре 1653г. на Великом Земском Соборе в Москве при стечении множества народа представители всех земель и сословий Русского государства единогласно постановили: «…гетмана со всем его войском и со всеми городами и землями принять под высокую государеву руку». А для России это означало только одно – войну. И едва окрепшая после Смутного времени Россия вступает в долгую четырнадцатилетнюю войну. За други своя « все без исключения изъявили охоту жертвовать и достоянием, и жизнью за важное дело».

       И так же спустя три месяца в Переяславе народ восклицал: «Боже, утверди! Боже, укрепи, чтоб есми вовек вси едино были!»

 

                                                            Исходный взгляд.

          В предисловии к изданию «Материалы для истории воссоединения Руси», вышедшей в 1877г., Пантелеймон Кулиш писал: « Ни одна часть истории русского мира не подвергалась таким вымыслам и извращениям, как эпоха отпадения Южной Руси от Польши и присоединения к Московскому царству».

        К сегодняшнему дню количество вымыслов и извращений , связанных с историей воссоединения Руси, только увеличилось. Мифы «національно-свідомої» ориентации, утверждающие, что в Переяславе было заключено нечто вроде временного военного союза Украины с Москвой, с одной стороны, а с другой советские историки, запустившие формулировку «воссоединение Украины с Россией», основательно запутали подлинную историю.

       Думаю, чтобы пробиться сквозь дебри пропагандистской мишуры, стоит выбрать верную точку опоры – точку исходного взгляда на те события. А где нам ее вернее всего найти, как не на нашей родной земле – Луганщине?

       Хотя наша земля во времена Переяславской Рады представляла собой малозаселенную южную окраину Русского государства, а происходившие события были далеко и вроде бы Луганщины не слишком касались, тем не менее посмотреть на них взглядом тогдашних луганчан стоит (об этом ниже).

          Теперь о следующем. Неизвестно каким образом в головах обывателей вопреки школьным урокам поселилось убеждение, что на Переяславской Раде присоединялась Украина в границах современного государства. И, пожалуй, только приведенная схема поможет внести коррективы в расхожие заблуждения.

 

Карта и справка приводится по книге А.Дикого «Неизвращенная история Украины-Руси». Нью-Йорк, 1960

 ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ РАДА:СВЯЗЬ ВРЕМЕН.

 

 

1.Часть, воссоединенная в 1654-ом году. Освобождена от польской оккупации восставшим населением при поддержке Москвы. Окончательно Польша отказалась от этой части Украины-Руси (Левобережья) только в 1686 году по "Вечному Миру". На правом берегу Днепра тогда отошел к России только Киев с ближайшими окрестностями (заштриховано). Длинная полоса по правому берегу Днепра (заштриховано) была признана "ничьей" и должна была остаться незаселенной.

 

2.Слободская Украина. На нее никогда не распространялась власть ни Польши, ни украинских гетманов, т. к. это была территория России, которая заселялась беженцами с Украины-Руси, спасавшимися от польско-католической агрессии.

 

3.Территория Запорожской Сечи. По Андрусовскому перемирию 1667 года она осталась под совместным "наблюдением" России и Польши. По "Вечному Миру" (1686 г.) окончательно отошла к России.

 

4.Новороссия. Присоединена к России в результате победоносных войн России в 18 столетии с Турцией, под властью которой находилась эта территория.

 

5.Правобережье. Воссоединено с Россией в конце 18-го столетия в результате раздела Польши.

 

6.Часть Правобережья, воссоединенная с Россией в конце 18-го столетия и находившаяся в составе России до 1920-го года, когда была уступлена Польше украинскими социалистами (Петлюрой и петлюровцами ) за обещание (невыполненное) восстановить власть петлюровцев над всей остальной Украиной.

 

7.Галиция. Воссоединена с остальной территорией бывшего Киевского Государства, после 600 лет пребывания под властью Литвы и Польши в 1939 году.

 

8.Северная Буковина (часть бывшей Киевской Руси), находившаяся под властью Молдавии, Австрии и Румынии и воссоединенная в 1939 году.

 

9.Карпатская Русь (Закарпатье), 800 лет тому назад захваченная Венгрией. После распада Австро-Венгрии в 1918 году население решило воссоединиться с Россией, но международная политическая обстановка не позволила это решение осуществить, и Закарпатье попало под власть Чехии, а с 1939 г. — Венгрии. После победы СССР в 1945 г. Закарпатье включено в состав УССР.

 

10.Крым. Включен в состав У. С. С Р. в 1954 году.

 

          Нелишне напомнить и о том, что наше государство – наследник бывшей УССР, возникшей в результкте политических бурь начала 20-го века.

           После поражения в советско-польской войне и подписания Рижского договора (1921г.) границы Польши приблизились чуть ли не к Днепру. А своих агрессивных планов в отношении Украины шляхта никогда не скрывала. Договор о ненападении с Польшей удалось подписать лишь в середине 30-х годов, и для этого советским дипломатам пришлось немало накланяться в Варшаве.

      В такой ситуации нужда вынудила срочно приращивать к исторической (Зборовской) Украине Донбасс и Новороссию (Причерноморье). То есть создавать из Украины такой кусок, который Польше, этой «последней собаке Антанты», так просто не проглотить. Немаловажным было для большевиков и «увеличение пролетарской прослойки» в образовывавшейся УССР за счет присоединения Донбасса и промышленного Юга. Присутствовали экономические и геостратегические соображения. В том числе и интересы «мировой революции», где УССР отводилась роль одного из ее главных плацдармов (участие УССР, например, в кемалистской революции в Турции, революционной экспансии в Волыни и Бессарабии в начале 20-х годов хорошо известно историкам). Национально-исторические особенности учитывались, кажется, в последнюю очередь, а границы УССР рассматривались как чисто хозяйственно-административные.

           Эту историю тоже надо помнить, чтобы избегать постоянно возникающих сегодня недоразумений.

           Возвращаясь же к 17-веку, попробуем кратко охарактеризовать основных участников разыгравшейся исторической драмы.

 

                                                                      Речь Посполита.

          Все-таки иногда бывает странно читать историю Польши хоть от Болеслава Храброго (XI в.), хоть от Конрада Мазовецкого (XIII в.). Если определить ее как политику профессионального самоубийства – то это именно она.

 Избежав татаро-монгольского нашествия, опустошившего Киевскую Русь, Польша, не имея значительных соперников, казалось, должна была процветать. Но не тут-то было. Имея выход к Балтийскому морю, Польша не заботится о море, не заботится о торговле, не заботится о промышленности. Все это сдается в аренду немцам. Именно они строят и Штеттин, и Данциг, и Кеннигсберг.

           Забросив море, Польша тянулась на восток в поисках крепостных душ для шляхты и католических душ для ксендзов. Везде – и в Киеве, и в Риге, и в Вильно – она вела всегда одну и ту же политику: подавление всего не-шляхетского и не-католического.

            Я не упоминаю о жесточайших порядках, установившихся на Украине, когда она, как часть Литвы после Люблинской унии (XVI в.) попала под польское господство. Они хорошо известны. Южнорусское население края почти полностью превратилось в зависимых крепостных, угнетаемых самым варварским образом. При этом и шляхта, и утопавшие в роскоши магнаты предпочитали жить в Кракове и Варшаве, а свои имения сдавали в аренду евреям, которые, чтобы выплатить арендную плату, и получить доход, ужесточали эксплуатацию крестьян до предела.

      Приведу типичное свидетельство, взятое из «Истории кабаков в России» И.Прыжова, рисующее польские нравы того времени:

«В 1517 году князь Александр Пронский и жена его милости княжна Феодора Сангушковна выдали арендное условие благородному пану Бурлацкому и славному пану Абрамку Шмойловичу, жиду Турийскому, по которому они получили в аренду город и замок Локачи (в повете Владимирском) на три года за 12000 злотых со всеми доходами, со всеми людьми тяглыми и нетяглыми, со всеми жидами и получаемыми от них доходами, с корчмами и продажею всяких напитков, с правом судить крестьян и наказывать виновных и непокорных по мере вины даже смертью».

       Для русских Московского царства подобное было вообще немыслимо. Но и в европейских странах на такие порядки посматривали уже косо. Шляхта же польская вела себя беспечно и в соответствии с хвастливой польской поговоркой: Polska nierzadem stoi – Польша стоит беспорядком. При этом , чувствуя себя мини-королями, шляхта и духовенство при полной пассивности остальных слоев населения всячески урезывали королевскую власть, оставляя от нее одну пустую оболочку.

Так что названную выше политику прфессионального самоубийства Польша вела довольно успешно, без всякой оглядки на элементарнейший человеческий здравый смысл.

        На Украине установилась атмосфера повсеместного ополячивания и жестокого крепостничества – «ада для крестьян».                 Католическая церковь тоже прикладывала свою страшную руку: православные казнями и пытками загонялись в лоно католической церкви, храмы закрывались, сжигались, сдавались в аренду…

       Неудивительно, что в восточной окраине Речи Посполитой возникла лютая ненависть против тройных насильников: насильников над нацией, экономикой и религией.

        Гром должен был неминуемо грянуть. И он грянул.

 

                                                                Восставшие. Выбор цели.

               Этапы освободительной войны 1648 -1654гг. хорошо известны. Не будем на них останавливаться. Наша цель – обратить внимание на нерв событий, ясный для современников, но необычайно затемненный спустя столетия. Б.Хмельницкий и казачья старшина, типичным представителем которой он является, находясь под властью Польши, стремились к расширению «прав и вольностей» реестрового казачества как отдельного сословия, видя предел своих мечтаний в обретении шляхетского достоинства. При этом участь остального южнорусского населения была для них безразлична. Руководители казачества не имели намерения нарушать сословную организацию общества, отменять крепостное право. Они ни разу не выдвинули требования, чтобы даруемые им польскими королями «права и вольности» относились ко всему населению, чтобы южная Русь составила собственную административную единицу с собственным, а не польским управлением. Только в религиозном вопросе казацкие вожди выходили за рамки чисто сословных интересов, требуя от польского правительства ликвидации церковной унии.

          Но успех восстания, неожиданный для самого Хмельницкого, был обусловлен тем, что к казачеству присоединилась масса простого народа, поднявшегося на борьбу против гнета польских панов и не желавшего возвращаться к подневольному состоянию. К Хмельницкому шли со всех сторон. Войско его росло с необычайной быстротой. Уже под Пилявой оно было столь велико, что первоначальное ядро его, вышедшее из Запорожья, потонуло в толпе новых ополченцев.

       Первоначальный казачий бунт вылился в крестьянскую войну. Большая часть восставших шла не с Богданом, а рассыпалась в виде так называемых «загонов» по всему краю, внося ужас и опустошение в польские поместья. При этом загоны Ганжи, Павлюка, Морозенко, Вовгуры и других представляли собой солидные войска.

        Восставших не могли удовлетворить никакие Зборовские договоры, предоставлявшие автономию и права лишь для 40 тысяч реестровых казаков, и восстание продолжалось…

            По высказыванию польского гетмана Сапеги: « Против нас не шайка своевольников, а великая сила целой Руси. Весь народ русский из сел, местечек, городов, связанный узами веры и крови с казаками, грозит искоренить шляхетское племя и смести с лица земли Речь Посполитую»( слова «украинец» для обозначения народа в те годы еще не знали. Оно впервые появится в конце XVIII - начале XIXвв. в работах графа Яна Потоцкого. Но даже Т.Шевченко его еще нигде не употребляет).

           Конечно, верхушка казачества при условии соблюдения ее привилегий, готова была служить кому угодно – хоть польскому королю, хоть султану турецкому (и еще будет). Но выбор, сделанный в Переяславе, был не просто тактическим маневром казачьей старшины. По сути это был выбор народа, сделанный значительно раньше Переяславской Рады. Именно на земли русского царя уходили сотни и тысячи жителей Южной Руси в поисках спасения от польского гнета. А какие еще были варианты? Известная речь Б.Хмельницкого, где он рассматривает возможность народа избрать государя себе из хана крымского, султана турецкого, короля польского – не более чем дань ритуалу. Реальность же была такова, что у Б.Хмельницкого кроме царя московского и выбора-то не было.

            «Надо было объявить самостийность» - подсказывают спустя три с половиной столетия наиболее упертые. Объявить-то можно было что угодно, да только Речь Посполитая не собиралась терпеть никаких «самостийных» образований на своей земле. А после страшного поражения восставших под Берестечком и Белоцерковского Договора уже не желала вести и никаких переговоров, зато имела твердое намерение посадить всех мятежников на колья, что и делали польские жолнеры с каждым пойманным казаком.

        Была еще упорная попытка казачества завоевать Молдавию и утвердиться там в качестве шляхетного слоя. После долгих уговоров и вооруженных экспедиций на берега Дуная молдавский господарь Лупул дал согласие на брак своей дочери «прекрасной домны Розанды» с сыном Хмельницкого Тимошем. Но не все желали видеть в Молдавии непрошенных хозяев и, после гибели Тимоша, вся молдавская эпопея пошла прахом.

           А меж тем времени оставалось немного. Территория, контролируемая восставшими непрерывно уменьшалась, а силы иссякали. Все громкие победы остались в прошлом. После того, как крымские татары Тугай-бея, вдоволь награбив и нахватав ясырей (полоняников), оставили Б.Хмельницкого, грянула катастрофа Берестечка и поражение следовало за поражением. Оставалась Москва, к которой засылали сразу, еще с 1648г. Однако она тянула, никак не решаясь разорвать мирный договор с Польшей. Впрочем, предоставляла беглецам для укрытия свои земли, даже строила дома и снабжала зерном. Когда толпы потекли через границы Московского царства, чуть не в полгода заполнилась ранее мало обитаемая Харьковщина. Поселения новоприбывших назывались слободами, отчего эта земля получила название Слобожанщины. Однако, обретая новое отечество и отрекаясь от поляков, эти переселенцы отрекались и от своего гетмана.

          Б.Хмельницкий, убоявшись остаться с малым числом казаков, послал в 1652г. в Москву посольство, которое предложило переселить всех казаков на царскую землю. Московским правительством было обещано предоставить гетману со всем его войском земли для поселения на Дону и Медведице, благо земли у царского величества хватает.

          Что ж, восстание могло закончиться и таким образом. Я упоминал, что свой выбор народ Украины давно сделал. Казачья верхушка могла лишь следовать за ним. Но решающее слово в тех событиях оставалось за Москвой.

 

                                                                        Московское царство.

               Отношение многих современных украинских историков к своему народу как к сборищу недоумков хорошо известно. На пропагандистские мифы еще советских времен, рисовавшие все, что было до 1917г., в черных тонах, накладываются нынешние мракобесные сказки. Украинский народ попрекают тем, что он потянулся к «отсталой» Москве, а не к просвещенной Европе».

        Народ Малой Руси, сотнями и тысячами бежавший в пределы Русского царства, ни о какой «отсталости» и не подозревал. Его влекло к Москве не только чувство единой крови, религии, языка. Перед ним лежала набиравшая силы в государственном и экономическом отношении держава. Прежде всего торгово-промышленная – ну какие урожаи на московских подзолах?

        На чем поднималась Русь? Из множества источников упомянем один, всегда игравший значительную роль в экономике Московского царства,- торговля восточными товарами.

         Если катание и купание в Волге персидских княжон на манер Стеньки Разина, было занятием может и увлекательным, но малоприбыльным, то баржи с персидскими, китайскими и прочими товарами, шедшие по Волге, приносили баснословные барыши.

Русская торгово-дипломатическая политика семнадцатого столетия заслуживает самой высокой оценки: Герат, Бухара, Хива, Персия, Средняя Азия, Китай – это только Восток. В Пекине с 1618г. работает русское представительство, возглавляемое Иваном Петлиным, тогда же, в XVII веке, подписан с Китаем торговый Нерчинский договор. Это в то время, когда Европа даже толком не знала, где он находится, этот Китай.

      Торговали и своим. Не только пенькой и пушниной, на торговлю которой была введена государственная монополия. Например самое качественное и дорогое оружие Европа покупала в России. Русское оружие пользовалось повсеместным спросом. Согласно «Энциклопедии вооружений» Тульско-Каменецкие оружейные заводы в 1646 году только в Голландию поставили более 600 орудий. А еще ядра, гранаты, мушкетные стволы…

      В Артиллерийском музее в Питере выставлена чугунная пушка, отлитая в 1600 году. Такое литье высокопрогрессивные Англия и Франция научились делать лишь спустя два столетия.

           Торговля с Европой через Архангельский порт приносила чистой прибыли до 300 тысяч рублей в год, фантастическая по тем временам цифра. Материальное же благосостояние жителей Московского царства середины XVII века росло просто поразительными темпами, даже водки не хватало, пришлось импортировать из Лифляндии.

           По своему же политическому, демократическому, правовому устройству Московское царство стояло неизмеримо выше всех европейских стран.

           Куда ни кинь взгляд на старушку Европу того времени – нищее угнетенное население, детей вешают за мелкие кражи, фальшивомонетчиков варят в масле, пылают костры инквизиции (например, в деревнях в окрестностях Трира осталось всего две женщины, остальных сожгли как ведьм). Колья и виселицы вдоль дорог – непременный атрибут европейского пейзажа.В Малороссии, нахватавшейся через Польшу европейских обычаев, ведьм тоже побаивались и не только жители Конотопа. Например гетман И.Брюховецкий в 1666г. велел казнить шесть ведьм, напустивших на него и его жену чахотку.

        То, что смертная казнь на Руси была в описываемое время редким явлением (подобные случаи даже в летописях отмечались), стало общим местом. Прибавьте сюда еще фактическое отсутствие крепостного права, гарантию неприкосновенности личности, суды присяжных, свободу труда и передвижений, широкое самоуправление и т.п. (отсылаю читателя к «Судебнику» 1550г.). Ко многим из них мир подошел лишь в 20-м столетии. Если же упомянуть об ответственности управленцев за результаты своей деятельности перед народом, их обязанности возместить ущерб в случае дурного правления – до этого никакая современная демократия еще не додумалась. (В случае отказа управленца возместить ущерб, назначалась «судебная драка». Общество выставляло своего бойца, а управленец – иди отмахивайся сам. Думается, восстановись сегодня такие порядки, немного нашлось бы желающих баллотироваться, скажем, на пост городских голов.).

           Ряд русских обычаев вроде частого умывания или обязательного мытья в банях тогдашние европейцы описывают как варварскую экзотику. А что ж вы хотите, если, например, в проекте строившегося в том же XVII веке во Франции Версальского дворца не было предусмотрено ни ванной комнаты, ни туалета (последнее для дам и шевалье заменяли кусты Версальского сада), а на карточные столики ставили блюдечки для давки вшей (отсюда, от привычки к грязи, кстати, и страшные эпидемии, периодически опустошавшие Европу, но обходившие Россию. Европа научилась мыться лишь к XIX веку).С такими тогдашними европейскими привычками русские бани действительно должны были показаться варварством.

          Впрочем, по линии латинской схоластики (о чем злорадно пишут "свидомые" авторы)  Москва и вправду отставала. Но автор как-то слабо уверен, что восставшее украинское крестьянство больше всего тяготилось малодоступностью трактатов Тацита или Цицерона.

        Такой видели Москву и Б.Хмельницкий, и казачьи вожди до него, которые не раз обращались к России с просьбой о присоединении.

      Московское правительство долго колебалось. Каким бы самодержавным оно ни было, решать начинать войну с сильнейшей Речью Посполитой без совета «со всей землей» не решалось. Колебания понятны еще и потому, что после Смутного времени и тяжких поражений, Москва копила свои силы для борьбы в Прибалтике. В союзе с Польшей. Обоим государствам угрожоло королевство Швеция, одна из сильнейших европейских держав, стремившаяся установить в Прибалтике свою гегемонию. России как воздух нужен был выход к Балтийскому морю, решение ливонского вопроса, возвращение утраченных «морских пристанищ», бывших русских владений: гаваней Нарвы, Иван-города, Орешка и всего течения реки Невы. Меж тем шведское давление на северо-западные земли Руси ощущалось постоянно. В Смутное время корпус Якоба Делагарди захватил и разграбил Новгород. Потом война 1615г. Отношения на Балтике накалились до предела (война со шведами разразится в 1656г.), а тут мольбы о помощи терзаемой Украины!

 

                                                                      Ответ «Третьего Рима».

       «Третий Рим». Если не написать эти слова, будет просто непонятно, почему Россия начала рвать (весь 1653г.) уже было налаженный союз с Польшей и брать под свою руку «зело шатких и непостоянных черкас» (казаков).

       В известном тезисе «Москва – Третий Рим» нет ни капли самодовольства. Напротив, он воспринимался русским народом как огромная тяжесть, как бремя христианского долга, который после падения Константинополя кроме Москвы исполнять было некому. Идею православного царства Россия приняла из рук погибающей Константинопольской империи во времена Иоанна III. Православная церковь готовила из России в XIII в. союзницу слабеющей Византии, а к концу XIV в. – ее преемницу. Москва приняла на себя вместе с двуглавым орлом – символом симфонии Церкви и Царства – тяжелое наследство и бремя – оберегать Церковь, стать основным центром восточно-славянской культуры, помогать православным народам, особенно порабощенным. А в XVII веке за пределами России все православные народы были порабощены либо западными христианами, либо мусульманами. Напомним, в те годы о принятии в состав России кроме Украины будут просить и грузинские царства, народы Северного Кавказа и др.

         Это бремя Россия будет нести и в петербургский период. В так называемых «разделах Польши» она освободит предков нынешних украинцев и белорусов, в войнах русско - турецких и кавказских – греков, сербов, болгар, молдаван, грузин, абхазов, осетин, армян…

        При этом Россию, молодую, набирающую силы нацию, вести в бой «за други своя» будут прежде всего романтика и православные идеалы. Никогда она не будет думать об экономических интересах – это недостойно Третьего Рима!

       Не было экономических выгод и в присоединении Малой Руси, по сути куска степи. Наоборот, Россия еще долго будет вкладывать средства в ее развитие и обустройство. Даже спустя более чем сто лет, в 1764г. в наставлении П.А.Румянцеву при назначении его малороссийским генерал-губернатором между прочим говорилось: “От сей толь обширной, многолюдной и многими полезными произращениями преизобильной провинции, в казну государственную (чему едва кто поверить может) доходов никаких нет. Сие однако ж так подлинно, что напротив того еще отсюда отпускается туда по сороку по восьми тысяч рублей”.

        Рим не предавал союзников никогда. Даже в самой безнадежной ситуации. Это запомнилось. Как когда-то народы и государства сражались за право обретения титула «друг и союзник римского народа», так и спустя столетия будут и просить (иногда веками), и сражаться за право вхождения в состав Российской империи.

        Вспомним, вся знаменитая Гайдаматчина началась после того, как М.Железняк воспользовался фальшивой грамотой императрицы, где якобы обещалось покровительство. И мгновенно вспыхнуло грандиозное восстание. Почти безоружные крестьяне вступили в бой с польской шляхтой и умирали за право хотя бы не им, а их детям жить в России.

        Даже сегодня, при ослабевшей России, находящейся по выражению историка Л.Гумилева «в фазе надлома», в нее готовы войти три республики (у них есть такие решения, лишь бы Россия дала согласие): Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье.

         В октябре 1653г. не только глубокая религиозность царя Алексея Михайловича, но и осознание своей духовной миссии всем русским народом, осознание своего православного долга привели к единогласному решению Земского Собора. Как скажет Богдан Хмельницкий на Переяславской Раде: «Великий царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной церкви в нашей Малой Руси, не презрев наших шестилетних молений, склонил теперь к нам милостивое свое царское сердце».

 

                                                                    Хронологические этапы воссоединения.

          Июнь 1648г. – первая грамота Б.Хмельницкого к царю Алексею Михайловичу с прасьбой о союзе. Потом будут многие грамоты и посольства.

          Май 1653г. – русское посольство, возглавляемое боярином Б.А.Репниным-Оболенским заявляет почти в ультимативной форме властям Польши о требовании оставить Украину в покое или, по крайній мере, восстановить действия Зборовского договора 1649г.

          Июнь 1653г. – царь Алексей Михайлович сообщает Б.Хмельницкому о согласии России принять восставших под свою руку.

          Октябрь 1653г. – Земский Собор в Москве утверждает решение царя.

          Ноябрь 1653г. – Россия официально объявляет войну Польше и вводит войска на Украину.

          Январь 1654г. – на Переяславской Раде оформлен Акт вхождения в состав России. Жители городов и местечек Руси Малой приведены к присяге на верность России.

          Март 1654г. – утверждены статьи договора, на основании которых Русь Малая вошла в состав России.

          Сегодня, когда на протяжении последних 20 лет чуть ли не в качестве официальной идеологии народу Украины навязывается русофобия, принимающая иногда самые оголтелые формы, сонм украинских «історичних науковців» изрядно поднаторел в оплевывании Переяславской Рады. Всевозможные фальсификации и подтасовки встали в учебники и пособия.

Однако никакие «праці» и «твори» нынешних политиков, «митців» и «вчених» так и не смогли преодолеть отношения основной массы граждан Украины к этому значительному историческому событию.

         «Ой Богдане, ти Богдане – славний наш гетьмане, нащо віддав Україну москалям поганим?» - спрашивает П.Чубинский в первоначальном тексте «Ще не вмерла Україна» (слова, убранные из сегодняшнего государственного гимна). Ну, от Б.Хмельницкого в 1654г. немногое уже и зависело, о чем я постарался рассказать в статье. А все же, какие приобретения получил народ Южной Руси после Переяславской Рады?

           В результате вхождения Украины в состав России малороссы получили такую широкую автономію, которую им никогда бы не дали Польша, Турция или Крымское ханство. В частности, на Украине сохранилось местное право, своя, гетманская система управления, количество свободных «реестровых» казаков было установлено в 60 тысяч, население освобождено от налогов в царскую казну, за крестьянами признаны широкие права и т.д.

           Таким образом, объединение поначалу представляло собой, по сути. конфедерацию при ведущей роли России как более сильной державы. Лишь при Петре I автономия была ограничена, а в конце XVIII века отменена и заменена общероссийской системой управления.

           Вхождение в состав России имело громадное положительное значение. В ситуации, когда создание собственного независимого государства было нереально (да и кто к нему стремился?), это был самый разумный вариант из всех возможных. Переход под защиту единокровной и единоверной России избавил малороссийский народ от угрозы физического истребления, национального и религиозного гнета Польши, а так же снял подобную опасность со стороны Турции и Крымского ханства.

Кроме того, присоединение к более прогрессивной в социально-экономическом отношении по сравнению с указанными странами России, обеспечило Украине, даже несмотря на последующую утрату автономии, наилучшие условия для ее социально0экономического развития.

           Особенно важно это было для простого народа, которому их собственные верхи вряд ли обеспечили бы лучшие условия жизни в независимом государстве, если бы его на какое-то время удалось создать.

 

                                                                 Луганщина. Сквозь годы.

          В 1653г. на Великом Земском Соборе в Москве, который вынес решение о принятии Малороссии под государеву руку, были представители всех земель Русского государства. Следовательно и его Юго-Западных окраин, нынешних Харьковщины, Сумщины, части Донецкой области и, конечно нашей Луганщины, какой бы малозаселенной она не была (Луганск начнут строить спустя полтора века).

         Решение о присоединении Руси Малой было принято единогласно. А могло ли быть иначе? Что могли думать наши предки, тогдашние луганчане?

         Ведь только-только Русь, воспрянув после Смутного времени, начала отстраиваться. И все прерывать? Ведь знали – брать под свою руку мятежников из соседней державы означало только одно – войну.

         «Пользы нет, а расходы большие», - заявлял Ордин-Нащекин.

         Действительно – какая польза? Сделай вид, что твоя хата с краю. Ну, перевешают поляки особо рьяных зачинщиков, выпорют крестьян и вернут к земле. Всего и делов-то!

          Наконец, можно открыть границы, как после Берестечка. Пусть бегут, селятся – места хватит. И никто бы не осудил за такое решение!

          Только не все добегут, знали.

          - Да у нас что, забот своих нет? – могли бы спросить наши земляки. – Засечная черта наполовину разрушена. Ногайские орды гуляют свободно. Разве не стонет и наша земля? Сожжен и разрушен Царевоборисов (на месте нынешнего Старобельска), лежит в развалинах Белолуцк, а жители угнаны в полон (в 1643г.). А где сторожевые городки по Айдару? Все засельщики погибли или угнаны в полон. Даже нашим славным донцам – казакам, взявшим Азов (1642г.), не смогли оказать должную помощь.

           Нужно вновь отстраиваться и крепить оборону от Степи. Деньги из государственной казны, оружие, воинские команды разве не нужны и нам?

           Так могли спросить луганчане.

           Не спросили.

           А еще наши предки могли бы вспомнить не только о семьях и домах, всегда находившихся под опасностью ногайских набегов, но и о первых находках черного угля – будущей славы Донбасса.

           Неужели при таком положении отправляться воевать куда-то в далекую Украину? Так могли подумать и Бельские, и Куракины, и другие дворянские роды (русское служилое дворянство – прежде всего воинское сословие), столько сделавшие и ранее, и впоследствии для освоения и обустройства нашего края.

           Не подумали.

           А если случится – вот возьмем мы Украину под свою руку. И людей их примем и оселим. А спустя годы они, окрепнув, заявят: только наша земля, мы здесь хозяева. Не нужен здесь ни язык ваш, ни вы сами.

           И такое могли помыслить Луганские мужики.

           Не помыслили.

           За что им честь и хвала, нашим предкам. Они выполнили свой долг!

                                                                                                          * * *

          Я не знаю, как бы восприняли наши предки-луганчане сегодняшние времена. С его сомнениями и противоречиями, с постепенной утратой чувства единого народа. И все же иной раз задаешься вопросом: как получилось, что пока мы все занимались, в общем-то нормальным, нужным стране делом, неизвестно из каких щелей повылазили все эти бывшие партчиновники, преподаватели марксизма, историки-хамелеоны, враз сменившие окраску, а то и просто какие-то сомнительные личности? Все с очень гибкой совестью или что там у них взамен. Зато с большой жаждой самых высоких трибун.

И понеслась по стране какая-то ублюдочная языковая возня с ее визгливой, полупомешанной пропагандой раздора. И все на каком-то крысином, совсем уж тухлом уровне.

           «Тільки одна державна мова!» Да будьте щедрее, господа! В той Европе, куда вы так стремитесь, таких жлобских порядков, пожалуй, и не сыскать. В большинстве стран по 2-3 официальных языка. Особенно в полиэтнических странах, подобных Украине.

             Да и о чем спорить? По лингвистическим меркам наши «языки» и на диалекты-то едва тянут. Так, говора и наречия…

            А пресловутый «украинский национализм»? Ставлю это словосочетание в кавычки. И он сам, и выражающая его публика могут почитаться таковыми лишь при повальной идеологической безграмотности народа.

            Даже как-то неловко ссылаться на классиков европейского национализма, например Жана Тириара с его мечтами о «содружестве наций» и «единой Европе от Дублина до Владивостока». Или знаменитого Ле Пена с его принципами: «Уважаешь свою нацию – уважай и другие нации».

            В сочинениях европейских идеологов национализма (и не только их) характеристика наших «националистов» прописана четко : «этнопредательство». И еще «провокаторы распада».

            Вдумайтесь, читатель, нас , восточных славян, или русских (по традиционному обозначению этноса), что одно и то же, – составляющих основу Русско-Православной цивилизации всего-то 200 миллионов! На весь огромный мир! Но какую роль мы сыграли в мировой культуре и цивилизационном развитии планеты!

             А ведь рядом с нами огромные англоязычные сообщества – это только белая раса. А Китай с его полтора миллиардами, Индия, Африка? Сегодня когда-то белая Европа становится, как говорил Франсуа Миттеран, «цвета кофе с молоком». Марсель превратился в арабский город, становятся «цветными» Голландия, Германия… Они обоснованно бьют тревогу. С газетных страниц и телеэкранов звучат голоса политиков о демографической катастрофе и «кризисе белой расы».

            А тут мы, с нашими убогими раздорами. То ли наше общество совсем уже тронуто деградацией, то ли, погрузившись в виртуальность голливудских поделок, мы перестали осознавать реалии нашего мира?

            …Сквозь пелену столетий доносятся отрезвляющие голоса наших предков. Голоса Переяславской Рады. Они обращаются к нам, неразумным потомкам: «Боже, утверди! Боже, укрепи, чтоб есми вовеки вси едино были!».

                Александр Акентьев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.