ХАРЬКОВСКИЙ КВЕСТ В КОНЦЕ ЛЕТА

окончание

ХАРЬКОВСКИЙ КВЕСТ В КОНЦЕ ЛЕТА

3
Слегка отдохнув на своём втором этаже от дорожных приключений и приняв соседей, как факт, я отправился к похож-дениям местного порядка. Перед этим внимательнейшим образом изучил карту местности и понял, что все основные объекты моих притязаний – в шаговой доступности. Так это же замечательно! Как всё ловко складывается, ага.
Первая цель – достигнуть то самое кафе со странным названием «Dufarin». В городе Ха – множество странных названий пищевых заведений (забегаловок, столовых, баров, пабов, пиццерий, ресторанов, кафе-кофеен-кафетериев, кав'ярень, етс), причём писанных латиницей, - тю, европейский город, шо! Как и у нас в провинции – такая ж повальная укролатинизация.
Но с целью как-то не складывалось… Мой геокретинизм достиг масштабов идиотической катастрофы. Не иначе, как местные бесы решили надо мной вволю поиздеваться – я брёл, шёл, шагал, хренячил, нарезал круги, огибал дома, вы-сматривал названия улиц и нумерацию зданий, выруливал на перекрёстки, переходил улицы в положенных и неполо-женных местах, по светофорам и вопреки им, но к ней, родимой, не приближался ни на сантиметр. Да, у бесов сегодня был праздник с фейерверком и пир духа. А у гения места – выходной, отгул или загул, не знаю – что, но помогать он мне явно не собирался, ибо храпел без задних ног, типа пузатого старейшины-генацвале в моей хостельной комнате.
Тогда я плюнул, сдался и призвал на помощь мобильную фею из навигатора. И мы принялись блудить-блукать уже на пару с её направляющими командами. Прохожие на нас не оглядывались, они были привычны к разного рода чудакам, разговаривающим матерным диалектом с мобилками. Ибо ничего, кроме выразительных междометий после очередного сусанинского часа у меня на языке не вертелось.
Похоже, я довёл навигацкие спутники до сошествия с орбит своими лихими поворотами и разворотами, хаотичными метаниями по спиралям и замкнутым кругам. Черти ржали до икотки, гений местности, разбуженный их бедламом, сбе-жал к друзьям в другой город, и только фея честно продолжала подкидывать направляющие подсказки. Но логические контакты её электронной логики были закорочены, а женскую логику конструкторы ей не вживили. Значит, ситуацию нужно отпустить, и сесть на пенёк, то есть на скамейку в парке и зажевать реальность знаменитым пирожком.
Логистика местности никак не складывалась в моей голове! Она, местность, была не линейной, абстрактной, к ней сна-чала надо было привыкнуть, освоить, принять, сжиться с ней и вжиться в неё, а уж потом, измученного, - она должна была сама впустить в своё бессознательное зазеркалье.
Круговорот жизни вращался. Я наблюдал за его движением, вспоминал бродяжества в Донецке с его простой линейной перспективой, в приморской горно-паутинной Ялте с неожиданными тупиками и улочками, упирающимися в джунгли. Собирал весь этот опыт, скатывал его в клубочек, чтобы потом отбросить – пусть катится, авось доведёт, как языческая мова до Киева.
Живой русской мовой я и воспользовался. И добрые люди помогли нам с навигаторшей. И паззл сложился в картинку. И у вывески «Дуфарин» фея проснулась, и сообщила преприятнейшую новость, мол, маршрут окончен. Я поблагодарил её за бесценную помощь, воздал хвалу небу, облакам в нём, спутникам-GPS, прощально помахавшими нам солнечными панелями, и уверовав, что теперь-то уж не заблужусь, ибо понял суть бытия, измочаленный, побрёл в сторону «дома».
На веру надейся, а софию не теряй. Эти несколько часов блужданий натрудили мои нижние конечности до нытья и хруста. Закоулками, всё с большим пониманием ориентируясь в местном зазеркалье, без навигаторши и без приставания к прохожим, я выбрел в сквер Победы и выпал в осадок на лавочку у фонтана Зеркальная струя, у храма Жён-мироносиц – да это три в одном. Фух!..



4
До выхода на связь друга и гида по совместительству, Иван Иваныча, который восстанавливал силы после возвращения из Одессы, времени было достаточно. Соответственно, представилась возможность и мне пережевать увиденное (и соответственно пополнить свои силы) вместе с очередным бонусным волшебным пирожком и мультисоком. Очередной уровень квест-игры был пройден.
Всё же не зря я приехал пораньше и полдня проблуждал по городу. Не поступи я так – и со своими весёлыми похо-деньками на литмероприятие добрался бы только к следующему утру. Теперь же всё будет прекрасно и удивительно.
Пока что – побалдею, понаслаждаюсь последними бархатными деньками уходящего августа. В очередной раз послежу за муравейником. Ну уже понятно – муравьи всех национальностей и верований обретаются в миллионном городе, неофициальная столица всё же – с кучей вузов, возможностью разнообразной работы, в большой степени перетянувшей на себя функции Донецка.
Снуют экспресс-курьеры на самокатах, великах, мопедах – доставляют страждущим всякие пиццы-шаурмиццы и прочую скорую снедь. Молодёжь всех субкультур фланирует, впитывая свободные дни и часы перед новым учебным годом. Муниципальные полициянты работают – дежурят в парках, выписывают штрафы автомобилистам.
Если сравнивать города, в которых довелось побывать – Киев, Днепр, Запорожье (Одессу исключаю из этого ряда – давно и неправда), – Харьков обволакивает исцеляющим бальзамом истосковавшуюся по странствиям и впечатлениям омертвевшую душу.
Интересно, что, в отличие от Киева, в Харькове бомжей я практически не видал, попалось несколько, очевидно, завсе-гдатаев, здесь, в сквере, мирно дремавших на лавочках. Да один оборванный «хасид» – возле синагоги… И – чистота. Только ли потому, что – центр? Может, на окраинах – страх и ужас, завалы и хаос, но здесь – не вру, ей-богу – благолепие и благорастворение воздухов!
Что напрягало? – под домами, на балконах – грозные таблички, предупреждающие об опасности обвала, ссыпания штукатурки етс – шедевры архитектуры не вечны. Но к опасности падения неслучайного кирпича на голову быстро при-выкаешь.
Здания же – смешение жанров – модерн, классика, конструктивизм, и готика, и соцреализм, и, конечно же, современ-ный хай-тек, активно наступающий на древность. Многие здания, имеющие историческую ценность, охраняются госу-дарством – прикреплёнными на них табличками. Но к каждому дому табличку не приколотишь, особенно – в центральной части города, поэтому «прогресс», перемалывающий кирпичи истории – неумолимо наступает в виде современных коробок или – наоборот – архитектурных изысков, - как пожелает заказчик.
Лишний раз убедился, что в одиночестве бродить по миллионному городу нет смысла – нужно ехать с экскурсией или – в гости к обжившемуся здесь другу.
Иван вышел в эфир во второй половине дня. Договорились встретиться «под градусником» хотя бы за час до кафешного литмероприятия . «Градусник» – одно из культовых тусовочных мест Харькова. А я-то, утром выскочив из метро на Историческом музее, его-то – слона! – и не заметил…
Плохо, что на этом культовом месте – ни деревца, ни кустика, ни навесов. И день-то не самый жаркий был, а я чуть в шашлык не превратился, каково же тут назначать свидания в летнюю жару!?
И вот – ура! – почти год не виделись, соскучились по общению, и, совмещая приятное с полезным, отправились курси-ровать поблизости.
Гений места вернулся, черти успокоились, фея-навигаторша ушла делать маникюр, а мы первым делом зашли в фир-менный магазин харьковской бисквитной фабрики «Ведмедик», коему в этом году – 101 годок стукнул. Мебель в магазе и обстановку удалось сохранить со времени основания сего заведения торговым промышленником Жоржем Борманом. Внутреннее убранство – типа Елисеевского в Москве. Попили чайку и затарились сладостями. Успели ещё немного про-бежаться по – уже историческим – местам моего недавнего блуждания – теперь осмысленного. Запечатлелись на фоне исторического здания «Донугля» с Кавалеридзевскими духами-шахтёрами на фасаде.
Подошли к памятнику пламенному большевику Николаю Скрипнику, подивились прихотливости истории, и роли лич-ности в ней, ведь не выступай Николай Алексеевич во времена становления советской власти в Украине за национализа-цию и против ДКР – был бы сегодня на декоммунизационной свалке, а так вот – маємо фактически героя державы. Пе-ребил звонком наши размышления Андрей Костинский – не потерялись ли мы? Но всё шло по плану, к кафе подгребли вовремя. Собирался народ. Наконец-то моё виртуальное знакомство с Андреем перешло в реальное.
Поднялись на второй этаж – небольшой зал и столики – уютно, неожиданно много набилось народу. Всё то же смеше-ние возрастов, перетекающее в смешение жанров.
Мы с Иваном – в числе почётных выступантов. Порадовали халявные сок-кола-вода и конфеты. Голосовали за конкур-сантов по списку в несколько приёмов. Голоса разделились, но мнения совпали. Музыкально-голосовое сопровождение создавало соответствующий настрой. А достойным призёрам, кроме дипломов, ещё и денежные премии выдали! Очень даже неплохо вышло. Эх, был бы Харьков поближе к Краснопокровску – да хоть каждую неделю мотайся – литературной жизнью дышать.
Предоставлю отчётное слово Андрею:

«27 августа, в последний пятничный вечер лета-2021, литературный портал 100 СЛОВ от старта в интернет-пространстве перешёл к старту реальному, а именно – провёл свой первый литературный вечер с конкурсом, призами и специальными гостями.
Почти три часа поэзии, живого общения, скрипки и гитары, пения арии и авторских песен в уютном кафе «Dufarin» не оставили никого равнодушным. Вход при этом был свободный.
Ведущий вечера Виталий Ковальчук, дав интервью телевидению, начал конкурс в два тура с указания регламента и объявления участников, а их оказалось два десятка. Во второй тур проходила половина выступающих – это определяло честное голосование всеми присутствующими.
Пока шёл подсчёт голосов, выступили гости – великолепная Дарья Ткаченко (скрипка), известный поэт-сатирик Вла-димир Глебов, поэт и музыкант Влад Святаш, донбасские поэты, члены Межрегионального союза писателей Алекс Берг (Покровск) и Иван Нечипорук (Горловка), а Вероника Загоскина исполнила Арию Мистера Икс из оперетты "Принцесса цирка".
Разные поколения, разные стили и подачи - такие литературные встречи очень важны для обмена опытом, для зна-комства с поэзией друзей по перу.
Важно было донести свои произведения, используя все возможные способы. Так, Елена Го читала под мелодию, специ-ально написанную под ее стих, а Ярослав Титенок подал свой текст песней.
Победителем конкурса предсказуемо стал Ковальчук.
Второе место заняла Елена Го, третье разделили поэты Тюльпа и Александр Мельник.
Призеры получили денежные призы.
Запомнились своим выступлением финалисты – Анжела Арсенова, Анна Щербак, Екатерина Экозьянц-Атрошенко, Ольга Семёнова, Ярослав Титенок и прошедшие в финал через он-лайн голосование Анна Соболева и Ирина Арапова, а также выступившие в первом туре Татьяна Алексеева, Лилу Амбер, Диана Должко, Надежда Иванова (Мирабелла Го-зар), Ксения Кандул, Оксана Кошелева, Дина Мильчакова, Виктория Молодыко, Сергей Невский, Галина Фадеева, Свет-лана Ефремова.
Было здорово, что в едва вместившем всех присутствующих кафе большая часть была из зрителей!
Первая такая литературная встреча, превзошедшая все ожидания, побуждает проводить подобные вечера регуляр-но. Ждите анонс!»

Ну а потом, чтоб уже по полной добить этот насыщеннейший день, мы пошли в турецкий ресторан с говорящим назва-нием «Хан Едан». «Hanedan» переводится с турецкого, как «династия». Отправились в него не потому что – любители турецкой кухни, не потому, что после хостеловских соседей мне не хватало экзотики, не потому, что решили состояние промотать, не потому,.. а потому что – работает там Иваныч, дежурит по ночам. И мы сидели дооолгооо, общаясь, делясь новостями и впечатлениями, до последнего посетителя, почти до нуля часов. Хозяин – главный Хан Едан, или как его там, очевидно, человек либерального настроя, нас не выгонял и с вопросами не приставал.
Тихой сапой пробрался я в хостел, думал все спят – ага, щас, тусня шла полным ходом под храпёж толстопузого ста-рейшины – очевидно, профессионального спуна и храпуна. Но мне было по фиг, и сон накрыл меня сладковатной пеле-ной.



5
По законам сериального жанра, надо бы не вываливать одномоментно всё произошедшее, а растянуть хотя бы на не-сколько серий. Но чё мне-то, как автору квест-впечатлений, выпендриваться? Я что вижу – о том сразу и пою, одновре-менно и мысли по ходу действия по полочкам раскладываю, по верёвочкам развешиваю. Да что вываливать?, - вчера всё вывалилось, а сегодня – остатки банкета. Потому – о втором дне харьковских побредушек можно сказать – побродили-поглядели – знатно! Ну всё, о чём ещё поведать, разве что руками развести и попрощаться, ручкой помахать?
Но я таки попробую набросать мелочи в копилку впечатлений.
Итак, проснулся я под тюркский коленчатый храп старейшины нашей интернациональной комнаты. Смугло-и чёрноко-жая молодёжь угомонилась и спала спокойно до тех пор, пока в комнату не ворвалась некая бой-баба с короткой стриж-кой, славянской наружности, этакая Бригадирша. На русской прокуренно-сиплой мове она принялась расталкивать непо-воротливых азиатско-африканских пацанов. Оказывается, у них сегодня, была договорённость выехать на природу, на речку покупаться (суббота – выходной?), она уже и такси заказала, а эти неуклюжие нéруси всё чухаются. Особенно – один упирался, но и его в итоге она растормошила и практически в спину вытолкала на местную природу. Мда, есть ещё женщины в наших селеньях… Своих им мужиков, что ли не хватает?.. Отряд бы таких бригадирш забросить куда-нибудь в Африку ли, в Азию ли – они бы им там экономику подняли. Странно только, почему у нас у руля таких бой-баб нету, а всё больше слабоумные мужики-задроты какие-то, ориентированные на госкормушку.
Комната практически опустела. Остались несколько не входящих в шайку персонажей, один из которых постелил коврик у глухой стены и совершал намаз. Я тоже решил последовать его примеру, то есть сбежал в привычный сквер Победы – перекусить и насладиться влажным фонтанным воздухом. Ноги (как бы это каламбурно не звучало) уже отошли после вчерашнего квеста и были готовы к очередному забегу. Нужно было только моего гида дождаться.
И начался наш марафон, конечно, от турецкого ресторана. Программа была не такая насыщенная, как вчера, тем не менее, посмотрели многое. Может показаться, что бродили мы сумбурно – метались туда-сюда, может, на самом деле так и было, а я просто перечисляю запомнившееся, нужно ли его выстраивать в бухгалтерский отчёт? Нет, это, скорее, отчёт для себя, ну и для тех, кому-то он будет интересен, кто захочет проведать город Ха.
Прошлись мы по набережной к слиянию Харькова и Лопани, к так называемому харьковскому пешеходному мосту – нелепой белой железной конструкции на растяжках-тросах, помогли железн
ому чёрному человеку у здания Метростроя поднять колёсную пару, побывали у памятника апостолу Андрею, поставленному на деньги Януковича и его команды (помните, был такой президент?, для него закон (типа декоммунизации), не придумали, всё впереди ещё), вернулись в центр, фоткаясь с памятниками на Площади Поэзии, побывали в Саду им.Шевченко, нашли муралы Леонида Быкова, Людмилы Гурченко (спрятанные между высокими зданиями), Кузьмы Скрябина, насладились старинной архитектурой улицы Дарвина, множество домов на которой построены по проекту архитектора Бекетова, муралов которых почему-то ещё не нарисовали.
Чтоб не свалиться с усталых ног, перекусили в сравнительно недорогом вьетнамском кафе супом с прозрачной, прак-тически невидимой, лапшой и супом с очень даже видимыми грибами. Допинг подействовал, дополненный волшебными пирожками, можно двигаться дальше.
Из особо запомнившегося – впечатлил Сад скульптур на Максимилиановской улице – перед входом нас встретил Бул-гаков, беседующий с разжиревшим котом Бегемотом.
Да, вот так идёшь себе, идёшь, - дома-подъезды-ворота-арки – мимо-мимо-мимо – входишь во двор под длинным арочным проходом – а внутри уютно, зелено, гостиница спряталась, и встречают тебя писатели-коллеги из прошлого, до которых не дотянуться ни по росту, ни по времени, ни по таланту, фактически ставшие не только историческими фигурами литпроцесса, но и персонажами самих себя и других, о них пишущих. Грех не сфоткаться с классическим литбомондом. Здравствуйте, Пастернак, Маяковский, Есенин, Цветаева. И Тальков, ей на гитаре бренчащий, а она отвернулась, не слушает, мол, тоже мне, бард! Вот Высоцкий – другое дело, но он куда-то от нас сбежал, не нашли. Кто был ещё? Воло-шин, Бунин, Толстой, Достоевский, Окуджава. Малороссы тоже были, но не выглядели внушительно – Тарас Григорич, конечно, Сковорода, Леся Украинка, зачем-то Столыпин, были маски писателей Серебряного века. Всех не упомнишь. Были – мы, и был некий улыбчивый иностранец, говорящий только на «инглиш» или «френч», любезно запечатлевший нас с Николаем Гумилёвым.
Очередное неизгладимое впечатление (о хостеле уже было) оставило посещение кафе «Париж» – великолепно спро-ектированное заведение во французском стиле, я бы дизайнерам за разработку антуража, создающего настроение, кроме архипремии, отдельный личный респект в виде катарсиса презентовал бы. А тут ещё и кинозал имеется. Сидишь, кофиёк попиваешь и Де Фюнеса или Ришара смотришь, ну или кто там в репертуар затешется. Нам синему не крутили, но кофий мы откушали. Недёшево, конечно, но оно того стоило. На какой воде готовится сие café français не знаю, может и на местной – «Роганьской», кою и к нам возят цистернами. А в городе Ха по городу разбросаны водоматы с этой фирменной водицей – кидаешь копеечки – и пей, сколько влезет! Очень удобно!
Бродили мы мимо разрушающихся старых зданий, ждущих своего хозяина, затянутых принт-тряпками, вот развалятся, а их потом за бесценок выкупят, перестроят или снесут, в центре ведь. Современная общепринятая практика.
Забрели в один из пустынных (агонизируя, книга продолжает отмирать?) книжных магазинов, подышать книжным воздухом. Нашли там издания донецкого фентезиста Владислава Русанова, что порадовало. А вот биографию Александра Башлачёва с его стихами я так и не нашёл, увы.

6
Время вечерело. Программа максимум была выполнена.
Билеты на вечерний обратный автобус заказал по инету (правильно сделал, потом не пожалел – людей набилось при посадке до фига, даже стоячие были) – дороже, чем на маршрутке, путь длиннее, но комфортнее и – ночью – поспать можно. Смысла оставаться ещё на следующие полдня я не видел.
В хостеле попытался поваляться перед тем, как поваляться в автобусе, но храпливый старейшина (нет, не спал, не хра-пел!), но эмоционально разговаривал на тарабарском языке, постоянно повторяя слово «генацвале». Хотя никаких гру-зинских черт, как ни старался, я в нём не разглядел. Нужно было готовиться отчаливать. Я соскочил со своей верхней полки, он извинился за громкую речь:
-Слюшай – друга звонит, сто лет не опчались!
-Да общайтесь, ради Бога, - брякнул я, подумав, что может, надо было сказать «ради Аллаха?»
Нужно было предупредить хостельную администрацию.
Меня впустили. Кроме уже известной админши, на столе сидела дива в чёрном коротком платьице, на вольную ка-менщицу она явно не тянула. Местные нравы продолжали удивлять. Стараясь на неё не пялиться, объяснил, что справился с делами быстрее, чем планировал, и на ещё одну ночь оставаться не буду.
-Денег мы не возвращаем, - сразу сказала админша.
-Не в деньгах счастье.
-Ну, постельное сдадите и всё.
И всё. Одноразовые тапочки оставил в коридоре – может, кому-то пригодятся?... Прощайте мажорные масоны, прощай дружба народов, счастливо оставаться. Я еду домой, а вы? Чего здесь ищете, бездомные кочевые народы, что вас заста-вило сняться и приехать в наше захолустье? Где ответ? Нет ответа. Наверное, там у них ещё хуже, а мы-то думаем – у нас…
Теперь нужно не заблудиться в метрополитене – доехать в правильную сторону! На 6-ю автостанцию, это там, где я вы-саживался, Индустриальная, конечная метро (или – начальная).
С успехом удалось! Вот только темнота на вокзале – не сразу сориентировался, блин, где фонари!? Неужто нельзя ос-ветить хотя бы выход-вход и направление к автовокзалу?, ну да ладно… Когда теперь ещё побываю во второй столице, и побываю ли?, тайна, покрытая дорожным мраком…

30.08.,2-14.09.2021


ГОРОДУ Х

Гарный город с русскою душою
Околоеврейскою судьбой
Жидкою вьетнамскою лапшою
Афро-пакистанской голытьбой

Кухня дня нарезала отрезки
И сварила варево в мозгу
Мы немецкий кофе по-турецки
Пили на парижском берегу

На сумской масоны сумували
Лымари по рымарской брели
Ну и мы гуляли – генацвале –
На краю всепушкинской земли

Благорастворение поэзий
Штаммы мандельштамов во дворах
Отдаляли дело от болезней
Приближали к скорому «пора»

Метрополитеном в метрополье
Я сбежал расшатанный обрат-
новый город памятью заполнил
Устаревший фотоаппарат

7-8.09.21

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.