1941 год. Одесса не только оборонялась, но и наступала...

Николай Стародымов
1941 год. Одесса не только оборонялась, но и наступала...


22 сентября 1941 года – началась десантная операция под осаждённой ещё 5 августа Одессой.
Забытый великий подвиг.
Конечно, следует признать, что в годы Великой Отечественной войны подобных локальных операций местного значения проводилось превеликое множество. Однако, по моему искреннему убеждению, к данной конкретной вполне можно применить эпитет «уникальная».
Вот как-то думается… Говорят, на миру и смерть красна. Как человек, навидавшийся войны, утверждаю, что смерть, по большому счёту, нигде не красна, и уж тем более на войне. И всё же некий резон в присказке имеется. Подвиг у всех на виду, перед глазами товарищей, когда идущий на смерть знает, что совершённое им останется в памяти людей, ради которых он жертвует жизнью… Это одно.
И совсем другое, когда ты со смертью остаёшься один на один, и никто не увидит, и никто не узнает о подвиге, не оценит его…  Когда искуситель нашёптывает: смирись, пригнись, сдайся, капитулируй, покорись ситуации – и останешься жить… А то ведь пропадёшь в безвестности ни за понюшку табаку…
Как тут выстоять?..
Поднимаясь на фронте в атаку, даже самую безнадёжную, наши деды знали, или хотя бы надеялись на то, что даже если они падут, то даже эта смерть пойдёт в копилку будущей Победы, что друзья увидят, и не попадёт он в страшный список «пропавших без вести»…
Помните Серпилина?.. «Я смерти не боюсь – я без вести пропасть не имею права»…
Но мы говорили об осаждённой Одессе. О группировке наших войск, оказавшихся далеко-далеко в тылу оккупантов, которую хоть как-то могли поддерживать только корабли Черноморского флота, с трудом пробивавшиеся к осаждённому городу сквозь бомбёжки господствовавшей в небе гитлеровской авиации.
Согласимся: насколько ж морально труднее приходилось бойцам, попавшим с безнадёжное окружение, чем их товарищам на фронте, протянувшемся от Балтики до Азовского моря! Бой в окружении – самый тяжкий вид боя. Особенно в окружении, из которого вырваться невозможно и некуда. Когда враг – со всех сторон, а фронт откатился куда-то бесконечно далеко. И сзади – бескрайнее море, так что отступать попросту некуда.
…И вдруг командование приказывает наступать!.. Куда, зачем?!.. Тут бы хоть как-то отбиться от врага – многочисленного, хорошо вооружённого, сильного, умелого, безжалостного, хоть бы как-то удержать оборудованные позиции.
Атаковать?!!
Но ведь атаковали! И громили оккупантов, оттесняя врага от стен города. Далеко-далеко за линией фронта…
Повторю: на мой взгляд, речь идёт об уникальной военной операции. Частной, локальной, с кажущимся мизерным результатом… Но насколько Красная армия нуждалась в таких, пусть и частных, но победах.
…22 сентября с группы кораблей Черноморского флота в районе населённого пункта Григорьевка высадился полк морской пехоты численностью около двух тысяч человек. Одновременно в тыл союзным гитлеровцам румынским войскам с самолётов десантировали группу парашютистов числом всего-то 23 человека – эти парни оказались подлинными мастерами своего дела.
Все участники операции действовали чётко и слаженно. Парашютисты-диверсанты нарушили связь между воинскими формированиями противника, затеяли в тылу не разобравшегося в ситуации врага громкую демонстративную заваруху с пальбой, чем посеяли там панику.
Удар высадившихся с моря морских пехотинцев поддержала мощным огнём корабельная артиллерия. И одновременно от Одессы перешли в наступление бойцы блокированной в городе Отдельной Приморской армии…
В результате врага отбросили (отдавили) от города на 5–8 км, захватив в качестве трофеев большое количество столь нужного осаждённым стрелкового и тяжёлого вооружения: 50 орудий и миномётов, 127 пулемётов, 1100 винтовок. Тоже ведь, если смотреть из Москвы, да из XXI века, не бог весть какой успех – однако для осаждённых одесситов в сентябре 41-го он означал некоторую передышку, эти пять км дорогого стоили!
Через несколько суток, 28 сентября, окружённые провели ещё одну частную наступательную операцию, на другом участке. В результате линия фронта и здесь немного отодвинулась; а арсенал Одессы пополнился сорока пулемётами, винтовками в количестве 250 единиц, боеприпасами.
…Конечно, штурмовавшие город румынские войска – не вермахт, пожиже будут. И всё же подвиг защитников южного города выглядит просто беспримерным – за 73 суток блокады они потеряли 42 тысячи человек, уничтожив 160 тысяч личного состава, около ста танков и двухсот самолётов противника.
…Одесса готовилась к длительной обороне в условиях надвигавшейся зимы. Однако прорыв гитлеровцев в Крым коренным образом изменил ситуацию на южном участке фронта. С этого момента участь Одессы была предрешена. Эвакуация стала неизбежной.
Но к этому вопросу мы ещё вернёмся в октябре.
Напомню, кто руководил данной операцией.
Командующий Отдельной Приморской армией – генерал-лейтенант Георгий Софронов.
Командир Одесской военно-морской базы – контр-адмирал Гавриил Жуков.
Командующий Черноморским флотом – вице-адмирал Филипп Октябрьский.
Ну и хочется отметить, что в боевых действиях активное участие принимал Григорий Поженян – тогда отважный разведчик-диверсант, а впоследствии замечательный поэт и сценарист (в частности, картина «Жажда» снята по это произведению).
.
Предыдущая публикация о событиях сентября 1941 года: http://starodymov.ru/?p=38600
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.