Сказки для детей изрядного возраста

Сазанович Елена
Тот, кто научил нас смеяться. До слез. И смеяться сквозь слезы. Тот, кто научил нас не плакать. До смеха. Поэтому мы и не умеем до сих пор произносить «чиз», когда другим больно. Прекрасно зная, что бесплатный чиз бывает только в мышеловке... Это знал и он, гениальный русский художник и мыслитель. Он сумел комедию сделать трагедией. Сказку - политикой. Любовь к Родине - болью. Через все гнусности жизни утвердить веру. Через хаос жизни - ее гармонию. Он не единственный - кто так смог. Но наверняка - первый. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.
Сказки для детей изрядного возраста
10 мая 1889 года ушел из жизни великий русский сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.
Тот, кто научил нас смеяться. До слез. И смеяться сквозь слезы. Тот, кто научил нас не плакать. До смеха. Поэтому мы и не умеем до сих пор произносить «чиз», когда другим больно. Прекрасно зная, что бесплатный чиз бывает только в мышеловке... Это знал и он, гениальный русский художник и мыслитель. Он сумел комедию сделать трагедией. Сказку - политикой. Любовь к Родине - болью. Через все гнусности жизни утвердить веру. Через хаос жизни - ее гармонию. Он не единственный - кто так смог. Но наверняка - первый. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.
«Прокурор русской общественной жизни». Так и хочется добавить – современный русский писатель. Очень современный. Потому что только они, жившие в XIX веке, до сих пор объективно, дерзко и точно судят сегодняшний день. И не мудрено. Россия, сделавшая в XX веке космический шаг вперед, теперь вновь отброшена на века назад. Россия сегодняшняя вновь похожа на Россию Салтыкова-Щедрина, где «действительность представляет такое разнообразное сплетение гнусности и безобразия, что чувствуется невольная тяжесть в… сердце».
А еще он был социалистом-утопистом. Социалистом его сделала совесть. Утопистом – ум. Потому что справедливое общество – это идеал, который воплощается в жизнь лишь однажды. Утопист, он не раз разочаровывался в жизни. Нет, не в идеях социализма, а в том, что они, как правило, утопичны. И, как правило, человек оказывается ниже этих идей.
У каждого в жизни есть выбор. Смотря что в жизни видишь и что хочешь увидеть. Салтыков-Щедрин, родившийся в старинной дворянской семье, мог прекрасно, как и многие его современники, купаться в роскоши, мещанстве и равнодушии. Но он, как и многие его современники, выбрал другое…Он видел другую Россию. У Салтыкова-Щедрина было хорошее зрение или он просто не мог закрывать глаза на зло? Писатель сумел разглядеть Россию в ее истинном виде. Ту Россию, которая бесилась от жира и умирала от несправедливости в XIX веке. И ту Россию, которая бесится от жира и умирает от несправедливости в XXI-ом.
Город Глупов («История одного города») стал всей страной, а Головлевы («Господа Головлевы») – олицетворением жадных и деградирующих нуворишей. Помещик ("Дикий помещик") вобрал в себя деспотизм и нравственное падение господствующего класса, Вобла («Вяленая вобла») – трусость и приспособленчество интеллигенции, Пескарь («Премудрый пескарь») – мещанство и желание сохранить собственную шкуру, Заяц ("Здравомысленный заяц") - ограниченность обывателя, Карась ("Карась-идеалист") - пустой идеализм либералов...
"Сказки для детей изрядного возраста" Салтыкова-Щедрина - итог творческого пути писателя. Который привел на вершину горькой сатиры. И эту вершину еще никто не покорил... Его сказки не для детей. Но эти взрослые сказки должны прочитать дети, которые неизбежно станут взрослыми. Его сказки - не сказочны и печальны. В его сказках зачастую побеждает зло. Или трусость. Или отчаяние. Совсем как у взрослых... Его смех порой беспощаден, порой жесток. Его смех не смешной. Совсем, как у взрослых... Его оружие - не юмор, не ирония. А сарказм. Совсем, как у взрослых... Его сказки, с животными в том числе, - это человеческая комедия. Или - трагедия человека в обществе. Что, впрочем, одно и то же. Совсем, как у взрослых...
А ведь он был еще и чиновником! Даже некоторое время служил вице-губернатором в Рязани, затем в Твери. Крестьяне называли его «вице-Робеспьером»... И это человек, вобравший все качества, по сути своей противоречащие понятию чиновник! Совесть, справедливость, борьба. И это в обществе взяточничества, казнокрадства, алчности и презрения к народу. Как далеко не сказочно! Не потому ли Салтыков сочинял такие правдивые до неправдоподобия сказки? Когда человек мог запросто стать хуже животного. А животное - лучше человека. В общем, совсем как нынче. Разве что только отличие в том, что в XIX веке чиновниками умудрились быть еще Грибоедов, Гоголь, Гончаров, Тютчев и даже Пушкин! У нас такое кажется сказочным: быть чиновником, оставаясь при этом честнейшим человеком. Прямо анекдот или нонсенс! Но это очень даже возможно. Если в истории России есть такие примеры. Значит они просто должны быть сейчас или обязательно еще будут. Может, пришла пора сменить нашу прописку в городе Глупове, как и соседей господ Головлевых? Или это тоже утопия? Но только не социалистическая...
Вообще перед тем, как принимать в дружные ряды русского чиновничества, неплохо бы обязать изучить сказки Салтыкова-Щедрина. А еще лучше – его биографию. И более того - разместить в кабинетах его цитату:«Нельзя быть паразитом и патриотом ни в одно и то же время, ни по очереди, то есть сегодня патриотом, а завтра проходимцем...»
Недруги и враги называли Салтыкова мизантропом, циником и злым человеком. Эти изворотливые, добренькие, услужливые пескари, караси, щуки, воблы, ерши, которые дальше своего аквариума ничего не желали видеть. Его. Человека. Сердце которого болело за весь народ, за всю страну. Однажды он сказал: страдания за Россию сведут его в могилу.
Он умер 28 апреля (10 мая) 1889 года. Трогательно выразили свою глубокую скорбь тифлисские рабочие: «В лице его Россия лишилась лучшего, справедливого и энергичного защитника правды и свободы, борца против зла...»
"Горе´ имеем сердца´..." - любимая фраза Салтыкова-Щедрина (возглас из Божественной Литургии). То есть - да будут сердца наши высоко. Потому что небо - в нас самих. Высота - в нас самих. Восхождение - в нас самих. Точно так же как в нас самих может быть пропасть, падение, дно. Впрочем, и из пропасти можно увидеть небо. И с неба увидеть дно... В любом случае, только мы вправе выбирать. Вниз или вверх. Салтыков-Щедрин выбрал высоту. И в жизни. И в смерти. Хотя очень хорошо видел дно. Как и еще 99 писателей. Которые потрясли мир.
Автор рубрики - Elena Sazanovich
Член Союза писателей России. Лауреат многочисленных литературных премий. Закончила факультет журналистики Белорусского государственного университета, затем сценарный факультет ВГИК. Автор более 20 романов, повестей и пьес, а также десяти книг, изданных в России, Германии, Австрии, Швейцарии, Чехии и США (издательства «Эксмо», «Вече», «Еrnst Klett Verlag» и др.). Номинировалась на международную литературную премию «Букер». Постоянный автор журнала «Юность». По повести "Я слушаю, Лина…" сняты два п/м худ. фильма: "Неуправляемый занос" (реж. Г. Шенгелия, "ЦНФ") и "Пока я с тобой" (Одесская киностудия).
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.