Ломоносов - это то все, что есть в России, и то, чего уже нет

Елена САЗАНОВИЧ

Ломоносов - это то все, что есть в России и то, чего уже нет


256 лет назад умер Михаил Васильевич Ломоносов

 

Ломоносов - это то все, что есть в России и то, чего уже нет. Это все, что возможно, и что уже невозможно. Это всегда то, что должно быть, и чего может уже не быть никогда. Но это всегда надежда на возрождение, на чудо и на одного единственного человека, который может чудом и невозможностью родиться и возродить чудесным и невозможным образом все области нашего погибающего Отечества...

Михайло Ломоносов. Наверное, его предки не раз ломали носы своим обидчикам. Ученый Ломоносов ломал всю закостенелую и губительную систему просвещения. Впрочем, носы он ломал тоже. Когда совсем уж было невмоготу...

Он, закаленный северным краем и ледяным океаном имел крутой нрав. Он, сын рыбака, не раз сражавшийся с морской стихией, всю жизнь потом сражался со стихией невежества. Бедняк, выдавший себя за дворянского сына и поступивший в Московскую славяно-греко-латинскую академию, стал одним из знаменитейших ученых мира... Русский крестьянин, выучившийся на академика.

Гениев рождается мало, но таких универсальных гениев рождаются единицы. "Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым университетом…" Лучше, чем Пушкин, сказать нельзя. Университет со множеством факультетов, к каждому из которых Ломоносов имел отношение. Еще в школе, какой бы предмет мы не проходили - от физики до литературы, без Ломоносова не обходилось. Даже уроки изо! Даже за стенами школы. "Историк, Ритор, Механик, Химик, Минералог, Художник и Стихотворец - он все испытал и все проник" (А.С.Пушкин). Еще он создал великолепные мозаики, украсившие, например, стены Петропавловского собора. Придумал проект переустройства Петербургской академии наук. И утвердил основания современного русского литературного языка… Он, смельчак во всем, даже многие научные работы оформлял как речи в стихотворной форме! А еще Ломоносов знал, что образование опасно. Возможно, опаснее всего. Но он не мог знать, что оно опаснее всего до сего дня! Грамотный человек пытается осмыслить свое существование на земле. Свое предназначение. И неизбежно проецирует это на общественную жизнь. И смысл жизни становится совсем, совсем иным. А это уже беда для тех, кто живет по принципу: государство для меня, а не я для государства… Именно это отчаянно ненавидел Ломоносов. Его, человека Вселенной, придерживающегося системы Коперника, с радостью сожгли бы на костре. Но, к радости, он все же родился в России. Которую так сильно любил, что порой почти ненавидел. В которую так сильно верил, что в конце жизни почти разуверился.

Перед смертью он сказал советнику Штелину: «Я умираю, я умираю, приятель! На смерть взираю равнодушно: сожалею о том, чего не успел довершить для пользы наук, для славы отечества и Академии нашей. К сожалению, вижу, что благие мои намерения исчезнут вместе со мною...» Ломоносов оказался прав. После его смерти будущий император Павел выразится за весь царский двор: "Что о дураке жалеть, казну только разорял и ничего не сделал..." Ломоносов оказался не прав. Потому что сделал для славы Отечества все, что возможно. И даже то, что невозможно вообще. Особенно нам.

Он ненавидел преклонение перед Западом – эту отталкивающую черту русских, непонятную и унизительную. И главное – неискоренимую. До потери чувства меры и собственного достоинства. До потери самой России… Похоже, его смысл жизни в итоге сводился к одному - русским в России нужно вернуться в Россию. Во времена Ломоносова это было понятно. Было понятно и после Ломоносова. Более чем понятно и теперь.

Трудно выделить какое-то главное его произведение, литературное или научное. Но все-таки особняком стоит «Древняя российская история от начала российского народа до кончины Великого Князя Ярослава Первого или до 1054 года». Правда, это - лишь первая часть задуманного большого исследования «Российская история». Он начал работу над ним в 1751 г. и продолжал вплоть до своей преждевременной кончины в 1764 г., когда окончательный вариант первого тома (правда, без обещанных примечаний к нему) был сдан в типографию. Работа вышла в свет через два года, уже после его смерти.

Во вступлении Ломоносов отмечает, что российская история подобна Римской, и если менее известна, то только из-за бывшего у нас недостатка в искусстве, «каковым греческие и латинские писатели своих героев в полной славе предали вечности». Ломоносов как великий российский просветитель поставил задачу: «Похвальными делами праотце в наших дать примеры: государям – правления, подданным – повиновения, воинам – мужества, судиям – правосудия, младым – старых разум, престарелым – сугубую твердость в советах, каждому незлобивое увеселение, с несказанною пользою соединенное». И это звучит как молитва… Он считал, что своими трудами сможет дать бессмертие русскому народу.

Михаил Васильевич Ломоносов сделал, пожалуй, главное: дал понять, что Россия в России есть. И русские могут не то что многое, а, возможно, всё. Для России. И не только... Грамотная элитная Россия и при Ломоносове как-то была. Правда, не русская элитная Россия. Кстати, на протяжении первых 18 лет существования Российской Академии наук, начиная от ее основания в 1724 году, все одиннадцать академиков были иностранцами. До прихода Ломоносова. Он стал первым русским – чужим среди своих. А «свои» контролировали всю науку, в том числе определяли, по какой истории будут учиться русские. У них был полный доступ к документам, архивам. Они решали, что сохранить, что уничтожить. Что переписать, что утаить. Что сочинить, что исказить.

И Ломоносов вступил в неравный бой. За честь государства российского. От имени российского народа. Сражался всякими способами. Кулаками, крепкими словами, эмоциями. По-русски… Но бой был неравным. В России побеждали иноземцы. Ломоносова называли не иначе как «русский варвар». Его несколько раз выдворяли из Академии, и, наконец, вызвали «на ковер». Но Ломоносова трудно было сломить. Он тут же пообещал одному из профессоров, что «зубы ему поправит». В итоге все одиннадцать академиков подписали жалобу на Ломоносова. В результате дальнейших интриг он был осужден на семь с половиной месяцев.

Вот тогда он и решил идти другим путем. И пошел на компромисс с государством. Ради государства. Он понял, что нет смысла состязаться с бездарными людишками в подковерных боях и интригах. Людишки здесь все равно побеждают. В конце концов, что лучше: быть под властью и сделать что-то важное для державы? Бороться с властью и ничего не достигнуть?.. Поэт Ломоносов написал прекрасную оду императрице Елизавете Петровне, которая пришла в восторг от стихотворения. И он заручился поддержкой императрицы. Дипломат Ломоносов нашел себе отличных покровителей в лице канцлера М. И. Воронцова и фаворита Елизаветы Петровны И.И. Шувалова. Теперь он сражался на другом уровне. И всегда просил не за себя. Он просил за Отечество. И отечество это понимало. Хотя и не всегда...

Первое, что он сделал – сломал систему. Он стал первым российским академиком. Ударение – на слове «российский»! Открытие Московского университета стало для него делом чести. Ломоносов был из народа. И об этом не забывал никогда. Его заветная мечта - уровнять в праве на образование всех, сбылась лишь частично. Крепостные по-прежнему не допускались к наукам. Но Ломоносов добился, что в Московском университете преподавание велось не на латинском языке, а на русском. И в отличие от европейских университетов отсутствовал факультет богословия… Университет стал крупным центром науки и культуры. Центром смелой, светлой прогрессивной мысли…

Сам Ломоносов был не из тщедушно-хлипкой интеллигенции. По-доброму злой человек. Иначе и нельзя. Добренькие интеллигентики не годятся для размашистых идей, великих исторических свершений. Здесь нужен именно смелый и отчаянный. Такой как Ломоносов.

Только в 1940 году Московский университет стал носить имя великого ученого. На пороге войны образование по-прежнему было одним из важнейшим приоритетов. Не забыла страна и о Ломоносове – идеологе отечественного просвещения. В 1949 году состоялась торжественная церемония закладки первого камня высотного здания МГУ. А уже через четыре года начались занятия. В тяжелейшие послевоенные годы всеобщей разрухи страна выделила деньги на то, чтобы исполнить мечты Ломоносова. Чтобы образование было доступным и бесплатным абсолютно для всех.

Ломоносов ненавидел все, что губило русскую науку и культуру. Не терпел преклоненных перед иностранщиной. Если бы сегодня Ломоносов увидел, что в "иностранном" вопросе ничего не изменилось… А образование вновь не для всех… Наверное, в этой ситуации он повел бы себя недипломатично. И кое-кому попросту, по-русски врезал...

Наша страна – странная. Она и впрямь ходит под Богом. Но если не было бы Ломоносова, то куда бы она зашла? Слава Богу, Ломоносов был. И мы до сих пор – в эпоху агрессивной научно-технической революции – пользуемся его знаниями. Хотя и не знаем, как жить дальше. Возможно, ответ прост: если родился бы один только Ломоносов, мы бы сумели, мы бы исправили, мы бы смогли. Один Ломоносов. Представляете, его одного было бы достаточно для погибающей страны. Хотя бы для начала… Он хотел всю страну сделать университетом. И верил, что когда-нибудь "Отечество мое молчать не будет". Отечество по-прежнему молчит...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.