СОЛЕ-ДАРНЫЕ ХРОНИКИ

СОЛЕ-ДАРНЫЕ ХРОНИКИ
 Записки марсианина


В кои-то веки профсоюз сработал: на автобус деньги выделил, чтоб город Соледар проведать, соляные шахты поглядеть. Нельзя от такой халявной удачи отказываться.
Рано утром кое-как собрались да поехали. Надо ли о дороге на Бахмут говорить? Кто по ней тарахтел – меня поймёт. Бетонка с элементами асфальтового покрытия. Почти 2 часа сплошной стиральной доски. Трасса республиканского значения, по которой постоянно мотаются рейсовые автобусы! Года два назад была попытка отремонтировать хоть часть дороги. Техники нагнали и рабочих, перекрыли, пришлось долгое время по полям этот участок объезжать. В итоге, с горем пополам – километров 5-6 сделали, деньги разворовали и – разбежались. Кто разворовал? Ну рабочие, конечно, не чиновники же! Так обычно и происходит всё в этой загадочной стране. Но вот власть поменялась. Теперь очередной тендер назначат, опять энную сумму выделят, а там, глядишь и ещё десяток км отремонтируют. Торопиться не надо, делу нужен взвешенный подход, глядишь, лет через 200 будем наслаждаться современным автобаном.
Ладно. Пропускаю подробности, а то ещё чего-нибудь насарказмлю.

Добрались до городка. Едем по его улицам. Жуть охватывает. Погода, наверное, способствует – недозима-недовесна. Серо, голо, сквозь безлистые ветви деревьев и кустарников развалины особенно хорошо проглядываются. Депрессивный регион. А кто его таким сделал?.. И что было бы здесь, если бы не соляные шахты?
Вспомнилось: эпизод из времён моей журналистской деятельности в редакции газетёнки.
Наш главный редактор – молодой да ранний. Карьерист ещё тот. Старого редактора выдавил, газету как бы реанимировал, большую часть прежней команды сократил, первым делом себе зксклюзивную зарплату назначил, с оставшимися и новонадёрганными журналистами конта-чить не выходит. Кáк обычно начальник-дурак поступает? А по пути наименьшего сопротивления идёт: прессинг-контроль. Но журналистская профессия такого не предполагает, редакция газеты – не режимный объект. Так что и новички и дорабатывающие до пенсии, видя такое дело, долго терпеть не стали – сами порассосались, едва им удобные случаи подвернулись. Тогда ещё выбор был – куда пойти, куда п(р)одаться. Я тоже терпел до упора, а потом помахал заявлением об уходе, насладился реакцией и – навсегда закрыл за собой дверь в профессиональную журналистику. Это – вкратце, а вообще – об этом периоде жизни можно мемуары писать. Не до них пока что. Просто – случай, факт, история.
Однажды заставил меня этот горе-редактор объёмный материал по сельской теме отработать. Как правило, у каждого корреспондента – своя специализация, но по-скольку матёрых журналюг уже нет, а молодёжь вообще далека от аграриев, Клещ (такая у него между нами кличка была), в меня вцепился. Я отпихивался-отнекивался изо всех сил: никогда с.х. не занимался. Но выхода не было, пришлось сдаться.

По полям я проехался, статью кое-как смастерил. Однако же, сам собой всплыл и другой материал: взгляд «от себя» на происходящее на селе. Когда болит – и раздумывать не требуется, само выливается. Насмотрелся я на умирание сельского хозяйства в отдельно взятом районе – и выдал публицистическую зарисовку. Честно и незаангажированно. Принёс редактору, тот проглянул, помрачнел: если мы все статьи с администрацией согласовываем, то эту – тем более!
Пришлось идти на поклон районному бонзе. Статью редактор ему предварительно отправил.
Прихожу. Сидит жирное мурло в кабинете, развалясь в кресле. Он здесь – хозяин, а по совместительству – царь и бог. Только короны и нимба не хватает. И с ходу на меня:
-Ты шо, мать-перемать, марсианин, что ли!? Ты, шо, не видишь, как у нас в районе всё хорошо и удивительно!? Удои растут, намолоты повышаются, молочные реки текут с кисельными берегами! А ты утэто вот мне брыхню пишешь! – И тэдэ, и тэпэ в том же духе.
Хотел меня на понт, что ли, взять? А мне смешно стало, я разулыбался. Обычно, улыбка или смех сбивают с толку хамов. Но честно, я не готовился, просто психология сработала. Говорю:
-Ну ладно, пусть я марсианин, но вы статью пропустúте. Считайте, что это исключительно мой, сугубо личный взгляд на ситуацию.
С определёнными правками материал был пропущен.

И вот – то же самое. То же чувство горестного отчаяния охватывает при виде депрессивных заоконных пейзажей родного региона. Вместо заводов – груды кирпичей и всяческого строймусора, металл-то давно уже вырезали, вывезли, сдали. Чем бы ещё поживиться? Деревья можно на дрова выпилить. Чернозём вагонами вывезти. Себя на органы сдать. Детей в рабство отправить. Так что – не всё потеряно. Работаем, господа-товарищи, новые варвары!
Короче, сказка сказывается, а дело делается. Приехали, выгрузились. Солнышко выглянуло. Немного веселей стало.
Соляной магазинчик рядом и выездная лавка сувенирами торгуют, лампами и прочей атрибутикой. Выживают людишки, что поделать. Как и шахта выживает. Градообразующее предприятие, да уж.
Копёр торчит, крашеный в национальные цвета. Авось не развалится, краска удержит, судя по всему, особый состав у неё.

Спускаемся с холма, где расположился наш автобус. Другие туристы, прибывшие на экскурсию, следом подтягиваются. Входим во двор предприятия. Ищем, где б малую нужду справить. Радуемся – биотуалеты стоят. К ним – а там большая дуля нарисована, то есть закрыты они. «Помоги себе сам», вот это – по-нашему, по-европейски. Привычно, тут же на территории ищем кустики, стеночки, прочие маскировочные объекты. Вспоминаем поговорку: «Пусть лучше лопнет совесть, чем мочевой пузырь!»
Подъезжают и наши доблестные защитники. Балакают на мове того региона, где, очевидно, контракт подписывали. На Донбасс приехали «лёгких деньжат срубить». Удивляемся. Защищать нас будут? От кого?.. Нет, безоружные. Оказывается, тоже на экскурсию. Эвона как. Культурная программа, значит.
Экскурсоводы появляются. Из бывших шахтных мастеров. Проводят инструктаж перед спуском. Радуют, что за экскурсию к заявленной «двухсотке» нужно ещё «полтинник» добавить. Нам, оказывается, повезло: со следующего месяца – подорожание.

Разбивают на группы. Погруппно впускают. Входим, надеваем каски. Ждём очереди в клеть. А дальше – как по маслу. Точнее – как по соли. Спускаемся на глубину 300 м и бродим за своим гидом. Дядька-мастер-экскурсовод выдаёт информацию. Как было, как есть и – хз – как будет.
Но – кто о чём, а я – о своём, уж извините, из пачки соль не вытрусишь. Факт остаётся фактом. Одно из крупнейших соляных месторождений тупо «сливается». Кем и для чего? Что ж не понятно-то – рабочими же, конечно! Работать не хотят, а зарплату им подавай. Раздерибанят участки, сами себе «копанок» наковыряют и будут потом на волах добытую соль в Евросоюз или в Африку возить.
Это когда-то «Артёмсоль» производило 40% каменной соли в СССР и 88% в Украине. Теперь, в наше недалёкое (как по уму, так и по историческим меркам) время, из шеститысячного коллектива, осталось три тысячи. Работников отправляли в бесплатные отпуска, переходили на сокращённую рабочую неделю. На стратегическом предприятии, заметьте. В 2014 – резкое падение производства. Почему? Догадайтесь… Что рассказывать?!, не местные, что ли?.. Тогда вот вам ссылка, если интересно – ознакомьтесь, сравните, проанализируйте https://ru.wikipedia.org/wiki/Артёмсоль#cite_note-7. Да, пока ещё предприятие государственное, но что будет вскоре?.. Кроме экскурсий. А Шубин его знает!

Давайте же наконец о хорошем… Конечно, выработки впечатляют. Подземный спелеосанаторий – тоже. Оздоровляйся – не хочу! Разве мало у нас аллергиков и астматиков?.. Сам когда-то мечтал пролечиться. Однако – цены… Тогда кусались, а сейчас – так вообще, на ошмётки рвут. А при желании и должном подходе из этого Эдема можно было бы сделать налаженный оздоровительный бизнес с помещениями на поверхности для отдыхающих. Начало такой практике было положено в 2007, но сейчас, говорят, санаторные корпуса заняли вояки. Простые смертные, желающие подлечиться, могут снять комнату в городе или в гостинице. Как-то так.
Походили мы, поглазели, пофоткались, где нужно.

После двухчасовой экскурсии – в запасе достаточно времени, чтоб пошариться в пределах дозволенного-освоенного ареала. С желающими инструктор по фитнесу провела попрыгушки-потягушки. Я, конечно, сбежал. Мне своей гимнастики на работе хватает.
Много тут всяких помещений, закутков, ниш, которые используются для определённых функций: палаты с кроватями – на ночь спускайся и – балдей, принимай процедуры; мини-музей с фотографиями знаменитостей, побывавших под землёй – Алла Пугачёва, например (как-то не запретили её ещё в славном королевстве), наш земляк – силач Дмитрий Халаджи. Есть небольшая молельня или «каплычка» (как кому нравится) с иконами, где можно совершить ритуал жертвопри,.. ну то есть – поставить свечку, помолиться. В одной из ниш на дерево желаний можно привязать символическую ленточку. То есть – тут тебе помолился, тут же и языческий ритуал совершил, а чё, одно другому не мешает. Потом можно пойти в бар, чай, кстати, в тот день был бесплатным, и, расположившись в столовой, перекусить. Куда ж мы без «тормозков».
Административные и подсобные помещения – тоже имеются. И – туалеты – слава администрации – открыты и гостеприимны.

Конечно, больше всего впечатлил огромный зал, в котором играли оркестры и пели оперные певцы. Когда-то. Детвору, по настойчивой рекомендации нашего гида, чтоб не путалась под ногами, отправили играть в футбол, предварительно отобрав всякие гаджеты. Мобильная связь, к слову, в шахте на высшем уровне. А нам представилась возможность побродить босиком по соли, подышать, помедитировать.
Ну что ещё рассказать вам, не брюзжа и не сарказмя? Можно штамп влепить: «время пролетело незаметно» или «вот и сказочке конец». А действительно, что рассказывать? Опять нас погруппно подняли допотопной клетью наверх – очень мягко и незаметно – как опускались – так и взлетели. Кто в лавку кинулся сувениры покупать, кто селфи в соцсети отправлять, кто запасённым горячительным впечатляться, кто – ещё чего.

Обратный путь показался не таким грустным и печальным, низкое солнышко, в отличие от дороги, радовало и грело. Тем не менее, надуманные мысли колотились под темечком, оформлялись в философские максимы заядлого меланхолика.
И не сердце уже болело, не душа за просранные возможности, за всеобщий развал всего и вся, а – сознание, – не больше и не меньше. Этакая экзистенциальная боль о бренности, о преходящести всего сущего. Боль по утраченному времени, которое люди теряют по своей беспросветной глупости. Теряют лучшие годы на вражду, стычки, разборки, вместо того, чтобы просто жить и наслаждаться жизнью! И боль от невозможности изменить весь этот ход событий накатывала тупой волной бесчувствия, дремоты.
Заоконный пейзаж тихой сапой охватывала тьма. Вспоминались эпизоды бредберевских «Марсианских хроник». Некие неоформленные, скрытые, подсознательные аллюзии и параллели. Чтобы их осознать, не мешало бы заново перечитать «историю колонизации Марса». Он ведь, по идее писателя-фантаста, тоже был цветущим, населённым разумными существами, которые сами себя и уничтожили. Разумные… А люди с Земли, уничтожив свою планету, прилетели колонизировать Марс… А кто придёт колонизировать нашу ойкумену, когда мы сами себя уничтожим?.. Ответ – не под землёй, не в соляных и не в угольных шахтах, он – на поверхности, но он никому не нужен. Потому что – страшно, не хочется заморачиваться. После нас – хоть потоп, который смоет все наши «хаты с краю». И будет поздно каяться, нужно же жить здесь и сейчас, одним днём, а подрастающее поколение пусть само разгребает нами навороченное…

Нет, стоп, довольно, приехали. Всё было (и будет) хорошо, просто замечательно. Съездите на экскурсию летом. Будет попроще, полегче, попраздничнее. Распустятся цветы и листья на кустах, деревьях, травка зазеленеет. И вся эта зелень скроет развалины. И вы вынесите свои, хорошие впечатления. В меру своей развращённости жизнью, то бишь её понимания. А меня не слушайте. Это я так, с точки зрения марсианина «писню» пишу.
Бытиём нужно наслаждаться, а не брюзжать, как тот толстопузый чиновник. Он бы уж точно эту статью в печать не пропустил. И правильно бы сделал.

26.01, 2,15.02.20
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.