РОЗГИ ДЛЯ УНТЕР-ОФИЦЕРСКОЙ ВДОВЫ

Николай СТАРОДЫМОВ

РОЗГИ ДЛЯ УНТЕР-ОФИЦЕРСКОЙ ВДОВЫ

23 августа 1939 года подписан «Пакт Молотова–Риббентропа»

В связи с годовщиной подписания одного из наиболее подверженных критическим нападкам документа, и мне захотелось вернуться к этой теме, хотя я к ней обращался не раз, да и сейчас не оставляю… (Немного об этом: http://starodymov.ru/?p=30374 )

Так вот, смею утверждать следующее. Подписание документа, который известен в истории ХХ века как «пакт Молотова–Риббентропа», со стороны Москвы стало шагом совершенно оправданным, мудрым, дальновидным и необходимым. Речь идёт, понятно, как о самом пакте, так и о пресловутых секретных приложениях к нему; причём, о приложениях даже в большей степени.

Попытаюсь это доказать.

Историография – дама ранимая и беззащитная. Каждый желающий имеет возможность нащипать из неё те факты, которые позволят доказать любой угодный ему в данный момент тезис, даже псевдоисторическую спекуляцию. Равно как тем же методом при желании можно попытаться и опровергнуть стопроцентно очевидный факт. Главное – точно подобрать ингредиенты, умело их приготовить, привлекательно оформить и своевременно подать. (Например: http://starodymov.ru/?p=13450 )

Нам выпало жить в эпоху, когда произошёл слом привычной общественно-политической формации и рождение новой. Так уж издревле повелось, что каждая новая команда, оказавшись у кормила (от слова «кормиться», а не «кормчий», в смысле «рулевой») власти, первым делом устраивает более или менее жёсткую «охоту на ведьм», назначив «ведьмами» своих предшественников (см.: http://starodymov.ru/?p=30532 ). Диалектический закон отрицания отрицания действует на этом этапе во всей своей неприкрытой наготе. При этом, избавляясь от «тяжёлого наследия прошлого», идеологи нового, как правило, не особо заботятся о наличии в купели ребёнка.

То же творится и у нас. И вот уже под одну гребёнку стрижётся всё, происходившее в стране в середине прошлого века – сваливается в единую кучу, именуемую «сталинизм». Ну не может в те времена оказаться ничего хорошего – по самому определению не может!

Проблема выглядит тем более актуальной, что в обществе не сокращается, а, напротив, нарастает процент людей, и в первую очередь, молодёжи, которые в большей или меньшей степени являются как раз адептами товарища Сталина и достижений его эпохи.

Но вернёмся к затронутой теме.

Для начала давайте попытаемся отделить объективные исторические семена от обильно подсыпаемых в них идеологических плевел! Не станем уподобляться пресловутой гоголевской унтер-офицерской вдове, занимавшейся, по утверждению незабвенного Городничего, самобичеванием. И взглянем на события лета 1939 года по возможности без предвзятости.

Итак, сегодня мы знаем, что через два года Гитлер нарушит пакт и нападёт на Советский Союз (см.: http://starodymov.ru/?p=22608 ). Подчеркнём: мы знаем сегодня. А что товарищ Сталин и его соратники знали о такой перспективе в 39-м?

А знали они доподлинно следующее.

Война всё ближе и на всё большей протяжённости подбиралась к границам СССР. Адольф Гитлер не скрывал своих агрессивных планов, и своего отношения к славянам и прочим «недочеловекам» тоже не скрывал. Его книга «Майн кампф» не являлась секретным документом, за ней не возникло необходимости охотиться разведке. А в этом катехизисе германского нацизма прямо говорилось, каковы истинные цели гитлеровского рейха. Неизбежность попытки завоевания России и поголовного уничтожения значительной части населения страны (читай: наших дедов-бабушек и отцов-матерей!) в этом труде обоснована чёрным по белому.

Парадокс истории. Германия на протяжении веков имела сильнейшую армию на континенте. Она постоянно воевала. Одерживала множество побед. Но в результате слишком часто оставалась в проигрыше.

Из Первой мировой войны Германия вышла нищей, разгромленной, униженной. (Немного об итогах войны: http://starodymov.ru/?p=28313 ) Главное – униженной! Гордый тевтонский дух смириться с таким положением дел не мог. Немцы уже не помнили, что именно они в 14-м году разожгли мировой пожар – в 20-х они жаждали избавиться от чувства унижения. Не худшее стремление, если разобраться. Если бы только другими методами…

Гитлер обещал немцам национальное возрождение (см.: http://starodymov.ru/?p=20351 ). Они ему поверили – потому что очень хотели верить в такую перспективу. После этого Германия начала ковать оружие возмездия. Это общеизвестные факты, и нет необходимости на них останавливаться.

А что дальше?

Давно и не мною сказано, что политика не делается в белых перчатках. Возрождавшуюся Германию ведущие государства жаждали заполучить в союзники, чтобы использовать по своему усмотрению. Надо отдать должное Гитлеру – довольно долго ему удавалось лавировать меж интересами других держав, извлекать пользу, играя на противоречиях между ними.

Пробным шаром германского нацизма стал ввод войск на территорию демилитаризованной, по условиям Версальского договора (см.: http://starodymov.ru/?p=29844 ), Рурской области. Известно, что Гитлер всерьёз опасался адекватной реакции на этот шаг со стороны западных держав – всё же это стало прямым нарушением европейского мироустройства, сложившегося после Первой мировой войны. Однако реакции никакой не последовало: стало ясно, что усиление военной мощи Германии не встретит протестов со стороны стран Запада. Аншлюс Австрии также прошёл безболезненно. Началось нагнетание страстей вокруг Судетской области Чехословакии…

Можно сколько угодно говорить о лицемерии и двуличии Сталина. Только факт остаётся фактом. Советский Союз на протяжении длительного времени оставался единственным в мире государством, которое выступило с конкретным планом коллективной безопасности в Европе. По сути дела, речь шла о создании антигитлеровской коалиции еще в 1938 году. В тот момент такой демарш вполне мог бы умерить аппетиты агрессора.

Хочется напомнить, что именно Россия и накануне Первой мировой выступила с инициативой всеобщего и полного разоружения во всём мире, и тогда также не встретила понимания со стороны Запада. (Немного подробнее об этом: http://starodymov.ru/?p=27581 )

Однако реальным ответом на инициативы Сталина стал Мюнхенский сговор (см.: http://starodymov.ru/?p=27868 ). В результате Чехословакия оказалась оккупированной (сначала часть её, а через полгода полностью), и граница самого агрессивного государства Европы сомкнулась с границей Советского Союза – пока только на некотором, не самом удобном для масштабного вторжения участке.

Сегодня можно услышать в оправдание Запада такой аргумент: мол, в Мюнхене речь шла только о Судетах, а Гитлер (ах-ах, какой нехороший дядечка!) обманул доверившихся ему опытных западных дипломатов и пошёл дальше в нарушение достигнутых договорённостей. Надо же: добренькие сэр Невилл Чемберлен и мсьё Эдуард Даладье разрешили откусить только кусочек от чужого пирога, а герр Гитлер, при активном содействии пана Юзефа Пилсудского (см.: http://starodymov.ru/?p=26064 ) заглотил весь…

Трудно удержаться от соблазна и не рассказать о некоторых не слишком известных эпизодах, связанных с обстоятельствами этой кампании.

Намерение Германии оккупировать страну для руководства Чехословакии секретом не являлось. Один из немногих представителей высшего военного командования, кто выступал за то, чтобы принять вызов и обороняться, стал командующий 1-й армией, русский эмигрант, воевавший в Гражданскую под знамёнами адмирала Колчака, генерал Сергей Войцеховский. Его мнение, однако, проигнорировали, чехословацкая армия капитулировала без боя. Однако и тогда Сергей Николаевич не смирился и стал военным министром подпольного правительства страны.

И ещё. При захвате Чехословакии осенью 1938 года в руки вермахта в качестве трофеев попало великое множество военной техники и вооружения – ими полностью укомплектовали девять гитлеровских дивизий. А 6-я танковая дивизия вермахта (ранее 1-я лёгкая) получила чехословацкие танки (по разным данным от 200 до 400), которые впоследствии участвовали во вторжении в Польшу и Францию, а также в Советский Союз.

Следует отметить также, что вторжения не перенёс замечательный писатель Карел Чапек. Когда Прагу оккупировали, он умер, не выдержав такого потрясения. Так что когда за ним явились гестаповцы, арестовывать было уже некого (см.: http://starodymov.ru/?p=28543 ).

…Но это – просто к слову. В данный момент куда важнее другое.

Европа обеспокоилась, куда Гитлер направит следующий удар – на Польшу или Францию. Если на Запад, это, по большому счёту, и не станем лицемерить, устраивало Сталина. Если на Восток – на радость Даладье и Чемберлену. Вероятность выглядела пятьдесят на пятьдесят – у Германии имелись территориальные претензии к обоим государствам. На Западе Гитлер претендовал (на тот момент!) на Эльзас и Лотарингию, на Востоке – на Данциг (Гданьск).

Что в этих условиях оставалось делать Сталину и его окружению? Что предпринял бы любой из ныне живущих критиканов, если бы оказался перед подобной альтернативой? Если бы, конечно, эти критики являлись искренними патриотами Отечества…

Сталин попытался ещё раз заручиться поддержкой Запада на случай, если Гитлер нападёт на Польшу.

Не станем уподобляться фарисеям, и признаем: Польша как таковая советского лидера если и волновала, то в самой малой степени – «дядю Джо» в первую очередь заботила ситуация близ границ своей страны. Наличие здесь «буферного» государства, пусть даже недружественного, его устраивало. Однако понимания в этом вопросе у своих западноевропейских коллег не нашёл. Более того, Англия и Франция, являясь де-юре союзниками и гарантами безопасности Польши, де-факто, соглашались принести её в жертву – только бы война по-прежнему продвигалась на Восток. Потому они и не спешили связывать себя какими-то договорами с СССР. Польское руководство также не стремилось к созданию антигитлеровского союза с Советским Союзом. Очевидно, в Варшаве полагали, что Польше зачтётся тот факт, что она выступила союзником Германии во время оккупации Чехословакии.

Не знаю, можно предположить, что в той ситуации существовали ещё какие-то варианты действий внешнеполитического ведомства Советского Союза. Я таковых придумать не могу. Шаг, предпринятый Сталиным и Молотовым, видится единственно возможным. Коль не удалось создать антигитлеровскую коалицию, уж лучше заключить договор с тем же Гитлером. Тем более, что аналогичные шаги уже совершили практически все ведущие государства Европы.

Сегодня особым нападкам подвергаются секретные приложения к пакту. Если сказать прямо и без экивоков, в документе определена граница между СССР и Германией, которая сложится в результате продвижения вермахта на Восток. Нынешние «осудители» «сталинизма» возмущены самим фактом такого соглашения.

Откровенно говоря, не понимаю этого возмущения.

Искусство политика включает в себя и такое качество, как умение извлечь из безвыходной ситуации хоть толику пользы для себя и своего дела. Участь Польши так или иначе виделась уже предрешённой, независимо от того, как поступил бы Сталин. Любой правитель государства в этой ситуации обязан позаботиться прежде всего о благе своего народа. А интересы Советского Союза требовали отодвинуть границу как можно дальше на запад.  Выбор видится не таким уж богатым: пойти на сговор с агрессором или поступиться собственными интересами.

Будущее показало, что Польша, прибалтийские государства были обречены на гитлеровскую оккупацию. Если бы Сталин на сговор не пошёл, то на момент начала Великой Отечественной войны части вермахта дислоцировались бы в одном броске от Ленинграда и Минска, на седьмой день боёв его танковые клинья вышли к Смоленску и Брянску… Ну и так далее.

Ругатели пакта говорят об аморальности подобного соглашения – мол, от Польши отторгались её территории. Смешно слышать. Мораль и политика – где Кура, как говорится, а где гора! И тем не менее, и на данное обвинение есть вполне разумный контрдовод.

Где конкретно должна исторически проходить западная граница России (ныне Украины и Белоруссии)? На этот вопрос попросту невозможно ответить. Некогда славяне – потомки братьев Руса и Ляха (равно как и Чеха) – не разделяли себя по этническому признаку. Тот же город Львов, скажем, основал старорусский князь Даниил Галицкий (см.: http://starodymov.ru/?p=26171 ) на землях, за которые задолго до него дрались киевские и моравские князья. Так чей это город?.. И так – по всей границе! Гродно, Брест (см.: http://starodymov.ru/?p=22626 ), Галич, Ужгород, Белосток, Вильно (см.: http://starodymov.ru/?p=3538 )… Впоследствии Северо-Восточная Русь подпала под власть монголо-татар, а Юго-Западная – под литовских и польских князей, которые в 1569 году образовали единое федеративное государство Речь Посполитая (см.: http://starodymov.ru/?p=29835 )… В течение веков граница между нашими государственными образованиями постоянно изменяла своё начертание…

Так кто же возьмёт на себя сегодня смелость чётко определить, где заканчиваются исконно польские земли и начинаются украинские, белорусские, литовские, российские?.. В 1939 году граница была определена по рубежу, довольно условно разделявшему наши народы. В результате Украина, Белоруссия и Литва получили заметное приращение своей территории. И этот перекрой границ никак нельзя назвать ни справедливым, ни, напротив, нарушающим справедливость. Потому что здесь никогда не существовало абсолютно чётко обозначенных межгосударственных рубежей. Каждая сторона при умелой компиляции исторических фактов сможет доказать, что именно она является ущемлённой стороной.

Добавим к этому ещё и такое обстоятельство. В восточных воеводствах Польши проживало преимущественно население по национальности украинское и белорусское, а по вероисповеданию православное. Потому к приходу Красной армии здесь отнеслись более радушно, чем к гитлеровцам.

Особый разговор – о прибалтийских государствах. Опять же, не стоит казаться, как гласит поговорка, святее Папы Римского. За влияние в этих странах в равной степени боролись и советское руководство, и германское. Исторически из них только Литва некогда имела самостоятельность. Земли, на которых нынче располагаются Эстония и Латвия, в разные периоды принадлежали то рыцарским орденам, то Литве, то Швеции, и в конце концов России. Самостоятельность они обрели лишь благодаря ленинскому тезису о праве наций на самоопределение – на этом фоне как-то нелогично выглядит их осуждение большевизма.

Так вот, к концу 30-х годов в прибалтийских государствах имелись политические силы, выступавшие как с прогитлеровских позиций, так и с позиций просоветских. И те, и другие понимали, что самостоятельно им в этой битве титанов на выстоять. При присоединении Прибалтики к «единому и нерушимому» сталинское руководство делало ставку на своих сторонников. Точно так же поступил и Гитлер, когда пришёл сюда через два года: он опирался на людей другой политической ориентации.

…Когда пакт и секретные приложения к нему были подписаны, и Сталин, и Гитлер сочли, что перехитрили партнёра (а точнее уж сказать, противника). Время показало, что фюрер при определении разграничения сфер влияния проиграл. Если бы он не уступил Сталину эти полторы сотни километров в Белоруссии, если бы не уступил Прибалтику… В конечном итоге, хорошо, что вышло именно так.

Хотя, без сомнения, куда лучше получилось бы, не случить Великой Отечественной вообще!.. Но мы изучением вопросов «альтернативной истории» не занимаемся. (см.: http://starodymov.ru/?p=21749 )

Итак, моя точка зрения такова. В условиях, когда не удалось создать антигитлеровскую коалицию, а граница войны всё ближе подходила к рубежам Советского Союза, Сталин принял единственно возможное на тот момент решение и пошёл на подписание пакта о ненападении с Германией. В условиях, когда вероятность военного столкновения СССР с рейхом неуклонно возрастала, отказаться от возможности отодвинуть границу подальше на запад, выглядело бы попросту неразумно.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.