Джакомо Казанова "История моей жизни"

227 лет назад Джакомо Казанова закончил роман "История моей жизни". Полностью он был опубликован только в 1960 году. Это 3500 страниц увлекательнейшего текста. 

….На небольшой сельской церквушке уже звонили к заутренней, когда крохотный, похожий на бонбоньерку возок, остановился у полосатого шлагбаума Тверской заставы Москвы.

Сонный, пожилой солдат в зеленом мундире подошел ближе.

-- Подорожную, сударь…

Из повозки раздался радостный женский смех…. Охи, вздохи, перебиваемые громкими восклицания изяшным мужским тенором на басурманском языке

-- О, ма белла… Беллиссима…

Затем высунулась смуглая кучерявая физиономия господина, хохоча и скаля зубы, он протянул служивому бумаги.

-- Прего….

Солдат передал бумаги подошедшему офицеру, тот внимательно их прочитал

-- Джакомо Джироламо Казанова, кавалер де Сенгаль, с дворовой девкой Заирой, четырнадцати лет…..

Далее следовали рекомендательные письма от графа Панина, князя Нащекина…

Офицер приложил два пальца к козырьку и махнул солдату…. Шлагбаум поднялся и Казанова въехал в первопрестольную.

Так или примерно так,  лет назад, въезжал в Москву, самый знаменитый итальянец всех времен и народов, Казанова. Дворянином он никогда не был, титул он сам себе присвоил, хотя те времена были темные, и кто какие титулы действительно имел, а кто их попросту украл, разобрать было сложно. Крепостную девку крестьянку он купил в Петербурге пару месяцев назад и был весьма доволен покупкой. Вместо Маланьи, Аксиньи или Марфы, истории это неизвестно, он назвал ее Заирой. Так звали рабыню султана, во фривольной трагедии Вольтера.

Почему же случилось так, что имя этого неутомимого любовника и обольстителя, чернокнижника, священника, авантюриста, каббалиста и проходимца осталось в веках. Причем известным всем от академика до дворника. Можно не знать других великих итальянцев, Данте, Леонардо или Галилея, но Казанова….

«В наши дни Казанова стал чем-то вроде спагетти, мандолины и «Санты Лючии», тем, что ассоциируется с итальянцами за пределами Италии, не вызывая при этом особого уважения или симпатии, — сказал, про него с огромной долей ревности,  другой любимец женщин,  Марчелло Мастроянни. - Для иностранцев Казанова - это в меру смазливый итальянец, пользующийся некоторым успехом у женщин».

И все же почему, даже такая великая женщина как Марина Цветаева признается в 1923 году в дневнике:

-- Замысел моей жизни был - быть любимой семнадцати лет Казановой(чужим!) – брошенной и растить от него прекрасного сына…..

А в своих мемуарах Лиля Брик, муза Маяковского, пишет о многих девушках своего времени, влюбленных в Казанову и мечтающих попасть в ад, для того, чтоб там с ним встретиться…. То есть женщины продолжали сходить с ума от него больше чем через сто лет после его смерти!

А сотни книг, фильмов, картин, не говоря уже про хит Наутилиса, - Казанова, Казанова, зови меня так…..

И так, попытаемся разобраться. Все началось с романа "История моей жизни", написанного престарелым Казановой, ему шел уже семьдесят третий год. Где он, больной и забытый всеми библиотекарь и алхимик в замке Дукс графа Вальдшстейна, вспоминает свою молодость. Кстати, он ограничил молодость 38 годами.  Ну и что. Таких мемуаров была масса. Подумаешь, еще одни любовные приключения авантюриста конца восемнадцатого века!

Ан нет. Роман переводят на все европейские языки. Некоторые не верят в реальность автора, приписывая сочинение Стендалю, в тысяча восемьсот шестьдесят первом году выходят отрывки из него с предисловием Достоевского.

Был ли этот идол женщин по крайней мере красивым мужчиной? По описанию современников"он был бы  очень хорош, если б не был так безобразен". Но был ли Казанова в  самом деле  величайшим соблазнителем  всех  времен?  За   сорок   лет, описанных в воспоминаниях,  он  называет  имена  всего  ста шестнадцати возлюбленных. Это примерно по три  женхины в год -  для  холостого мужчины,  разъезжающего  туда-сюда по  Европе, близко знающего  тысячи   людей  разных сословий и национальностей, сознающего себе покорителем  прекрасного пола, это прямо скажем, ерунда.

    Кроме того, из его рассказов получается, что увлекать  многих женщин ему удавалось лишь  с  очень  большими  усилиями,  что  он малоразборчив  и  его не останавливал ни возраст, ни социальное положение, будь его партнера прачкой или графиней,  что многих женщин он  подкупил деньгами, подарками или благодеяниями, многих завоевал счастливым случаем, многих других  взял  дерзкими  уловками  или  искусством осады, а некоторых соблазнил  изощренно-точными  психологическими уловками.

    Что  делает  его  олицетворением  всех  соблазнителей?   Техника? Страстность? Был ли он энциклопедистом  чувственной  любви?  Сексуальным  атлетом? Были  ли  уловки  и  хитрости  его  техники   соблазнения   столь неотразимы? Была ли это напряженность, с которой он  проводил,  а потом и описывал свои реальные и мнимые соблазнения?

Нет. Он скорее был неутомимым любителем, а   не профессиональным любовником или соблазнителем. Он действительно любил всех женщин, которых знал. Это ощущается в той страсти и нежности описания его любовных затей. И кстати, он не бросал женщин на произвол судьбы. Всех как то пристраивал, если они в этом нуждались. Он бесконечно давал им деньги, устраивал их жизнь с другими мужчинами. Кстати ту же Заиру, его собственность, рабыню считай, он устроил к знаменитому Петербургскому итальянскому архитектору Ринальди, автора Мраморного дворца.

    Вероятно, типичным  делает  его  как  раз  та   взволнованная банальность, с которой он понимает и проводит любовь. Он дает женщинам иллюзию любви, что ли, или может тот мимолетный, миг настоящей любви, которого женщина инстинктивно ждет всю жизнь. А потом будет всю жизнь вспоминать с мягкой грустью.

    Это же и  делает  его  столь  современным всегда :  всегда  нервозная готовность,  который   немедленно   хочет   соединиться физически с каждой очаровательной персоной женского пола.

  Другой женский соблазнитель, Дон Жуан, совсем другой. Этот просто охотник за скальпами, никогда никого не любивший, и мраморно-холодно бесцеремонен.

    Казанова  скорее  шутник. Он сам создал легенду о себе и сам в нее верил и заставлял всех в нее поверить. Он  был  деятельным, живым любителем  с  сотней  интересов, это всегда притягивало женщин. Он неустанно колесил по Европе и Азии, все время влезая в какие то авантюры.

    Он перевел "Илиаду" Гомера  итальянскими  терцинами,  перевел Вольтера  прозой. Он  напечатал десятки книг на французском и итальянском языках,  среди  которых  беллетристика, исторические,  математические,  астрономические,   экономические, философские трактаты, показывающие солидные знания и личный опыт.

Он издавал журнал, основал фабрику, устраивал лотереи. Он  был  секретарем  адвоката, кардинала, капитаном галеры, послом, библиотекарем. Он ездил  по   поручениям   масонов   и розенкрейцеров.   Он   был дипломатическим агентом  короля  Португалии,  финансовым  агентом короля Франции, он получил от короля Пруссии приглашение на место воспитателя в кадетской школе. Он был шпионом многих правительств и венецианской государственной инквизиции, заключенным которой он тоже  побывал  однажды.  Он  был   профессиональным   игроком и хулером.   директором   театра   и журналистом, скрипачом, офицером, в поиске золота и сокровищ, лжецом, колдуном и шарлатаном.  И всегда его окружали женины. Причем греха насилия над кем-то на нем нет. Ходили многочисленные легенды о его увлечении чернокнижием, магией приворотными зельями, которые помогали ему завоевывать женщин. Трудно сказать. Достоверно известно,  что он состоял в масонской ложе, и как он сам пишет, баловался превращением ртути в золото, обычным шулерством, которым в восемнадцатом веке, только ленивый не занимался.

Если будете в Венеции, в районе Сан-Самуэле, на доме № 3082 по узкой улице Ка Малипьеро (ранее — улица Комедии),  то там можно прочесть: здесь «4 апреля 1725 года родился Джакомо Казанова». Триста лет назад, как и сейчас, Сан-Самуэле был скромным, непримечательным местом. Правда, казанововеды, есть и такие, утверждают, что он родился не там, а неподалеку, в доме бабушки, но это не важно.

Важно другое, впервые в мировой литературе, герой, прыгая из кровати в кровать, от юбки к юбки, увидел в женщине- человека. Такого же реального и живого,  как и он сам. И этот литературный герой – живой человек Джакомо Казанова. Думаю в этом тайна его нестареющей популярности у женщин всего света и через почти триста лет.

Владимир Казаков.

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.