Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

5-я АРМИЯ Публицистика |

Валерий Мустяц

 

5-я АРМИЯ 

 

До сих пор считается, что Россия вступила в Первую Мировую войну в защиту братьев-сербов. Однако это не так. На братьев-сербов напала Австро-Венгрия, а воевали в основном с Германией.

Царское правительство Николая II набрало у Франции солидные займы под вооружение армии, которые были растрачены, как принято говорить, нецелевым способом. Тем временем, власти Франции, оказавшись в критическом положении, так как германские войска стремительно приближались к Парижу, потребовали возврата денег. Их у царской семьи не было. В обмен на золото французы потребовали немедленного вступления России в войну. По военным соглашениям Россия должна была начать наступление против Германии на четырнадцатый день после объявления войны. Однако под давлением Парижа царь не стал ждать и немедленно послал в наступление полностью неподготовленную русскую армию.

 Не зря Французский посол Морис Палеолог бегал по министерским кабинетам. Не послушал царь ни главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Жилинского, ни начальника генерального штаба Янушкевича, предупреждавших, что армия к наступлению не готова.

 Досрочное наступление обернулось катастрофой для неподготовленной русской армии. Перебросив на Восточный фронт ряд корпусов и дивизий,  Кайзер Вильгельм разгромил русскую армию. Потери были ужасны: 20 тысяч убитыми, 90 тысяч попали в плен, армия потеряла всю артиллерию. Министр иностранных дел Сазонов докладывал французскому послу Палеологу:

 «Армия Самсонова уничтожена… Мы должны были принести эту жертву Франции».

Жизни русских солдат отдал Николай II в обмен на французское золото. Даже идейный вождь российской буржуазии, кадет Милюков, писал в эмигрантском листке:

 «Я не ожидал тогда, что, так и не собравшись с силами, Россия пошлет миллионы своих сынов в окопы за чужое дело».

Радовались лишь во Франции:

«Сражение… продолжается с ожесточением. Каков бы ни был окончательный результат, достаточно уже того, что борьба продолжается, чтобы английские и французские войска имели время переформироваться в тылу и продвинуться вперед» - записал в своем дневнике  Палеолог.

Втянув в войну Россию, «союзники» подталкивали к войне и Германию. Не понимая, за чьи интересы идет война, солдаты массово дезертировали. К 1916 году из армии дезертировали более 1,2 млн. Не отставали и офицеры, что отметил в «Очерках русской смуты» А.Деникин:

«Знаю  размеры дезертирства и уклонения от военной службы, в чем повинна  наша интеллигенция едва ли не больше, чем темный народ».

 На  13914  убитых офицеров и военных чиновников было 14328  сдавшихся в  плен, такого не было ни в одной армии.

Придя в октябре 1917 к власти, большевики стали перед дилеммой, продолжать войну и тем самым обречь на смерть сотни тысяч  солдат,  или  заключить мир с Германией, признавая унизительную капитуляцию.

Воевать хотела лишь Антанта. На чужой территории, до  победного конца, до последнего солдата. Естественно до последнего...  русского солдата.

Главковерх Крыленко докладывал:

«англичане предлагают по сто рублей в месяц, за каждого нашего солдата в случае продолжения  войны».

 Подкуп и уговоры Антанта подкрепляла угрозами. Так Англия  требовала продолжения войны  Советской России с Германией,  в  противном случае она угрожала усилением  нашествия  Японии.  Не  ограничившись этим, "союзнички" подталкивали к войне и Германию. На заседании военной секции РКП (б) отмечалось:

«Имеются в этом направлении определенные сведения, что Антанта, не желая использовать свои силы - французские и английские войска, двигают германские и польские части  против нас, пугая Германию, что советское  правительство  займет  Восточную Пруссию и тем самым усилит движение коммунизма в Германии».

 Ленин и большевики считали войну империалистической,  захватнической и предрекали, что  она  закончится  революцией  и  поражением обеих сторон, что, в конце концов, и случилось. Продолжать войну  не было возможности…   

1 января 1918 года Секретариат ЦК в своем письме отмечал:

«... можем ли мы вести войну? На этот вопрос  приходится  ответить отрицательно, так как  армии у нас нет, она дезорганизована, наступления немцев она не выдержит, а, отступая, мы отдадим в руки немцев всю нашу артиллерию (за отсутствием фуража мы не сможем увезти артиллерию). Сдавая её, мы открываем путь на Ревель и губим Петроград, а с ним вместе и социалистическую Российскую республику».

24 января на заседании ЦК выступил Ленин:

 «Условия, которые предложили нам представители  германского империализма, неслыханно тяжелы, безмерно  угнетательские,  условия хищнические. Германские империалисты, пользуясь слабостью  России, наступают нам коленом на грудь. И при таком положении мне  приходится, чтобы не скрывать от вас горькой правды,  которая  является моим глубоким убеждением, сказать вам, что иного выхода, как  подписать эти условия, у нас нет».

Советник президента США Вильсона, эксперт по внешней политике, А.Кулидж в докладе Госдепартаменту писал:

 «Нельзя закрывать глаза  на тот факт, что народные массы России жаждут установления  мира  почти любой ценой».

 Об этом же говорилось в письме секретариата ЦК:

 «По тем сведениям, которые имеются в нашем распоряжении, ясно, что большинство рабочих крупных центров и крестьянство стоят за  мир, а мелкие города - за революционную войну».

Совещание с представителями воинских частей подтвердило - армия развалилась, продолжение войны привело бы не только к падению Советской власти, но и России. 25  февраля  Совнарком направил запрос всем местным Советам, проведя своего  рода  референдум. Из 500  Советов всех уровней, большинство высказалось за мир…

28 января советской делегации в Бресте был предъявлен ультиматум: либо признание захватнического мира, либо война. Политика Троцкого, который вопреки прямым указаниям Ленина на переговорах проводил свой лозунг «ни мира, ни войны», привела к тому, что 18 февраля 1918 года австро-немецкие войска начали наступление. Они захватили Прибалтику, Белоруссию, двинулись на Украину, которая по Брестскому миру не входила в состав  Советской России.

Чтобы не допустить немцев, Артем (Сергеев) объявил о создании Донецко–Криворожской республики в составе РСФСР. Но немцам нужны были уголь,  руда, и Германия включила территорию республики в «зону своих интересов», т.е. объявила Донбасс Украиной…

   … 21 февраля Совет Народных Комиссаров РСФСР  принял декрет: «Социалистическое отечество в опасности!». Пролетарский Донбасс должен был стать центром сбора сил для отпора нашествию захватчиков. Ворошилова  направляют в Донбасс.

  Тем временем немецкие войска продолжили наступление. Центральная Рада следовала в их обозе. 1 марта немцы заняли Киев и двигались на восток. Советские власти Украины располагала лишь разрозненными, отдельными отрядами, которые ни по численности, ни по боевой выучке не могли противостоять регулярным войскам захватчиков. Для спасения революции требовалось, чтобы все, кто имел силы, шли в армию.

   «Мы,— писал В. И. Ленин,— оборонцы теперь, с 25 октября 1917г. ...Мы — за защиту Советской социалистической республики России» .

 …Ворошилов приезжает в Луганск. Здесь, на заводе Гартмана, начали строительство «бронепоездов». «Бронепоезд» представлял собой железные полуоткрытые вагоны, обшитые изнутри досками, в промежутки засыпали песок и  устраивали площадки для пулеметов и орудий. Здесь же Ворошилов сформировал 1-й Луганский социалистический партизанский отряд — всего 640 бойцов. С двумя бронепоездами отряд направился в Харьков, в район боевых действий.

«с отрядом в 600 человек, состоящим, главным образом, из луганских рабочих, выступили из Луганска на встречу наступающим и занимающим территорию родины – оккупантам немцам. Идем через родаково, Купянск, Харьков, Ворожбу – на Конотоп. Будем биться с палачами пролетарской революции » - докладывал в ЦК партии Ворошилов.

Главнокомандующий вооруженных сил Украины В.А. Антонов-Овсеенко не мог предоставить луганцам, как и другим отрядам, дополнительного времени для формирования и обучения. Против 300-тысячной армии немецких  оккупантов он мог выставить не более 15 тысяч бойцов, разбросанных на огромном пространстве. На счету был каждый человек, и поэтому вечером следующего дня 14 марта, Луганский отряд направляется в состав  5-й армии Р.Ф. Сиверса, которой было дано здание прикрыть направление Бахмач — Конотоп. Насчитывала  5-я армия  около 3-х тысяч человек и всего 13 орудий. Оказать серьезного сопротивления регулярным немецким войскам такая армия не могла. Старшим по чину был Межлаук, он успел дослужиться в армии до… ефрейтора. Управлять пулеметами мог только матрос Львов. В армии он пускал фейерверки, поэтому сразу получил должность… начальника артиллерии.   27 марта 1918 года на разъезде Дубовязовка, в 15 верстах к востоку  от Конотопа, состоялось боевое крещение Клима Ворошилова. Утром на следующий день Р.Ф.Сиверс докладывал в Харьков:

  «На Конотопском направлении противник наступал в течение вчерашнего дня.  …Наши немногочисленные части стойко сопротивлялись. Под действительным артогнем противника, нанеся ему серьезные потери пулеметным огнем, к вечеру вынуждены были, однако, отойти к востоку и югу от станции Грузское, взорвав последнюю. Отмечаю мужественное поведение Луганского отряда, сражающегося на передовой линии».

В последующие дни германские войска развернули наступление в сторону Харькова. Силы были слишком неравны, немцы имел 15-кратное преимущество, поэтому приходилось отступать. В конце первой недели апреля германские войска стали окружать Харьков. В городе шла эвакуация. Чтобы хоть как-то задержать противника, были выделены специальные отряды, защищавшие подступы к городу. Оборонять его предместье, район станции Основа, было доверено отряду Ворошилова. Вместе со вторым отрядом  под командованием Латышева, с Харьковским коммунистическим отрядом и бронепоездом «Черепаха», отряд Ворошилова составил силы, оборонявшие станцию. Общее руководство взял на себя Ворошилов. Днем немцы крупными силами атаковали его отряды и оттеснили их к станции Меловая. А уже вечером отряды, составлявшие 5-ю армию, при поддержке артиллерии перешли в наступление. Немцы отошли, оставив на поле боя убитых. Это была первая победа Ворошилова.

   Несмотря на успех 5-й армии, Германские войска продолжали движение на восток, и где они остановятся, было неизвестно. Необходимо было перегруппировать отряды, сконцентрировать силы. Антонов-Овсеенко предлагает Ворошилову возглавить объединенные отряды. Ворошилов соглашается:

 «Сообщаю народным комиссарам Донецкой республики о разговоре с вами и о предложении принять на себя командование 5-й армией. Я согласен и прошу о телеграфномпредписании тов. Сиверсу сдать мне армию со всеми поездами снабжения, вооружения, обмундирования, штаба и денежных сумм. Сегодня выезжаю в направлении Купянска».

Постановлением Совнаркома  Донецко-Криворожской  республики  от 15 апреля 1918 года Командующим  5-й  армией был назначен  К.Е.Ворошилов.

Времени на формирование армии не было, да и насчитывала эта армия всего около двух тысяч бойцов. Мелкие отряды были плохо вооружены, командиры многих отрядов не проявляли желания идти в бой, а Антонов-Овсеенко уже телеграфировал Ворошилову:

«Ваш участок имеет исключительно важное значение. У Сватово вы прикрываете Юго-восточную ж.д.  Луганск — Миллерово...».

После нескольких боев отряды стали отступать к Луганску, куда к тому времени перебрался Совнарком Донецко-Криворожской республики. В 20-х числах апреля эшелоны 5-й армии отошли к Родаково. Здесь собралось немало украинских и донецких отрядов, которые к тому времени полностью лишились руководства. В здании вокзала, на станции Родаково, командиры красногвардейских отрядов решали, как быть дальше. Единогласно решили, командовать всеми красногвардейскими отрядами будет Ворошилов.

  По сути, на станции Родаково и начал Луганский слесарь Клим Ворошилов свой путь: от простого рабочего до высшей должности СССР -  Председателя Президиума Верховного Совета, от обычного красногвардейца -  до Маршала Советского Союза...

  Начало было не совсем удачным. В течение трех дней шли бои за станцию Родаково. 25-26 апреля 5-я армия на участке Родаково - Меловая (в районе Луганска) нанесла поражение двум германским пехотным дивизиям, захватив 2 батареи, 20 пулеметов, 2 самолета и обоз. Но под ударами регулярных немецких частей, под шквальным, со всех сторон, огнем артиллерии «ворошиловская» гвардия начала отступать. А отступать было некуда. Армия оказалась зажатой в жестокие клещи между немцами и белоказаками.

  И Ворошилов принимает решение, которое  оказалось тем единственно верным, которое и принесло ему первую славу. 27 апреля Ворошилов приказывает оставить Луганск и пробиваться в Царицын.

  …Тяжелый пятисоткилометровый поход начался в обстановке вражеского окружения и преследования. Исключительная сложность отступлениясостояла в том, что части Ворошилова были привязаны к линии железной дороги и у них не было никаких возможностей для маневрирования.  За частями, перемешавшись с ними, шли составы с семьями рабочих, луганских металлистов, донецких шахтеров. Они везли с собой немудреный скарб: перины, подушки, самовары, домашнюю птицу, даже телят. Здесь же лежали рельсы, шпалы, тысячи патронов и снарядов. Огромный эшелон в несколько сот вагонов, десятки тысяч людей. В восьмидесяти составах находилось около 60 тысяч человек, главным образом дети, женщины, старики. Бойцов было не более15 тысяч. Совершеннооткрытая местность давала врагувозможность постоянно делать внезапные налетыналюбой эшелон.                   

«Почти сто паровозов, самых крупных, самых мощных,— писал впоследствии Сергеев (Артем),— везли народное имущество колоссальной боевой ценности. Ворошилов проделывал чудеса в тылу: он не давал немцам ни одной минуты покоя. Он связывал их действия и ликвидировал обходы»…

  На север пути нет, германские войска заняли станцию Чертково, а на юге и востоке находились враждебные белоказачьи станицы. Ворошилов решает пробиваться через донские степи, по слухам, там находились отряды рабочих и революционных казаков под командованием Е.А.Щаденко.

  …Три месяца пробивался Ворошилов со своей армией в Царицын. Каждый километр преодолевали с боем. Восстанавливали разрушенные мосты, железнодоржные пути, взорванные водокачки. Станица Гундоровская, станции Каменская, Глубокая, Лихая, Суровикино, Чир. Начиная от Белой Калитвы, взорваны все станции, разъезды, водокачки, стрелки, мосты. На протяжении нескольких верст разобраны железнодорожные пути, сожжены шпалы, согнуты рельсы. Приходилось разбирать путь сзади эшелонов и укладывать впереди. И все под непрерывными атаками и обстрелами.

 «...Десятки тысяч деморализованных, изнуренных, оборванных людей и тысячи вагоновсо скарбом рабочих и их семьями нужно было провести через бушевавший казачийДон. Целых три месяца, окруженныесо всех сторон генералами Мамонтовым, Фицхелауровым, Денисовым и др., пробивались мои отряды, восстанавливая ж.-д.полотно, на десятки верст снесенное и сожженное,строя заново мосты и возводя насыпи и плотины» - вспоминал впоследствии Ворошилов.

   Последним, казавшимся непреодолимым препятствием, был взорванный 600-метровый мост через Дон  у станции Чир. Окруженная с трех сторон белыми, армия Ворошилова оказалась в ловушке. Воспользовавшись обстановкой, белогвардейский генерал Мамонтов прислал к Ворошилову парламентеров. Парламентеры потребовали сдать оружие и эшелоны, но получили отказ. Прекрасно понимая, что последует  за отказом, Ворошилов решил занять круговую оборону и, одновременно восстанавливать мост. Под непрерывным огнем противника начались круглосуточные работы по восстановлению моста. Руководил работами техник Рухимович, прорабом назначили практика деда Матвиенко. Работали все и женщины, и дети. Вначале белоказаки не верили, что Ворошилову с красногвардейцами удастся восстановить мост. Но по мере того, как одна за другой воздвигались опоры моста, казачьи генералы поняли, что 5-я армия может уйти на другой берег, уйти в Царицын.

Окружив 5-ю армию плотным кольцом, казаки беспрерывно атаковали. Кровопролитные бои продолжались с 16 июня по 2-е июля 1918 года.

   «Ворошилов и Руднев, - писал Ф.А.Сергеев (Артем),— были везде, где носилась смерть и, где натиск озверелых казаков грозил смять и прорвать нашу длинную, узкую ленту эшелонов, растянувшихся на тридцать верст».

   Наконец наступил день, когда по восстановленному мосту прошел первый поезд. Мост выдержал. Один за другим, под непрерывным обстрелом,  уходили эшелоны на левый берег, 5-я армия прорвалась к Царицыну. В то же самое время был получен приказпо войскамСеверо-Кавказского военного округа. В немговорилось:

    «I) Все оставшиеся части бывших 3-й и5-й армий, части бывшей армии Царицынского фронта и части, сформированные из населения Морозовского иДонецкого округов, объединить в одну группу, командующим которой назначается бывший командующий5-й армией т. Климент Ефремович Ворошилов.

     2) Всем названным выше воинским частямвпредьименоваться «Группой т. Ворошилова».

     3) Все начальники частей, отрядов и армий, перечисленных выше в § 1, обязуются беспрекословно подчиняться всем приказам т. Ворошилова...».

 

…Закончился героический поход от Харькова до Царицына. Из командира небольшого партизанского отряда, затем командующего 5-й армией, вырос Ворошилов до поста командующего самой крупной армией Южного фронта -  10-й. Основой этой армии стали войска «группы товарища Ворошилова».

   Неожиданный военный талант, смелость и хладнокровие Ворошилова не остались незамеченными. Сталин назначил его членом Реввоенсовета фронта, поручил руководить обороной Царицына.

   Отметил подвиг Ворошилова и Ленин:

  «...Кто мог предположить, что вот в нашем товарище, члене нашей партии, рабочем-токаре Луганского завода, казалось совершенно мирном и штатском человеке, и вот в нем-то и кроется не только военная наклонность, но и несомненный военный талант. Революция выводит людей на их истинную дорогу...».

  Даже белые поставили в пример своим гвардейцам Клима Ворошилова.

3 февраля 1919 года в белогвардейском журнале «Донская волна» № 6 были помещены следующие строки:

  «Ворошилов — бывший слесарь, выдвинувшийся благодаря революции. Под станцией Морозовской его войска были окружены казаками со всех сторон, но благодаря его энергии и помощи Сталина он пробивается к Дону, восстанавливает связь с Царицыном, восстанавливает железнодорожный мост и, наконец, соединяется с царицынским гарнизоном, приведя ему свыше 15 тыс. штыков и многочисленные запасы.

 Эти заслуги, а вместе с тем  ясный ум, здравые военные рассуждения сделали то, что Ворошилов через короткое время занимает выдающийся пост командующего 10-й армией Южного фронта».

Не раз, и не два белогвардейцы будут ставить  в пример своим бойцам Луганского слесаря.

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Смысла мимо
  • Кто в ответе?
  • Митинг в поддержку мира
  • НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВЕХИ НАШЕЙ ИСТОРИИ
  • Первый красный офицер


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:10
    19 октября 1825

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.