В ПРЕДДВЕРИИ СЛОВА…

В ПРЕДДВЕРИИ СЛОВА…
«Слово только оболочка, плёнка жребиев людских. На тебя любая строчка точит нож в стихах твоих». Всегда ли слово готово, став делом, реализовать свой потенциал? Как живётся тем, для кого слово стало делом жизни? Слово из книг и газет, из телевизионных программ. Слово или его преддверие. Ведь не зря поэт и тележурналист Татьяна Дейнегина написала: «В преддверии слова я снова замру – в преддверии слова, в преддверии чуда…»
В преддверии разговора с Татьяной Дейнегиной, уже успевшей стать одной из легенд Луганского телевидения, несколько слов о ней:
И ЭТО ВСЁ О НЕЙ:
Татьяна Александровна Дейнегина родилась в селе Атаманово Красноярского края. В 1973 году окончила факультет автоматики и телемеханики Коммунарского горно-металлургического института. С 1978 года работает на Луганском областном телевидении. Руководитель творческого объединения «Злагода», заслуженный журналист Украины. Победитель и лауреат многочисленных всеукраинских и международных конкурсов и фестивалей. Член национального союза писателей Украины, автор сотен телевизионных программ, многих поэтических сборников и повести «Последний день одиночества». На её стихи написаны десятки песен, в том числе такими известными композиторами, как Никита Богословский, Оскар Фельцман, Юрий Дерский. Доцент кафедры культурологии и телекиноискусства национального университета имени Шевченко. Лауреат литературных премий имени Владимира Сосюры и Никиты Чернявского. Подполковник Украинского козацтва. Мать четверых детей.
ТЕЛЕВИДЕНИЕ – ФАБРИКА ЛЮДЕЙ ДЛЯ МАЛЕНЬКИХ ЧЕЛОВЕЧКОВ?
Поэт, прозаик, тележурналист со знанием сопромата, к тому же – многодетная мать. Такое сочетание само по себе – уникально. Но напрашивающийся вопрос о том, как всё это сочетается и как всё удаётся успеть, задавать нет смысла. Ибо ответ – на виду. Он – в телепрограммах, в книгах, в успешных детях, которые уже успели стать взрослыми со своими профессиональными и семейными достижениями. Он – в стиле жизни, который сама Дейнегина определяет так: «Нужное слово должно находиться в нужном месте».
- Татьяна Александровна, говорят, что поэзия – это лучшие слова в лучшем порядке, проза – просто слова в лучшем порядке, а журналистика – первые попавшиеся слова в полном беспорядке. Вы согласны с этим?
- Всякое определение условно. Есть стихи, как рифмованная проза. Есть проза, чтение которой просто вредно, как для вкуса, так и для разума, и есть статьи, написанные на уровне высокой поэзии, расширяющие кругозор и дающие обильную пищу для ума и сердца. Другими словами, каждое произведение – это отпечаток личности, таланта и взглядов автора. Всё это относится и к телевидению, которое отражает время и окружающую жизнь.
Почти тридцать лет я работаю в тележурналистике, и мне есть с чем сравнивать то, что происходит в нынешнем телеэфире. Причём, это совершенно не брюзжание, основанное на возрастных отличиях и особенностях. Но мне непонятно, почему наш эфир, практически, на всех каналах заполонили абсолютно низкосортные импортные фильмы, сериалы и подражательные иностранным программы.
Почему советские фильмы (о которых можно говорить много и хорошего, и плохого, но в них, даже неудачных, был посыл добра и порядочности) показываются крайне редко, и, в основном, в дневное время, для пенсионеров, а они и так, в большинстве своём, люди воспитанные и нравственные. А вот молодым людям эти фильмы со своим воспитательным зарядом – ох, как были бы полезны. Почему импортные мультфильмы с их агрессией и цинизмом идут в самое «смотрибельное» время, оглупляя нашу детвору, выращивая в их душах бациллы дебилизма, насилия? Видимо, кому-то это выгодно? В то же время богатейший телеархив нашей студии – не востребован. Почему бы не показывать лучшие программы прошлых лет?
Не зря телевидение называют сегодня политическим телеклубом. Кроме «мыльных» опер там чаще всего мелькают порядком надоевшие лики доморощенных политиков, которые намного дальше от народа, чем декабристы. Мнение народа, кстати, обезличенно. Оно – в неизвестно откуда берущихся соцопросах и рейтингах. А бесконечные токшоу, в которых нет ни тока, ни шоу! Почему-то вульгарность, развязность, безграмотность воспринимаются непременным атрибутом телеведущих.
ЛІРИЧНИЙ ВІДСТУП НА РІДНІЙ МОВІ:
Звертаючись подумки до колег, називаю їх хлопчиками, молодиками і навіть діточками. По-материнські. Бо у мене своїх четверо, майже такого ж віку - Бог подарував мені трійню, якій передувала донечка, а це, як приреченість не грішити, бо за провину батьків розраховуються, так чи інакше, діти. І кожного разу – ось вже майже 27 років – перед кожним виходом до студії чи виїздом на зйомку обіцяла собі не лукавити, не халтурити: немов уперше і немов востаннє... І кожне слово серцем пишу. І знаю, що то таке, коли тебе намагаються «закопати», щоб не висовувалась... Знаю, що таке художні ради, де панують сірість й непрофесіоналізм, які навіть не розуміють і не намагаються зрозуміти різницю між телеведучим, конферансьє, репортером, стрингером, шоу-меном, модератором, тамадою престижних «зібрань»... Саме такі, як останні, «телезірки» ( вони найчастіше не мають уяви ані про жанри, ані про специфіку екранного мистецтва чи компоненти драматургії, для яких, скажімо, «метод ретроспективної інтроспекції» - таке ж далеке від розуміння поняття, як, наприклад, «Паблік Бродкастінг Кьостінг», а за сценарій, тим більше «літературний», «сходить» найпримітивніший монтажний лист) отримують звання, вчені ступені, а то й державні нагороди (були би гроші і зв’язки...). І, дійсно, так темно, буває, на душі – не від того, що комусь гарно «не по заслугах» (Бог їм суддя!), а від того, що це ми дозволяємо ... Дозволяємо, щоби «за лаштунками сцени життя» залишалися справжньо талановиті, працьовиті й гідні широкого визнання, але скромні і тихі (бо ж інтелігентні!) люди, які, як правило, не бувають запрошені на «свято життя», чи туди, де „падають зірки”, або, навіть, хоча б на святковий вечір, фуршет або брифінг...
(В.С.: Я не зря привёл высказывание Татьяны Александровны на украинском языке. Рождённая в Красноярском крае, она, в отличие от многих земляков, свободно владеет не только русским языком, но и украинским, и потому для неё языковой проблемы не существует. Как она считает, главные проблемы общества – в плоскости морали, совести, культуры… ) И вновь – слово Татьяне Дейнегиной:
«ВСЛЕД ЗА ДЕЛОМ БРОСАЕТСЯ СЛОВО.
И СТАНОВИТСЯ ПРИЗРАКОМ СЧАСТЬЕ»
- В борьбе за демократию и свободу слова мы перепутали их с вседозволенностью. Мы бездумно потеряли на телевидении апробированный в течение не одного десятилетия институт редактирования, отождествив его с механизмом цензуры. Следствием этого стало заполнение телеэфира жаргонизмом, лексикой «с улиц», и ненормативной лексикой. Но можно ли забыть, что какими бы сверхсовременными, самыми совершенными видами техники, «всевидящими» и «всеслышащими» инструментами, не владел тележурналист, основой его мастерства, основой тележурналистики было и остается слово.
Не потеряли актуальность обозначенные Владимиром Ивановичем Далем в «Толковом словаре живого великорусского языка» трактовки: «Слово — исключительная способность человека выражать гласно мысли и чувства свои. Человеку дана речь, скоту немота. Слово есть воссоздание внутри себя мира».
И, на мой взгляд, по-прежнему остается современным утверждение корифея Би-Би-Си Брюса Льюиса, который ещё три десятилетия тому назад утверждал, что обязательными качествами телеведущего должны быть положительная энергетика и обаяние, мгновенная реакция, чувство юмора, высокий уровень интеллекта и образованности. И, главное, умение любить людей.
Кстати, многие эти качества были присущи тем, с кем мне посчастливилось работать на Луганском областном телевидении, которое долгие годы отличалось особенным доброжелательным климатом с привкусом журналистского братства. Александр Вихров, Валентина Позднякова, Геннадий Довнар, Людмила Медведева, Виктор Савченко – они и многие другие журналисты, ведущие (а ещё раньше – дикторы), операторы определяли взаимоотношения, в которых главным стержнем было уважение, порядочность, готовность прийти на помощь.
На моём столе – фотография, на которой весь коллектив телекомпании в день её 25-летия. Вот мы уже отпраздновали и 40, и 45 лет со дня её основания, а других фотографий таких – нет. Это, конечно, не главное. Но оно – отражает атмосферу.
- Кстати, на всю страну прогремело эхо конфликта в коллективе областного телевидения. Это – тоже примета времени?
- Это – в первую очередь, отражение того, что амбициозность и гипертрофированное самолюбие воспринимаются сегодня некоторыми молодыми журналистами, как некое политическое кредо. Заурядный производственный конфликт вдруг обрёл черты политического противостояния. Но одно дело, когда борются за идею, а другое – когда за собственную выгоду и благосостояние. Впрочем, - никого не обвиняю. Помните: «Каждый выбирает для себя. Выбираю тоже, как умею. Ни к кому претензий не имею. Каждый выбирает для себя…»
«ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ И НЕ ДРУГ, И НЕ ВРАГ…»
- Техническое обеспечение областных телекомпаний вызывает сочувствие даже у далёких от тонкостей телепроизводства зрителей. Всё упирается в дефицит финансирования. И потому витают в воздухе предложения о реорганизации компаний. Одно из них – сделать их региональными представительствами национального канала «Культура». Что Вы думаете по этому поводу?

- Сразу возникает вопрос: «Кому это выгодно?» Другое дело, что простор для улучшения работы – безграничный. Не секрет, что меньше на экране стало передач о людях села, о шахтёрах, машиностроителях. Говоря одним словом, о ПРОФЕССИОНАЛАХ. Мы всё больше развлекаем, бездумно и бесполезно. Когда в прямом эфире идёт обмен СМС-сообщениями и электронными посланиями зачастую нецензурного содержания, меня просто оторопь берёт. Воистину, телевидение может быть и другом, и врагом, и воспитывать, и развращать.
- А какие программы вспоминаются, как наиболее важные, ставшие знаковыми на творческом пути?
- Вспоминаются многие, особенно встречи с дорогими мне людьми. Но сначала – о том, что телевидение – это творчество коллективное. И без помощи и поддержки дружного и верного коллектива нашего объединения ничего бы не состоялось. Оператор Александр Пичугин, режиссёры Валентина Курчина и Юлия Гребенюк, звукорежиссёры Ростислав Гуль, Владимир Соха – это не только суперпрофессионалы, это – надёжные друзья и единомышленники, работать с которыми – одно удовольствие. Кстати, - об атмосфере и братстве. В день гибели Владислава Листьева у нас в объединении был отгул. У всех были свои планы. Но, узнав о трагедии, мы вышли на работу, не сговариваясь, и вещание студии в тот день начали стихами, посвящёнными памяти коллеги, чей талант и интеллигентность остались в памяти и зрителей, и телевизионщиков.
А, возвращаясь к программам, не могу не вспомнить циклы «Нам доля выпала такая», «Родовид», «На Демёхина, 25», «Кредо», «Служенье муз», «Автограф»… И, конечно, «Далевские четверги», которые подарили общение и дружбу с незабываемым Юрием Ененко, известным врачом-онкологом, писателем и далеведом.
ЛИТЕРАТУРА - ТОЖЕ НОВОСТИ. КОТОРЫЕ НЕ УСТАРЕВАЮТ
- Юрий Ененко остался в памяти и как замечательный доктор, и как автор изящных литературоведческих книг о Владимире Дале и Антоне Чехове. Но изданы они были небольшими тиражами и сегодня уже стали библиографической редкостью. Какие книги сегодня на столе у писателя Татьяны Дейнегиной? Какой видится сегодняшняя литература?
- Читаю сейчас «Марию Башкирцеву» Михаила Слабошпицкого, «Золото Леонтовича» Николая Ночовного, стихи Василия Голобородько, Николая Малахуты, Ивана Низового… Это – только часть того, что лежит на столе. Приходится читать много специальной литературы, поскольку готовлю монографию «Мастерство телеведущего».
Огорчительно, что книги Юрия Ененко стали редкостью. Но не только они. А произведения Владислава Титова, Степана Бугоркова, Тараса Рыбаса, Никиты Чернявского, других наших замечательных земляков! Неужели на издание их книг невозможно найти средства? Ведь это же наша история, наша культура, наша гордость. Да и стихи Михаила Матусовского сегодня можно лишь услышать при исполнении песен на них положенных. А прочитать? Для этого нужно идти либо в музей, либо в областную библиотеку.
Особенно больно за Владислава Титова, который при жизни стал героем, спас своих товарищей в шахте, потерял обе руки. Нашёл в себе силы и написал несколько талантливых книг, среди которых - «Всем смертям назло». Её перевели на десятки языков. А сегодня школьники с трудом понимают, о чём речь, когда спрашиваешь их, кто такой Владислав Титов. Да ещё недобросовестные журналисты пытаются сделать себе имя, поливая грязью Титова и его родных. На мой взгляд, это такой грех, который потом будет всю жизнь отягощать совесть, если она, конечно, есть.
Возвращаясь к чтению, скажу, что ещё прочитала роман Юрия Полякова «Грибной царь». Это, безусловно, талантливая книга, как и все, что написал Поляков. Но поражает полное отсутствие нормальных людей среди персонажей романа. Сплошные моральные уроды. Это тоже примета времени, причём, на мой взгляд, опасная. Молодой читатель может просто не заметить авторской иронии и воспринять мораль персонажей (вернее, её отсутствие), как норму жизни. Ведь «нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся…»
Слово Татьяны Дейнегиной отзывается теплом и любовью. Её слово звучит в гимнах Луганской области и Луганска, в стихах и прозе, в телевизионных программах, с университетской кафедры. Оно – в душах многих и многих людей, в том числе, четверых детей и мужа Николая, которые гордятся ею и любят безмерно. Одна из её книг называется «Счастливая на сотни лет вперёд». В названии – кредо поэта и личности. Быть счастливой, невзирая ни на что. «Счастливая на сотни лет вперёд, я возведу внезапную обиду в такую степень, что не разберёт обида свою прежнюю обитель. Не разглядит своих случайных рук, не распознает своего участья – обвитый необыденностью круг неообобщённым обернётся счастьем…»
Так и живём мы все – в преддверии слова, в преддверии счастья.
Владимир Спектор

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.