Александр Малышенко: "Футбол остался в сердце навсегда"

Сергей Волков
Александр Малышенко: "Футбол остался в сердце навсегда"

Единственная вещь в нашей жизни, которую невозможно остановить — это время. Оно неумолимо бежит вперед, отмеряя безудержно минуты, часы, месяцы, годы. Нашего сегодняшнего гостя знаю уже лет 20 и сейчас, как-то не верится, что Александру Малышенко недавно исполнилось 50 лет. Любимец луганских болельщиков, настоящий мастер, форвард с голевым чутьем, человек-гол - это все про него. Его нельзя, наверное, назвать баловнем судьбы, ибо она подарила ему всего лишь талант. А всего остального Александр добивался сам. Говорят, что добиться вершин в футболе ему помешал его характер. Но ведь чем у человека сложнее характер, тем он интереснее. Много игр отыграл Малышенко, много забил. Его хвалили, ругали, он мог простоять 89 минут матча, а на 90-й создать момент из ничего, забить гол, который и приносил победу его командам.

"Бесков приглашал меня в «Спартак»"

- Что для Вас после завершения футбольной карьеры оказалось самым сложным?

- Наверное, перестроиться в этой жизни. Ведь когда я был игроком, то больше ничего не умел делать, кроме как играть в футбол. Этим зарабатывал деньги. А после завершения карьеры футболисты оказываются, по сути, никому не нужны и вынуждены искать себя в каком-то другом деле. У меня был год полной неопределенности, а затем помог бывший директор центрального рынка Леонид Журавлев. С тех пор и работаю на рынке. А многие игроки, уйдя из большого футбола, пропадают потом, так и не найдя себя в жизни. Начинают пить, бомжевать. Примеров хватает таких.

- Вы довольны своей сегодняшней жизнью?

- Хотелось бы, конечно, лучше жить, но и тем, что имею, сейчас я дорожу. Могло ведь и по-другому сложиться. Есть любимая жена, сын, работа, какой-то материальный достаток.

- Если сейчас отмотать время назад, что изменили бы в своей жизни?

- Большинство моей игровой карьеры связано с «Зарей», за которую играл и в первой, и во второй лиге. Хотя были тогда приглашения из высшей. Бесков приглашал в московский «Спартак», дважды московское «Торпедо» звало, в «Днепр» приглашали, в «Металлисте» предлагали еще на сезон остаться, как раз в тот год, когда харьковчане Кубок СССР выиграли. Я сыграл в Кубке несколько матчей, забил даже, но в полуфинале и финале не сыграл. На тот момент был уже в «Заре». Сейчас, в глубине души, жалею, что так мало сыграл в высшей лиге. Патриотом всегда был, всегда домой в «Зарю» тянуло.

- Чем Вы счастливее самого себя, скажем, сорокалетнего?

- И тогда, и сейчас чувствую себя прекрасно. Может, в своей футбольной жизни поменял что-то, а в обычной ничего не стал бы менять. Просто сейчас такой юбилей, когда можно уже оглянуться назад, подвести какие-то итоги.

- В какие моменты чувствуете себя молодым?

- Ощущаю себя молодым, когда играю в футбол или смотрю матчи. Все-таки футбол возвращает молодость. Когда прихожу на матчи «Зари», то мысленно оцениваю действия нападающих, думаю, а вот я бы в этом моменте сыграл по-другому. Футбол могу смотреть с утра до вечера. Закончил играть уже давно, а в душе так и остался футболистом. Футбольная жизнь для меня продолжается, хотя не играю уже и не тренирую. Правильно говорят, что футбол, это на всю жизнь.

- Футбол Вам снится?

- Уже нет. Раньше, бывало, даже вещие сны видел. Играем, к примеру, с сильной командой, знаем, что нелегко придется. А мне накануне матча сон снится, что выиграем и я забью. Просыпаюсь и думаю, ну как такое может быть. А после игры и счет совпадает и гол забил.

- По-вашему, когда приходит ностальгия?

- Это от возраста не зависит. По футболу ностальгия всю жизнь будет. Я начал заниматься футболом в семь лет, а завершил карьеру в 39. Отдал футболу больше тридцати лет, а ностальгия по нему была всегда. Зная себя, думаю, что и в 60 лет буду все так же переживать и играть за ветеранов.

- Какую собственную черту сорокалетней давности Вы с радостью вернули бы?

- Тогда мы как-то веселее жили, не задумываясь ни о чем. Могли многое позволить себе, зная, что завтра под забором не окажемся. Была некая стабильность в жизни. В наше время этого нет. Уверенность в завтрашнем дне вернул бы.

- Собственная черта характера, от которой рады бы сейчас избавиться да не можете?

- Как был раньше вспыльчивым, так и остался. И в жизни, и в футболе не могу принять непорядочность. Вот уже времени сколько прошло, а от черты этой избавиться никак не могу.

В милиции побывал лишь однажды.

- Наш земляк, известный ранее футболист, а ныне тренер Виктор Онопко, трижды в своей жизни попадал в милицию. Сколько раз довелось Вам там побывать?

- За всю жизнь побывал там один раз, да и то - поехал за компанию выручать друзей. Было это году в 1984, когда выступал за «Зарю» Нашего игрока Валеру Гриценко забрали в райотдел, он был навеселе, а я так себе. Мне патруль говорит: «Мы Вас не трогаем, Вы нам не нужны». Мы стояли возле ресторана «Перник», загрузились все в «бобик» и поехали. Приезжаем, а там дежурный майор узнал сразу меня и говорит патрулю: «Вы че, совсем ох..ели? Кого вы привезли сюда?» Я быстро сориентировался, говорю майору, что у нас в «Пернике» очень серьезное мероприятие и надо бы поскорей туда вернуться, а то нас там ждут. Тот говорит своим подчиненным, чтоб, где взяли нас, туда и привезли назад. Сели мы в машину и поехали в обратном направлении. Гриценко по дороге назад, видя, что его пронесло, рассказал милиционерам нехорошими словами, кто они такие, и все, что он думает о них, и кто такой он. Вот так один раз я побывал в милиции.

- Если бы на дворе сейчас была советская власть, чем бы Вы занимались?

- Связал бы свою жизнь с футболом. Тренировал бы детей или какую-то взрослую команду. При советской власти были и поля, и условия для детей. Не то, что сейчас. Остался точно бы в футболе, потому что жить без него не могу. Не на фабрику же идти.

- Почему не пошли работать детским тренером после завершения карьеры?

- Приглашал меня в знаменитую СДЮШОР «Заря» ее директор Александр Журавлев, капитан той чемпионской «Зари-72». Но совмещать основную свою работу с тренерской у меня времени не хватало. А заниматься любимым делом в ущерб достатку своей семьи я не смог. Так и остался на рынке торговать хлебом. Поздно теперь уже менять коней на переправе.

- Как-то один из бывших футболистов, завершивший свою карьеру, но так и не нашедший себя в тренерском ремесле, сказал мне интересную фразу: «Я слишком сильно люблю футбол, чтобы сейчас в нем работать». Это и про Вас тоже?

- Где-то так. Я очень люблю футбол, хотелось бы в нем работать, приносить пользу Луганскому футболу. Но вместе с тем, уж очень много околофутбольных людей крутится сейчас вокруг футбола, поэтому у профессионалов и нет желания там работать. Ищут себя в чем-то другом.

Никогда не позволю, чтобы кто-то из бара мне говорил, кого ставить в состав.

- Бытует мнение, что основная причина Вашего нежелания работать в футболе – это нежелание быть разменной монетой в кошельке хозяина команды. А держаться за место только ради зарплаты, это не для Вас. Так ли это?

- Лет 15-ть назад я высказал такую точку зрения, вот от этого все и пошло. Поймите, я не смогу слушать советы всяких там президентов, администраторов, кого ставить, кого нет. Я считаю, что играть должен сильнейший. Неважно, кто у него папа или мама. Выходить нужно на поле и доказывать. В детском футболе от бедности тренеры берут деньги от богатых родителей, ставя их чадо в состав и попадая, таким образом, в некую зависимость. Так быть не должно. Не понимаю такого, когда спонсор команды сидит в ложе, попивая коньяк из бара, и рассказывает, кого ставить, кого менять, сам даже не имея понятия о футболе. Пришел на стадион пить пиво - значит пей и не вмешивайся в работу тренера. А после игры, на правах хозяина команды, можешь зайти в раздевалку и рассказать о своих претензиях.

- Александр, за двадцать лет в футболе приходилось сталкиваться с договорными матчами?


- Было несколько матчей. Я не люблю такие игры, но приходилось принимать в них участие. Я и тут демонстрировал свой непростой характер. Говорил, что выхожу играть в полную силу, а вы играйте как хотите. Если не знал до игры, что в ней все расписано, а в состав ставили, то через двадцать минут, под любым предлогом просил замену и уходил с поля.

- Грязь в футболе часто встречалась в советские времена?

- Встречалась, но ее было намного меньше. Футбол в наше время был почище, поэтому и люди заполняли стадионы. Тогда была честь флага, честь города, области, республики. Такого, как сейчас, не было. Сейчас еще до игры известно, как закончится матч, причем знают об этом не только футболисты, но и полстраны. Букмекеры не принимают ставки на многие матчи нашего чемпионата - это говорит о многом. Ко мне на базаре подходят болельщики и говорят, что сегодня выиграем с разницей в один мяч. Я думаю, что за бред? Ну как такое может быть? А в итоге так и выходит. Это неправильно. Зритель поэтому не ходит на футбол, комедию смотреть не хочет.

- Один из известных футболистов сказал, что в украинский футбол если засунешь палец, то окажешься по локоть в грязи. Согласны с таким утверждением?

- Полностью разделяю это мнение. У нас за чемпионство борются сегодня всего две команды, а остальных не пускают в эту борьбу. Помогают то первой команде, то второй. Вот и весь чемпионат. В середине турнирной таблицы свои расклады, у аутсайдеров свои. Захотели утопить какую-то команду, сделали.

Женщина и футбол – две несовместимые вещи.

- В нынешнем украинском футболе, как и везде, сплошь и рядом всякие теоретики, аналитики, эксперты – это все несостоявшиеся практики?

- Сейчас их столько развелось этих «специалистов-рассказчиков», что иногда, послушав их бред, ловишь себя на мысли, что или они полные идиоты, или ты в футболе уже перестал соображать. Если человек не в своей тарелке, то это сразу видно. Где-то начитался, наслушался, насмотрелся футбольных вещей и теперь думает, что он все знает. К примеру, тот же Савик Шустер иногда такое скажет, что просто диву даешься. На фоне Мунтяна, Буряка, Реброва, Леоненко, профессионалов в футболе, он смотрится нелепо. А о Василисе Фроловой, телеведущей «Африканских страстей», вообще говорить не хочется. Она далекая от футбола совсем. Наверное, лучше бы получалось у нее рассуждать где-то на кухне о том, как сварить борщ. О футболе она говорит иногда такие вещи, что хочется телевизор выключить, чтобы не слышать все это.

- Считаете женщинам не место в футболе? Я пару раз видел Вас на женском футболе. Что Вы тогда, в таком случае, там делали?

- Да случайно попадал туда, заходил с друзьями посмеяться. Смешно наблюдать за представительницами прекрасного пола, гоняющими по полю мяч и ничего в футболе не понимающими. А если они пытаются еще и рассуждать о футболе, то становится вообще смешно. Моя жена никогда себе этого не позволяет. Увидев, что я смотрю футбол, уходит в другую комнату смотреть сериалы. У женщин на первом плане должны быть семья, ребенок, быт, кухня. А с футболом пусть мужчины разбираются.

- Где легче, в футболе или в бизнесе?

- Тяжело и там, и там. Сборы, тренировки, перелеты, матчи – это все футбол. Но наше поколение любило саму игру, а не себя в ней, поэтому переносили невзгоды стойко.

- Чудеса в Вашей жизни случались?

- Вся моя жизнь состоит из чудес. Но всего добивался работой, кровью и потом на тренировках, упорством и совершенствованием над собой.

- Экс-президент подмосковных «Химок» Стрельченко говорил игрокам: «Бей в "девятку" - будет гол, вот тебе и весь футбол». С такими вещами часто сталкивались?

- Оригиналов на моем веку тоже хватало. Как-то раз к нам на базу приехал второй секретарь обкома, кажется, Раевский его фамилия была. Начал учить нас, как в футбол играть и по воротам правильно бить. Читал газету «Футбол-хоккей»! В то время, видно, там подсмотрел азы мастерства. Говорит, мол, покажу, как по мячу правильно бить нужно. Установил мяч, разбежался, но даже не добежал до мяча, упав где-то посередине. Выскочили на поле его помощники и водитель, сразу погрузили его в служебную машину, и больше с тех пор на базе я его не видел.

- В Вашей карьере встречался защитник, которого пройти было невозможно?

- Степанов из «Зенита», чемпион СССР. Мы одногодки, вместе с ним в сборной по юношам играли. Высокий, мощный такой был, и никак мне из-под него забить не удавалось. Но, как-то в Ленинграде его не поставили на игру, и я забил два мяча. После игры он подошел и говорит: «Малый, это тебе повезло сегодня, что я не играл». Я согласился с этим, а что мог сказать. В каждой команде были непроходимые защитники. Тогда же уровень другой был, в союзном первенстве слабых защитников не было.

- Успев поработать со многими тренерами, встречали больших оригиналов в тренерском ремесле? Нелепые упражнения предлагали делать?

- Базилевич, когда руководил «Зарей», странные вещи предлагал делать. При подаче углового я должен прикрывать ближнюю штангу своих ворот, а после того, как мяч вынесут из нашей штрафной, мне предлагалось за него уже бороться. Я не понял таких странностей и говорю Базилевичу: «Я, конечно, знаю, что Вы великий стратег и тактик, но я такое делать не могу. Мое дело забивать, а не прикрывать ближнюю штангу». Я никогда много не бегал, но регулярно забивал свои десять мячей. Тогда Базилевич накалил обстановку до предела, приехало руководство обкома и его сняли.

- Поговаривают, что игроки его специально тогда «плавили»?

- Такого не было. Просто никто не воспринимал в Луганске его киевские методы работы. Команда восстала против него, и он поехал назад в столицу. Среди несогласных с его методами работы были Куксов, Гамула, Ярошенко, Ткаченко и многие другие авторитетные товарищи.

"Или член пополам, или «звезда» вдребезги"


- Были установки, на которых Вам становилось ужасно скучно, и Вы засыпали?

- Такие установки практиковал Ращупкин. Мог говорить минут сорок. Я особо не вникал, о чем он говорил, дремал в уголке, никому не мешал. Краткие установки давали Анатолий Байдачный и Евгений Лемешко. Филиппович, тот вообще большим оригиналом был по этой части.

- Может тогда, припомните самую оригинальную установку?

- Это было перед игрой в Смоленске, когда мы вылетали. Была одна из последних игр в сезоне, ливень страшный. Ращупкин встал и сказал: «Ну, что ребята, или член пополам, или «звезда» вдребезги». В раздевалке воцарилось молчание. Там можно было договориться. Тренеру Смоленска звонили многие его коллеги с просьбой сыграть с нами вничью. Потом нам «Шинник» очко отдал бы. А Смоленск взял бы у «Металлиста», которому тогда ничего не было нужно. За год до этого мы сыграли дома вничью, тем самым спасли Смоленск от вылета, а они, наверное, это забыли. А может, Гена Лисенчук привез им столько, что отказать они не смогли. Лисенчук тогда никопольский «Колос» тренировал и тоже шел на вылет. Правда, говорят, что не все решают деньги, а все решают большие деньги.

- В чем феномен таких вот тренеров, как Лемешко, Заяев, Овчинников, Найденов? О них от игроков плохого слова никогда не услышишь…

- ...все они хорошие специалисты, отлично разбиравшиеся в тенденциях футбола и околофутбольной кухни. Еще они психологи сильные, могут настроить игрока так, что тот за них «землю грызть» будет. Знали, когда прижать футболистов, а когда отпустить. Они многое сделали для футбола.

- Футбольная Ваша жизнь изобиловала многими смешными случаями. Расскажите парочку для читателей нашего сайта?

- Когда я выступал за «Металлист», нас тренировал Евгений Лемешко. Едем как-то на календарную игру чемпионата, остановились на светофоре, а рядом стоит трактор с прицепом, в котором находится навоз. Лемешко говорит водителю трактора: «Привет, коллега». Тот ошалел от происходящего, в недоумении отвечает: «Какой я тебе коллега, посмотри, что я везу – навоз в прицепе». А Лемешко ему в ответ, показывая рукой в глубь автобуса: «Да у меня такого дерьма полавтобуса едет». Похоже, мужик с трактора так ничего и не понял, и еще долго размышлял над сказанным, ведь на автобусе было написано: «Футбольная команда «Металлист» (Харьков)». Характерно, что сразу за Филлиповичем сидел наш ведущий игрок, затем экс-тренер киевского «Динамо» и сборной Украины Леонид Буряк. Так вот он вообще был в шоке от слов Лемешко, о чем свидетельствовало его удивленное лицо. Потом Буряк говорил, вот мол Лемешко нам рекламу сделал.
Еще был случай. Играла «Заря» в первой лиге с командой Джизака. По-моему, это 1982 год был. У них был вратарь Филатов, которого по каким-то причинам, оставили в запасе. Он загрустил, а тут наш администратор «Зари» решил скрасить ему плохое настроение и предложил «махнуть по сто грамм». Ну, они и махнули, раз пять «по сто». А тут, как назло, вратарь гостей «сломался» и выпускают Филатова. Он так резво выбежал, зрителей приветствовал раз пять. Я еще подумал, какой живой вратарь. А еще жара стояла неимоверная. Судья первым заподозрил неладное, я то думал, что голкипер перегрелся на солнце. И тут мы как начали забивать ему голы. Закончили со счетом – 7:0 (!). Во втором круге Джизак сполна отомстил нам, обыграв нас - 5:0. Судья гнал нас так, что мы не знали куда деваться.

- В Закавказских республиках вообще невозможно было выиграть?

- Там судьи не давали перейти за центр поля. Наш вратарь выбивал мяч, а боковые, уже с флажком стояли. Лишь когда хозяева забивали два мяча, тогда нам позволяли приблизиться к штрафной площадке. Пенальти ставили в южных городах в каждом матче. Еще в Никополе безобразно судили. Там могли и два одиннадцатиметровых поставить.

- Футболисты весьма невнимательные люди. Вечно что-то теряют, что-то забывают. Вас эта участь минула?

- Меня, да. Зато хорошо помню, как мы забыли в Москве нашего игрока Юрия Рабочего. Приехали в Москву, там пересадка на самолет. Прилетаем в Луганск, а Рабочего нет с нами. Думаем, куда ж он мог подеваться? А он до пересадки придремнул немного в аэропорту и проспал наш самолет. Юрий Петрович, правда, не растерялся. Проснувшись и обнаружив, что команды с ним нет, быстро сориентировался и на метро добрался до Луганского поезда. А денег ведь на билет нет ни копейки. Он к начальнику поезда, говорит, что мол он Рабочий, денег нет, но по приезду как-нибудь занесет, или жена к поезду подойдет с деньгами. Взяли его в вагон тогда.

- Какие моменты из жизни той «Зари» для Вас были самые трогательные?

- Поддержка болельщиков запомнилась. У нас они самые требовательные были. Бывает, проиграешь и на улицу боишься выйти от стыда. Луганск – футбольный город и в футболе тут многие разбираются. Это наш дом, наша Родина. Для нас «Заря» - это гордость, честь и совесть. Нынешним игрокам такие слова незнакомы. Мы в эту команду старались попасть с семи лет, когда в СДЮШОР «Заря» приходили учиться. Тут все родное для меня. Все святое. Зайдите в школу ныне, и Вы увидите фотографии выпускников, ощутите тот неповторимый дух кузницы кадров, которую знают и уважают во всем мире. Онопко, Заваров, Куксов, Сорокалет, Шелаев, это люди, которые становились чемпионами, играли в сборных.

- Был матч в составе «Зари», который Вы никогда не забудете?

- Это игра с кировским «Динамо» 1983 года в первой лиге. Я тогда пять мячей забил. На табло горела моя фамилия. И так пять раз (!). Там люди играли, которые в высшей лиге выступали до этого.

- Какой гол считаете самым памятным в карьере?

- Все они памятные были. Я забил всего 121 мяч, выступая в «Заре». Являюсь лучшим бомбардиром команды за всю ее историю. Все они хорошие были. А самый красивый, это тот, который я еще не забил (смеется – авт).

- В «Заре» сегодняшней практически нет местных игроков. Это следствие того, что Луганские детско-юношеские школы выпускают игроков низкого уровня?

- Не согласен с таким утверждением. Вон Симинин играет, Гармаш в киевском «Динамо», Ярошенко, начинавший в Луганске, сейчас лидер «Ильичевца». В сегодняшней «Заре» один луганчанин Никита Каменюка. И все! Нет игроков уровня Сани Малыгина, который хотя и много ошибок делал в игре, но зато как пахал на поле! Он же наш, патриот, продолжатель славной династии, у него отец чемпион СССР в составе «Зари». Он грудью за Луганск стоит! Наших футболистов просто съели.

"Играл в одной команде вместе со Штирлицем"

- Определенный этап Вашей карьеры был связан с северодонецким «Химиком», где Вас на руках носили по стадиону. Как игралось Вам там?

- Замечательно. Тогдашний президент клуба Виктор Бублик был фанатом футбола. Кстати, там пересекался с тренером Юрием Ковалем, который до сих пор, по-моему, в «Заре».

- Да, работает. Какие впечатления остались от совместной работы с Юрием Ковалем?

- Ничего хорошего не припомню. Коваль пришел в «Химик» и сразу начал отодвигать луганских футболистов, чтобы пристроить тех, которых он привез с собой. Тогда в «Химике» играли Сушко, Федющенко, Бабенко, Паламарчук, я, Штирлиц был тоже еще. Такое прозвище было у Сани Исаева, за сходство с фамилией знаменитого советского разведчика. Компания приличная была, не сравнить с теми, которых завез Коваль. А по результатам улучшения не было никакого. Что так были в десятке при прежнем тренере Ванкевиче, что при Ковале тоже. Футбол у Юрия Коваля был примитивный, все строилось на «физике» и постоянных бегах. Тактики и работы с мячом не было. Мяч мы видели только на играх. Если забивали первыми, потом мяч били куда попало, по трибунам. Мне тогда аппендицит вырезали, играл мало. Потом деньги закончились, и Коваль благополучно отбыл в следующую по списку команду.

- Ошибаетесь Вы, Александр. Под руководством Юрия Коваля «Химик» занял седьмое место тогда. Да и «Зарю» он выводил в высшую лигу. В чем его феномен был?

- Феномен был не в нем, а в деньгах и в позиции федерации, которая, видя, что «Заря» ставит серьезные задачи, понимала, что в высшей лиге лучше видеть Луганск, чем какую-то деревню. Поверьте, несмотря на прозябание «Зари», эту команду знают и уважают.

На первую лигу тогда ходило по 20 тысяч, кому же тогда выходить, как не нам? Да и не стремился в тот сезон особо никто повышаться в классе. Две команды ставили задачу, эти же две и решили ее. Так что не надо мне о феноменах рассказывать. Достаточно взглянуть, в каких клубах работал тренер, и все станет предельно ясно. Да и в том составе играли Малыгин Саня, Каменюка Никита, Сушко, если не ошибаюсь, был. Местные ребята были, патриоты. Полкоманды были наших. Судьи к нам лояльно относились, видя, что и мы их уважаем и демонстрируем стремление попасть в высшую лигу.

- Есть ли в луганском футболе человек, которому при встрече Вы не подадите руки?

- Таких пока нет. Не люблю, правда, панибратства, когда идешь по улице, а тебя совершенно незнакомый человек хлопает по плечу и говорит: «Привет, Малый». Такого не понимаю.

- Трагедия с Василием Евсеевым сильно потрясла?

- Очень. Я его хорошо знал. Играли вместе. Он спокойным всегда был, хороший защитник, уравновешенный. Был потрясен, когда узнал о его гибели. Много уже ребят из моего поколения ушло. Сергей Горковенко, Саша Сорокалет, Вася Евсеев. И все это луганчане. Прямо рок какой-то.

Жиздик, Емец и пять «Курочек рябых»

- Александр, не хочется нашу беседу заканчивать на грустной ноте. Поведайте читателям о том, как один скромный тренер из Луганска «развел» самого Жиздика с Емцем в придачу? После чего те сказали, что с луганскими проходимцами больше никогда связываться не будут.

- О, да это было сороклет назад! Ну, раз времени много прошло, теперь и рассказать можно. Играли мы с «Колосом» в Никополе, году в 1980-м. Нам ничья была нужна. Никополь тогда дома всех «убивал». Команда была приличная, а еще судьи помогали. Руководили там знаменитые Жиздик и Емец. А нас Вадим Добижа тренировал тогда. Сейчас он в Эстонии работает. Договорились вничью сгонять. Жиздик с Емцем спрашивают у него, сколько он даст за ничейный исход. Добижа, не долго думая, обещает пять «курочек рябых» с золотыми яйцами. Те в шоке, ничего не поймут. Подумали, что предлагает луганский гость им пять тысяч рублей, деньги по тем временам совершенно сумасшедшие. Решили сдавать нам игру. Добижа бьет себя в грудь, кричит «век воли не видать, пять курочек рябых отдам с золотыми яйцами в середине за ничью». И вот представьте, в ворота «Колоса» назначает судья пенальти. Случай в истории никопольского футбола уникальный. Болельщики, а их под десять тысяч, ничего не понимают, кричат судье, что он ворота попутал. Пенальти я пробивал и забил. В итоге сыграли – 3:3. Все довольны, жмут друг другу руки.
После окончания игры Добижа направился поужинать с хозяевами. Посидели, время расходиться. Те спрашивают: «Ну где твои пять курочек рябых?». Добижа достает из сумки пять коробок конфет «Курочка ряба» знаменитой на всю страну Луганской кондитерской фабрики, вручая их хозяевам. И приговаривает: «Раз курочка ряба, два, три, пять. Вот, все пять, как и обещал, с золотыми яйцами в середине. Я, мол, человек слова, обещал пять и принес. Открывайте коробки, там белые яйца, а в них золотые. Все как договаривались». Ошеломленные хозяева, еще долго не могли поверить в случившиеся и прийти в себя, поняв, что луганский гость их просто «развел», уехав с ничьей, разменянной на конфеты. Потом мне Жиздик говорил, что так их еще никто не «кидал». И главное, что придраться-то не к чему было. Пять обещал, пять и отдал. Потом, каждый раз, когда Вадим Добижа встречал Жиздика и Емца на сборах, он все спрашивал, понравились ли тем конфеты? Вкусно ли было? Те матерились про себя, смеялись, но отвечали, что конфеты самые лучшие, их с удовольствием съели. Добижа интересовался этим несколько лет, искренне переживая, чтобы хозяевам конфеты понравились. Вот такая история.

- Поговаривают, что после матча, через пару дней, в окна Емца кто-то стрелял из ружья?


- Тоже слышал такое. Стреляли вроде не в окна, а в забор. Но сути это не меняет. Факт остался фактом, а находчивости Добижи, в тот момент, можно только позавидовать.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.