ПЕРВЫЙ СЪЕЗД

Статья старая, но на взгляд автора не потерявшая своей актуальности

ПЕРВЫЙ СЪЕЗД
Не случись пресловутой гласности и ее трагических последствий, вся многочисленная писательская общественность той — великой страны, которая носила гордое имя СССР, в августе этого года отмечала бы 86-ю годовщину Союза советских писателей. И это не пустые слова. Долгие годы писательский союз не только объединял советских литераторов, но и помогал им в непростой писательской жизни. Оказывал поддержку молодым начинающим талантам. Вел по жизни авторов, получивших читательскую признательность. Делал все для сохранения памяти об ушедших. А началось все за два года до того памятного дня, — 17 августа тридцать четвертого года, когда в Москве, в Колонном зале Дома Союзов открылось заседание Первого всесоюзного съезда советских писателей. Как известно, 23 апреля 1932 года было принято Постановление политбюро ЦК ВКП(б) "О перестройке литературно-художественных организаций". Делая вывод о том, что в то время, когда успели уже вырасти кадры пролетарской литературы и искусства, выдвинулись новые писатели и художники с заводов, фабрик, колхозов, рамки существующих пролетарских литературно-художественных организаций (ВОАПП, РАПП, РАМП и др. становятся уже узкими и тормозят серьезный размах (литературного и) художественного творчества, ЦК постановил — ликвидировать ассоциацию пролетарских писателей и объединить всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый союз советских писателей с коммунистической фракцией в нем.
Принято считать, что инициатором подобного решения был Максим Горький. Однако, судя по документам тех лет, это не так. В письме к И.В.Сталину от 24 марта 1932 года, то есть в канун принятия Постановления по Союзу писателей, Горький выступил в поддержку РАППа в которой, по его словам, "объединены наиболее грамотные и культурные литераторы-партийцы". Другой писательской организации Горький не предлагал. Скорее всего, инициатором подобного решения был сам Сталин, который к тому времени уже разглядел в Михаиле Шолохове, Александре Фадееве и других молодых писателях будущих организаторов новой советской литературы — инженеров человеческих душ, способных преодолеть бесконечные групповые споры и склоки в среде РАППа.
Разумеется, принятие такого решения не могло не встретить отчаянного сопротивления. Так В.М.Киршон в письме, адресованном И.В.Сталину и Л.М.Кагановичу писал: "Постановлено изменить редакции всех литературных газет и журналов. Изменение это имеет целью полную ликвидацию РАПП и писателей, и критиков, разделявших его позиции". Открытие съезда многократно переносилось. Так 27 сентября 1932 года было принято Постановление ЦК ВКП(б) "О дате проведения съезда писателей", решением которого съезд откладывался до середины мая 1933 года. Однако и этот срок оказался невыполнимым. 16 марта 1933 года секретарем фракции ВКП(б) Оргкомитета съезда И.М.Гронским в докладной записке на имя И.В.Сталина и Л.М.Кагановича было доложено о ходе подготовки к съезду, намечен порядок дня его заседаний. Оргбюро ЦК ВКП(б) согласилось с ним и 22 марта 1933 года постановило: созвать съезд Союза советских писателей СССР 20 июня 1933 года в Москве. Но и эта дата была перенесена, несмотря на предложение за ведующего Культпропотделом ЦК ВКП(б) А.И.Стецкого — не откладывать его хотя бы потому, что "писатели все свои планы уже рассчитали в связи со съездом в июне". И только 15 июня 1934 года очередным постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение об открытии съезда 15 августа 1934 года. Вслед за этим постановлением, было принято решение "Об образовании литературного фонда СССР", основной задачей которого было определено "содействие членам Союза советских писателей СССР путем улучшения их культурно-бытового обслуживания и материального положения, а также оказание помощи растущим писательским кадрам путем создания для них необходимых материально-бытовых условий".
Надо сказать, что А.М.Горький весьма скептически относился к намечавшемуся руководящему составу союза. Накануне съезда Алексей Максимович писал И.В.Сталину: "Комфракция в Оргкоме не имеет авторитета среди писателей, пред которыми открыто развернута борьба группочек. И я должен сказать, что у нас группочки создаются фактом меценатства: у некоторых ответственных товарищей есть литераторы, которым "вельможи" особенно покровительствуют, которых особенно и неосторожно похваливают. И около каждого из таких подчеркнутых симпатий "начальства" литераторов организуется группочка еще менее талантливых, чем он…". Сведения о настроениях в писательской среде регулярно собираемые секретно-политическим отделом ГУГБ НКВД СССР до и по ходу съезда, также демонстрировали далеко не радужное отношение некоторых писателей к съезду — М.М.Пришвин: "Все думают, как бы поскорее уехать, — скука невыносимая…", А.Новиков-Прибой: "Сижу и слушаю с болью: наступает период окончательной бюрократизации литературы", И.Бабель: "Среди части украинской делегации продолжаются настойчивые разговоры "о бесполезности всей этой комедии".
Съезд, как и было намечено, открывал Алексей Максимович Горький. После его вступительного слова, были сформированы руководящие органы съезда. 
Интересен состав делегатов съезда. По мандатным данным в их числе явно преобладали мужчины. Их 96,3%. Средний возраст участников — 35,9 года. Средний литературный стаж — 13,2 года. По происхождению на первом месте делегаты, выходцы из крестьян — 42,6%. Из рабочих — 27,3%, трудовой интеллигенции 12,9%. Из дворян только 2,4%, служителей культа — 1,4%. Добрая половина делегатов — члены ВКП(б). Если прибавить к ним резерв партии — 3,7% кандидатов в члены ВКП(б) и 7,6% комсомольцев, то этот съезд можно было назвать не только пролетарским, но и коммунистическим. 
Число прозаиков среди делегатов составляло 32,9%, поэтов 19,2%, драматургов 4,7%, критиков 12,7. Явное меньшинство составляли детские писатели и журналисты. Соответственно 1,3 и 1,8 процента.
Интересен национальный состав съезда. В их числе: русских — 201 человек; евреев — 113; грузин — 28; украинцев — 25; армян — 19; татар — 19; белорусов — 17; узбеков —12. Представители еще 43 национальностей были представлены от десяти до одного делегатами. Среди делегатов были даже китайцы, итальянцы, греки и персы.
С приветствием от ЦК ВКП(б) и СНК СССР к съезду обратился секретарь ЦК ВКП(б) А.А.Жданов. Характеризуя советскую литературу, он сказал: "В нашей стране главные герои литературного произведения — это активные строители новой жизни: рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, партийцы, хозяйственники, инженеры, комсомольцы, пионеры. Наша литература насыщена энтузиазмом и героикой. Она оптимистична, так как она является литературой восходящего класса — пролетариата. Наша советская литература сильна тем, что служит новому делу — делу социалистического строительства". Как бы дополняя известное выражение И.В.Сталина, Андрей Александрович пояснил: "Быть инженерами человеческих душ — это значит активно бороться за культуру языка, за качество произведений. Вот почему неустанная работа над собой и над своим идейным вооружением в духе социализма является тем непременным условием, без которого советские литераторы не могут переделывать сознания своих читателей и тем самым быть инженерами человеческих душ".
С основным докладом на съезде выступал Алексей Максимович Горький. С содокладом о детской литературе выступил С.Я.Маршак. С докладами о национальных литературах выступили М.Н. Климкович (Белоруссия), М.Г.Торошелидзе (Грузия), Д.А.Симонян (Армения), М.Алекберли (Азербайджан), О.Таш-Назаров (Туркмения) и Г.А. Лахути (Таджикистан). Мировой литературе и задачам пролетарского искусства был посвящен доклад К.Радека. С докладом о советской драматургии выступил В.Я Кирпотин, с содокладами — Н.Ф.Погодин, В.М.Киршон и А.Н.Толстой. С докладом о поэзии, поэтике и задачах поэтического творчества в СССР выступал Н.И.Бухарин. С докладом о ленинградских поэтах Н.С.Тихонов. Среди выслушанных на съезде был и доклад К.Я.Горбунова о работе издательств с начинающими писателями.
Разбор этих выступлений выходит далеко за рамки газетной статьи. Это большая и сложная задача для многих историков и литературоведов. Коснусь лишь кажущихся на первый взгляд странными обстоятельств и возникающих в связи с ними вопросов. Почему с основными содокладом на съезде выступал Самуил Маршак, а не кто-то другой? Вспомните хотя бы то, сколько делегатов представляли детскую литературу на съезде. Почему с основным докладом о поэзии выступил Н.И.Бухарин? Разве на съезде не было настоящих поэтов? Почему задачи пролетарского искусства в мировом масштабе определял Карл Радек? Кстати, доклады двух последних ораторов были подвергнуты резкой критике. Им пришлось дополнительно брать слово. Оправдываться и поучать своих критиков. 
В отношении первого содокладчика. С.Я.Маршак к тому времени уже был известным детским писателем. Но, разве на съезде не было известных прозаиков, способных дополнить выступление основного докладчика? Разве тот же К.И.Чуковский был менее известным литератором, пишущим для детей? 
Может быть дело в том, что Самуил Яковлевич Маршак в свое время был весьма близок к Горькому. В 1904 — 1906 г.г. он жил в семье Горького в Ялте. Именно там и тогда он сблизился с сионисткой молодежью. Много лет отдел мировому сионисткому движению. Стал одним из авторитетов партии "Поалей Цион" в дореволюционной России. Многих из делегатов и приглашенных из-за рубежа гостей съезда он хорошо знал лично. В их числе был и французский писатель-коммунист Владимир Познер. То же, кстати, воспитанник Максима Горького. Много позже его племянник В.В.Познер, ныне известный тележурналист, станет литературным секретарем все того же Самуила Яковлевича.
Николай Иванович Бухарин когда-то учился в гимназии с Борисом Пастернаком, был одним из идеологов партии, пять лет, вплоть до 29-го года возглавлял журнал "Большевик". К началу съезда он был в опале, хотя и занимал пост ответственного редактора газеты "Известия". Кстати, его секретарем в то время был некто Семен Ляндрес — отец будущего известного писателя Юлиана Семенова. В 27-ом году в газете "Правда" Николай Бухарин опубликовал статью под названием "Злые заметки" в которой подверг жесточайшей критике талантливого русского поэта Сергея Есенина, объявил его поэзию "есенинщиной", "мужицко-кулацким естеством". То же самое повторилось и на съезде. С той лишь разницей, что тотальной критике помимо С.Есенина подвергся и другой великий русский, советский поэт Владимир Маяковский. Будущим историкам не худо бы было поразмышлять — кому была выгодна такая позиция? Кто был наиболее заинтересованным в подобном докладе? Не рассматривался ли некой группой людей и съезд, и будущий творческий Союз как некий интеллектуальный институт, призванный стать новым идеологическим форпостом в борьбе приверженцев "перманентной революции" против Сталина? Подобная позиция докладчиков явно не разделялась всеми писателями. Подтверждением этому могут служить высказывания писателей по докладу Бухарина, собранными все тем же секретно-политическим отделом НКВД СССР: Петр Орешин: "Что можно ожидать от Бухарина, если он провозглашает первым поэтом бессмысленного и бессодержательного Пастернака? Это на руку тем, кто хочет, чтобы поэзия была у нас "изысканным блюдом" для немногих". Борисов: "Заключительное слово Бухарина — это пощечина всему съезду. То, что он назвал поэтов, каких бы то ни было, безграмотными и достойными быть сосланными в Болшевскую коммуну ОГПУ, — это хамство", В.Саянов: "Я насчитал 12 хороших поэтов, которых забыл Бухарин. Все эти люди выброшены за борт корабля".
В оппозиции Сталину был и Карл Радек, бывший секретарь Исполкома Коминтерна, к тому времени заведующий Бюро международной информации ЦК ВКП(б). Его доклад носил чисто информационный характер, отличался безаппеляционностью и вызвал немало негативных высказываний, выступивших писателей.
Судя по всему, некая группировка, оппозиционная Сталину, попыталась использовать авторитет А.М.Горького для завоевания большинства в руководящих органах Союза советских писателей. В ходе съезда Горький обратился с письмом к И.В.Сталину в котором в ультимативной форме обозначил условия своего участия в Президиуме Правления СП СССР. "Писатели, которые не умеют или не желают учиться, но привыкли играть роли администраторов и стремятся укрепить за собою командующие посты — остались в незначительном меньшинстве. Они — партийцы, но их выступления на съезде были идеологически тусклы и обнаружили их профессиональную малограмотность. Однако т. Жданов сообщил мне, что эти люди будут введены в состав Правления Союза как его члены. Таким образом, люди малограмотные будут руководить людьми значительно более грамотными, чем они. Само собою разумеется, что это не создаст в Правлении атмосферы, необходимой для дружной и единодушной работы. Поэтому работать с ними я отказываюсь, ибо дорожу моим временем и не считаю себя вправе тратить его на борьбу против пустяковых "склок", которые неизбежно и немедленно возникнут".
Однако, на стол Сталину клали и другие документы. Так в письме А.А.Жданова говорилось: "Предупреждения ЦК, обстановка на съезде, вокруг съезда заставили "рапповцев" и им "сочувствующих" переменить фронт и вместо свержения кабинетов показать товар лицом — выступить с творческим багажом. Что касается выступлений, то коммунисты выступили бледнее, серее, чем беспартийные. Отсюда однако, мне кажется, несправедливо делать такие выводы, какие делал Горький, когда со съезда говорил и писал, что коммунисты не имеют никакого авторитета в писательской среде".
В результате, с учетом различных мнений, Сталину удалось сбалансировать состав Президиума СП СССР. В него были избраны такие известные писатели, как: А.Горький, А.Афиногенов, Ф.Гладков, В.Иванов, Л.Леонов, П.Павленко, Л.Сейфуллина, А.Серафимович, Н.Тихонов, А.Фадеев, К.Федин, М.Шолохов, И.Эренбург. От ЦК ВКП(б) в его состав был избран А.Щербаков. Он же возглавил и Секретариат Правления.
Для более полного осмысления истории, следует учесть, что писательский съезд проходил между двумя датами, которые не могли не отразиться на истории советской литературы, на судьбах большинства писателей, в том числе и делегатов съезда. В начале тридцать четвертого прошел XVII съезд партии, так называемый "Съезд победителей", провозгласивший триумф социализма. Через три месяца после съезда был злодейски убит С.М.Киров. Из 582 делегатов Первого съезда Советских писателей с правом решающего и совещательного голоса в годы политических репрессий были арестованы 218 человек. Большая часть из них была причислена к "врагам народа" и на свободу не вернулась, сгинула в тюрьмах и лагерях. Среди них — И.Бабель, М.Кольцов, Б.Корнилов, Б.Пильняк, Т.Табидзе, А.Тагиров, П.Яшвили. Часть делегатов, защищая Родину, погибла во время Великой Отечественной войны. Их подвиг заслуживает того, чтобы перечислить их имена полностью: А.Афиногенов, А.Бусыгин, М.Данилов, Р.Динмагомаев, К.Карим-Заде, Н.Кудрявцев, Б.Левин, А.Муратов, С.Норин, Е.Петров, С.Семенов, В.Ставский, Д.Турусбеков, М.Чумандрин, Х.Шамс, М.Элебаев, П.Яковлев, Я.Алтаузен, А.Гайдар, Ш.Годинер, Г.Кац, Б.Лапин, Р.Мурашка, М.Серебрянский, Ш.Сослани, И.Уткин. 
Только один делегат съезда Аркадий Любченко оказался предателем. В годы Великой Отечественной войны он сотрудничал в украинских газетах, издававшихся фашистскими оккупационными властями. Бежал с отступающими немецкими войсками и умер в Германии до прихода советских войск.
Среди делегатов и гостей съезда было немало ярких и интересных литераторов. Многие из них стали впоследствии классиками советской литературы. Назову лишь некоторых из ни, фамилии которых не прозвучали в моей статье: Н.Ассев, М.Бажан, В.Вересаев, В.Вишневский, С.Вургун. Немало известных зарубежный писателей стали гостями съезда. Среди них: Андерсен Нексе, Луи Арагон, Жан Ришар Блок, Фридрих Вольф и другие.
Главным итогом съезда стало то, что несмотря на состав основных докладчиков, он, по сути, стал первым шагом Сталина к переводу советского писательского сообщества из-под крыла троцкистско-бухаринской политической группировки, под бдительное око А.Щербакова и А.Жданова.
Завершая свой короткий очерк об этом историческом событии, хотел бы отметить следующее. Как бы ни относиться к этому съезду, он стал серьезным шагом в развитии советской литературы. Под патронажем государства была создана солидная писательская организация немало сделавшая для поддержки писателей. Главным минусом этой организации была политическая ангажированность, ставшая главным мерилом таланта тех или иных писателей.
Сегодня, идеологические барьеры, казалось бы, отошли на второй план. Хотя это вовсе не означает, что идеологической борьбы в современной российской литературе больше не существует. Она по — прежнему в ходу. С той лишь разницей, что государство практически полностью отстранилось от поддержки патриотических писателей в то время, как представители так называемого "западничества" пользуются поддержкой и покровительством различных зарубежных организаций. Вот почему, при всех его минусах мы — российские писатели считаем этот съезд своим. Мечтаем и боремся за то, чтобы российская литература наконец-таки получила действенную поддержку от государства. 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.