«Донбасс – в каждом из нас, растворён – этой кровью…»

2m2a9833

«Донбасс – в каждом из нас, растворён – этой кровью…»

Интервью с художником Артёмом Киракосовым

Москвич Артём Киракосов известен не только как художник, но и как реставратор, музейщик, педагог, репортёр. Участник и организатор вечеров, выставок, акций. Автор произведений живописи, графики, текстов, инсталляций, фотографий, скульптур, видеосъёмок, монументальных работ. При всём при этом художник находит в себе силы и энергию для поддержки мирных жителей донбасских республик. В эксклюзивном интервью «Луганску 1» Артём Киракосов экспрессивно и образно рассказывает о своём отношении к Донбассу, войне, творчеству и Русскому миру.

– Артём, расскажите, как люди искусства Москвы воспринимают события в Донбассе?

– Ох!.. Нерадующе, неутешительно, Андрей, сложно: человек творческий, он «особый», несколько… противоречивый, в себе самом. Кто-то говорит только о своей «болячке», искренне «чист» (пуст) и абсолютно равнодушен ко всему, что не есть он сам, и его поза, аура, интерес, «image», статус, «пост» так называемый – «message» окружающему его персону сообществу и обществу, а кто-то сжигаем собственным бессилием помочь и изменить что-либо. Кому-то стыдно, что он гражданин России, русский, другой, наоборот, только и начал гордиться, что Страна «встаёт с колен», «приросла землями», вдруг стал ощущать свою «русскость».

Кого возмущает, что «введены наши войска», кого-то – наоборот, что «не введены». Кто-то считает наших добровольцев, воюющих за свободу и независимость Донецкой и Луганской народных республик (уберём, опустим официальные, медийные, политические, прилагаемые пока практически всегда, раздражающие сильно, такие приевшиеся и дурацкие, слова: «непризнанные», «так называемые» и «самопровозглашённые») – наёмными убийцами, полуалкоголиками, преступниками-неудачниками с Родины, кто просто не нашёл себя в времени и происходящем ныне пространстве жизни, кто-то пытается формулировать иначе и вносить соответствующие проекты законов в Государственную Думу Российской Федерации, чтобы добиться для таких добровольцев из России и контрактников такого же статуса и льгот, как для военнослужащих во время боевых действий.

Кого-то жжёт совесть за арестованного на территории России гражданина Украины (даже по справедливому, допустим, обвинению) – «милосердие выше справедливости» (что несомненно, конечно же, да), а кого-то совесть больше не отпустит ни за что и никогда, что «бросили» всех «своих» мы, не смогли предотвратить катастрофы, не вступились за расстрелянных безоружных, за заживо сожжённых, изнасилованных, запытанных в тюрьмах, подвалах, лесах – в том числе и на потеху, не только за идеологию, за ставших калеками, беженцами, за тысячи погибших в боях, раненых, безымянных и известных, пленных, бежавших, лишившихся крова, несчастных, сгинувших, пропавших, обманутых… (и их таких уже миллионы – изуродованных жизней).

Слава Богу, война в Донбассе на нашей земле – не уличные бои. Но, увы, взаимная, ставшая устойчивой данность – выраженная открыто неприязнь, ненависть, брань разномыслящих слоёв и частей нашей творческой интеллигенции друг ко другу в одной художественной среде общения БЕЗ НАСИЛИЯ. Оостановились на «раздруживании» и вербальных оскорблениях, и то – хорошо! По негласно и гласно существующему правилу, для сохранения в микросреде как в виртуальном пространстве, так и в так называемом «real», хрупкого «гражданского мира» (иллюзии, скорее – «замороженного конфликта» типа неработающих так называемых (вот тут-то это выражение точно и уместно) «Минских соглашений» никакие теперь вопросы (кровоточащие, политические) с неединомышленниками (все давно определились) лучше не подымать и не обсуждать.

И потом – а за какие-такие заслуги мы будем слушать? и талант связывать с совестью, правотою, логикою, законностью? Ну, уж нет: дело таланта – т в о р и т ь! И не следует его слушать, он ПРАВ ВСЕГДА! Прав по-своему, по правде своего дарования (не дале), если искренен, если и вправду – даровит и не гадит. От него – произведения! Остальное – б е з … Лучше (СОВЕТУЮ) без!

И на возраст надо смотреть, на ОПЫТ: двадцать – это не тридцать, тридцать – не сорок, сорок – не пятьдесят… Боль – штука опытная, от этого МНОГОЕ, не умозрительное, но испытанное и пытанное, пройденное – собою. «…А душа, уж если точно, ежели обожжена, Справедливей, милосердней и праведней она» (Булат Шавлович, ОКУДЖАВА, бард, пиит, прозаик, композитор, воин…)

– Находит ли тема войны в Донбассе отражение в творчестве художников, музыкантов, писателей Москвы?

– Тоже мне видится как нерадующее, неутешительное, сложное. Да, безусловно, находит: в первую очередь зазвучали песни, стихи. Зазвучали прямо на первом митинге (как только разрешили его), с трибуны, за признание республик Донбасса и оказание всесторонней помощи его народу, земле, борьбе. А вообще-то, если отвечать в более общем ключе, то отражения нету, его незаметно. Может быть, только пока? Это странно? Нет, не странно, а вытекает из изложенного выше: НЕТУ ПОЗИЦИИ, она прячется, эта позиция, поскольку «правда» (по-разному подающаяся и по-разному воспринимаемая, трактующаяся и транскрибируемая) как бы раздваивается, и далее ещё и множится… Поскольку политически вопрос загнан «в пат», как бы и нету его.

«Мы – это один народ, единый» (Президент), «Крым – это Россия, Донбасс – это Украина» (Секретарь), – запомнилось мне Президентское и Секретарское (типа справедливо, что скажешь?). Вот и творчество – туда же, присыпкой на линии разграничения, тяжёлые вооружения и наступательная техника как типа отведены на безопасные расстояния.

Но война грохочет же? Убивают, бомбят, наступают, грабят, насилуют, пытают, пленят. И у нас война может начаться, полыхнуть – вначале на словах, да, но следом уже и по делам – не только в церковных приходах, на рабочих местах, при творческих акциях, встречах, дружеских посиделках, но и ежедневно и перманентно. В семьях (глубоко так) разлом и разлад пошёл серьёзный… Но у людей просто кончились «нервы», они не смотрят, перелистнут, они больше не могут «про войну», «про это», «про смерть», «про горе», которому не помочь. Восприятие (как всё вообще) тоже имеет свои пределы, границы, и законы? – Ну да: это хоть и близко, но далеко, в телевизоре, иллюзорно типа. – Вечная тема – творец и власть… Да, тема вечная: «ХУДОЖНИК И ВЛАСТЬ»… Ну как это интеллигент, писатель, поэт, сочинитель, властитель дум, сердец, образов, ваятель, живописец, небожитель будет за «быдло», за войну (неважно – справедливая, нет), за Главнокомандующего – не за БГ, а ГБ-шного, за «генерала и его армию», за какой-такой народ?

«ОППОЗИЦИЯ» – это тоже место (такая удачная, очень, скажем, позиция) под солнцем, в жизни, поле деятельности, памятник на пьедестале! Созерцательствовать свысока себе – нижнее. Кто из нас признается «ватой», «зеком»? Мы все больны, каждый своим, верно! Обречены на ИЗБРАННОСТЬ – так вот личная позиция уходит в журналистику. Так?

Что действительно развивается, воздействует, ценно – журналистика, сбор материалов, фактов, информации: видим сильнейшие кадры, записки, свидетельства… Это крайне интересно и важно. И главное: документ – это неопровержимое СВИДЕТЕЛЬСТВО ПРАВДЫ! Спасибо, кстати, вам, Андрей, за подаренные «ФАКТЫ. СОБЫТИЯ. СУДЬБЫ. Луганская Народная Республика» (Луганск, 2015), сборник очерков Глеба Боброва «Луганское направление» (сборники были переданы художнику Андреем Черновым – ред.). Документалистика, мне думается, актуальней на сегодняшний день художественности (и в будущем её ценность для поколений возрастёт и ещё), тем более что в ней работают не за деньги (только), а подвижники, профессионалы, люди одарённые, смелые, добрые, по призыву, призванию. И гибнут ведь.

– А как же с искусством?

– Для ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ будет своё время, свой час, – д о ж д ё м с я – и увидим! Художественный язык – у каждого времени свой (и Отечественную, 1941-1945, мы поём Высоцкого слогом, голосом, надрывом, лирикой, нотами, звучанием, патриотикой, духом…), и об этой войне, которая всё не кончается, будут ещё говорить и говорить…

Здесь один критерий – ТАЛАНТ! Но, я уверен, убеждён, ВЫЖИВЕТ лишь то, что ГУМАНИСТИЧНО, что проникнет в существо жизни и знания сокровенных тайн человека, раскроет его и ВОЙНУ И МИР. И мир важней, вечней, это он – евангельский, навсегда! «БЛАЖЕННЫ МИРОТВОРЦЫ», сыны Божии, алчущие и жаждующие Правды: «Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся. Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное» (Мф 5:9).

– Для вас война – это…

– Любая война – братоубийство! Разве новая мысль для художника? Об этом лучшие холсты лучших баталистов. К этой мысли приходишь… Конечно: ЗА ЧЕЛОВЕКА ПРОТИВ НЕЧЕЛОВЕКА В ЧЕЛОВЕКЕ, но эта война – в каждом из нас – протекает рекою жизни. ВЕРЕЩАГИН Василий Васильевич, обвинённый в антипатриотизме и в сочувствии ко врагу. Самый яркий пример высказанного мною: картина «АПОФЕОЗ ВОЙНЫ» 1871 года – черепа, гора просто… Кто они? …нападавшие, защищавшие… люди! Воин и мастер, солдат и художник, гуманист и патриот, репортёр и созерцатель, прошедший с Русской Армией «дорогами ужаса» Туркестана, Дуная, Японии… (гибель, 1904, при Порт-Артуре, на броненосце, с адмиралом Макаровым).

«ВОЙНА – ЭТО АД» – Елизавета ГЛИНКА, разбившаяся… Спасавшая детей Донбасса, Сирии… Нет, она не случайно была в том самолёте, награждённая за 16 дней до того Президентом лично, с журналистами, военными, артистами, пилотами. Её не вырезать из этой жизни, как ни пытайся…

«Факты, перенесенные на холст без прикрас, должны красноречиво говорить сами за себя», «Передо мною, как перед художником, Война, и я её бью, сколько у меня есть сил; сильны ли, действительны ли мои удары – это другой вопрос, вопрос моего таланта, но бью с размаху и без пощады», «Больше не буду писать батальных картин – выплакиваю горе каждого раненого и убитого», – ВЕРЕЩАГИН, Василий Васильевич (1842-1904).

«ПОБЕДА НЕ ЗДЕСЬ! ПОБЕДА – ЭТО КОГДА ВСЕ ЖИВЫ!», – так я себе записал тогда, когда появились первые жертвы, задолго до начала Карабахской войны, пытаясь, вместе с другими (неудачниками тоже, наверное), что-то изменить, остановить.

О войне лучше всего – Кузьма Сергеевич ПЕТРОВ-ВОДКИН (1878-1939). «На линии огня», 1916 год, – о Первой Мировой… «Смерть комиссара», 1928 год, – о Гражданской Империалистической… Обе в Государственном Русском музее, лирические, пафосные трагические, музыкальные, тонкие гражданственные, русские.

Таких эпосов о войне этой, последней, дождаться? От кого?..

Об Отечественной, 1941-1945, – ДЕЙНЕКА Александр Александрович (1899-1969) – «ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ», 1942. Знак Неизбежно Грядущей Победы. После такой живописи Страна не рванёт в бой, на врага?

О Великой Отечественной войне мне рассказывал мой педагог по рисунку и композиции в Московском художественном училище имени-памяти 1905-го года СЕДОВ Юрий Георгиевич, об Афганской – сверстник, сосед художественной мастерской, о Чеченской Первой – молодая талантливая киевская писательница-готт, воевавшая там снайпером.

Это ДЕТАЛИ! Во всех трёх случаях! Но т а к и е (не пересказывал ещё никогда), что забыть их не могу – зримо! значимо! Чрез них и вижу ВОЙ НУ. Она одинаковая… Из человеческих… Останков. Экскрементов. Тел. Запахов. Непереносимо.

– Нужно ли писать о войне?

– Писать? О войне? Языком литературы Пушкина-Толстого… Подхватить!

– Что лично для вас Донбасс?

– Для меня ДОНБАСС – бедствие бесчеловечности, крах! Конец. Воспринимаю всё через маленьких, обыкновенных, обывателей, которые жили себе, никого не трогая, честно и просто, строго и вдумчиво – своими маленькими, обыкновенными, обывательскими заботами и радостями, той жизнью, которая давалась им, которую могли себе скромно позволить. Люди яркие и достойные, трудолюбивые и талантливые жили терпеливо и не ропща. А их стали гнать, пинать, убивать, вытирать из истории… За что?

Маленький, он и беззащитный! Самый и безропотный. И во всём обвинили. Клеймённые и оболганные, шельмованные и помеченные на расправу! Детали! …их сотрёшь разве? Не буду пересказывать – это ужасно, и всё!

Донбасс – в каждом из нас, растворён – этой кровью! Слезами. Жители его – какие-то стойкие, не люди, а крепости! Что ждёт армии врагов на этой земле? Бесславие, гибель. Мы плачем вместе. Мы будем не только горевать! Да каждый из нас – теперь ДОНБАСС… Так и писали: «JE SUIS DONBASS». И всё!

Жители Донбасса – с нами, теперь живут и работают, боюсь, что уже навсегда! Навсегда. «Пусть приезжают, это наши люди, люди одного с нами менталитета», – сказал как-то Президент. Врачи, шахтёры, учителя, программисты, шофёры, строители, дизайнеры.

– Как вы открыли душу горю Донбасса? С чего всё началось?

– Началось? Помню как (для меня): учил девочку рисовать, а няня плакала, не могла больше, и всё звонила и звонила и плакала: она, оказалось, с Донбасса. Бомбили её село! Её дом. Семью.

Пишу о КУНШЕНКО Алексее Ивановиче, старшем коллеге и друге, музей-заповедник «АБРАМЦЕВО», обнаруживаю: учился в Луганском художественном училище. Реставрирую ГОНЧАРОВА Станислава Кирилловича (1940-2003) (поэта, живописца, графика, скульптора), Сергиев Посад, – уроженец Луганска, закончил там училище. Подвожу ДОЛГОПОЛОВУ Светлану Андреевну до «Мураново» (музей, главный хранитель, научный сотрудник), она рассказывает мне про Дон (оказывается, с Донбасса). Захожу к Ольге Домниной, одному из ведущих наших иконописцев, выполняющей заказ для митрополита Илариона (АЛФЕЕВА), у неё живёт родня – из Дебальцево. Бежали! Живут уже давно. Строю дом свой – то же…

– Воспринимается ли Донбасс как осколок большого Русского мира?

– Никто не «осколок» в мире! «Мир» вообще – ёмкое, объёмное, всеобщее, гармоническое слово и понятие. Все туда мы включены, никто не вычеркнут. Донбасс – не только часть Русского мира, но МИРА вообще. Может быть, именно КУЛЬТУРА призвана стать языком не столько САМОидентичности, САМОбытности, но КОММУНИКАТИВНОСТИ, при-общения, перевода. Всякая культура – составная, сложная, устойчивость её выживаемости – от способности ВПИТЫВАТЬ \ ПЕРЕРАБАТЫВАТЬ чужое (а есть ли оно, это «чужое»?)

«Лев состоит из переваренной баранины», – Поль Валери. «Нет ничего более личностного, чем увлекаться чужим», – любила нам, студентам-суриковцам, графикам, живописцам, скульпторам, приводить эти слова наш педагог, культуролог, востоковед, китаист, переводчик, искусствовед, критик, философ, наш большой и настоящий друг ЗАВАДСКАЯ Евгения Владимировна (1930-2002), друг, консультант, духовная дочь отца Александра МЕНЯ, научившая видеть эти связи в искусстве разных эпох и стран Запада, Востока, Севера, Юга.

Русский мир. А где его нет, где и на чём остановки его? «Россия нигде не заканчивается», – шутка очередная нашего Президента, изрядно попугавшая мир. МИР ЕДИН. Это правда! Взаимопроникновения и взаимовлияния… Полно связей! И перспектив. При таком призванном творить народе разве исключишь Донбасс откуда-либо? Без него и без его народа не жить! Впереди у него – более тесная и глубокая культурная, социальная, экономическая корреляция не только с регионами Российской Федерации, но и с остальными уголками Земли, «это неизбежно, как крах империализма» (как шутя при Советской Власти Ильича цитировали).

Мир уже изменился! – и это уже необратимо. А видели, чтобы границы не менялись, государства не образовывались, люди не рождались? Новые! Новые! Молодые! Молодые! У кого такие полномочия – на права запретить?

– Планируете ли вы организовать персональную выставку в одном из городов Донбасса?

– Я думаю, что изобразительное искусство – не просто выставлять. Материальная культура, памятники (недвижимые и движимые) архитектуры, паркового искусства, живописи, графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства – первые жертвы бомбёжек и варваров, захватчиков и мародёров.

Несмотря на то, что ещё идут активные боевые действия, в Донбассе наверняка начнётся реально активная выставочная жизнь. Разве остановить ТВОРЧЕСТВО В ТВОРЦАХ? Современные цифровые технологии позволяют не отрываться ото всего, что повсеместно происходит в мире! Это и нам, живущим вдали городов Донбасса, позволяет быть причастными этим героическим, равно трагическим, годам и страницам его истории. И всё, что я пишу последние годы, символически, настроенчески, внутренне связано с бедствиями и победами.

Выставляя ежедневно на своих страничках в социальных сетях свои тексты, фото, видео, живопись, графику, скульптуру, ассамбляжи, мы СОЛИДАРИЗИРУЕМСЯ! Я считаю, что давно уже выставляюсь в Донбассе! Благодарен и вам, Андрей, за ежедневное прочтение, просматривание, реакцию, поддержку! И Владимиру Яковлевичу КАРБАНЮ – музейщику, искусствоведу, куратору, критику!

Художникам, поэтам, музыкантам, людям культуры, литературы и искусства Донбасса повезло несказанно – их опекаете вы: чутко, профессионально, горячо, пристально, заботливо, доброжелательно, отечески! Завидуем просто: мы-то тут, в центре Москвы, как в шахте какой-то, одной из ваших заброшенных к примеру, глубоко подземной, причёрной, попрятались, кому нужны и интересны?

– Как вы думаете, культурные связи России и Донбасса – что-то искусственное или они органичны, естественны?

– Забавна была реакция многих на «воссоединение», вхождение Автономной Республики Крым в состав субъектов Российской Федерации: на лозунг «КРЫМ НАШ» многие, откровенно удивляясь, почти чисто обиженно переспрашивали: «А разве Крым не наш?»

Тут не только посмеяться можно над нашим знанием географии (ругаем только Америку, а сами? что?), но всерьёз надо бы подметить, что нам, наследникам самой большой Империи, Союза, Федерации трудно вообразить, что что-то там где-то ещё не совсем наше. То, что нашим было. И вряд ли мы, граждане таких крупнейших территориальных государственных образований привыкнем к иному: нам свойственно дружески улыбаться входящим и присоединяющимся к нам открыто. А уж после того, как Дмитрий Петрович БАК, директор Государственного литературного музея Российской Федерации заявил нам, что Государственный литературный музей ждёт новое название, «ребрендинг» так сказать, переориентация и расширение деятельности, перестройка (прошу прощения за термин) и ремонт, «чтобы быть связанным с историей», и он будет теперь носить имя лексикографа, писателя, фольклориста, этнографа, лингвиста, военного врача, богослова ДАЛЯ Владимира Ивановича (1801- 1882), уроженца посёлка Луганский завод (ныне – Луганск, столица Луганской Народной Республики) Екатеринославского наместничества Российской империи, поскольку на ДАЛЕ, датчанине, кстати, по происхождению «держится остов нашей национальной культуры» (по тексту новостей Телеканала «КУЛЬТУРА»), непонятно совершенно, как же после этого нам жить (войти всей РФ в состав «Луганского завода»?)?

Учитывая то, что Россия – СЛОВОЦЕНТРИЧНАЯ СТРАНА (я не согласен с этим, но кто послушает художника, соотечественника самого любимого русского живописца, АЙВАЗЯНА Хованеса Кеворковича, чтобы ещё хоть разочек заглянуть на полотна которого, и сейчас снесут входные двери ГТГ)?

Улыбнулись опять: видно БАКУ (вроде не луганскому диверсанту?) лавры Третьяковки спать спокойно не дают, и он добавил, что будет открывать новую литературную «Третьяковку», вот так так! Отлично!  Амбиции и новации – дело молодое, классное. Цитирую Бака: «Так странно, что нет до сих пор такой точки, подобной той же Третьяковской галерее, где прямо-таки от первых памятников русской книжности и до современной поэзии и прозы была бы сквозная экспозиция. Мы надеемся, что именно это появится на Арбате». «Во-первых, это связь с историей, а литература связана с историей. То, что в названии музея появится словосочетание «история литературы», для нас очень важно. Во- вторых, мы – единственный музей из более чем 400 литературных музеев России, который может претендовать на то, чтобы всю российскую словесность представить музейными средствами — это очень важная вещь. В-третьих, мы подчёркиваем, что мы выходим ещё на территорию лингвистики, лексикографии».

И что теперь, после БАКА (кстати, никаких донбасских корней у него не нашёл, а искал – каюсь – подозревал, честно!)? Ясно дело: мы войдём (ещё не возьмут, там с характером люд, помянут нам… скажут: А-А-А, понятно теперь, с кем связались?) в состав «НОВОРОСИИ» (кстати, узнаем, наконец, где это такое?).

Вот ещё одна цитата – Михаил Визель, переводчик, критик: «Конечно, Владимир Даль, даже просто Даль – такой очень чёткий, внятный и запоминающийся хэштэг (слава Богу, Даль это словечко не читает), который, я надеюсь, будет способствовать – опять-таки, употреблю современное слово – раскрутке литературного музея и тому, чтобы он встал в ряд тех блестящих музеев, которыми гордится Москва».

Значит «сядем на хвост» вашему Луганскому музею Владимира Ивановича ДАЛЯ и будем раскручивать в новый свой имидж наш московский! Трудно теперь представить – что не потянется ниточка на «Луганский завод» естественными, понятными музейскими связями, командировками, перепиской, экскурсиями и контактами.

Огого! – и как потом объяснить туристам (а что, таких не будет на weekend, уже самый ближайший?), что ж это «остов нашей истории и культуры» не в России (это как Арарат не в Армении – исправим!)?

– Значит, вы считаете – связи будут крепнуть, доводя дело до логического завершения?

– Со «связами» у нас вообще ЗАВАЛ… Вот пришёл Собянин – и понял, что Москве «нужны связи», «хорды», и стал намечать, прокладывать по городу-столице «кольца», «горизонтали», «вертикали», «диагонали», «параллели», пересаживать нас всех на общественный транспорт своими «перехватывающими парковками» с «вылетных магистралей» – да маг просто сущий!

Но такая цивилизация не прошла ещё и к Подмосковью, там, оттуда пишет народ (к Президенту, естественно, Самому), чтобы «свет дали» после очередного «ледяного дождя» (он что, впервые в России гастролировал этот «дождь» ледышковый?). Две недели сидят без… А остальное, уж молчим, доведут когда-нибудь и до Подмосковных сёл – дороги, водопроводы, канализацию, газ, прочее? «СВЯЗЬ ЕСТЬ» с Донбассом! Надо только инфраструктурными и коммуникационными процессами заниматься, хотя – занимаются, типа. И усилится, надеюсь, эта самая ВЗАИМО-вязь.

Всё у нас с вами будет усиливаться, укрепляться, расширяться, развиваться, а вот другое всё точно само собою порушится, сойдёт-пойдёт «на нет». А на нет и суда нет.

И простите за прорвавшийся к концу шуточный тон – Новый Год всё же, и Рождество Христовое Грядёт! И ВСЕМ: чтобы БЫЛ МИР! «Русский», говорите? Ох… С Новым Годом и Рождеством Христовым, братья и сестры ДОНБАССА! МИР ЕДИН, единый и Христов! Мира Христа всем нам, сердца мирного, смирённого, надмирного. Пусть все солдаты и командиры вернутся домой, к своим семьям, С МИРОМ! Самые дорогие тосты, что достались нам от предков Советской Эпохи, самое главное: «ЗА ДЕТЕЙ!» и «ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ»

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.