СУДЬБА РЕФОРМАТОРА.

Александр Акентьев     

                           СУДЬБА РЕФОРМАТОРА


    В сентябре  1911 г,  два выстрела террориста в киевском театре оборвали жизнь выдающегося государственного деятеля России Петра Аркадьевича Столыпина..  

   На Украине эта дата не была отмечена никак. Это вам не Симон Петлюра, к 90-летию со дня убийства которого в Париже мстителем за массовые еврейские погромы были приурочены в мае с.г. траурные торжества.. Петлюра торговал Украиной направо и налево и тем близок ее нынешним правителям, назвавшими его «символом украинской волелюбности». Что ж, Украина чтит своих «героев», хотя нередко обижается на отношение к ним иностранных гостей.

  Мы же постараемся в статье внимательнее взглянуть на личность Столыпина. Не вызывает сомнения, что не будь этого убийства, в котором до сих пор много неясного, и завершись успехом его реформы, история России да и вся мировая история, могли пойти совсем иным путем. Помните, как призывал Петр Столыпин в 1907 году: «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете Россию!». Нет, не дали! И его самого убили, и Россию вовлекли в разрушительные испытания.

 

                                        РОССИЯ НА ИЗЛОМЕ. 

  Петр Аркадьевич, как политик, пришел в трудные для России годы. С одной стороны с 1850 по 1914 годы население страны выросло с 58 до 170  миллионов душ. Подобного Европа не знала. В 1888-1899 году среднегодовые темпы экономического роста составляли 8 процентов, а в 1900-1913 – 6,3 процента. Правда, из-за отсталости России, эти проценты были куда «легче» американских или немецких, но все же…

   Однако, с другой стороны чувствовался явный цивилизационный надлом, грозивший окончиться либо распадом Империи, сопровождающимся  венком революций, либо преображением.  В обществе, разделенном на классы, не было единства. Не был решен проклятый земельный вопрос, и в деревне шло сильное брожение. Процветала коррупция, хищения, вплоть до высших эшелонов власти. Огромные капиталы вывозились за границу и тратились на роскошь. Во главе Империи стоял слабый безвольный царь, никак не подходивший в качестве правителя в столь смутное время. При этом все прекрасно знали о русской ушибленной интеллигенции, которая почти за сто лет до этого воспитывалась в какой-то дикой, иррациональной ненависти к собственной стране.

  Наши противники были прекрасно осведомлены о таком состоянии дел и немало потрудились, чтобы расшатать государство Российское, используя финансовые, революционные и прочие механизмы. В течение 1901—1907 годов были осуществлены десятки тысяч террористических актов, в результате которых погибло более 9 тысяч человек. Среди них были как высшие должностные лица государства, так и простые городовые. Часто жертвами становились случайные люди.

  Вдобавок жестоко ударила под шатающуюся империю русско-японская война. Правительству понадобилось два года неимоверных усилий для подавления революции 1905-1907 гг. Но надлом казался смертельным: погибла вера в царя, массы почуяли вкус бунта и крови. Дело медленно, но верно пошло к новой революции. Вот именно в это время и встал у руля Империи П.А.Столыпин и попытался удержать ее на краю пропасти, преодолеть, казалось бы, неминуемый рок.

 

                                              РЕФОРМАТОР.

    В апреле 1906г Саратовский губернатор П.А. Столыпин был вызван в Царское Село. Николай II сказал, что пристально следил за его действиями в Саратове и, считая их исключительно выдающимися, назначает Столыпина министром внутренних дел. 8 июля 1906 года Первая Государственная дума была распущена императором. Столыпин заменил И. Л. Горемыкина на посту председателя Совета министров с сохранением должности министра внутренних дел.

  Столыпин решительно подавил продолжавшиеся в России бунты, чему немало способствовало введение военно-полевых судов. Но главное в другом. Новый премьер попытался наполнить русский цивилизационный проект новым смыслом.

   В чем состояли его реформы? Прежде всего  - аграрный сектор. Русская деревня в те времена жила по большей части вне времени и вне рынка. Она как бы застыла в древности, в немыслимой отсталости. Крестьянская земля не была частной собственностью. Русский крестьянин обитал в общине, где землю периодически делили, нарезая участки каждой семье работников. Конечно, община помогала выжить, воспитывала определенный коллективизм – даже налоги брались не с человека, а с общины. Она вела дела в суде, отвечала за преступления своих людей – и так далее. Но община сдерживала товарность сельского хозяйства, повсеместным было малоземелье. Это в  Германии с малоземельем крестьян боролись очень жестоко. Там в крестьянских семьях всю землю наследовал лишь старший сын, младших и средних выпихивали прочь: иди в город, на фабрику, переселяйся в Россию или в Латинскую Америку. У нас же землю делили на всех работников, и потому делянки становились все меньше и меньше. При этом урожайность была низкой. И крестьянин с вожделением смотрел на дворянские поместья. Вот где земли-то! Но именно большие дворянские поместья и давали России львиную долю товарного зерна, мяса и молока. Это уже потом в Красном проекте Сталин сумеет преобразовать общину в колхозы и совхозы. Сохранит она свои коллектовистские черты даже в так называемом «рабочем коллективе», на советских предприятиях. Столыпин же шел капиталистическим путем. Он задумал разрушить общину.

   Если описывать его реформы кратко, то они сводились к тому, чтобы, не уничтожая товарного помещичьего хозяйства, разрешать крестьянам брать свои наделы в частную собственность и выходить из общины (принцип «отруба»). При этом через Крестьянский банк за счет государства у дворян выкупались поместья, которые затем по частям продавались крепким хозяевам на весьма льготных условиях, в рассрочку на много лет. Таким образом, все русское общество, платя налоги, должно было поднимать село. Ссуды давались и на переселение крестьян из Европейской части страны на новые земли в Сибири, в Приамурье и Приморье. Параллельно решался вопрос с освоением огромных земель за Уралом.

    Но программа реформ Столыпина не исчерпывалась радикальными аграрными преобразованиями. Огромное значение имели конкретные меры, направленные на улучшение быта рабочих, введение их государственного страхования. Для Столыпина было очень важным, чтобы, попадая из деревни в город, рабочий оказывался в коллективе, чтобы сразу не разрывалась привычная для него психология поддержки или, по-современному говоря, патернализм. Именно поэтому он придавал такое значение мерам, нацеленным на улучшение благосостояния рабочих, на предотвращение стеснения их прав со стороны работодателей.

  В том же ряду стоят и меры, связанные с реформой местного самоуправления, реформы судебной системы, развитие земства в Прибалтике и северо-западном крае. Все они нацеливались на защиту личных прав граждан, их собственности. Граждане империи обретали, таким образом, возможность выражать свое мнение, защищать свои права и собственность. Наконец, чрезвычайно важным элементом программы Столыпинских реформ стали законы о свободе вероисповедания и неприкосновенности личности. Об отмене стеснения прав для отдельных категорий граждан. В частности – черты оседлости для евреев.

  Таковы конкретные составляющие Столыпинской реформы.Не в последнюю очередь благодаря этим мерам годы перед Первой мировой войной долго вспоминались в народе нашем, перенесшем все ужасы мировой и гражданской войн, как некая сказка-воспоминание о прекрасной жизни «при царе». К тому же силу России Столыпин видел в проекте, который укоренен прежде всего в отечественной культуре. Приведу полное содержание известной ныне и многократно повторяемой фразы Столыпина, которую он произнес 6 марта 1907г в выступлении, посвященном правительственной программе реформ: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения. Нам нужна великая Россия».

  Столыпин очень точно и емко определил силу России. Сила эта — ее культурная традиция, цивилизационный проект. Он должен быть перенесен из сферы культуры, ценностей и веры в сферу политики, экономики и повседневной социальной жизни.

Возвращение к культурным традициям означало возрождение корневого значения труда, возврат в русскую жизнь творческого начала. Это главное, что необходимо для переустройства России. Здесь – ключевое звено для того, чтобы вытянуть Россию из пропасти катастрофы, обрести новое дыхание в политике, экономике, общественной жизни.

  И избежать войны, обеспечить стране «20 лет покоя внутреннего и внешнего». Этой линии следовал «царь-миротворец» Александр III. Придерживался ее и Столыпин. Именно он выступал ярым противником сближения России с Францией, и особенно с Англией, нашим давним врагом. Гораздо разумнее представлялся ему союз с Германией. При такой смычке война в Европе, которой пахло в воздухе все сильнее и сильнее с каждым годом, была просто невозможной. Зато при блокировании русских с англо-французами распад Европы на два враждебных лагеря и кровавое столкновение между ними оказывались неминуемыми. Столыпин ратовал за то, чтобы Россия, обороняясь на Западе, шла на Восток, туда, где наши товары были конкурентоспособны, а интересы не сталкивались с интересами западных стран.

                                        ОБОРВАННЫЙ  ВЗЛЕТ.

   Конечно, не все из правящей верхушки понимали и разделяли суть Столыпинских реформ. Николай II, случалось, жаловался, что Столыпин его «затеняет» и сосредоточил в своих руках чуть ли не диктаторские полномочия.  Развязка наступила в 1911 году. Здесь надо заметить, что должности высших государственных чинов, особенно  премьер-министра, в те годы были весьма рисковыми. За короткий промежуток времени с 1905 по 1911 годы на Столыпина планировалось и было совершено 11 покушений, последнее из которых достигло своей цели.

  В конце августа 1911 годаНиколай II с семьёй и приближёнными, в том числе и со Столыпиным, находились в Киеве по случаю открытия памятника Александру II. 1 (14) сентября 1911 года император и Столыпин присутствовали на спектакле «Сказка о царе Салтане» в киевском городском театре.

 На тот момент у Кулябко, начальника охранного отделения Киева, была информация о том, что в город прибыли террористы с целью совершить нападение на высокопоставленного чиновника, а возможно, и на самого царя. Информация была получена от секретного осведомителя Дмитрия (Мойши) Богрова. Оказалось, однако, что покушение задумал сам Богров. По пропуску, выданному начальником Киевского охранного отделения, он прошёл в городской оперный театр, во время второго антракта подошёл к Столыпину и дважды выстрелил: первая пуля попала в руку, вторая — в живот, задев печень. Ранение оказалось смертельным. Последующие дни прошли в тревоге, врачи надеялись на выздоровление, но 4 сентября вечером состояние Столыпина резко ухудшилось, и около 10 часов вечера 5 (18) сентября он скончался. В первых строках вскрытого завещания Столыпина было написано: «Я хочу быть погребённым там, где меня убьют». Указание Столыпина было исполнено: 9 сентября Столыпин похоронен в Киево-Печерской лавре

  Богрова задержали сразу после покушения и стали жестоко избивать. Его с трудом удалось вырвать из рук кровожадной толпы. Он был отправлен в тюрьму и после молниеносного следствия его повесили.

Подлинная проблема, связанная с убийством Столыпина, состоит не в том, кем он был убит - агентом охранки или революционером, а в том, почему охранка не предотвратила замысел Богрова. Давалось два объяснения. Первое - охранка в лице товарища внутренних дел, генерала П. Г. Курлова, начальника дворцовой полиции А. И. Спиридовича, Кулябко и вице-директора департамента полиции камер-юнкера Веригина, решили инсценировать покушение на Столыпина, успешно его предотвратить и получить за храбрость награды. Но в решающий момент они потеряли управление над Богровым. Второе - эта четверка хотела, чтобы Столыпин действительно был убит, и сделали они это руками Богрова. При этом, что удивительно, к Богрову не было приставлено наблюдения. Во всяком случае, незадолго до смерти Столыпин писал: «Меня убьют, и убьют члены охраны». Следствие же вскоре по приказу царя было прекращено. Столыпинские реформы выдохлись, а потом были повернуты вспять. До падения Империи оставались считанные годы…

                           ПОСЛЕСЛОВИЕ. В УКРАИНСКИХ ТРАДИЦИЯХ.

  Память о погибшем реформаторе постарались увековечить в Киеве. Вскоре после того, как гроб с телом Столыпина вынесли из здания клиники на Мало-Владимирской и отвезли хоронить в Киево-Печерскую лавру, улица стала Столыпинской. В сентябре 1912 г. на Думской площади был открыт памятник Столыпину. Пётр Столыпин (8-ми метровая бронзовая фигура) стоял в форменном сюртуке на четырёхугольном постаменте, под которым сидели аллегорические фигуры плачущей россиянки и сурового богатыря, воплощавшие, соответственно, Скорбь и Мощь русского народа. На пьедестале начертали известную фразу Столыпина: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия», а также текст его телеграммы киевским русским националистам («Твёрдо верю, что затеплившийся на западе России свет русской национальной идеи не погаснет и вскоре озарит всю Россию»).

  Так он простоял до 1917 года, когда Россию рвануло февральским вихрем. События перекинулись и в регионы. 17 марта в Киеве  в клубе «Родина» собрались несколько десятков человек, заявивших, что представляют партии, общественные организации, профсоюзы, и провозгласили себя Центральной Радой. 20 марта они избрали своим председателем М.Грушевского, за проавстрийскую деятельность находившегося в ссылке – нет, не в солнечном Магадане - в Москве. 27 марта он прибыл в Киев, а 29 марта состоялось первое действо зарождающейся еще автономии. Судили памятник Столыпину. Перед многотысячным митингом киевлян выступали «адвокаты» и «обвинители». Для сноса была построена специальная виселица. Когда «народные судьи» зачитали «приговор», изваяние подцепили подъёмным краном и подняли в воздух за шею, обмотав её железными цепями. Под восторженные крики толпы фигура Столыпина сперва зависла в воздухе, а потом её сбросили на землю.Статуя царского премьера некоторое время пролежала на заводе «Арсенал», прежде чем была переплавлена.

  Это стало началом украинской традиции, и определённым предвестием будущей тотальной «декоммунизации», а фактически дерусификации, которая придет в 21 веке. Имя Столыпина сегодня стерто с карты Киева. А бывшая Думская, бывшая Советская, бывшая Калинина, бывшая площадь Октябрьской революции, ныне называется Майданом Незалежности. Памятников теперь там много. Но стоит ли завидовать скульпторам, которые водружают свои творения в таком непредсказуемом месте?

 

              Александр Акентьев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.