ТРИ ДНЯ В АВГУСТЕ

        Александр Акентьев

        ТРИ ДНЯ В АВГУСТЕ  

  Вот и наступила 29-тая годовщина той трагической даты, ознаменовавшей собой

крах СССР. Я внимательно просмотрел несколько телепередач, посвященных ей. И что? Живые свидетели сбивчиво и противоречиво стараются каждый по-своему объяснить ГКЧП, баррикады у Белого дома, Ельцина на танке, заявления союзных республик и т.п. При этом еще живо главное действующее лицо тех лет – М.С. Горбачев, как и прочие видные деятели, тот же Кравчук, например. Казалось бы вот где простор для историков, психологов, социологов! Но отечественные исследователи как-то «застенчиво» освещают события тех лет. Как и всех 90-х, этого нового «Смутного времени». Мне, конечно, доводилось читать ряд глубоких работ, но широкой читательской аудитории они не имеют. Слишком уж постыдные годы для России! 

  Обратите внимание, история революции 1917-го чуть ли не сразу стала предметом пристального изучения, которое продолжается и по сей день. Сколько художественных произведений, ставших отечественной и мировой классикой, посвящено ей! Ведь, что бесспорно, большевики задали новый вектор развития России, в конце концов превратившейся благодаря ему в могущественный СССР.

  А «либеральная революция» 1991года не только послужила толчком к разрушению страны, но и отбросила ее, разорванную в клочья, на обочину мировой цивилизации. Предательство, сдача всего, что только можно, тотальное воровство и торжество самых темных личностей при массовом обнищании – согласитесь, далеко не те деяния, которыми можно гордиться. Тем более сочинять поэмы и оратории. Возможно, еще просто не пришло время для бесстрастного взгляда.

   А может быть оно не придет никогда. Ведь и смутные годы начала 17 века тоже не числятся в ряду славных исторических деяний. Мы все знаем имена Минина и Пожарского, как и героический поход народного ополчения, окончившийся  взятием Москвы и завершившим «Смутное время». Именно этот день является государственным праздником России. А предшествующее десятилетие? Изучают его лишь узкие специалисты. Если широким массам еще как-то знакомо имя Лжедимитрия I (и  то во многом благодаря произведению Пушкина), то его пребывание на русском престоле не вызывает особого интереса. Не говоря уж о «царе» Ваське Шуйском, Лжедимитрии II (Тушинском воре), Семибоярщине и куче прочих «воров». Таково уж свойство человеческой психологии: о прошлом  - будь то личные события, семейные или жизни страны, - хранить лишь светлые воспоминания. В жизни каждого человека встречаются неприятные и горькие эпизоды, но, когда они  уходят в прошлое, здоровая психика на них не затормаживается – в этом ее защитное свойство. Поэтому народ, занимающийся оплевыванием своего прошлого, обречен. А это продолжалось все перестроечные и 90-е годы. С каким- то рьяным остервенением советские СМИ принялись массово охаивать советское прошлое, якобы освещая «белые пятна» истории. При внимательном осмыслении тех материалов обнаруживаешь и логические нестыковки, и ложь, иногда самую примитивную. И все это обрушилось непрерывным потоком на неподготовленных советских людей. Несомненно, тогдашние писучие «демократы» соображали, что подобные методы несколько грязноваты, но «цель оправдывает средства». Да и верхушка КПСС проводила ту же линию. Одновременно рисовались умильные картинки Запада: 100 сортов колбасы, море разноцветных колготок, еще какой-то чепухи, а также западное желание приобщить к подобному потребительскому раю и несчастный советский люд. То есть, создавалась атмосфера, как говорят сегодня, «цветной революции». Эта «западная забота», как известно, окончилась «лихими 90-ми». Слава Богу, в России они миновали и о них вспоминают все реже. На Украине 90-е, к сожалению, до сих пор не кончились.

                             

                                        «ПУТЧ» ИЛИ СПЕКТАКЛЬ?

   Что особенно постыдно из  перестроечных лет – так это внешнеполитический курс нашей страны, проводившийся Горбачевым. Это череда сдач, измен и предательств. Москва предает всех, кто когда-либо полагался на нас, считая друзьями и союзниками.

В последние годы появились мемуары ведущих руководителей из Восточной Германии, Венгрии, Румынии времен советской перестройки. Почти все они говорят о вмешательстве Кремля и советских спецслужб в «бархатные революции» в своих странах, после которых Восточная Европа отпала от русских и перешла под контроль Запада.

Румыны прямо обвиняют наши спецслужбы в инспирировании кровавой и быстротечной смены власти в Румынии в декабре 1989г. Тогда, если вы помните, все закончилось поспешным расстрелом президента Чаушеску и его жены. Именно так было покончено с Варшавским договором.

  В чьих интересах действовал тогда и Кремль, и спецслужбы страны, ответить нетрудно. Они выполняли заказ США, взяв на себя самую грязную работенку по демонтажу Восточного Блока. В ряде случаев это повлекло за собой человеческие жертвы и преступления. Ведь всегда и везде страны принимают и прячут у себя иностранцев, которые им верно служили. Даже гитлеровский Рейх, находясь уже при издыхании, спасал кого можно. Но и СССР, а впоследствии ельцинская РФ, бросили на произвол судьбы всех, в том числе самого верного союзника СССР – лидера ГДР Эрика Хоннекера. И только чилийский диктатор Аугусто Пиночет благородно спрятал у себя надломленного предательством Кремля немецкого лидера.  И после вышесказанного говорить об искреннем желании главы КГБ СССР В.Крючкова, вошедшего в состав ГКЧП, сместить Горбачева? Нет, увольте! Скорее всего, как считает писатель и политик Н.Стариков, тут прослеживается аналогия с мятежом Корнилова, инспирированного Керенским в августе 1917г., а затем им преданного.

  В моей памяти о 1991г. в отношении ГКЧП в то время сложилось ощущение какого-то спектакля. Не буду утомлять читателя детальным перечислением фактов. Основные точки. Утром 19 августа радио сообщило, что Горбачев по состоянию здоровья не может исполнять обязанности президента, и руководство  СССР осуществляет Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), который временно берет на себя всю полноту власти. В состав ГКЧП входили вице-президент Янаев и по сути вся «команда Горбачева», за исключением его самого, т.е. вся верхушка государственной власти СССР. Обыватели поняли это так: или Горбачев свергнут, или направляет свою команду из-за кулис, не желая себя компрометировать. Ничего нового в своем заявлении о положении в стране ГКЧП не сказал, он изложил ситуацию примерно так, как представляло ее население. И люди поехали на работу, особо не затормаживаясь на событиях в верхах. Потом уже была реакция Ельцина, его обращение,  по Москве поездили танки (для чего?), но опасности никто не ощущал, как и чего-то сверхнеобычного.

  Потом было выступление Ельцина по ТВ, где он, стоя на танке, заклеймил «государственный переворот». Некоторые СМИ начали призывать людей ко всеобщей политической забастовке. На эти призывы никто не обратил внимания – в Москве не бастовало ни одно предприятие. Но вскоре до людей стало доходить: что-то здесь не так. Если это переворот, то очень странный – про такие перевороты мы в книгах не читали.

  События развивались. Собралась толпа возле Белого дома, неизвестно зачем стали строить баррикады для «защиты парламента», появились сообщения о военных «героях, перешедших на сторону народа». Были три жертвы, из которых один, пытавшийся поджечь БМП, случайно попал под колеса.

  21 августа все было кончено. С Горбачевым связались по телефону, вице-президент России А.Руцкой и премьер И.Силаев привезли его в Москву, а членов ГКЧП арестовали.

  Однако странности этого «путча» (согласно появившейся вскоре официальной версии) бросаются в глаза:

-  ГКЧП не отмежевался от  Горбачева,  кредит  доверия  к которому  был

исчерпан практически у  всех  политических сил в стране.  Сказав: «Мы - люди

Горбачева и будем продолжать его политику», заговорщики заведомо лишили себя и

поддержки населения. Это усугублялось тем, что личного авторитета и симпатий

в обществе члены ГКЧП тоже не  имели. Вообще, в  истории это первый случай, когда переворот совершает  хунта, явно не  имеющая  лидера.  Утверждения  о  том,  что  заговор  был  спонтанным,  и героическая  идея родилась одновременно в нескольких головах, принять  очень трудно.

     -  ГКЧП  не  привлек те силы,  которые  сформировались  как  оппозиция

Горбачеву  (часть  КПСС,  круги  т.н.  «патриотической»  интеллигенции) и, как сказал недавно лидер КПРФ Зюганов, – «народ». Что касается авторитетных консервативных  военачальников, таких  как заместитель министра   обороны  Варенников  или  командующий  округом  Макашов,  то  они привлечены к «перевороту» не были. Напротив, делалось  как  будто  все, чтобы путч не  был принят всерьез и не приобрел силу.

     - «Заговорщики» не выполнили элементарных тактических требований любого

переворота:  установление  контроля  над связью и транспортом, быстрый арест

политических  противников,  активные  действия. А еще числились коммунистами – Ленина надо было внимательно читать!  Вместо этого  -  гротескные передвижения,  уклонение от  каких бы  то  ни  было  действий, бессмысленные пресс-конференции, постоянные  заверения,  что войска не предпримут  никаких акций, фактически поощрение враждебной заговору пропаганды.

  В общем уже вскоре пресса стала над ними просто издеваться. Газета «Megaрolis-Exрress» от 5  сентября  сформулировала это так:«Руководители переворота в те три дня упорно вели себя то ли как полные идиоты, то ли как люди, склонные к нетривиальным  способам  самоубийства». Однако, если бы действительно был отдан приказ к настоящему перевороту, все бы кончилось в ночь с 18 на 19 августа. Сомнений здесь быть не может.

  Но спектакль состоялся! Бразды правления оказались в руках Ельцина, а Горбачев оказался кем-то вроде болвана при должности в еще формально существующем СССР.

  Вдобавок деятельность КПСС, которую возглавлял Горбачев, 23 августа 1991 года была приостановлена, а её имущество конфисковано. В дальнейшем указом Ельцина, как президента РСФСР была прекращена и деятельность КПСС, и её республиканской организации — КП РСФСР.  Впереди ожидала Беловежская Пуща и окончательный распад страны. Думается, ставка на Ельцина  была сделана по простой причине. Запад увидел, что Горбачева окружают люди старой формации, которые не смогут угнаться за вихрем перемен в стране. А тогда был нужен именно вихрь, чтобы народ не успел опомниться, как оказался бы у разбитого корыта.

 

                                И УКРАИНСКАЯ «НЭЗАЛЭЖНИСТЬ».

  Сегодня Украина с помпой встречает самый большой свой государственный праздник - День Независимости. Правда, эта независимость в 1991 году свалилась ей как снег на голову. Никто о ней всерьез и не помышлял. Хотя и был по циркуляру горбачевского Политбюро,  решившего развивать многопартийность, уже создан «Народный рух Украины за перестройку». Курировал его лично завотделом пропаганды ЦК КПУ.Леонид Кравчук.  Подобрали туда кое-кого из старых националистов, вроде Левко Лукьяненко, но преимущественно массу второразрядных поэтов и писателей. Появились от него и депутаты в Верховном Совете УССР. Выступали они с трибуны как и назначено с критикой партноменклатуры и сакраментальным вопросом «Хто з’їв наше сало?». Однако голосовали в унисон с «группой 239» - большинством от КПУ. Впрочем, дальше Киева тогдашние украинские «демократы» не высовывались. Даже на Западной Украине идею самостийности, а тем более поклонения Степану Бандере, тогда мало кто поддерживал.

  В киевской верхушке были готовы и к провалу ГКЧП, и к его победе. 19 августа Кравчук выступил с речью, что у нас горячая пора – уборка урожая, вот главная задача, особо не до политики. Но с поражением ГКЧП украинских лидеров – С.Гуренко, первого секретаря ЦК КПУ, и других испугала возможность прихода к власти Ельцина. А когда Ельцин переподчинил ведению РСФСР прежние союзные структуры – задались вопросом: это что, теперь можно и нам? Столько всего и все наше!

  Ускорило провозглашение «нэзалэжности» и прибытие гостей из Москвы С.Станкевича и А.Руцкого. Главное, о чем говорили посланцы: КПСС теперь будет отстранена от власти, а Борис Николаевич строго разберется со всеми, кто поддержал путч и тормозил демократические процессы. Послушав эти речи, Гуренко дал команду Кравчуку объявить перерыв в заседании Совета, вызвать лидера «Руха» Черновола и срочно шить желто-блакитный прапор. Дальнейшее известно. Гуренко на совещании фракции коммунистов предложил голосовать за выход Украины из состава СССР и назначение референдума по этому вопросу. «Группа 239» дружно взяла под козырек (против проголосовало лишь два депутата коммуниста). Так Украина неожиданно для всех, в том числе для себя стала «нэзалэжной державой».

  Хотя могла бы поступить и по-иному. Бросить вызов разрушителям СССР и стать инициатором и знаменем сопротивления ельцинизму. Тем более на Украине находились три лучших военных округа Советского Союза, а ее в таком случае поддержали бы многомиллионные массы в России и других республиках. Но КПУ представляла собой лишь одно из звеньев КПСС, где за предшествующие десятилетия прошла политика кадрового антиотбора. Мининых и Пожарский среди украинских коммунистов не нашлось. Большинство депутатов по примеру Леонида Кравчука выбросили свои партбилеты и отреклись от КПСС.

  Итог 29-летнего шествования по пути «нэзалежности» известен. Экономика Украины за эти годы достигла глубочайшего провала, которому нет аналогов в мировой истории, когда с 10-20 места страна опустилась на 150-е. Имея третий ядерный потенциал в мире, производя самые современные технологии, Украина превратилась в аграрную страну, фактически полуколонию, находящуюся под ручным управлением США. Для преодоления украинской экономической и государственной руины необходимы сотни миллиардов долларов и многие десятилетия спокойного развития. Вдобавок элита абсолютно иного качества. Ни первого, ни второго, ни третьего у Украины нет. И вряд ли будет. Тем более она находится в состоянии демографической катастрофы и занимает по уровню смертности второе место в мир, после африканского Лесото.

   При этом в стране развернулись дичайшие процессы «декоммунизации», напоминающие издевательскую фантасмагорию из палаты №6. Памятники Ленину, чьими стараниями была создана Украина в ее нынешних пределах, сбрасываются с пьедесталов, а коммунисты, чьими голосами некогда была достигнута пресловутая «нэзалэжнисть», всячески шельмуются. Вплоть до запрета КПУ.

                                              * * *

   Разумеется, и наши заклятые геополитические партнёры  в августе 1991 не дремали, а вели свою непрерывную подрывную работу. Однако больше всех виноваты в «августовской революции» власти предержащие, что не сумели сделать должного манёвра, провести насущные реформы, соответствующие духу народа и свойству момента. Вдобавок путчисты и предложить ничего не могли: они не имели никаких идей относительно будущего. А звать всегда надо к будущему, только оно способно вдохновлять и только так может быть одержана победа.

 

Александр Акентьев.

 Газета "XXI век"

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.