История одного посещения…

 Борис Москалюк

                            История одного посещения…

 

     Казалось, что в биографии Михаила Матусовского, по воспоминаниям современников – человека по своей природе  открытого и дружелюбного, нет и не монет быть чего-то неизвестного и  недосказанного.

     В последние годы  в анонсах и исторических  справках для абитуриентов Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко стал указывать, что «Образование здесь (имеются в виду предшественники  университета: ДИНО и пединститут – авт.) получили генеральный конструктор системы ПРО «А-35», член-корреспондент АН СССР Григорий Кисунько, математик с мировым именем, доктор наук Анатолий Ширшов, Герои Советского Союза Николай Галицкий и Василий Цис, вылающийся  писатель, автор знаменитой песни «Подмосковные вечера» Михаил Матусовский, поэт-песеник, драматург Михаил Пляцковский, писатели Тарас Рыбас, Василий Голобородько, Николай Упеник… и другие».Очевидно у вуза есть основания это утверждать .Однако, остается загадочным, почему об этом эпизоде своей жизни нигде не упоминал сам Матусовский. Ни в «Семейном альбоме», ни в автобиографическом очерке поэта «К друзьям-читателям», ни в последнем сборнике стихов, очерков и эссе (пожалуй, самых искренних и откровенных) «Горечь».

     Как-то при встрече на мои сомнения по этому поводу, Анатолий Алексеевич Климов, профессор, историк к тому ж экс-ректор ЛНУ им. Тараса Шевченко обмолвился, что всё действительно имело место. Рекомендовал посетить музей истории университета. Действительно, в музее истории университета есть экспонаты, если и не прямо, то косвенно указывающие, что Михаил Матусовский проучился два курса на Литфаке оного института. Дружил с однокурсниками Львом Галкиным и Николаем  Упеником. Все трое увлекались поэзией, писали стихи. В музее есть датированная 1936 годом их фотография, где на снимке слева М. Матусовский. Текстовка снимка: Студенты ВГПИ. Но, главным документом следует считать «Списки избирателей-студентов 2-го курса факультета языка и литературы, 1934 г.» Фактически же – это амбарная книга, заполненная записями фамилий от руки фиолетовыми чернилами, с указанием дат рождения. Значится там и Матусовский.

     На новый уровень доказательства всего вышесказанного выводит наличие ряда публикаций тех лет. Например, в Луганской универсальной научной библиотеке имени М. Горького, в фонде редких и ценных изданий есть раритет: Сб /П28 Песни Ворошиловграда [Текст]. – Ворошиловград: Ворошиловградская правда,  1939. – 68 с. Как записано в формуляре: «В книге представлены песни и частушки о Ворошиловграде, записанные студентами литературного факультета Донецкого пединститута (точнее, Донецкий институт народного образования, сокращенно – ДИНО, так назывался нынешний университет им. Тараса Шевченко с 1923 по 1934 гг, позже (1934-2003) – Луганский педагогический интститут– авт.) и стихи о Ворошиловграде: П. Беспощадного, М. Упеника, М. Матусовского, Ю. Черкасского, Л. Галкина, А.Кравцова, В.Автономова.

     Уникальной находкой профессора Ю. П. Фесенко надо считать  материал «Песни Красного Луганска» (автор М. Поляков) опубликованный в газете «Луганская правда» от 6 июля 1935 г. Сообщается, что литературный факультет института «взялся за собрание донбасского фольклора «Слова, рожденные в битвах» (Песни сложенные бойцами)». Выше, на газетной полосе (стр. 4), приводится тексты под заголовками: «Песня, которую пел бронепоезд», «Цепи в битвах растерзаем…» и другие. Во врезе к ним указано, что песни записаны бригадой студентов литературного факультета Луганского педагогического института по сбору фольклора – т.т. Л. Галкин (бригадир), М. Поляков, М. Матусовский, Н. Туреева, Н. Бородавченко. Ксерокопия данной страницы газеты была подарена профессором музею и ныне находится там для обозрения в тематическом разделе, посвященном Матусовскому. Там же находится и его книга – авторский сборник «Всё, что мне дорого» (Сб. стихи-песни) На титульной странице книги размашисто написана дарственная: «Молодым студентам Луганского пединститута от старого студента. 6 декабря 1961 г. Мих. Матусовский».

     Бесспорно одно, такие материалы дают ключ к пониманию творческого пути М. Л. Матусовского и других советских литераторов. Подсказывают ответ на вопрос о соотношении мира литературы и мира реальной жизни в работе писателя.

     Существует и другая история. Молодого Мишу Матусовского в  пединституте скорее всего воспринимали как отпрыска времен НЭПа. На студенческом собрании литературного факультета студента Матусовского обсуждали и осуждали за широкополую шляпу и большое кепи, несуразный галстук и даже то, что он на заре своей юности подрабатывал в кинотеатрах тапером. Судилище было по всей вероятности суровым и безжалостным. Об этом не раз вспоминал и рассказывал в узком кругу бывший декан факультета литературы пединститута Алексей Андреевич Михно. Здесь он до войны получил образование и почти 54 года проработал на преподавательской работе. Участником того собрания, по разговорам, был студент, позже старший преподаватель, заведуюший кафедрой русской и зарубежной литературы пединститута Михаил Павлович Диченков. Последний раз об этой истории рассказала преподаватель, директор музея истории университета Ольга Николаевна Хорунжая. Ею была высказана версия, что за Матусовским, как за юношей по тем временам политически неблагонадежным «присматривало» НКВД. Осведомителей, доносчиков хватало…

     В 30-е гг. СССР уже был сверхцентрализованным унитарным государством Начавшиеся массовые репрессии в стране, официальная пропаганда пыталась объяснить мифическим «обострением классовой борьбы  в ходе строительства социализма». Так, в 1933году по обвинению в причастности к «Украинской военной организации» был арестован уже известный  писатель О. Вишня. По этому делу были брошены в тюрьмы 148 человек. В декабре 1934 г. были арестованы и расстреляны Г. Косынка, К. Ураган, А. Влызько. В течение 1934-1938 гг. были арестованы более половины членов и кандидатов в члены Союза писателей Украины.

     Таким образом, тоталитарный режим подобно молоху перемалывал творческую интеллигенцию. Доцент-историк Владимир Федорович  Семистяга даже утверждал, что в архиве СБУ он видел и читал персонифицированные доносы начала 30-х годов минувшего столетия, в том числе конкретно на Мих. Матусовского. 

     Но дальнейшая судьба этих документов, к сожалению, не известна. В жизни, оказывается,бывают случаи, когда простота и откровенность – не во благо…

 

Борис Москалюк

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.