Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

ИЗ ИСТОРИИ РЕФОРМ. Публицистика |

                                ИЗ  ИСТОРИИ РЕФОРМ.         

 

 

     ИЗ  ИСТОРИИ РЕФОРМ.          

   В феврале 1855г. после смерти императора Николая на престол вступил 37-летний Александр Николаевич. Ему предстояло сделать то, что не удалось в свое время ни его прабабке – Екатерине II, ни его дяде - Александру I, ни отцу - Николаю I. В историю Александр Второй войдет как Освободитель. Речь идет об отмене крепостного права по манифесту 3 марта (19 февраля по ст.стилю) 1861 г., которому в этом году исполнилось 155 лет. Но и в  болгарскую историографию он вошел под тем же эпитетом благодаря победе в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и освобождению Болгарии от османского ига. Во время правления Александра ІІ Россия добилась немалых успехов как во внешней, так и во внутренней политике. Хотя были и неудачи. Так в 1867г. Аляска (Русская Америка) была продана Соединенным Штатам,. как выяснилось впоследствии, по фактически бросовой цене. Однако Александр ІІ известен прежде всего как царь-реформатор, проводник широкомасштабных реформ. Преобразования Александра II затронули все сферы деятельности российского общества, сформировав экономико-политические контуры пореформенной России.

                                   

                                          О КРЕПОСТНОМ ПРАВЕ.

     О крепостном праве у нас сложились достаточно странные с точки зрения логики впечатления. Еще советские авторы словно соревновались в оплевывании истории своей Родины – «варварской тюрьмы народов», «страны рабов, страны господ» и пр. Сплошные сумерки. О каком уважении к предкам, чувстве национального достоинства после этого можно вести речь? Почему нельзя было объяснить, что русский тягловый мужик допетровской эпохи - это не крепостной? Что крепостное право не продержалось и 200 лет? Что в России количество крепостных редко когда достигало половины от всего числа крестьянского сословия (незадолго до освобождения, в 1830 г. – 37%)? Измышлений о русском крепостном праве много и среди западных злопыхателей, рисующих наших предков  как группу скотов-крепостников с одной стороны, а с другой как массы бессловесных животных. Хотя в  России крепостное право носило иное содержание, в отличие от Европы, да и было введено значительно позже. Вдобавок крепостное право первой половины 19 столетия, перед реформой, скованное законодательно рядом ограничений, значительно отличалось по содержанию от такового столетием ранее. К тому же, благодаря разнообразным государственным программам, оно количественно шло на убыль.
      Если в Европе подобные отношения эксплуатации крестьян, больше напоминающие рабство, стали практиковаться с VII века, в Древней  Руси ничего подобного не было. Зачем? Как «прикреплять к земле», если вплоть до XVI века практиковалось преимущественно огнево-подсечное, «бродячее» земледелие? Да и у постоянно осевших на земле крестьян урожаи были столь скудны, что едва обеспечивали прокорм семьи самого земледельца. Поэтому князьями применялись разного вида подати.

   То, что описывается как известное «крепостное право», стало применяться с петровских времен. Всякое в нем было. Но уже Екатерина II стала его либерализировать, понимая, что оно тормозит экономическое развитие страны. Были у нее планы и постепенной его ликвидации путем освобождения крестьян при продаже имений. Ряд регионов: Сибирь, Новороссия, Поморье и пр. были землями, вообще свободными от крепостного права.

     Крупных помещиков, владевших латифундиями, а только они приносили доход, было немного. Одни дворяне обходились вообще без крепостных, а среди тех, у кого они были, преобладали мелкие, вроде гоголевской Коробочки, имевшей таковых несколько десятков да и земли немного. Ну, какой с них доход? Все, что производили крестьяне, шло им же на пропитание. Тот же Пушкин у себя в Михайловском жил достаточно скромно. Главные же доходы дворян шли от военной, государственной службы и прочего. Как писал Пушкин: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Заниматься сельским хозяйством, нанимая управляющего, основной массе дворян, имевших какое-то количество крепостных, было накладно. Поэтому самым распространенным у большинства было назначить оброк и куча забот с плеч долой! И вообще - это миф, что крепостничество имело огромное отрицательное влияние на все стороны российской жизни. Так сказать, нонсенс с социологической точки зрения. Ни один институт не может существовать столетиями, если он не выполняет общественно значимой, а значит,  и некоторой позитивной функции.

    Российский помещик, по сути, был посредником между крестьянином и государством, ответственным лицом государства‚ контролирующим выполнение крестьянами государственных податей и повинностей; гарантом общественного спокойствия на местах. Он должен был следить за сохранностью налогоплательщиков‚ помогать крестьянам в несчастных случаях (неурожай‚ болезни‚ пожар)‚ т.е. обеспечивать их выживание. «Помещики должны пещись о содержании и призрении крепостных людей», — говорилось в статье 1104 Свода законов Российской империи, расписывающей их обязанности. А статья 1103 гласила: «Владелец в случае неурожая‚ не сбивая крестьян с пашни‚ а дворовых со двора‚ обязан доставлять им способы пропитания‚ побуждая к работе и воздерживая от нищенства». При нарушении законодательства имение бралось под государственную опеку.

 

  А теперь давайте просто ответим на конкретный вопрос: сколько приходилось работать русскому крепостному крестьянину? При этом большинство крепостных были «оброчные», то есть уплачивали помещику оброк вместо налоговых податей государству. Иные же отрабатывали барщину, имевшую ту же цель. Согласно основополагающему труду «Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX вв.)» доктора исторических наук, профессора Санкт-Петербургского университета Бориса Миронова, русское крестьянство накануне отмены крепостного права (1861-й год) работало в году 135 дней и на помещика, и на себя, и больше не работало. Причем крестьянская община следила за тем, чтобы все крестьяне соблюдали установленные обычаем праздники. Нарушителей могли избить и поломать их рабочий инвентарь. А после освобождения число рабочих дней еще уменьшилось. В 1872 году число рабочих дней составило 125, а в 1902 году — 107. Следовательно, вся «изнурительная барщина» заключалась, грубо говоря, в отработке недели на посевной и недели на уборочной.

   В 1913 году русские крестьяне имели 140 празднично-воскресных дней, а американские фермеры — 68. Но не потому, что русские крестьяне были ленивые, а не нужно было. И сезон сельских работ короче и действовала трудовая этика: работать до удовлетворения основных биологических потребностей, и шабаш. А остальное от лукавого — алчность, стремление к богатству. Душу не спасти боялись. Другая система ценностей. Время не деньги, время — праздник и молитва, думали они. Для сравнения: мы, живущие в 21 веке, работаем около 220 дней в году, то есть примерно в два раза больше. 

    Во многих отношениях положение крепостного крестьянства в России было ничуть не хуже и даже лучше, чем крестьян на Западе. Путешественники того времени — как русские, так и зарубежные — неоднократно отмечали чудовищную нищету «свободных» западных крестьян по сравнению с российскими крепостными. Так, например, в Европе владеющий коровой крестьянин считался тогда богачом. В России, наоборот, коровы отсутствовали только у самых бедных крестьян. Законодательно устанавливались свобода передвижения и предпринимательства. Как писал Пушкин: «Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен… Крестьянин промышляет, чем вздумает, и уходит иногда за 2000 вёрст вырабатывать себе деньгу… Взгляните на русского крестьянина: есть ли и тень рабского уничижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлёности и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны».

  В Тарутино, что в 90 км от Москвы, стоит самый большой памятник победе русского оружия в войне с Наполеоном. Из таблички и документов, хранящихся в местном музейчике, известно, что памятник был поставлен на деньги крепостных села Тарутино. Патриотический почин, конечно, но обошелся он им в 60 тыс. рублей (это сколько миллионов по нынешнему курсу?), а для его возведения был вызван архитектор из Парижа. Есть немало и других фактов, способных как-то капитально изменить представление о русском крестьянине, под гнетом крепостничества ставшем миллионером. Были крепостные и врачами, и юристами, и художниками, и музыкантами.

  У графа Шувалова был крепостной-миллионщик, имевший десятки своих судов на Балтике. Платил Шувалову оброк такой же, как и все его крепостные и не думал выкупаться «на волю», пока его сын не влюбился в дочь прибалтийского барона. Согласитесь, что столь безумная идея – выдать дочь за крепостного – не прельщала барона. Шувалов покочевряжился – жаль было терять объект для хвастовства перед другими дворянами – но судовладельцу вольную дал.

  Уйти от дворянина, выкупиться, стремились лишь те, кто благодаря освоенной профессии, был твердо уверен, что занимает надежное место в обществе. У Тургенева есть рассказ об одном очень богатом крепостном крестьянине, который никак не хотел выкупаться на волю. Объяснял он это просто – пока он у барина, ни один чиновник-мздоимец к нему не приедет и не ограбит – барин не позволит. А освободится – чиновники поборами разорят. Так что русское крепостное право сводилось прежде всего к правовым, акцизным и фискальным проблемам. Личным же рабом русский крестьянин никогда не был, даже рабом царя.

   

                                     В УКРАИНСКОЙ ПРОПАГАНДЕ,

     Здесь пропаганде, позаимствовавшей и западные, да и советские описания крепостного права, особенно и стараться не пришлось. Разве что подбавить описание мучений «национального пророка» Шевченко. Да рассуждения о рабской природе россиян в отличие от свободолюбивых украинцев. То, что нахождение южнорусского народа под польским крепостным правом было намного тяжелее и дольше, опускается. Говоря же о Шевченко, припомним его известные строки:«Село неначе погоріло /Неначе люди подуріли/ Самі на панщину ідуть/ І діточок з собой ведуть», «А сестри! сестри! Горе вам,/ Мої голубки молодії./ Для кого в світі живете?/ Ви в наймах вирісли чужії/ У наймах коси побіліють./ У наймах, сестри, й умрете!». Однако отметим и то, что в Малороссии крестьянских общин не существовало и заботу о нем, сироте, пришлось взять помещику. Благодаря ему, сирота был сыт, одет, обут, получил образование и специальность художника. Проблемы возникли лишь при поступлении в Академию художеств, куда крепостных не принимали, но и они стараниями меценатов были решены. Судьбы сирот в современной Украине на ум не приходят?

   Возможно, возмущение Шевченко крепостным правом имело иное происхождение. В Моринцах, месте его рождения, было 169 дворов, из коих почти половина – 76 не ходили на панщину. Другая половина им люто завидовала, т.к. помимо собственных наделов известное время должна была трудиться на панском поле. А зависть, унаследованная с детства, живет долго. Впрочем,  «пророк» страдал за своих крепостных родственников лишь в виршах. Хрестоматийным является тот факт, что когда ему была вручена сумма, собранная почитательницей поэта Варварой Репниной для их выкупа (1837г.), Тарас Григорьевич ее банально пропил.

   А тяготило ли оно, это «рабство», упомянутых «братів і сестер»? Известно, что когда «под давлением прогрессивной общественности», в канун законодательной отмены крепостного права, тогдашний собственник Кирилловки (где они жили) помещик В.Э. Флиорковский согласился отпустить Осипа, Никиту и Ирину (июнь 1860г.), они от этой «воли» отказались. Согласны были уйти восвояси только на своих условиях – чтобы налоги за них были уплачены, чтобы наделы им дали такие, какие они сами посчитают справедливыми, и т.д. Представьте: с раба снимают цепи, а он кочевряжится – сниму, говорит, но только если выполните мои встречные требования. Не кажется ли вам, что что-то тут не так?

  И есть еще один аспект, который многое объяснит как в истории нашего государства, так и в провалах нынешней Нэзалэжной.

 

                                    КРЕСТЬЯНСКАЯ ОБЩИНА.

      Русские крестьяне никогда не жили  отдельно друг от друга, а вернее сказать, много сот лет жили вместе, общинами, и именно эти общины они называли «мир». Не зная правил «мира», его основополагающих принципов, бессмысленно говорить о нас самих. Ибо все мы оттуда – из общины, из «мира». Это была сила, которую учитывал каждый помещик, и против которой идти был не в силах - при нужде община находила способы приструнить зарвавшегося. В общине действовала и круговая порука. На мирских сходках решения принимались только единогласно, с учетом интересов каждого. Но и крестьяне думали прежде всего об интересах общины, а не о своих собственных. То есть, коллективизм, говоря шире, общинное сознание перерастало в государственное, ибо,  что такое государство, как не объединение общин? Добавлю, К.Маркс увидел именно в русской сельской общине зерно и двигатель социализма, возможность перейти к крупному земледелию и в то же время избежать мучительного пути через капитализм.

    Общинное право запрещало продавать и даже закладывать землю - это, конечно, стеснение. Почему же крестьяне запрет поддерживали? Потому что знали, что в их тяжелой жизни чуть ли не каждый попадет в положение, когда отдать землю за долги или пропить ее будет казаться наилучшим выходом. И потерянное не вернешь. Не вполне распоряжаться своим урожаем, а сдавать в общину часть его для создания неприкосновенного запаса на случай недорода - стеснение. Но в каждой крестьянской семье была жива память о голодном годе, когда этот запас спасал жизнь. И это тоталитарное общинное правило, гарантирующее выживание, ценилось крестьянами выше глотка свободы. Как говорили сами крестьяне: «Если нарушить общину, нам и милостыню не у кого попросить будет».

     Следует напомнить, что после Октябрьской революции получив землю, крестьяне повсеместно и по своей инициативе восстановили общину. В 1927 году в РСФСР 91 процент крестьянских земель находился в общинном землепользовании. Как только история дала русским крестьянам короткую передышку, они определенно выбрали общинный тип жизнеустройства. И если бы не грядущая война и жестокая необходимость в форсированной индустриализации, возможно, более полно сбылся бы проект государственно-общинного социализма народников.

     Наконец, главный опыт истории: русские крестьяне, вытесненные в город в ходе коллективизации, восстановили общину на стройке и на заводе в виде «трудового коллектива». Именно этот уникальный уклад со многими крестьянскими атрибутами (включая штурмовщину) во многом определил «русское чудо» - необъяснимо эффективную форсированную индустриализацию СССР. На основе общинных отношений во многом строилась и ускоренная индустриализация Японии, Китая и стран Юго-Восточной Азии.

       Если крестьянская община была традиционна для русской деревни, то в украинском селе она отсутствовала. Многовековое польское владычество, прекрасно понимая, что в ней кроется и коллективное сопротивление, постаралось ее уничтожить, привить индивидуализм и сознание хуторянства. Паны соображали, что разъединенными хлопами и управлять сподручней. Из-за отсутствия общины на Украине намного тяжелее прошли и коллективизация и раскулачивание. Если брать из истории моей семьи - отец из Сибири, то он рассказывал, что у них раскулачили одних из родственников. И сослали. В деревню соседнего района, а оттуда взаимообразно сюда. В принципе все требования властей были соблюдены и отвалите. Впрочем, все все понимали, но "против мира не попрешь"! Так было и позже. Ездил я в деревню к деду еще ребенком. Даже после дурацких хрущевских реформ с их передачей в колхоз домашнего скота, там мало что изменилось. Как было у деда две лошади, так и остались. Только, как он говорил, одна - моя, а другая - колхозная. На одну колхоз выписывает корм и надо ее раз в неделю к ветеринару водить, а вторую необязательно. По требованию Хрущева сократили в  колхозах приусадебные участки. И это обходили обычными для Сибири "заимками". Но это Сибирь с традиционными для нее общинными принципами, о которые разбивались чиновничьи головотяпства. На Украине же, где таких принципов не было, все проходило иначе.  А за годы «нэзалэжности» правители Украины постарались разрушить и советский коллективизм. Результат – налицо.      

    Сегодня, ссылаясь на отсутствие общины немало украинских авторов пишут о более «прогрессивном» характере украинца, его, так сказать «европейскости» по сравнению с дикими москалями. Вот только на Японию с общинно-государственным сознанием ее граждан, они посматривают разинув рот, а правители Украины не гнушаются выклянчивать у нее кредиты.

                                                    * * *

    Каждое государство, переходя к новой экономической формации, отменяло крепостное право. Хоть и было в этом не все так просто. Как писал Некрасов:" Порвалась цепь великая. Порвалась и ударила: одним концом по барину, другим по мужику". Но, честно сказать, Россия задержалась с отменой крепостного права лет на пятьдесят. Большинство государств Европы отменило его несколькими десятилетиями ранее, хотя некоторые и позже России. Для России же с реформы Александра II начался новый этап развития.

 

        Александр Акентьев.

 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Памяти побратима
  • Зажимая боль в горсти
  • Владу Клёну
  • Раз, два - и готово! Маленькая пародия
  • Никола Вапцаров. Романтика


  • #1 написал: Viktoriya_1 (30 марта 2016 20:48)
    «Крайности — дело легкое; легко было завинчивать при Николае, легко было взять противоположное направление и поспешно-судорожно развинчивать при Александре II; но тормозить экипаж при этом поспешном судорожном спуске было дело чрезвычайно трудное. Оно было бы легко при правительственной мудрости, но ее-то и не было. Преобразования проводятся успешно Петрами Великими; но беда, если за них принимаются Людовики XVI-e и Александры II-е. Преобразователь вроде Петра Великого при самом крутом спуске держит лошадей в сильной руке — и экипаж безопасен; но преобразователи второго рода пустят лошадей во всю прыть с горы, а силы сдерживать их не имеют, и потому экипажу предстоит гибель»
    (С.М. Соловьев)
     Портрет интересный. Я такого не видела еще
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Июнь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Мегалит


    Лиterra


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.