Андрей Медведенко: поэт и время

Андрей Медведенко: поэт и время

 

Юбилеи – это всегда хлопоты и волнения. В  жизни человека творческого, к тому ж публичного – период испытаний медными трубами. Однако известный  поэт и писатель Андрей Ефимович  Медведенко, которому 22 февраля исполняется 70 лет, не  раз успешно проходил тестирование на славу и скромность. Он поэт востребованный временем, самой  жизнью. Поэт зрелый с юношеской задоринкой.

Подтверждением признания заслуг нашего поэта перед Луганщиной, его вклада в развитие отечественной литературы стали многочисленные награды и знаки отличия. Ордена «За развитие региона» от областной власти, «За особые заслуги перед украинской литературой», премия имени Г. Сковороды «За философию человечности и гуманизм в творчестве» — от межрегионального союза писателей Украины, а  также  решение Кировского городского совета о присвоении Андрею Медведенко   звания «Почётный гражданин г. Кировска». 

          Названы только основные награды, фактически их  больше.

 

                                                         Крепыш

 

 Есть в нем сила воли и духа. Устойчив и  к  ветрам перемен, как на земле, так и во взгляде на жизнь. Усерден  в труде и  по жизни упорен. Парень с  Голубовского  района, с «Сотой», выросший на улице Нагорная, в семье фронтовика, переживший ни одну жизненную трагедию и утрату, стал известным на Луганщине, Украине и России поэтом. Это о нем не без гордости  земляки говорят: « Наш корешь!», «Свой парень!».

Линия жизни А. Медведенко проста, такая ж как у многих. Он человек и поэт  советской закваски. Но мир его поэзии многообразен и интересен.  Автор более 30 книг стихов и прозы, историк и воспитатель, Андрей Медведенко живет в ритме времени и востребован. Не так давно он  читал свои стихи о войне, о Донбассе москвичам  Поэт и сегодня  ищет  новые строфические и интонационные формы, новые слова с глубоким содержанием. Служивый  поэзии, голос края: Луганщины, Донбасса. 

 

                                              Поэт и наставники

 

Наставники и наставители   есть у каждого. В разные  периоды жизни и при  разных  ситуациях. Учитель в школе, преподаватель  вуза  –  наставники по обязанности, а  наставитель тот , кто  может  заняться  этим случайно. Так, наставителем  Андрея Медведенко на поэтической  стезе  стала  Алла Николаевна  Маспанова, в прошлом первый редактор  кировской городской газеты «Рабочее слово». Было это в начале 70-х. Как вспоминает Маспанова, Андрей  принес в редакцию очень хорошие легкие стихи, которые почти сразу  опубликовали в газете. Эта  встреча и предопределила судьбу поэта.  Она-то и нацелила юношу на продолжение образования непременно в литературном институте, подчеркнув, что московский ВУЗ как и «Рабочее слово» более всего  ценят тему труда. Тут же  был и  непраздный вопрос, навеянный песней: « Что ты знаешь о шахте, если в шахте ты не был?» С подачи  Аллы Николаевны, пошел  Андрей в  шахтопроходку, потом на шахту. Далее, как в песне: «Там, на шахте угольной паренька приметили, руку дружбы подали, повели в забой…». Этот шаг, точнее, поступок  в  его жизни надо понимать, как  «преодоление»  самого себя. 

Ещё в 9-м классе Андрюха (так по-свойски к нему обращались одноклассники) был выпровожен классным руководителем из школы со славами: «Больше не приходи!». Девять классов он-то окончил, поступил в Харьковский техникум медицинского оборудования. Стал младшим специалистом по эксплуатации  и ремонту  медицинской  техники и рентген аппаратуры. Работал в родном городе. После армии вновь занялся тем же. Работалось «в  кайф» – сам себе хозяин – единственный  специалист на весь город. И сочинял стихи. «Но чувствовал, – рассказывал Медведенко, – что  были они какими-то неосязаемыми, без плоти». Речь шла о  пределах достоверности понимания  шахтерского труда (и не по рассказам  отца и старшего брата, насквозь  пропитанных запахом   шахты), которые делают поэта неотделимым от  объекта  повествования. И разговор  был ни о дефиците слов  и  поиске  телесных метафор, определяющих мышление, а о том знании, которое  есть  участное, знании приближенном  к истине. Такое понятие  мог дать  только  труд. Труд без права на ошибку – когда  всю рабочую смену «в балку  крепи  давит порода, как черное небо».

          Общение в литкружке редакции, советы  редакторов  газеты  А. Н. Маспановой, потом  Е. Ф. Вербило – людьми  неравнодушными, неординарными помогли первоначальному становлению стихотворца, но не более. А до этого, свой первый стих Анрюша сложил в 5-ом классе, на уроке. Учительница, обращаясь к классу, пообещала  поставить «пятирку» тому, кто сложит «вирш» о Тарасе Шевченко.  «Творчество»  мальчугана на скорую руку  учительница   оценила иронической   улыбкой, но пятерку, как обещала, в журнале и дневнике выставила. Вспоминая этот эпизод, поэт считает  ту «5» своим первым гонораром. Окрыленным, примчался домой  и сходу за бумагу – стихи сочинять. Чем смутил родителей – простых тружеников, к сожалению, без образования. Поэту помнится, недоумение отца на только что сочинённую им строку – «на распилах как звери лежат топоры…»: «Сынок, разве такое в жизни бывает?». «Я  же  в ответ, –рассказывает Медведенко, – «Дай рубль! Отвезу стихи в редакцию. Напечатают!» А позже, заметив мои муки творчества, папа  как-то спросил: «Может тебе рубль  дать? А ты –  в редакцию?»  Он  меня зауважал, стал обращаться   как к директору  шахты. Я ж потом перестал дерзить. А мама – наоборот, мои  занятия литературой воспринимала, как  пустое  несерьезное  дело. До тех пор пока я  тетке, бухгалтеру с Самсоновской, не помог разрешить  жалобу, через газету.    

Тогда пели: «Шахтеры – гвардия труда, тепло и свет приносят людям». На свой манер об этом начал  писать и Андрей. Проходчики подземных угольных пластов стали героями его стихов. Настоящих шахтерских  поэтов  выдвигает время. В 30-годы минувшего столетия певцом труда горняков  стал Павел Беспощадный. Уголь и сталь – вот, что надо  было стране. Индустриализация плюс  поэтизация рабочих будней.

          В 50-е  в шахтерскую поэзию пришел Николай Анциферов,  глухо спросив «По стихам кто здесь работает?». Так макеевский  паренек   с юмором потеснил  плакатного «солнцеруба». Иначе не родились бы эти лихие строки, вырвавшиеся на свет из каменных недр:

Я работаю, как вельможа,

Я работаю только лежа. 

В 70-е в поэтику шахтерского труда  вошел и там остается  поныне Андрей Медведенко. В 1977 году вышла его первая книга «Уголь и вишни»,  До этого никто не сравнивал  уголь с вишней. В этом увидели свежую  символическую  метафору – вот она работа и лирика! Труд вроде ладился, В родном для поэта городе   на шахте им. Кирова был плакат: «Кировск – родина  непрерывного потока угля». И стране была нужна теперь  лирика. «У горняков особенная нежность к травинке, к солнцу, дали  голубой» – это строки из поэмы поэта «Живая крепь» (1976 г.). 

В 1977 году Медведенко  был принят в Союз писателей СССР и в Литературный институт имени Горького (курс Егора Исаева). Выдержав трех этапный конкурс. Так, на пять лет,  наставником Андрея стал один из самых титулованных советских поэтов – лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, кавалер двух Орденов Ленина и других советских наград. Творческие семинары поэзии,  в институте на Тверском бульваре, 25, которые вел мэтр, проходили по вторникам. Именно здесь осваивалась  премудрость, как вооружать мысль рифмами; внушалось  понимание, что такое русский стих; истина, что художественное содержание – это вино, а форма – сосуд. Однажды на занятиях, со слов  Медведенко, гуру советской поэзии  Егор Александрович Исаев сказал: «Талант – явление тягловое, но на нем одном далеко не уедешь, потому что писатель – самая коллективная профессия. Талант имеет один, а принадлежит он миллионам». Под стать  учителю и его ученик  – Андрей Ефимович  Медведенко, понимающий, что  сила поэта в его тесной связи с родным  краем, с  людьми и основной рабочей профессией – профессией горняка. Так, настоящий шахтерский труд высек поэтическую искру.   

С 1982 года в течение 10 лет возглавлял Луганское областное литературное объединение имени Сосюры. Он уже сам наставник. Но парадокс времени, когда на финише перестройки  сокращали аппарат обкома комсомола, то сократили только   двоих – уборщицу и наставника литобъединения

С 2001 года –  был председателем  Луганской областной организации Национального союза писателей Украины. Однако так случилось, что сегодня поэт оказался меж трех писательских  Союзов, как человек меж трех сосен… Нет, он не заблудился. У Андрея Медведенко была и есть своя тема, не литературно нарочитая, не просто случайная, а собственная. Но, уж больно он правильный  человек. Без вредных привычек – не пьет, не курит, порядочный семьянин. К тому же скромен,  честен и прямолинеен. Рабочее место писателя – письменный стол. Однако  поиск  мысли и необходимых слов  не ограничен пространством кабинета и регламентом. Он всюду.

 

                                              Поэт и война 

 

Когда  есть страдания – счастье  откладывается. Нет, это не нотки пессимизма. Луганцы  мужественно,  с достоинством преодолевают  тяготы войны, блокады  и изоляции от внешнего мира.

          «Война нас научила, — замечал М. Шолохов, — говорить очень прямо». Так – предельно точно, с  обнаженными нервами,  говорит о войне поэт Андрей Медведенко…  Андрей Ефимович сам не был  в боях, на блокпостах и передовых противостояния, но сердцем пережил и  честно передал, глубже других,   состояние народа на этой войне – весной-летом 2014 гола.

Его книга «Весна в огне», вышедшая в  Луганске в ноябре 2015 года быстро нашла читательский интерес и отклик.

Буквально на исходе  минувшего года  «Луганское  землячество» в Москве  пригласило Андрея Ефимовича  принять участие в литературно-музыкальном вечере военной поэзии. В главной «штаб-квартире» Союза писателей России  на Комсомольском проспекте собрались российские литераторы, общественность. В напряженной тиши зал внимал стихам луганского поэта, его  рассказу о том, как он пережил  варварские обстрелы города, и что легло в основу поэтически строк.  В этих стихах боль и надежда, как в скупой мужской молитве, он говорит о  пережитом и  поэтическим набатом призывает к стойкости духа: 

«Родимый край, за честь свою борись, за день грядущий радости и долю!»

  Да, патриотизм воспитывает школа, еще – гуманитарное образование – история, философия, литература. 

К теме войны, той 1941-1945годов, Великой Отечественной А. Е Медведенко обращался ни один раз. Недавно пришлось быть невольным свидетелем его разговора по телефону с редактором одной из программ российского телеканала «Звезда». На том конце, накануне Дня освобождения  Луганска от немецко-фашистских захватчиков (14 февраля 1943 г. – авт.), уточняли и  интересовались некоторыми подробностями  подвига  юного партизана-разведчика Виктора Пятеркина.

 Мало кому известна  скромная кропотливая повседневная работа А. Медведенко как историка и редактора «Книги памяти. Победители». Ныне в качестве заведующего Научно-издательским информационным отделом краеведческого музея ЛНР. Идет работа по сбору материалов 10-го тома о людях  Кременского  и  Славяносербского  районов,

 

                                             Поэт и скульптор

 

На левом берег  Северского Донца осталась израненная  Трехизбенка и 

бронзовый памятник Кондратию Булавину. Основание памятника — земляной курган. Железобетонный постамент выполнен в виде скального выступа коренных пород.  Установлен памятник  в 1998 году. Скульптор Николай Васильевич Можаев.  Известно, что всякая идея должна быть материализована. К счастью, идею и образ памятника  ненавязчиво  скульптору  подсказали  поэт А. Медведенко и его поэма «Сказ о Булавинском бунте». 

  Справочно, Кондратий Афанасьевич Булавин (родился ок. 1660, станица Трехизбянская — 1708) — войсковой атаман донских казаков, предводитель народного восстания.

 Интересна история  написания этой драматической поэмы. Будучи пытливым читателем А. Медведенко  случайно в шахтной библиотеке сделал для себя открытие, обнаружив, что Кондратий Булавин  входит в число 10-ти самых знаменитых людей Луганщины. Заинтересовался, подумав об исторической  несправедливости: о Пугачеве писал сам Пушкин, а потом и Есенин; о Степане Разине – Евгений Евтушенко, а о Булавине -  ? Однажды, чуть позже  в руки попала книжица  писателя Николая  Задонского  «Донская либерия». Оказалось, что это  историческая хроника известного советского писателя-историка, где он  рассказывает о народном восстании на Дону под предводительством  атамана Кондратия Булавина. Все описанные в книге события были  основаны на архивных документах. Многие из документов впервые были обнаружены автором при создании хроники, а позже дополнились и Медведенко из  архивных документов 17-го века.  Писалось, по словам Андрея Ефимовича, одновременно легко и трудно. Легко потому что слова и рифма приходили как бы сами, трудно –  не хватало конкретных знаний и исторических фактов. В 1975-76г.г. первый вариант поэмы уже был написан, по наитию. Потом, в Москве, сверяя написанное  с документами истории, убедился и  удивился тому, что выдуманное, казавшееся авторским воображением во многом  имеет документальное подтверждение. Убежден, говорит Андрей Ефимович, ноосфера, Космос  хранят историческую информацию и в определенных обстоятельствах делится ею. Вероятно, существует некая  телепортация, процесс создания информации о внутренней структуре и свойствах материального объекта, находящегося в одной точке пространства. Иначе, откуда  Андрей Ефимович  узнал слова, язык и манеру общения  далекого, для него неизвестного,  прошлого.

          Но поэма, словно заговоренная, с трудом пробивалась к читателю. Очевидно,  или вероятно, строки «правду жизни  в очи некому сказать» дали повод цензуре  запретить поэму и не допустить её к защите даже как дипломную работу. И её приключения ещё не завершились. 

А со скульптором поэта свел случай. Оба оказались  соседями по больничной палате. Болезнь сближает людей, делает их более открытыми. Медведенко и дал почитать Можаеву свою поэму о Булавине, Понравилась. Даже  потом  читали  её повторно вместе,  вслух. Коренного донского  казака отроду Николая Можаева  сказ о бунте задел за живое, а там ещё и рассказ «Наумовна» потряс. Подружились. Было это в конце 70-х. Николай Васильевич  решил сделать скульптурный  портрет друга.  За пять сеансов  у себя,  в студии сделал первые наброски бюста, сказав, что главное он уже для портрета уловил.

Пять лет тому назад, на юбилей Медведенко Заслуженный художник Украины Н. Можаев передал юбиляру в дар уменьшенную копию памятника К. Булавину, установленного в селе Трёхизбенка, и бюст самого поэта. Бюст А. Е. Медвеленко. Мне кажется, что Николаю Васильевичу превосходно  удалось изобразить  зрелость  поэта  и передать черты его характера. Взгляд  и высокий чуб в прическе говорит о том, что перед нами глубоко думающий и решительный человек. Большой психологической остроты требует от художника скульптурный портрет: поиск сильного характера, яркой индивидуальности, возвышение до символа простого образа, движение мысли, выразительность и точное воспроизведение. В галерее портретов Можаева  среди скульптурных портретов и бюстов Шолохова и Шевченко,   писателя Владимира Даля и рудознатца Григория Капустина, полагаю,  портрет Медведенко не затеряется..

 Скульптора и поэта, объединила любовь к родным местам,  близкая каждому  исторический тема, сам факт  о котором Андрей Медведенко мастерски рассказал в драматической  поэме «Сказ о Булавинском бунте».

               В 2011 г. местное издательство «Янтарь» издало  проэму  номерованной миниатюрной  книжкой, (168 с.: ил.; 62х85 мм. – Тир. 100 нум. экз. - авт.) Раритет, уже раритет!

В настоящее время скульптор вернулся на родину в Ростовскую область и проживает на хуторе Можаевка,  где активно продолжает свою творческую деятельность. В Ростове-на-Дону с 5 августа по 3 сентября 2015 года  состоялась  персональная выставка Николая Васильевича «Миры скульптора Можаева»,

          Вот так, каждый по-своему раскрывает собственный талант – смысл творчества. Общее у них  одно – талант и неповторимость художника. У поэта  Медведенко – мыслями и красками слова, у скульптора  Можаева –  глубиной замысла и выразительностью  пластики. Оба -  заслуженные, дипломанты различных конкурсов… И не разорвать их никакими кордонами.

 

                                                      Эпилог

 

Интересный мир поэзии  и прозы А.Е. Медведенко. Простотой  величия. Живы  еще те, кто помнит его босоногим, по-мальчишечьи шустрым и не по-детски совестливым. Начало всему здесь – на Луганщине.  И   первые шаги, и первые штрихи, и жизненные уроки, на всю жизнь «затесанные на лбу», и родные могилы. Здесь – корни, дающие силу, которая питает душу поэта и писателя вдохновением. Казалось и чего ещё более?

Доброго здоровья и долгих лет жизни! Признания! Международного признания, ведь Нобелевскую премию присуждают только при жизни. Премии делает человека более популярным,  хорошо, что они есть, но с другой стороны – плохо, когда господствуют политические пристрастия...

 

 

Б. Москалюк, 

г. Луганск                                

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.