РАВНОАПОСТОЛЬНЫЕ.

                                    

         

           РАВНОАПОСТОЛЬНЫЕ.

 

    2015 год объявлен годом духовности в Луганской Народной Республике. Так сложилось, что это еще и год 70-летия Великой Победы над фашизмом, и год1000-летия преставления равноапостольного князя Владимира, крестившего Русь. В преддверии Дня св. Владимира Указом главы ЛНР 10 священников Луганской епархии были награждены правительственными наградами. Им, стоявшим насмерть, показавшим пример мужества и стойкости в духовном окормлении луганчан и предоставления им всей возможной помощи в дни тяжких испытаний прошлого года, была вручена  медаль «За ВЕРУ и ВОЛЮ». 11-й медалью, которую передали родственникам, был награжден посмертно погибший во время обстрелов протоиерей Владимир Креслянский.

    Торжества в День св. равноапостольного князя Владимира 28 июля пройдут по всем храмам Республики как и по всей Русской земле, а кульминацией станут большой прием в Кремле и водный крестный ход в Севастополе. «Это праздник не чисто церковный, а общенародный», - говорят в рабочей группе по устроению торжеств 1000-летия преставления святого князя Владимира, сформированной в 2013 году по распоряжению Президента России В.В.Путина.

   И совсем рядом стоит дата 24 июля – День святой равноапостольной княгини Ольги, бабушки князя Владимира. О ней спустя примерно 140 лет после её смерти древнерусский летописец  напишет: «Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи».

   Два святых равноапостольных, князь и княгиня. Два великих государственника, которые стояли в начале устроения Руси. 

                               

                                              КНЯГИНЯ ОЛЬГА.

     Согласно «Житию» и «Степенной книги» девушка с варяжским именем Хельга, в русском произношении – Ольга (Вольга) происходила из простой семьи. Предание называет родиной Ольги село Выбуты неподалеку от Пскова, вверх по реке Великой. Впервые, согласно легенде, она встретилась с князем Игорем на переправе под Псковом. Князь охотился в тех местах. Переправляясь через реку на лодке, он заметил, что перевозчиком была юная девушка, переодетая в мужскую одежду. Игорь тотчас же «разгореся желанием» и стал приставать к ней, однако получил в ответ достойную отповедь: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание». О случайном знакомстве Игорь вспомнил, когда пришло время искать себе невесту, и послал Олега за полюбившейся девушкой, не желая никакой другой жены.

   Сын легендарного Рюрика не отличался особым талантом воина или правителя, потерпел жестокое поражение от греков, когда русские корабли были сожжены «греческим огнем». При нем же первый набег на русские земли совершили печенеги,  вновь попал он в вассальную зависимость от иудейской Хазарии, которая просто использовала русичей в качестве пушечного мяса при отстаивании своих жизненно важных интересов на Каспии и в Средиземном море. Закончил свою жизнь он и вовсе печально, убитый древлянами, с которых князь хотел собрать двойную дань.

    По его смерти Ольга становится не просто вдовой, а правительницей, регентшей при малолетнем сыне Святославе. Значит, окружение чувствовало в ней силу и способность взять на себя это бремя. С убийцами своего мужа она расправилась хладнокровно, перебив древлянскую знать и уничтожив много простых людей. Однако никаких дальнейших свидетельств о ее предвзятом отношении к древлянам нет. Детей казненного князя Мала Добрыню и Малушу Ольга взяла к себе на воспитание.

   И «слухом земля полнится»,  весть о том, что вдовствующая княгиня держит власть «крепкой рукой» дошла до каждого – при Ольге усобиц не было, и «жила земля тихо». К тому же не следует забывать и то, что во время усмирения непокорных, Ольга была еще язычницей. Расчетливая княгиня установила четкие размеры «полюдья» — податей в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброки» и «уставы». Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — тиун. Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы. В общем, показала себя как разумный администратор. Летописи полны свидетельств о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью построения политической и хозяйственной жизни страны.

     Русь росла и укреплялась. Строились города, окруженные каменными и дубовыми стенами. Богатырские заставы, воспетые в былинах, сторожили мирную жизнь киевлян от кочевников Великой Степи, от нападений с Запада.

     Во внешних делах Ольга сразу же после смерти Игоря заключила очень выгодный для Руси мир со стратегическим противником Хазарии – Византией (945 год). И ее сын Святослав разгромил давнего врага Русского государства — Хазарский каганат, навсегда сокрушив могущество иудейских правителей Приазовья и нижнего Поволжья.

    Ольга не раз наносила визиты Византийскому императору. В Константинополе ей и открылись глубины Православия.  Там она и была крещена, получив при крещении имя Елена. Нестор летописец повествует: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг — Христа».Вдобавоккак мудрая правительница, Ольга видела на примере Византийской империи, что недостаточно забот лишь о государственной и хозяйственной жизни. Необходимо было заняться устроением религиозной, духовной жизни народа.

       Многих киевлян обратила Ольга ко Христу:она родоначальница строительства храмов на Руси. С проповедью веры отправилась княгиня на север. В Киевских и Псковских землях, в отдаленных весях, на перекрестках дорог воздвигала кресты, уничтожая языческие идолы. Именно святая Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. Но, главное, именно достигнутое Ольгой единство племен стало плацдармом для победы христианства по всей Русской земле.

       А 11 мая 960 года в Киеве освятили храм Святой Софии — Премудрости Божией. Этот день отмечался в Русской Церкви как особый праздник. Главной святыней храма стал крест, полученный Ольгой при крещении в Константинополе. Святая равноапостольная Ольга стала духовной матерью русского народа, через нее началось его просвещение светом Христовой веры.

 

КНЯГИНЯ ОЛЬГА. ВЫБОР СУДЬБЫ.

 Печальная тризна. Князь Игорь убит,
 И в Киеве мрачное горе.
 Во вдовьем уборе княгиня сидит
 С туманной печалью во взоре.

 Все ждут ее слова, что скажет она -
 Вдова или власть на престоле?
 Пред Ольгой неясной судьбы пелена…
 Мужайся, ты выбрала долю!

 Еще предстоит тебе сердце сжать
 И страсти умерить. Не тяжко? 
 А сможешь ли Ольга еще сдержать
 Кипучую кровь варяжки?

 И будешь в подушку рыдать по ночам
 От злобы людской и коварства. 
 Ну разве по силам женским плечам
 Взвалить на себя государство?

 По силам! Дружины на кручах Днепра,
 Щиты, боевые знамена…
 И тысячи взглядов: Ольга, пора!
 Встань твердо у княжьего трона!

 Будь мудрой и властной, решительной будь,
 Жестокою стань, если надо!
 Достойное бремя и каторжный труд - 
 Сберечь возведенные грады.

 И свет христианства зажечь на Руси, 
 Воителя вырастить сына, 
 Раздоры славянских племен погасить
 И вновь их собрать воедино. 

 Хазарскую сталь, печенежский топор
 Отринуть от Киева славного.
 Направить удачу и русов напор 
 В строительство мощи державной.

 Державы, где струги пенят моря,
 А ширь от Карпат и до Волги…
 Над юною Русью вставала заря 
 Равноапостольной Ольги.

    Константин Багрянородный в своем труде «О церемониях византийского двора» описал парадный обед в зале Юстиниана, где встретились за одним столом четыре «государственных дамы»: бабушка и мать Крестителя Руси Владимира (святая Ольга и ее спутница Малуша) с бабушкой и матерью его будущей супруги Анны (императрица Елена и ее невестка Феофано).                      

                                      

                                         КНЯЗЬ  ВЛАДИМИР.

    О святом Равноапостольном князе Владимире написано немало и духовной, и светской литературы. Мало того, он любимый герой народных былин «Владимир Красное Солнышко».

   Так получилось, что бабушкино христианское влияние не оказало воздействия на внука.Воспитывал Владимира брат его матери язычник Добрыня. И летописи, и «Житие» не скрывают буйный нрав князя в его дохристианской ипостаси, доставшийся от батюшки.

В 972 году  Владимир как удельный князь стал править Новгородом. В 980 г. в разгар войны между братьями Владимир пошел на Киев, в котором княжил его старший брат Ярополк. Победив брата, Владимир стал править в Киеве. Здесь надо уточнить, что киевский стол не передавался по наследству, его приобретали, как правило, войной.

А воевать Владимир любил. Он завоевал Галицию, смирил вятичей, воевал с печенегами, распространил пределы своей державы от Балтийского моря на севере до реки Буг на юге.

В 985 году он обложил данью Хазарию. Владимир был до крещения известен и как «великий распутник».  У него было пять жен и многочисленные наложницы. «И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц».

    Но постепенно сложилось так, что интересы государства требовали принятия всеми одной веры, которая могла бы объединить разрозненные племена в один народ. В то время погибли за Христа варяги Феодор и Иоанн. Обстоятельства их смерти произвели на Владимира сильное впечатление, и он начал сомневаться в истинности языческой веры.

    Согласно преданию по приглашению князя в Киев приходили проповедники из разных стран: послы от болгар-мусульман, живших за Волгой, немцы-латиняне, иудеи и греки. Князь расспрашивал об их вере, и каждый предлагал ему свою веру. Но самое сильное впечатление произвел на него православный греческий проповедник, который в заключение своей беседы показал ему картину Страшного суда. По совету бояр, Владимир отправил десять мудрых мужей, чтобы испытать на месте, чья вера лучше. Когда эти русские послы прибыли в Константинополь, то великолепие Софийского храма, стройное пение придворных певчих и торжественность патриаршей службы тронули их до глубины души: «Мы не знали, — говорили они потом Владимиру, — на земле мы стояли или на небе». А бояре тут же ему заметили: «Если бы вера греческая не была лучше других вер, не приняла бы ее бабка твоя Ольга — мудрейшая из людей».

    Тогда он и вынес окончательное решение, которое по другой, более прагматической версии, было обусловлено «корсунским делом», т.е. походом на Византию. Владимир пошел войной на греков и взял Херсонес в Тавриде (в границах нынешнего Севастополя). Отсюда он отправил послов в Константинополь к императорам Василию II и Константину VIIIс требованием руки сестры их, царевны Анны. Греки согласились. У них был трезвый расчет – им надо было не только вернуть хоть и изрядно пограбленный, но все еще важный для империи Херсонес, но и получить ту самую армию «тавро-скифов» - дружины Владимира, с помощью которых в итоге император Василий одолел мятежников – военачальников Варду Фоку и Варду Склира.Однакокнязю было поставлено условие, что царевна может быть женой только христианина. Тогда Владимир объявил, что желает принять христианскую веру. Но прежде, чем невеста прибыла в Херсонес, Владимир был поражен слепотой.

     В таком состоянии, как описывает «Житие», подобно апостолу Павлу, он познал свою духовную немощь и приготовился к великому таинству возрождения. Царевна, прибывшая в Херсонес, посоветовала ему поспешить с крещением. Владимир крестился (988 г.) и был наименован Василием. При выходе из купели, он прозрел душевными и телесными очами и в избытке радости воскликнул: «Теперь я познал истинного Бога!»

    И князь, действительно, преобразился. Возвратившись в Киев в сопровожден корсунских и греческих священников, Владимир прежде всего предложил креститься своим двенадцати сыновьям, и они крестились в одном источнике, известном в Киеве под именем Крещатика. Вслед за ними крестились многие бояре, а затем и простой народ. После Киева и его окрестностей святая вера была распространена в Новгороде и далее по Руси. В Х веке, кроме Киева, Новгорода, Ростова и Суздаля, к святой вере пришли в городах Муроме, Полоцке, Владимире Волынском, Смоленске, Пскове, Луцке, Тмутаракани и в земле древлянской. Кроме племен русичей в X - XIII веках начали принимать крещение некоторые из финских племен (ижора и корела), чудь, черемисы и вотяки, инородцы вологодского края и др.

     Православные источники утверждают, что после крещения князь освободил от супружеских обязанностей всех бывших языческих жён. Владимир начинает заводить школы, строить храмы, смертную казнь заменять денежной «вирой». В чеканке собственных монет изображение хазарской тамги («тризуба») уступает место кресту, а затем изображению Иисуса Христа, как на византийских солидах. Тогда же перестает употребляться и аналогичный хазарскому титул русского правителя «каган»,  замененный на «Князь».

      Отступая от темы. Чем-то, читатель, напоминает мне нынешний Киев еще то, языческое средневековье. В его странноватом смешении всего и вспыхнувших усобицах.  Повсюду  красуется хазарский «тризуб». Представители «хазар» на самой верхушке власти. Да и эта власть приобретается все чаще майданно-военным путем. Каноническая же Православная  церковь, как встарь на каком-то полулегальном существовании. Вон как недавно в Лисичанске на «празднике годовщины освобождения», толпы прибывших издалека (интересовался у лисичанцев - горожан на сем «празднике» практически не было) потребовали заменить местных батюшек на своих капелланов.  Разве что с  наложницами у «кагана» Петруши заминка. Впрочем, он больше по виртуальному животному миру.  С зеленым змием вообще накоротке, а там, глядишь, и  «белка» на подхвате.  Услужливых  же «наложниц» независимо от пола - целый гарем с министерскими портфелями и депутатскими мандатами! Их во всю политически имеют чиновники американского госдепа.

                                                     * * *

    Недавно Владимир Путин объявил, что крещение князя Владимира в Херсонесе делает Крым и Севастополь для русских не менее сакральным местом, чем Храмовая гора для евреев. Многим такой поворот исторический мысли показался новым и неожиданным. Однако в литературе и публицистике сравнения Херсонеса с Иерусалимом подаются уже давно, а в последние годы особенно часто. И крестный ход в Севастополе в год 1000-летия преставления равноапостольного князя Владимира лишь укрепит этот символ.

    Как молитвенные труды и дела святой Ольги подтвердили величайшее деяние ее внука святого Владимира — Крещение Руси. Образы святых равноапостольных Ольги и Владимира, взаимно дополняя друг друга, воплощают материнское и отеческое начало русской духовной истории.

 

Александр Акентьев

 

 Газета "Республика"

 

 

 

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.