ИЗ ПАНТЕОНА «ЩЕНЕВМЕРЛЫХ» ДАТ.

 

ИЗ ПАНТЕОНА «ЩЕНЕВМЕРЛЫХ» ДАТ.

   Одна из самых славных дат в пантеоне украинской националистической мифологии ─ 30 июня  1941 г. -  «проголошення» самостийной Украины  в городе Львове. О ней с патетикой пишут украинские учебники, ее в последние годы пышно отмечают ряд областных советов Украины, а также все «свидомые» организации. Следуют славословия бандеровским «борцям» и «героям». Торжественные мероприятия, автопробеги, вручение премий им. Степана Бандеры и т.п. А все-таки каким был этот «Акт 30 июня», как протекали события, что за порядки планировали установить в «Суверенной Соборной Українській Державі» эти «незламні борці за волю України»?

                                 

                                    КАКИМ БЫЛ «АКТ 30 ЧЕРВНЯ».

     В преддверии большой войны на востоке немецкое военное руководство усиленными темпами привлекало под свои знамена всех тех, кто по каким-либо причинам имел свои счеты к Советской власти и к России в частности. Украинские националисты исключения не составляли. В структуре абвера уроженцы Западной Украины использовались в качестве разведчиков, диверсантов, солдат, короче «пятой колонны». Хоть и были в руководстве Рейха разные взгляды об их дееспособности, но шеф абвера  В.Канарис заявлял: «Отбросов нет, есть только кадры».

     30 июня, после оставления Львова частями РККА, в город вошли немецкие войска. А также украинский батальон «Нахтигаль» и части спецназначения из состава полка «Бранденбург-800», и специальная  походная группа ОУН(б).

     Членами группы было созвано собрание «представителей украинской общественности». «Зігнано було людей, мабуть, більше сотні  української інтеллігенції. Кажу зігнано тому, що це був перший день вступу німців. Люди побоювалися виходити на вулицю». ─ вспоминал о том событии доктор богословия отец Гавриил Костельник. Было много греко-католических священников. Всем было оповещено, что это не простое собрание, а «народні сбори», которые должны провозгласить утверждение Украинской державы и утвердить «уряд», сформированный по указаниям С.Бандеры Ярославом Стецько, который был назван премьер-министром. Был зачитан «Акт проголошення Української Держави».

     «Народні сбори» закончились пением «Не пора, не пора…» и криками «Слава Україні!»  и «Хайль!» Правда «Хайль!» звучало чаще, хотя в зале было только три немца, среди которых опекающий оуновцев от абвера капитан, профессор Кох и от армии майор Эрнст цу Айкерн. Они впоследствии оправдывались перед Борманом тем, что прибыли уже после начала и не совсем понимали, что происходит.

     После собрания Стецько поручил своим коллегам передать в эфир текст  «Акта» из львовской радиостанции. Содержание этого «Акта» в общем декларативное, про волю украинского народа, борьбу за свободу против «кривавого московсько-більшовистського рабства», славословия ОУН и лично Степану Бандере.. Однако по поводу пункта «3», националисты и поныне конфузятся. Вот он полностью: «Відновлена Українська Держава буде тісно співдіяти з Націонал-Соціялістичною Великонімеччиною, що під проводом Адольфа Гітлера творить новий лад в Європі й світі та допомагає українському народові визволитися з-під московської окупації.

     Українська Націоналістично-Революційна Армія, що творитисьме на українській землі, боротисьме дальше спільно з союзною німецькою армією проти московської окупації за Суверенну Соборну Українську Державу і новий лад у цілому світі».

      И как вы думаете, для кого-то в те времена было секретом, как «союзная немецкая армия» относится к «унтерменшам»-славянам?! Да нет, не было. Следовательно, вся эта декларативная красота — была изначально лакейской. По сути, эти «визволителі» с самого начала даже и не претендовали на какую-либо свободу, они претендовали исключительно на роль самых полезных холуёв.

  В эфир с текстом выходили дважды ─ вечером 30 июня и утром 1 июля. Передачу приняли и в Кракове, где находилась верхушка ОУН и так называемый УНК ─ Украинский национальный комитет, созданный 22 июня 1941 г. Его функционеры на основании радиопередачи отпечатали свой первый (и последний) бюллетень, в котором рассказывалось о событиях во Львове.

     Бюллетень сразу же попал в руки немцев, которые однако не могли понять ─ то ли бандеровцы получили на это разрешение от высших властей, то ли это инициатива «снизу».

     Отношения к «Акту» были противоречивые даже в среде националистов. Конкурирующие мельниковцы возмущались прыткостью Бандеры, а, например, теоретик интегрального национализма Д.Донцов назвал его «волею лицарів абсурду».

                                           

                                                       А В ЭТО ВРЕМЯ.

    Пока Я.Стецько с ближайшими функционерами ОУН испытывал эйфорию от провозглашенного «Акта», во Львове разыгралась кровавая вакханалия. Гестапо и подразделения СД (службы имперской безопасности) еще не прибыли, немецкие части, оставив полевую комендатуру, ушли дальше. В городе находились преимущественно части националистов: «нахтигалевцы», «бранденбуржцы», боевики краевой экзекутивы ОУН(б), а также всевозможный сброд, поспешивший записаться в украинскую полицию.

     И началось...  Как описывает польский автор Александр Корман в книге  «Из кровавых дней Львова 1941 года»:  «По городу заходили листовки и афиши с обращением С.Бандеры: «Народе! Знай! Москва, Польща, Мадяри, жиди ─ то твої вороги! Знищуй їх!»  В другой интерпретации эти листовки звучали так: «ляхів, жидів, комуністів знищуй без милосердя, не жалій ворогів української народної революції!».

     Аресты, расстрелы на месте. «Нахтигалевцы» вытаскивали из домов коммунистов и поляков, которых тут-же  вешали на балконах. О массовом истреблении евреев пишет Юлиан Шульмейстер в книге «Гитлеризм в истории евреев» (К.1990), приводя многочисленные свидетельства. Вот одно из них: полячка Станислава Гоголовская:

«На Руській побачила поліцаїв-українців, які вели якихось людей, яких били кілками і залізними ломами... На вулиці Коперніка попала в пекельну круговерть, панував жахливий гуркіт, крик і плач. Люди йшли з виразом відчаю і страху, українські поліцаї стояли шпалерами вздовж тротуару, кричали: «Жиди, жиди!». Били, якщо хто-небудь намагався захищатися чи кричав, що не єврей, над ним вчиняли жахливе. Переді мной затоптали молодого чоловіка...».

     С 1 по 6 июля в погромах было убито от 3 до 6 тыс. человек (по разным  свидетельствам), в основном советских активистов, поляков, евреев, среди которых свыше 70 видных ученых и деятелей культуры.

       Причины звериной жестокости бандеровских душегубов лежали не только в стремлении «повязать кровью» подельников, но и в культе «творческого насилия», «освобождении бестии в украинском человеке» (по Д.Донцову, главному идеологу «интегрального национализма»), и в давних организационных традициях УСС –УВО – УПА (принцип: «Щоб згуртувати товариство, треба когось спільно вбити»). Так будет и в последующих действиях украинских националистов на протяжении всей войны и в послевоенные годы.                                   

                                            

                                         ВОЗМУЩЕНИЕ НЕМЦЕВ.           

     Реакция германского командования не заставила себя ждать. Немцы обалдели от наглости бандеровцев. И от самого факта «проголошення самостийности», ни с кем не согласованного. И от устроенной «борцами за волю» кровавой вакханалии.

     Это немцев совсем достало. И не то, чтобы им было жалко каких-то «унтерменшей». Задача генштаба любой воюющей страны в том, чтобы навести хаос в тылу противника и наоборот, обеспечить порядок в собственном тылу. К тому же, полагали немцы, население оккупированных стран должно с воодушевлением (или без оного) трудиться на благо Рейха, а не лежать с перерезанным горлом в канаве. У них даже евреи в Освенциме не просто сидели и скучали, дожидаясь очереди в крематорий, а занимались производством синтетического бензина. В любом случае руководство в «решении еврейского вопроса» гитлеровцы оставляли за собой, а не за самодеятельностью каких-то бандеровцев. Были у немцев и другие претензии, в том числе финансового порядка – выделяемые Бандере средства имели свойство испаряться в неизвестном направлении.
       К тому же (что наиболее досадило нибелунгам) стояло лето, начало июля. Через несколько дней вид и запах разлагающихся трупов стал гасить победный энтузиазм. А убирать их и производить дезинфекцию домов и улиц пришлось немцам. Хотя в дальнейшем, учтя специфические склонности оуновцев, немцы охотно доверяли им грязную работу, но уже под присмотром и с обязательным соблюдением норм санитарии.
        Несмотря на приветственный адрес, посланный рейхсканцлеру творцами «Відновленой Українськой Держави», такое сообщение Гитлера просто ошарашило. Возмущению его не было предела. Перед глазами возникает картинка: «Вас ис дас? Бандерлог халява? Укроппен республик никс!» – эмоционально восклицает фюрер. Действительно, паршиво получается - пока «дойче зольдатен», воюют и гибнут, за их спиной какие–то «унтерменши» пытаются обделывать свои делишки.

      5 июля 1941 года на совещании Адольф Гитлер сказал дословно: «Parteigenosse  Himmler,  machen SieOrdnung mit diesen Bande (Партайгеноссе Гиммлер, наведите порядок с этой бандой!).

     Предварительно в Кракове состоялась встреча государственного секретаря Кундта с С.Бандерой и верхушкой ОУН. Кундт так выразил отношение германского руководства к «Акту 30 июня»: «Такая власть не может быть установлена без ведома Берлина. Это нарушение военно-правового статуса, поскольку вся территория является зоной операции, где не может проводиться какая-то отдельная политика… Возможно украинцы чувствуют себя нашими союзниками, однако в контексте державно-правовой терминологии мы не союзники, мы завоеватели советско-российской территории», ─ подчеркнул Кундт.

     5 июля 1941 года в Кракове С.Бандера был задержан и отправлен в Берлин, где его посадили под домашний арест и начали допрашивать.9 июля был арестован Я.Стецько, которого тоже депортировали в Берлин.

    Полковник Эрвин Штольце, основной специалист абвера по украинским делам обвинил арестантов в том, что «Львовским демаршем» они усугубили ситуацию. Кремлевская пропаганда не приминёт использовать тот факт, что немцы сотрудничают с такой сволочью, как Бандера. Поэтому, пояснил Штольце, советские солдаты будут сражаться с еще большим упорством, следовательно возрастут потери немецких военнослужащих. «Ваша политика лишает жизни наших солдат», ─ подвел черту в разговоре Штольце.

     После разгона «уряда» Я.Стецько, С.Бандере и другим функционерам ОУН часто доводилось оправдываться, каяться, писать разные пояснения ─ «эрклерунги», «коммуникаты», «меморандумы» или просто верноподданические заявления.

     Например, в «меморандуме», посланном в Берлин 14.08.41г. бандеровцы заявляли, что, несмотря на «ліквідацію і приборкання створенного у Львові українського державного уряду», заверяют гитлеровцев в том, что «обстоюють дальшу тісну співпрацю з Німеччиною». «ОУН сподівається, що в рамках німецької політичної системи можуть здійснювати свої ідеали спонтанно і вільно».

     Однако немцы в то время испытывали эйфорию от одержанных побед и не нуждались в плаксивых заверениях националистов.

     15 сентября 1941г. С.Бандера, Я.Стецько и ряд других бандеровских функционеров были арестованы вторично и угодили в концлагерь Заксенхаузен. Правда в так называемый «бункер Целленбау», где находилась политическая, военная и прочая элита стран оккупированной Европы. Содержание было близко к санаторному, с правом выхода. В 200 метрах от лагеря находился замок Фриденталь, в котором располагалась школа диверсионно-агентурных кадров ОУН, которую руководители ОУН нередко посещали, оттуда же держали связь со своими подельниками. Лишь в сентябре 1944 г., когда немецкая армия откатилась на запад, а Украину заняли советские войска, немцы вновь испытали потребность в С.Бандере. Он со своими приспешниками был выпущен на свободу, а ОУН опять подняла лозунги «відродження української державності».

   Сошку же помельче, сформировав из них зондеркоманды и шуцманшафтбатальоны, гитлеровцы в 1941г. отправили заниматься любимым делом: расстрелами в Бабьих Ярах разных масштабов и сжиганием деревень Белоруссии. В остальном бандеровские «герои» не годились даже на «пушечное мясо»: они оказались совершенно негодными солдатами, крайне трусливыми и плохо обучаемыми, «немецкие союзники» их просто-напросто презирали.

   Но так повезло не всем. Множество «борців за волю» тянуло нудную лямку полицаев, к тому же ежедневно рискуя получить партизанскую пулю. И в конце концов, сговорившись, на закате 1942 г.они, как описывает «Літопис УПА» (Торонто, 1978), дружно двинули по лесам, где слились в УПА и стали (о пиршество освобожденного духа!) вырезать польские села, еврейские семьи и не внушавших им доверия украинцев. 

    В результате, например, до конца лета 1943г. с еврейским населением Западной Украины (до войны их там проживало около миллиона) было покончено. Временная инструкция УПА от 7 сентября 1944 г. констатировала:«5. Жидівське питання. Проти жидів не проводили жодних акцій. Жидівське питання перестало бути проблемою (їх залишилось дуже мало)».

   Но это будет позже. Летом же 1941г. немцы четко дали понять бандеровцам и прочим националистам ─ никакой самодеятельности! В дальнейшем все их действия, в том числе и создание, и действия УПА ( вплоть до подготовки для нее командного состава), проходили под контролем гитлеровцев.

    С тех пор прошло 74 года. И как бы ни пыжились  власти постмайданной Украины сегодня изображать свою «самостийность» в поведении, традиции «щеневмерликов» не прерываются. Разве что происходит смена кукловодов, дергающих их за ниточки, да поставленные теми цели и задачи. Отсюда и смена вывесок.  Новым хозяевам не по нраву слово «фашизм»? Пусть будет «демократия», всего и делов то! Главное, чтоб на содержании режима  не отражалось. Пусть. Однако и помнить киевскому режиму чем кончили уважаемые ими предшественники, тоже не помешает. А если и забыли, найдется кому о том освежить память.

 

 

 

 

 

Комментарии 1

Viktoriya_1 от 28 июня 2015 21:58
 Написано очень обоснованно, грамотно, сочно и аргументированно. Как всегда Акентьев на высоте! Блестящий публицист!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.