Судьбу вершить, спасать, лечить…

Среди множества других важных и необходимых профессий, одна выделяется совершенно по-особому – врач. Второе лето свой профессиональный праздник медики Луганщины встречают в условиях военного времени. Можно много говорить о том, что им пришлось пережить год назад. Любая смерть – горе. Но никакие слова не смогут передать ту боль, которую испытывает врач, на руках которого умирает ребенок. Смерть ребенка  сравнима по масштабам, и я не побоюсь этого сравнения, с мировой катастрофой. Ибо вместе с уходящим малышом, подростком отходит несостоявшаяся жизнь, нерожденное будущее, ненаписанные книги, несделанные открытия. Все наше будущее благополучие – социальное или материальное - зависит от  того, насколько здоровыми вырастут наши дети. Больной ребенок требует совершенно иного, более бережного подхода, более своевременного оказания помощи. Главный врач Луганской республиканской детской клинической больницы Л. М. Белецкая понимает это, как никто.

- Год для нашей больницы прошел очень и очень напряженно,- говорит Людмила Михайловна. – Но, несмотря на сложности и все те изменения, которые произошли, как в самой больнице, так и в душе каждого врача, сестрички, нянечки -- я должна сказать огромное спасибо всем своим сотрудникам. Тем, кто  работал весь год и оказывал помощь маленьким жителям нашей Республики.  Они совершили подвиг!  Наши медики работали не только в Луганске, но и на местах. Как только  более-менее затихли боевые действия, бригады медицинские, именно те врачи, которые требовались  в том, или ином городе республики, выезжали в регионы, консультировали, обслуживали, проводили профосмотры, чтобы те дети, которые не  могут до нас доехать, также получали необходимый объем медицинской помощи. И я всем нашим сотрудникам низко кланяюсь! Да, количество наших пациентов, по сравнению с прошлым, уменьшилось почти вдвое. Но если раньше мы госпитализировали для реабилитации, для получения планового лечения, то сейчас родители обращаются зачастую только тогда, когда ребенку уже совсем плохо, когда помощь, увы, запоздала. И нам приходится тратить гораздо больше усилий, чтобы ребенка из этого состояния ввести. Еще раз хочу сказать спасибо всем тем врачам и медсестрам, которые остались здесь, в Луганске.  Да, многие уехали, но около 60% наших медработников остались, оказывали помощь и продолжают работать сейчас, хотя им очень нелегко. И я вынуждена сказать, что и сейчас люди уезжают. Анестезиологов очень мало осталось, хирургов не хватает. Но мы работаем.  Нет ни одного отделения сейчас, где бы ни работали наши самые опытные специалисты! Они все остались! Качество обслуживания медицинского у нас не изменилось! Например, заведующая неврологическим отделением Н. Г. Можаева. В Луганске закрылась неврология,  и  наши два невролога обслуживают  больных в поликлинике и два – в стационаре. Причем, это врачи-нейрохирурги. Помимо того, что они обслуживают днем огромное количество пациентов, ведут консультации по всем тем лечебным учреждениям, которые   нуждаются, они дежурят ночью. У нас не проходит суток, чтобы  не поступали больные с двумя-тремя  закрытыми черепно-мозговыми травмами – сотрясения, ушибы, закрытые переломы. И все  это падает на наших неврологов.  И я хочу сказать, что никаких жалоб от них мы не слышали! У нас специфическая работа. Здесь нужны совершенно особые и тепло, и доброта, и забота,  потому что ребенок часто не может сказать, что у него болит, а нужно продиагностировать и оказать помощь. Нашим врачам нужны и навыки психологов, потому что приходиться работать с родителями. Все это наши врачи умеют.

Лето 2014 для РДКБ было вправду жарким во всех смыслах. Утром, собираясь на планерку, порой не знали, кто из врачей и как сможет добраться на работу, все ли живы и  кто на сей раз лишился крыши над головой. Поэтому  каждая встреча с коллегами, во дворе больницы для каждого была настоящей радостью. А дальше вновь – чье-то горе, боль, слезы… Особенно трудно приходилось травматологии под руководством В.В.Степуры. 11 раз привозили в больницу маленьких пациентов с минно-взрывными травмами. Двоих спасти не удалось… Спустя год, вспоминая, как потеряли 14-летнего Данилу, Людмила Михайловна Белецкая плачет. Красавец парень, спортсмен-гандболист, мечтавший участвовать в крупных мировых соревнованиях, был просто изрешечен осколками прямо во дворе своего дома, Жизнь мальчишки спасали две операционные бригады, но, к сожалению, полученные раны были несовместимы с жизнью…

- Мы помним каждого из этих детей – продолжает Л. М. Белецкая – Они у нас и сейчас перед глазами… Мы радовались за каждого спасенного. У нас тогда работал А.П.Лигута, сейчас он вынужден был уехать к семье, но он продолжает консультировать и помогать в телефонном режиме. А в прошлом году он просто жил в больнице, где тогда остались два хирурга! Это настоящий подвиг! Ведущий наш хирург Н. Ф. Ворожейкин, он и сейчас работает, смог вывести тяжелобольную маму на «ту сторону»,  в Старобельск, мог остаться, но вернулся, хотя очень и очень рисковал на блокпостах. Они сутками работали вместе с операционными сестрами! Сутками! Со всей округи приходили дети и взрослые к нам. Над нами стреляли, простреливали окна, но мы работали! У нас было много  детей с тяжелыми воспалениями легких, с лейкозами, с непроходимостями, с аппендицитами гнойными… Всем до единого оказывали помощь. Да, некоторые наши коллеги, с той стороны, называли и называют нас сепаратистами, террористами, обвиняют, что мы не эвакуировались. Но как же можно?! Ведь дети! Больные дети! Им нужна помощь! Как мы могли их оставить?! Ведь, по сути дела, в Луганске РДКБ - единственная больница, где маленькие пациенты могли и могут получить комплексную медицинскую помощь! Самые тяжелобольные дети со всех регионов приезжают к нам! Нарушение функции почек, тяжелейшие нефриты, язвы желудка с кровотечением, отечные синдромы. Всего этого раньше не было! И конечно очень тяжело работать с таким контингентом!

Во время бомбежек Детская клиническая больница достаточно сильно пострадала. Мина попала в автоклавную и в отделение функциональной диагностики. Кое-как автоклавы удалось восстановить с помощью  МЧС, а вот с аппаратурой в ОФД труднее. Оборудование разбито польностью. Больнице не хватает медикаментов. Но помогают общественные организации, частные лица, казачество. Иногда  лекарства привозят родители. Не только своему ребенку, но по возможности и другим. Стараются привезти диетическое питание. Особенно тронули сотрудников больницы посылки на Новый год и Рождество от детей России. Там были конфеты, игрушки, школьные принадлежности. Но самое главное в посылки были вложены записки, которые Л.М. Белецкая сохранила. Самые теплые слова дети России, от малышей, до совсем взрослых, адресовали детям ЛНР. Все время возил молоко и овощи в больницу настоятель Храма Св. Пантелеймона О. Андрей.  Ни на день не прерывалась поставка хлеба от «Луганскмлын». Было понимание и со стороны государственных органов, со стороны военных, которые привозили дизельное топливо, без которого аппараты искусственной вентиляции легких просто бы остановились. Трудно всем. В том числе и профсоюзным организациям, но даже в таких условиях профсоюз не остается в стороне.

- К сожалению, мы сейчас можем оказывать людям только правовую помощь, – говорит председатель профкома РДКБ В. С. Тузикова – Люди, конечно, нуждаются больше  в помощи материальной. У меня лежат заявления от тех,  у кого пострадало жилье, просят помощи на похороны. Но взносов нет, следовательно, как говорится в этой ситуации, медицина бессильна. Заслужили  награды все наши сотрудники! ВСЕ!  И тяжело всем! И помочь хочется каждому! Стараемся сделать все, что можно… Хотелось бы оздоровить наших сотрудников, их детей. Хочется, чтобы к нашей больнице было особое отношение, потому что у нас особая категория больных! Самые тяжелобольные дети со всех регионов приезжают к нам! И самый большой синдром выгорания сотрудников у нас! Хотя для пациентов это незаметно. Хотелось бы, чтобы о нас, о наших врачах не забывали!

Андрей Дементьев когда-то сказал «Не смейте забывать учителей». Я бы продолжила,  поэтическую мысль,  тем, что  врачей,  каждый день отвоевывающих у смерти тысячи жизней, тоже забывать - великий грех. Скольких больных спас заведующий торакальным отделением Республиканской,  бывшей областной, больницы, В.В. Валуйский сам он, наверное, не сможет подсчитать. Просто говорит – много. Но те, кто после его операций на груди обрел второе рождение, вряд ли забудут  доброго доктора и его теплые сильные руки. Лето 2014 стало испытанием и для доктора, и для его отделения, и для всей больницы, которая ко всему оказалась совсем близко от линии фронта.

- Понимаете, у меня никогда не было мысли уехать, – рассказывает Владимир Васильевич – Сам я родом из Новопскова. Там, на братской могиле фамилии  моих дядей, которые погибли в фронте. Это – моя земля!  Моих студентов, которым  я преподаю в Медуниверситете, тех, что остались,  я считаю одними из лучших. Они поехали сдавать госэкзамены в Ростов и набрали там  по 90 баллов!  И теперь интернатуру они будут проходить в России. Еще один пример для меня показательный – О. Дмитрий Филатов. Он  - православный священник и врач. Работал торакальным хирургом в тубдиспансере.  Кандидат наук. А кода диспансер разгромили нацисты, то пришел в наше отделение хирургом. Во время налетов, летом прошлым, мы с ним работали сутками. И от операционного стола он шел в Церковь нашу, служил, причащал и исповедовал. Это те люди, на которых стояла, и стоять будет наша земля, наш Донбасс! Когда шли обстрелы, летели мины, когда шел поток раненных, и солдат, и мирных людей,  у нас  уже не было деления на отделения. Работали, не отходя от стола, все, мог. Сдвигали плановые  операции. Ну, а что сделаешь?! Вот сейчас половина области там, за блокпостами. А есть люди, годами привязанные болезнью к нам. И они звонят. Мы не можем им отказать, и не отказываем. Говорим, мол, сможете добраться, добирайтесь! У нас единственное отделение грудной хирургии в области. И больница, собственно, создавалась  в советское время для жителей сельских районов, где нет больших больниц, нет оборудования соответствующего. И это, на самом деле - огромная трагедия для больных людей, оказавшихся сейчас в безвыходной ситуации! Я надеюсь дожить до времени, когда наконец весь этот ужас закончится! Очень больно смотреть на раненных детей и на стариков. Люди пережили ту войну, а теперь их привозят к нам без рук и без ног, окровавленных! Это страшно! Я 40 лет отработал, был в Эфиопии, где тоже была война. Но там воевали военные! Мирное, гражданское население не было вовлечено в боевые действия.

 С недавних пор Владимир Васильевич возглавляет  в больнице профсоюзный комитет. Сначала просто замещал уехавшего профорга, а потом, на собрании, его избрали  лидером.

-  Наверное, меня избрали потому, что я оказался в комитете единственным мужчиной – шутит Владимир Василевич, Я ведь никогда особым общественником не был. Но меня убедили, что так надо. Думаю, что как только все наладится, пускай избирут кого-нибудь помоложе. Сейчас профоргом быть очень непросто. Финансирования нет совсем. Помогать людям нечем. Люди, особенно младший медперсонал, привыкли жить от зарплаты, до зарплаты. И сейчас, конечно, им невероятно трудно. Даже проехать на маршрутке сложно. У меня санитарки работают – из окрестных сел. Им хоть с продуктами немного легче, поскольку они что-то выращивают.  Были у нас и погибшие сотрудники… Медсестричка наша из хирургии, Аня… Я ее бабушку оперировал. На остановке Аню убило, а она мать-одиночка. Ребенок остался сиротой. Водитель наш погиб. Ночью поехал за травматологом. Мина попала в УАЗик. Старшая медсестра погибла в Хрящеватом, вместе с ребенком. У реаниматолога нашего жена поехала в Первомайск, проведать родителей. Начался обстрел, мина попала в подвал, где они прятались.  О какой «единой Украине» после такого можно говорить?!  Из полуторатысяч штата в областной больнице осталось всего 200 человек! Но хочу сказать, что мой коллектив врачей остался со мной и никуда не уехал. Хотя звали. И очень настойчиво, обещая горы золотые. Ни один не согласился! Они работали со  мной, спасали раненных. А их было очень много.  В том числе и телеоператор российского ТВ. Его привезли уже практически в состоянии клинической смерти. Тяжелейшее ранение в грудь, гемморогический синдром, т.е. скопление крови, излившейся из сердца в окружающие ткани. Молодой совсем мужчина… Сделали все, что могли, даже открытый массаж сердца. Но спасти его уже было невозможно. Хотя многих, слава Богу, нам удавалось спасти. И мужчин, и женщин мирных, и ополченцев. Иногда привозили детвору с черепно-мозговыми ранениями. Воды не было. Свет на волосине висел, пока есть топливо. Только  операционные освещались. В отделениях, в палатах – со свечками. Воду нам привозили, и  наши санитарочки, которые здесь жили, фактически, утром вставали и все вымывали! А что такое вымыть операционную, когда она все в крови?!

 Конечно, сейчас намного легче работается, что скрывать?! Хотя мы все понимаем, что затишье весьма относительное, и напряжение есть. Потихонечку выплаты пошли. Мы совсем недавно только перестали дежурить круглосуточно. Поскольку до недавно поступления раненных были. Да и сейчас привозят ополченцев с линии фронта. На месте первую помощь окажут и везут к нам. А мы уже здесь делаем большие операции, если это необходимо. Мы живем. И смотрим в будущее все равно с оптимизмом.

 Естественно, что в Детской и во взрослой больнице я попросила собеседников в конце беседы поздравить их коллег с Днем медицинского работника. А потом, когда писала статью, решила эти поздравления объединить. Потому что главным пожеланием и от Владимира Васильевича, и от Людмилы Михайловны,  и от Валентины Семеновны было пожелание  мира всем врачам, медсестрам, нянечкам.   И мир придет на нашу землю, потому что мы все, и дончане, и луганчане, верим в нашу победу. И больше не будут умирать дети и взрослые от тяжелых ранений, и не надо будет бояться сирены воздушной тревоги и свиста мин! Добра вам, дорогие медики!  Счастья и здоровья вашим пациентам!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.