ЭТЮД О МАЗЕПЕ.

                      ЭТЮД О МАЗЕПЕ.

  

 

Сегодня Иван Мазепа культовый герой Украины. Свидомые граждане отмечают его день рождения 20 марта, его именем называют улицы, школьники изучают его на уроках как «образец патриота Украины», а личность красуется на десятигривенной купюре.

    Историки не раз обращали внимание на приключения малороссийского гетмана во время Северной войны. Его переход на сторону Карла XII поражал своей нелепостью и отсутствием рационального зерна. В поисках смысла мазепиных анабазисов  российские историки XIXвека пишут, кто во что горазд. Например, Дмитрий Бантыш-Каменский, автор первой «Истории Малой России» ссылается на мнение современников Мазепы, знавших его. Они, Феофан Прокопович и Голиков, видели главную причину в любви, которая  вспыхнула в сердце старого ловеласа к княгине Дульской, родственнице поставленного шведами польского короля Станислава Лещинского. Мазепа «для получения ея руки согласился снова привесть Малороссию в подданство польское». Что ж, резонная мотивация! В истории не раз случалось, когда из-за женских юбок летели к черту короны и ломались блистательные карьеры, вспомните тех же Антония и Клеопатру.

     Николай Костомаров в монографии «Мазепа», не мудрствуя лукаво, приписывает все особенностям сволочного характера гетмана. «Самое верное определение этой личности будет сказать, что это была воплощенная ложь, – пишет Костомаров. – Он лгал перед всеми, всех обманывал – и поляков, и малороссиян, и царя, и Карла, всем».  Поэтому, констатирует Костомаров: «Думая оказать важную услугу  царскому неприятелю, он причинил ему только зло». Что ж, подобные типы тоже нередко  встречаются. А уж в нынешней украинской власти, этом серпентарии, таковые преобладают. Хотя, по воспоминаниям современников Мазепа был ловкий царедворец, умевший приятным обхождением обольстить любого. Да и в обольщении дамского пола был не промах!

   Других особенных мотиваций действий Мазепы я у историков XIXвека не встречал. Ну, не брать же всерьез болтовню о «самостийности»! Мазепа мог быть коварным интриганом, пылким любовником, кем угодно, но идиотом он не был. По крайней мере современники такого за ним не замечали.  Какая еще «самостийность» у небольшого клочка земли в пределах нынешних Полтавской и Черниговской областей да города Киева с окрестностями (вот и вся Гетманщина!) и населением 0,7 млн. человек? В окружении мощных соседей: Речи Посполитой, России, Османской империи. Поэтому речь могла идти лишь о смене сюзерена. Хотя  Мазепа, случалось, и распинался о «самостийности» перед казачьими старшинами. Так и на Майдане толпы скакали за мечту о «еврохаляве», а не за ликвидацию социалки и гражданскую войну. Странновато выглядит и его переписка с Лещинским, где Мазепа выговаривает себе за Малороссию княжеский титул и владения в белорусском крае – вряд ли адекватный обмен.

     Не будем на том останавливаться,  при умелой манипуляции человека  можно замотивировать чем угодно. А вот подойти с иным вопросом, который долгие годы сопутствовал профессии: «Кому это выгодно?», представилось любопытным.                               

   То, что дружба Мазепы с Карлом закончилась полным разгромом последнего, несомненно. Не зря европейские историки называют Мазепу «злым гением» шведского короля, а генерал-квартирмейстер Гилленкрок с большим подозрением относился к Мазепе, считая того агентом Петра.                                                                            

     Даже беглый взгляд на события приводит к неоднозначным выводам. Северная война велась в Прибалтике. И вот, в 1708г., бросив главную арену сражений, где имелись тылы, базы, склады оружия, провианта и пр., шведский король устремляется пес знает куда – на Украину, где Мазепа до весны водит короля, так и не вступившего в серьезные сражения с русской армией, по совершенно гиблым местам.  Финал известен.      

 

                                                РОССИЙСКИЙ ИНТЕРЕС.

    В 1700 году по инициативе курфюрста Саксонского, он же король Польский, Августа II был заключен Северный союз, в который вошли еще Россия и Дания. Этот союз объявил войну Швеции.  И Дания, и Саксония, потерпев ряд военных неудач, вскоре выбыли из войны и союз распался. Оставалась Россия.

     В сражениях Северной войны русские вначале терпели от шведов поражения. Особенно страшным было такое под Нарвой в 1700 г. Но постепенно учились воевать. Шведы «учителя» были хорошие. Редкие же русские победы достигались частенько за счет военной хитрости. Так в июле 1701г. шведская эскадра вошла в Белое море и направилась к Архангельску с намерением «сжечь город, корабли, верфи и запасы». Два русских рыбака, Дмитрий Борисов и Иван Рябов, предложившие свои услуги в качестве лоцманов, как видно, хорошо знали свое дело. Они не только посадили на мель шведские фрегаты, но и сделали это как раз напротив береговой батареи. Русские пушкари, естественно, постарались не промазать. Из рыбаков спасся один Дмитрий Рябов. Лично Петр поставил их в пример, наградил и одарил выжившего Рябова.

     Еще более характерно взятие Нарвы в 1704 году. На виду у щведского гарнизона с той стороны, откуда осажденные ожидали помощь, подошли насколько полков, одетых в синие шведские мундиры с развернутыми сине-желтыми флагами. Под стенами крепости эти «шведы» (ими командовал Петр) и русские начали «сражение». Когда «бой» был в разгаре и «шведы» стали одолевать, комендант Горн выслал в тыл русским отряд из крепости. Вместе с ним из ворот вышло и немало цивильных граждан в надежде на поживу. Результаты каждый сам может представить. В общем, штурм крепости занял всего 45 минут. Потом в русском лагере изрядно веселились. Как говорил Петр: «Высокопочтенным господам шведам поставлен зело изрядный нос».

     Пока Карл давил сачка, гоняя по Польше остатки войск Августа, он особенно не задумывался о России: «Мышам живется вольготно, пока кошки нет дома». Шведские же войска застоялись в бездействии. Но генеральное сражение было впереди неизбежно и заставляло ломать голову и строить версии.  В конце 1706 г. в Жолкве близ Львова состоялся военный совет, на котором помимо царя присутствовали его ближайшие помощники (и Мазепа в том числе). Предполагалось, что Карл может двигаться или на север к Петербургу, или на восток к Москве. Первое (близость шведских тылов, резервов, возможность использовать флот и пр.) считалось самым опасным. Второе было полегче. А уж движение на Украину… Нет, высшие силы таких подарков не делают! А люди?

   В 1706 году Мазепа познакомился с княгиней Дульской. Роман перерос в эпистолярный, вскоре к нему подключились со своими интересами и польский король, и Карл XII. В это время как раз и случился известный эпизод с полковниками Искрой и Кочубеем, которых сей факт задел и они отправили донос Петру. Царь ход делу не дал, а переправил самих доносчиков Мазепе. Тот по простоте душевной их казнил. Нетолерантно поступил, конечно, но уж каков был. Да и игра его стоила свеч, чтобы ее прекращать.

     Летом 1708 г. Карл с 35-тысячным  войском перешел Днепр. В планы его входило получить помощь войсками от Мазепы, а уж затем идти на Москву. Что ж, недаром Мазепа, как пишут, «обладал даром убеждения и умением моментально располагать к себе окружающих, очаровывать их». Из Риги с огромным обозом (5 тыс. телег) военного снаряжения туда же на соединение с Карлом шел 16-тыс. корпус Левенгаупта. Нет, случается, конечно, что авантюры удаются. Но не такие же! Представьте расстояние от Риги до Украины, скорость движения обоза и на сколько километров он растянулся. Да его в любом месте можно перерезать незначительными силами. А пока все войска соберутся до кучи… Так и случилось в сражении 28 сентября у деревни Лесной. Трофеи, в том числе вся артиллерия, захваченные русскими, были огромны. А они так были необходимы армии Карла! 12 октября Левенгаупт привел к шведскому королю около 7 тыс. голодных и оборванных солдат – все, что осталось от его корпуса.

     Оставался Батурин, гетманская столица, где Мазепа накопил изрядное количество военного снаряжения. Туда и двинулись, опережая друг друга, Карл со своим войском и Меньшиков с «летучим отрядом» - корволантом (кавалерия и приданная ей пехота). С этого момента начинаются стратегические странности. Мазепа, вместо того, чтобы дожидаться Карла в столице, оставляет ее оборону на сердюков – наемников, а сам с казачьей старшиной и небольшим войском спешит в стан шведов. Встреча, переговоры и пр. задержали их движение. Меньшиков к Батурину успел первым.

     Штурм состоялся 2 ноября. С помощью прилуцких козаков, находившихся внутри крепости, город удалось достаточно легко взять. Сняв пушки с крепостных стен, погрузив огневой припас и прочее военное снаряжение, Меньшиков в тот же день уходит, опасаясь попасть в руки приближающихся шведов. С Батурином связан основанный на одной из сплетен «черный миф»: якобы «москали», захватив город, вырезали всех его жителей. Я не представляю, как за несколько часов, что Меньшиков задержался в городе, когда солдаты занимались сбором и погрузкой трофеев (одних пушек 40 штук, попотеть пришлось ребятам!) у них нашлось время еще на «резню». К тому же, проводившаяся в 1726 г. опись Батурина показала в основном тех же домовладельцев, что были и ранее. Кто кого «резал»? Тем не менее в украинской историографии и школьных учебниках сейчас это подается как непреложный факт.

    В общем, шведы так и остались слабовооруженными, но продолжали бродить по  Украине, иногда вступая в небольшие сражения. Войско таяло. Суровой зимой, только при ночевке под Конотопом замерзло 4 тысячи солдат. Запорожские казаки Кости Гордиенко (около 2 тысяч), тоже пришедшие в шведский лагерь, были невеликая подмога. К тому же оказались ребята еще те – не зевай!  Шведам поневоле пришлось увеличить охрану своих обозов. Случались и казусы. Вдруг оказалось, что шведское войско находится в нескольких переходах от Воронежа – главной корабельной верфи России того времени. Как раз в это время Мазепа стал убеждать Карла, что совсем рядом находится «Азия» и грех там не побывать. Король зашелся от любопытства и изменил маршрут.

    Конечно, и тогда встречались убежденные «свидомые», которые прибивались к Мазепе. Гетман их быстро взял в оборот и, снабдив письмами-обращениями, разослал подальше - по местам, где находились казаки, верные Петру. Призывать их, так сказать, к борьбе за самостийность. Чаще всего такие посланцы попадали в армейские руки – и ходить в поиск  за «языками» не надо. Писали подобные письма и полковники, находившиеся с Мазепой. Н.Костомаров в своей монографии «Мазепа» приводит одно из таких. Следует подробное описание диспозиции шведских войск, а также как лучше и незаметней к ним подойти, чтобы… перейти на шведскую сторону. Нет, читатель, если бы власовцы в минувшую войну пересылали подобные письма (чуть не написал «разведсообщения»), цены бы им не было!

     Конечно, Петр издал громогласные указы о предательстве Мазепы. Было символически повешено чучело гетмана, а церковь объявила ему анафему. А что вы хотите? Если работаешь под «легендой», то «легенду надо кормить» или проводить «мероприятия по зашифровке», чтобы никакие Гилленкроки носа не подточили!

      Отощавшие, обносившиеся и изрядно поредевшие шведы кое-как перебились зиму, наступила весна. А дальше? «Тикать надо!» - подсказывает холодный разум. Так поступил в свое время Наполеон. Не тут-то было! Мазепа уговорил Карла идти осаждать Полтаву. Зачем понадобилась Карлу Полтава - никаких аргументов не подберешь. Началась длительная осада. Полтавский гарнизон во главе с комендантом полковником А.Келиным и «вооруженные обыватели» три месяца успешно обороняли город.

     В июне подошло русское войско и прогремела знаменитая Полтавская виктория! Армия Карла перестала существовать, а сам он вместе с Мазепой,  и небольшой кучкой приближенных сбежал в Бендеры, тогда турецкие владения. Почему туда, а не в Польшу, для чего достаточно было перейти Днепр? Мазепа уговорил. Турки  нашу компанию интернировали и никуда не выпускали, впрочем, позволяя писать письма домой. Сложилась интересная ситуация – король вроде бы есть, и вроде бы его нет. И Петр, и шведы, избавившиеся от своего короля-сумасброда, вздохнули свободно. Все иное было хуже. Представьте ситуацию:«брат Петр взял в плен брата Карла». Неминуемо пришлось бы, как водится у монархов, отпустить. И «брат Карл» обязательно взялся бы собирать новую армию для реванша.

      В тех краях Мазепа в сентябре 1709 года и скончался. Годы, болезни, знаете ли… Читатель, можете высказать и свои соображения, но вот к чему привело меня следование за вопросом «Кому выгодно?». А из приспешников Мазепы Петр наказал лишь немногих, а некоторых даже одарил новыми «маетностями». И это еще не все.

                                                                                            

           «МАЗЕПА КОЗНИ ПРОДОЛЖАЕТ, С НИМ ПОЛНОМОЧНЫЙ ИЗУИТ».

    Я поставил в заголовок главки строку из пушкинской «Полтавы». Что-то чувствовал поэт. Действительно, возле вроде бы православного Мазепы постоянно крутятся какие-то иезуиты, наиболее известный из которых Зеленский. Да и сам Мазепа кончал иезуитский коллегиум. Приверженность гетмана Православию и у современников вызывала подозрения. Правила же ордена иезуитов вполне такое допускали, коли оно было на благо ордена. Если описанная мной выше связка: Петр-Мазепа еще может вызвать сомнения, то подобная деятельность как раз в иезуитском стиле.

     А не поискать ли нам, читатель, с нашим вопросом «кому выгодно?» еще интересантов? Этим и займемся. Поднимемся над театром военных действий и окинем взглядом Европу. И здесь наш палец неизбежно упрется в Ватикан. Конец 17- начало 18 веков  историки определяют словом «контрреформация». Отшумели религиозные войны 17 века, и католическая церковь брала реванш. Уничтожать одних врагов руками других врагов - иезуитское правило. Можно представить, как на ватиканском престоле довольно потирали руки, получая сообщения о том, как шведские протестанты и русские «схизматики» (православные) истребляют друг друга. Особенно Ватикан воодушевлял конец Карла, считавшего себя главным защитником протестантизма в Европе. Тогда становится понятно, почему Мазепа стремился перенести военные действия с неизбежным сопутствующим разором из католических Польши и Прибалтики на православные земли.

    И, скажем откровенно, если в тактическом плане действия Мазепы в чем-то и послужили интересам Петра, то в стратегическом – лучше бы эти шведы вообще в Россию не совались! Тем более такая заманчивая перспектива в то время была. Ведь что такое Северная война? Не более, чем переферийная война, идущая вдали от главного театра военных действий в Европе. А таковой в то время существовал и назывался  «Войной за испанское наследство» (1701 -1714гг.). В ней схлестнулись коалиции европейских держав, возглавляемые с одной стороны Австрией, а с другой Францией. Война велась за обладание плохо лежащими территориями разваливающейся Испанской империи, включая заморские. Плюс разные династические и коммерческие интересы, вплоть до права асьенто — монопольного ввоза негров-рабов в испанские владения в Америке. Швецию с ее сильнейшей армией пытались привлечь обе коалиции. Тем более Северная война велась ни шатко, ни валко, а стороны уже прощупывали друг друга на вопрос заключения мира. Любопытство Карла к европейской войне росло, особенно к близко лежащим к Швеции испанским владениям в Нидерландах. Но тут как раз подоспел Мазепа и соблазнил короля обещанием  легкой прогулки на Украину при полной поддержке местного населения. Обманул, стервец!

                                                                                               

Александр Акентьев.

Газета "XXI век"  

                                                                                                                                         

 

 

 

                                       

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.