Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

"Окаянные дни" в Луганске Публицистика |

Е.С. Скрипова

 

"Окаянные дни" в Луганске

 

 

Сначала был Майдан в Киеве:

 

Мы, коль убрать таможни, все славяне!!!

И пьём мы и воруем…Как и все...

И все почти, кто нынче на Майдане,

На той же «по два двадцать колбасе»,

В Союзе воспитались...Возмужали...

Олег, Виталик, Сеня... Как же так???

Ведь Ваши деды Родину спасали!!!

И убивал их из Европы враг...

                                

                    Автор неизвестен

                          (из интернета) 

 

В Донецке и в Луганске произошло неприятие новой киевской власти — режима, пришедшего на волне революционного подъёма. «Революции не делаются в белых перчатках...» Режим не только обманул надежды Майдана, но и открыто заработала националистическая пропаганда против жителей восточных областей. Поэтомув Донецке и в Луганске был проведен референдум о созданииДонецкой народной республики (ДНР) и Луганской народной республики (ЛНР). Около 90% жителей проголосовали за право самим решать свою судьбу. Голосовать шли без пригласительных билетов. Это был наш выбор. В Киеве,Днепропетровске началось преследование депутатов от Компартии, Партии Регионов, снос памятников Ленину и прочее. Новое правительство  объявило восточные области сепаратистами, был издан Указ о начале антитеррористической операции (АТО). Но мы не террористы, не сепаратисты. Мы – свободные граждане, труженики. Мы на своей земле. А силы АТО пошли громить мирные города и сёла, потому что режим сказал: не сметь восточному региону своё мнение иметь.          

Сначала начали бомбить Славянск и Краматорск в Донецкой области. В ответ в Луганске появился первый блокпост у здания СБУ, защитники города захватили оружие и по типу Майдана соорудили из мешков и шин баррикады.

А жизнь шла своим чередом, маршрутки объезжали блокпост. Но спокойствия у горожан уже не было.

Первые разрушения в Луганске произошли 2 июня – бомба попала в здание обладминистрации. Позже заработала тяжёлая артиллерия… По сообщениям из разных источников, в войне погибло более 12 тысяч военных. Число погибших мирных жителей неизвестно, количество раненных и изувеченных – тоже не известно.

 

 

Постараюсь воспроизвести события, свидетелем которых я стала, а также впечатления очевидцев.

 

В начале июня погранзастава на квартале  Мирный была взята с боем. У солдат украинской армии защитники ЛНР отобрали оружие и отпустили их.

Пострадали мирные жители. Погиб молодой мужчина, который выбежал из дома с сыном, пытаясь скрыться от бомбёжки.

Луганская поэтесса* Людмила Морозова так описала события у погранзаставы:

Окраина города. Спальный район.

Ничто не пророчит беды.

Мы, жители, спали и видели сон,

Устав от дневной суеты.

Но вдруг на рассвете послышался гул.

И бесполезно кричать «Караул!»

И брат шёл на брата, злобой объятый.

И раненный парень на помощь всех звал!

И в мирное время от ран умирал».

_____________________________________

*Здесь и далее – стихи луганских поэтов.

 

Потом блокпосты появились у реки Лугань, за 39-й школой, в Станице Луганской и других местах.

 Наступление на Луганск началось после входа сил АТО в город Счастье и далее в совхоз «Металлист».

 

А погода стояла на редкость солнечная, лето в разгаре. Я решила пережить военные действия на даче (за посёлком Красный Яр у Северского Донца). Но… 4 июля над моей усадьбой со страшным гулом и свистом пролетело два снаряда. Я испугалась.  Мне 72 года. Как могла, быстренько   отключила   холодильник   и,   забрав   всё  из  морозилки,   поспешила   домой,   на   квартал   Степной.

 

Подвезли меня к 135-й маршрутке работники МЧС, оказавшиеся там по вызову – в одном из домов сработала сигнализация. Они-то мне и рассказали, что один снаряд упал на соседней улице, попал в огород, образовав воронку, и снёс крышу дома. А через улицу перелетел осколок, который попал в металлическое ведёрко, подвешенное на шее дачницы, собиравшей ягоды. Это была моя первая встреча с войной.

 

Позвонила двоюродному брату в Одессу. Володя, сказал: «Приезжай». В тот же день мне был куплен билет на 5 июля. А 6 июля меня встретил брат, и я прожила у него два месяца как в раю: прекрасное море, замечательный город, оптимистичные и понимающие даже намёк на юмор одесситы, но и сопереживающие тому, что на Восток Украины пришла война.

Но душа рвалась в Луганск, больно было слышать и видеть по телевизору разрушенные города и сёла. Больно было слышать, что войска АТО – это герои, а защитники ЛНР – тетУшки, террористы и прочее. Я вспоминала, как спокойно, с достоинством шли жители близлежащих домов в 60-ю школу, я помню их лица. Мы отстаивали своё право на то, КАК нам жить на своей земле и на каком языке говорить. В  России мы видели оплот свободы, братства и борьбы с теми, кто развязал эту братоубийственную войну.

«Страшно равнодушно были к народу во время войны, преступно врали о его патриотическом подъёме, даже тогда, когда уже и младенец не мог не видеть, что народу война осточертела» (Из книги И. Бунина «Окаянные дни») – эти строки написаны почти 100 лет тому, но как они созвучны с настоящим временем.

 

А по телевизору: «Это самоодурманивание достигает особой силы к вечеру» – «герои» убивают мирных жителей, разрушают их дома, электрическую и телефонную связь, водоснабжение, а депутат Рады кричит с экрана: «Пусть живут без света и воды».

 

Госпитали, больницы, морги в Одессе, Днепропетровске   заполнены  «героями»  АТО, а матери в Западной  Украине  перекрывают  дороги, требуя  ротации солдат и правды о погибших и раненных.

 

Более трех месяцев антитеррористические «спасители» убивали, обстреливали из тяжёлой артиллерии школы, дома, дворцы культуры, музеи, предприятия в Луганской и Донецкой областях.

 

Наконец, 5 сентября объявлено перемирие. Не колеблясь, поехала на авто- и ж.д.вокзалы и купила билеты (ж.д. – до Харькова за 120 гривен, на автобус «Киевавтотранса» сообщением Харьков-Луганск – за 400). Таким образом, за время войны проезд со 127 гривен (Луганск-Одесса) подорожал до 520.

 

И вот 12 сентября я в родном городе. Приехала вечером. Мне подсказали взять такси, так как транспорт ходит только до 14-00. Заплатив 40 гривен, добралась домой. С трепетом осматриваю дом: снаряд попал в бордюр недалеко от подъезда. Соседи с баклажками питьевой воды, встречают радушно, поздравляют с возвращением и заносят мою тяжёлую сумку на 8-й этаж. По пути сообщают, что воду носят из близлежащего села Роскошное.

Какое счастье дал мне Бог – квартира цела!

Воды и света нет. Спешно выкладываю привезенные вещи и продукты, чтобы успеть до наступления темноты. Вода на первый случай есть: перед отъездом я набрала целую выварку. А питьевая – в бачке системы очистки воды. 

 

День второй. 13 сентября.

Приехал друг В.А. и привёз 5-литровую пластиковую баклажку воды из скважины. Очень ценный презент. Пришла соседка из первого подъезда – узнала, что я приехала. Мы обнялись. Она начала вводить меня в курс дела, показала, где можно набрать технической воды. Что мы сразу же и сделали. Бог и тут не оставил меня: сосед Серёжа, увидев меня с водой, занёс мои ёмкости на 8-й этаж. Теперь нужно было узнать, где можно зарядить телефон после 12 часов дня (до 12-ти, я уже знала, в пожарной части и в 3-ей горбольнице). Вышла за дом, и молодежь сразу подсказала мне, что в храме у погранзаставы за кварталом Мирный с 14-00 до 16-00 работает генератор.

К храму Алексея Победоносца шла долго, потом ждала полтора часа, пока подзарядился телефон. Там же, у храма, обнаружила большую очередь за питьевой водой. Молодцы православные служители! Действительно, церковь отделена от государства: своя скважина, свой генератор. Пришла домой, отшагав за день 16 этажей (два раза поднималась на 8-й этаж). Хорошо, что есть газ. Сварила гречневую кашу, дополнила её оставшимся болгарским перцем «по-одесски». Спала крепким сном с 7 часов вечера до 6 утра.

 

14 сентября собралась и поехала на дачу. Подходя к дачам трепетала, так как поездка по Красному Яру – картина ужасных последствий войны: разрушены полностью и частично дома,  магазины, повреждены линии электропередач. Мешки с песком на окопах. На обочинах дороги – сгоревшие автомашины, разрушенная крытая остановка, разбомблены дома автохозяйства. Больно смотреть на руины.

В 1980-х годах за Большой Вергункой произошёл взрыв природного газа. От взрыва сгорели дома. Погорельцам выстроили новый 2-хэтажный дом, с красивым благоустроенным двором. Теперь в этом доме снесен второй этаж. Люди второй раз в жизни потеряли не только жильё, но, возможно, и близких. А ведь только два года тому назад в посёлок Красный Яр был проведен газ.

Увидела испытанные войной суровые, сдержанные эмоции на лицах тружеников, большинство которых, работая на производстве, строили в нерабочее время дома своими руками. Теперь эти дома разрушены. Но ещё страшней –  смерти людей. В Красном Яру шли бои. Больно и жалко было мне видеть согбенную старую женщину, которая заходила с водой во двор дома, на котором полностью отсутствовала крыша.

Бог своей милостью и здесь одарил меня – на даче всё цело, пострадали только два стекла. На растительности, конечно, долгое отсутствие хозяйской руки сказалось. В помидорах – бурьян в мой рост (даже в колхозе  был максимум – до пояса). Без полива, ни о каком урожае мечтать не приходится, виноград и тот склевали птицы, остались крохи, но розы и гиппеаструмы сохранились.

И началась работа: обрезала ирисы, пионы, розы.  Срезанные черенки роз посадила в землю, обильно полив их, накрыла обрезанными тёмными 2-ухлитровыми пластиковыми бутылками из-под пива. И везде, конечно – борьба с сорняками.

Работала три дня: 14, 15 и 16 сентября.

Приехали соседи по даче Татьяна и Василий Бойко и я уехала с ними на их машине. Спасибо им, очень мне помогли. Благодаря транспорту,  я привезла домой насос и небольшой урожай помидоров и винограда.

17 сентября с утра в 3-ей горбольнице поставила на зарядку мобильный телефон. Ожидала два часа – пока он зарядится. Смотрю,  стройная женщина прошла на высоких, тонких каблучках. Приятно. Город оживает. Потом – о радость! – идет мне навстречу молодая беременная женщина — символ мира. Как я жажду мира на всей земле! Я бы хотела взвиться высоко в небо птицей и петь о мире, о любви, о счастье. Вышла во двор больницы, а по шоссе с грохотом идут шесть бронемашин с пушками…

Быт забирает силы. Пришла домой, поставила на тележку две 5-литровых баклажки, у пивбара за домом набрала воды,  сама поднялась на 8-й этаж.

Вода расходуется быстро. Вечером кран у кафе – уже закрыт, но «язык до Киева доведет»: люди несли воду с квартала Ольховский, из 14-го дома (нужно пройти территорию будущего парка напротив моего дома). Набрала две баклажки по пять литров и одну канистру такой же ёмкости. Погрузила на тележку, а вести не могу – сил не хватает. Но и тут Бог помог мне:  двое мужчин помогли докатить до подъезда, а сосед Серёжа занёс мне их на 8-й этаж. Я отблагодарила его – поделилась виноградом и чесноком с дачи.

 

14 сентября, День города, ознаменовался появлением света в центре города. Но… скоро сказка сказывается, да не скоро во всех районах будет свет, так как войска АТО разбомбили подстанции, разрушили трансформаторы, линии электропередач.

Темнеет уже рано. Света нет ни в домах, ни на улице –  кругом темнота, а рука рефлекторно тянется то к выключателю света, то к зажигалке газа. Снова надо ехать на дачу.

    

На даче, после работы принимаю прохладный душ –какое блаженство! Есть вода в баке для полива, стирки и прочего.

 

Живу без радио и телевидения. Информация –  слухи,  рассказы, впечатления, одним словом, «живое радио»: «На блокпосту необходимо предъявлять паспорт», «За три месяца – июль, август, сентябрь – отменили квартплату», «Выдают гуманитарную помощь».

Я получила гуманитарку – в 60-й школе. Спасибо России. Украина тоже не забыла о переселенцах и платит пенсию – не только на войну деньги есть.

 

21 сентября поминала мужа. Его нет восемь с половиной лет. Не могла долго уснуть. Ночью вспоминала нашу с ним семейную жизнь (прожили 42 года, 6 месяцев и 3 дня…) и смотрела на звёзды. Они так светили, что в квартире было и без света светло. Раньше я не обращала внимания на ночные светила.

 

22, 23 и 24 сентября снова работала на даче. Много сил забирает работа на земле. Но как земля снимает психологическую усталость! Воздух вдыхается полной грудью и хочется делать рай на Земле. Вспомнились строки поэтессы Людмилы Деевой:

И если что-то вас гнетёт,

И безысходность сеть сплетает – 

Копайте, люди, огород:

Там мудрость жизни побеждает!

 

 Возвращалась домой 25 сентября, едут люди в маршрутке грустные: третий месяц не получают пенсионеры пенсий, нет света, не работают насосы, поливать нечем – нет урожая. В маршрутке познакомилась с жительницей квартала Южный – Аллой. Она рассказала о том, как 13 июля и 10 августа разбомбили 51-ю школу до основания. Под школой было бомбоубежище. Молодая женщина дежурила в школе и вышла на крыльцо. Ей снесло половину черепа и сутки она лежала на крыльце, так как нацгвардия целенаправленно продолжала обстрел квартала Южный – страшно было выходить. 17 снарядов попали в здание школы. Алла показала в телефоне фотографии зданий, в которые попали снаряды. Однако увиденное вызвало во мне не только боль, но и вселило уверенность, что мои талантливые земляки с помощью братской России всё восстановят. Не раз на нашу землю зарились, но кто с мечом приходил, тот от меча и погибал. Мы гордые люди, из-за евро или долларов не поедем в Европу подтирать зады, мы возродим нашу землю из пепла.

 

Сегодня 26 сентября, занялась заготовкой на зиму, благо базар недалеко от дома. Купила лук, картофель, семь килограммов помидоров. В прошлом году купила электромясорубку с приставкой для томатов, но, жаль, нет света. С трудом перекрутила ручной соковыжималкой. Вышла на улицу отдохнуть уже вечером. Побеседовала с соседкой из первого подъезда. Она рассказала, как сын под обстрелом спас их: вовремя скомандовал «ложись!» и снаряды со свистом пролетели над ними. Слава Богу, сейчас мир! Но мир хрупкий – Луганск в осаде со стороны Северского Донца.

 

Уже 27 сентября, еду на дачу, взяла паспорт и удивилась, что на блокпосту у Малой Вергунки не проверяют паспорта. Мужчина мне объяснил, что пост перенесли за Красный Яр, то есть теперь блокпост на горе прямо над моей дачей. Слышны выстрелы и взрывы за рекой Северский Донец. Ещё не спокойно. По слухам, это диверсионные группы АТО проникают на территорию ЛНР. На даче света нет, но по-прежнему небо звёздное и кажется, что звёзды заглядывают ко мне в окошко. И приходят мечты, и приходит покой.

 

В ночь с 24 на 25 сентября разразилась буря: ветер сгибал хризантемы до земли, лил дождь, а 27-го погода снова установилась на редкость тёплая, ни ветерка. Вот так бы и в жизни – невольно приходят мысли о мире, чтобы после невозвратимых человеческих потерь пришла спокойная жизнь.

 

Сегодня последний день сентября. Погода стоит  тёплая, после обеда солнечная, а утром роса и приятная прохлада. Пришла хорошая осень. Вот бы и воюющим сторонам прийти к миру, соглашению и покою. Дорогой ценой заплатили жители восточных и западных областей Украины за амбиции политиков, поддерживающих агрессию. Сильнее слова нет оружия и настоящие политики всегда должны найти компромисс. В истории известны случаи мирного решения подобных проблем – например, Чехия и Словакия мирно живут, сотрудничают. Федеративное устройство Швейцарии… Примеров – масса.

Под окнами, на детской площадке, играют дети, слышу «та-та-та». Война на слуху, никто не считал, сколько детей погибло, а молодой отец в 22 года погиб, закрывая сына в коляске.

 

Жизнь постепенно налаживается, появился свет на квартале Якира, там в двенадцатиэтажках электрические плиты.  Появилась вода.

Свет появился на кварталах Заречном, Мирном, Ольховском. Как и до войны, хорошо работает служба по уборке мусора из контейнеров. Вывозят вовремя.

 

Надежды, надежды, надежды на то, что восстановится нормальная жизнь. Снова еду на дачу. В 135-й маршрутке разговорилась с незнакомой женщиной, которая живет в Вергунке на квартале 8-го марта. Надежда Михайловна (так она представилась) рассказала: войска АТО заняли их дома, рыскали по пустым домам, брали, что попадало на глаза, и отправляли домой. Один «вояка» сказал Надежде Михайловне: «Вы тут бедно живёте, лучше бы я поехал на заработки в Польшу, там бы больше заработал». Сначала солдаты АТО имели боевой настрой, но через три дня всё руководство уехало, и боевой дух сник, начали говорить, что они люди подневольные и, если бы они не пошли на войну, их семьи – пострадали. Телефоны их погибших товарищей лежали в куче и матерям отвечали одно и то же: «Не волнуйтесь, ваш сын на ответственном задании». А в повестках соообщали: ваш сын погиб из-за неумения пользоваться оружием.

 

Я всегда планирую работу на день-два и радуюсь, когда, пересилив невзгоды, выполняю свой план, тогда хвалю себя. На даче необходимо было выкопать морковь. В этом году хоть и без полива, но урожай моркови большой. А поняла я это не сразу. Ботва была подсохшей, я её полила и забыла о ней пока мой друг «ботаник» В.А. не спросил: а как у Вас морковь? Копнула,  и  –  о чудо! –  сразу полкилограмма. Трудно мне было, но выкопала всю морковь, вскопала и до Покрова, 14 октября, посадила чеснок. Дошла до дома, растопила печку и любовалась луной, которая полосу яркого света направила в мою комнату, прямо как электрическое освещение. Ночь была морозная, пришлось почаще вставать, подбрасывать дрова в печку. А на следующее утро разморозила горячей водой кран в баке с водой и слила воду, предварительно набрав пятилитровые баклажки и 2 ведра.

Иней утром покрывает осыпавшиеся листья и оставшиеся растения  –  это прощание с тёплой осенью.

Приехала домой, отдохнула и вышла на рынок. Купила молоко у женщины. Спрашиваю: «Откуда Вы?» – «Тут недалеко от Луганска, из Герасимовки. Всё село разрушено, у меня дом без крыши и стен, ютимся на кухоньке, ни света, ни газа». Рядом с ней две неподъёмные сумки с бутылками молока, которые предстоит ещё продать. Как же эта невысокая, хрупкая женщина дотащила их?  Но полтора литра молока она продавала дешевле на 2 гривны, чем на рынке. Иду дальше по рынку и вижу, молодой мужчина продает китайский приёмник за 160 гривен. А до войны я такой купила за 60. Сейчас это называется бизнес, а в СССР называлось  –  спекуляцией.

 

На рынке работает моя давняя приятельница Любовь Яковлевна — усталое лицо, за два месяца военных действий в Луганске перенесла много трудностей: бесконечные чёрные летние ночи, воду приходилось носить за километр от дома да ещё на 4-й этаж. Любовь Яковлевна считала Божьим наказанием слепоту мужа, а тут такое испытание: два месяца страшных, трудных, тёмных.

Когда встречаются две давно знакомые женщины, то разговор может длиться бесконечно. Но очень ценно, когда такое общение поднимает настроение. Любовь Яковлевна, при всех её бедах не потеряла чувство юмора: «Вы слышали новость? – глядя заговорщически, сообщает она,  – Барак Обама в предверии холодной зимы подарил Порошенко электрический стул!» Восхищаясь оптимизмом Любови Яковлевны, вспоминаю строки из стихотворения «Женская тайна» Наталии Мавроди:

Душевную женскую тайну

Увы, никому не понять,

Когда вдруг услышат случайно

Себе она шепчет: «Стоять!»

«Стоять!» - улыбаясь невзгодам,

«Стоять!» - слёзы щиплют глаза,

«Стоять!» - вопреки непогодам,

«Стоять!» - когда в сердце гроза...

Иду далее по рынку и вижу скелеты крыш над двумя зданиями, без крыши и бывший магазин «Каприз», ряд металлических модулей с перекошенными дверями. Напротив рынка  –  магазин АТБ с выбитыми витринами…

10, 11 и 12 октября решила подтянуть дела дома и отдохнуть от дачи. Ночью там уже очень холодно, да и дров осталось мало.

Довольно пользоваться слухами! В среду, 15 октября, купила газету «Экспресс-новости». Читаю: «11 октября в Краснодоне состоялся яркий незабываемый праздник, посвященный вековому юбилею города с молитвой священнослужителей, обращённой к Господу, о даровании мира луганской земле». Из газеты узнала о руководстве ЛНР, присутствовавшем на торжестве. Глава Республики - Игорь Плотницкий. Председатель Совета министров - Геннадий Цыпкалов. Спикер народного собрания - Алексей Карякин. Министр образования - Леся Лантева и другие.

 А мне вспомнился звонок из Харькова 12 октября –  звонила моя приятельница Галина Витальевна и сказала, что в Харькове, Одессе, Киеве – демонстрации нацистов, опять склоняют народ к войне, которая выгодна только олигархам, наживающимся на людском горе.

И далее из газеты: убран твёрдый мусор, наведен порядок в скверах, на улицах. Наряду с отчётом о проделанных работах, рассказ о невидимых героях –  людях, сдавших кровь во время боевых действий. В июне  –  656 доноров. В августе – опасно было выйти на улицу – кровь сдали всего 59 человек. В основном это сотрудники станции переливания крови. Не принимали кровь только у военных и немногих, оставшихся в Луганске, врачей, потому что они работали круглосуточно.

 

16 октября. И снова еду на дачу с ночёвкой. Синоптики пообещали потепление. И действительно, утром на табло недалеко от библиотеки Горького  –  +14°С. Выполнила часть работ. С особой тщательностью накрыла виноград, который посадил мой муж, срезала петрушку, калину и снова с нагруженной сумкой пошла на маршрутку…

Луганск – город университетов. До войны здесь училось много иностранных студентов. А вспомнила я об этом, когда в 155-й маршрутке увидела двух арабов. Я постеснялась спросить у них из какой они страны, но радость гостеприимства за наш город испытала.

 

Шла через рынок, встретила Алексея Яковлевича. Поздоровались. Спросила: как жизнь, где жена, дети, внучка? И вот что он мне рассказал. Он, его жена и внучка были в селе под Зимогорьем, занятым войсками АТО. Шёл постоянный обстрел, над сёлами летели снаряды. Несмотря на это, люди ездили на базар в Ровеньки. Проезжая блокпост Дьяковский спрашивали у ополченцев: «Когда погоните с нашей земли боевиков?» Ответили, что ждут помощь. И пришла помощь  –  начали ополченцы тоже обстреливать боевиков. Разбили одних, прислали новых из Львова, и тех прогнали. Один из фермеров ходил к солдатам АТО за своим прицепом к машине, который они у него отобрали. Они ответили, что прицеп занят, он начал настаивать. Тогда в гараже показали ему его прицеп полный человеческих останков. А потом подогнали прицеп к копне сена и сожгли.

 

Сегодня 18 октября. Приехала дочь из села Огульчанск, что за Новосветловкой. Она уезжала в Ростовскую область к мужу (он там работает с бригадой строителей). Жили у его родственников. Но поскольку внучке Настеньке надо было сдавать экзамены в медучилище, они вернулись в Огульчанск. Дочь рассказала, что происходило в их селе, что  –  в ближних сёлах (со слов очевидцев), и как они с родственниками добирались в Россию.

В конце июля батальон «Айдар» и войска нацгвардии жестоко разбили села Хрящеватое и Новосветловку. «Айдаровцы» согнали жителей в церковь и заперли ворота, чтобы привлечь ополченцев и перебить их, когда те попытаются освободить людей. Но три солдата АТО ночью открыли ворота, выпустили людей и с ними сбежали в Россию.

Новосветловка, посёлок городского типа, полностью разрушен, осталось всего несколько сотен жителей. В Огульчайске стояли ополченцы. С 13 на 14 августа ополченцы поставили зенитки и ракетную установку «Град» и приказали жителям быстро  собраться и срочно выехать. Ехали кто на чём: мотоциклы, машины. Шли пешком. Оплачивали 300 гривен за 15 км проезда через сёла Пархоменко и Кружиловку – к Северскому Донцу. Через Донец – в Россию. На берегу дети и юноши от 10 до 20 лет помогали беженцам сесть в лодки. А на другом берегу, администратор по расселению выделил «газельку» и дочь с внучкой, свекровью и другими родственниками (всего 7 человек) заплатили 3000 рублей за перевоз их в Ростовскую область к родственникам.

После объявления перемирия 5 сентября, в Новосветловку приехала инспектор, чтобы записать, кто в чём нуждается. Она попросила, чтобы каждый подошёл и сказал, что нужно ему в первую очередь. Но жители молча стояли и смотрели. И это молчание – невысказанная, невыносимая боль. В их глазах – страдание от многочисленных жертв, потерянных матерях, детях, о разрушенных домах, которые они строили своими руками, страдание от жестокости нелюдей в солдатской форме. Инспектор заплакала. Прислали психологов. Оказалось, что после перенесённых потрясений около 250 человек нуждаются в психологической помощи.

 

Быстро разнеслась весть о заключении перемирия. И потекли потоки луганчан в родной город. Приехала филолог, поэтесса Любовь Парамоненко. Я встретилась с ней в последнее воскресенье октября в Доме творческой интеллигенции «Светлица». Впервые после военных месяцев собрались луганские писатели  в Литературной гостиной. Любовь Парамоненко читала со сцены своё стихотворение «Лето 2014 года»:

 

И вот они опять родимые поля,

И аромат степи – бессмертника, полыни;

Малиново-лиловая заря –

От скифов древних и доныне.

……………………..

Творцы в веках, мы – пахари, жнецы,

Строители, учёные, поэты.

Мы чтим добро, как деды и отцы,

И наши вербы душами воспеты.

Нам не нужны чужие города,

У нас свои сокровища и нравы.

Пускай уйдут жестокость и вражда

С земли Стрибога и пресветлого Купала.

 

Я заканчиваю свои записи. 21 октября на нашем квартале Степном появился свет. Тепла пока нет.

 

Мы, женщины Восточной, Западной и других частей Украины жаждем мира. А за страшную утрату и боль матерей, потерявших своих сыновей и дочерей, Бог судья агрессорам, затеявшим эту кровавую бойню. Обидно, что и в настоящее время продолжается в Украине зомбирование населения: грамотных, талантливых тружеников тяжёлого машиностроения, угольной, химической и других отраслей промышленности, преподавателей, врачей, учёных, писателей Востока Украины представляют забитыми, тёмными «ватниками», недалёкими и враждебно настроенными людьми. Но я верю  в лучшее. Верю, что у нашего народа светлое будущее.

Заканчиваю свои заметки жизнеутверждающими строками поэтессы Наталии Мавроди:

Не бойтесь жизнь сначала начинать,

Старайтесь всем невзгодам улыбаться,

И обретя, не бойтесь потерять,

Страшней всего упасть и не подняться. 

 

                            Луганск, 26 октября 2014 г.

 

"Реквием" Р. Рождественского читает Е. С. Скрипова,

отец которой – Сергей Анисимовия Шаповалов,

погиб в Великую Отечественную войну в 1944 году под Витебском.

 

https://www.youtube.com/watch?v=-zoLGd__RvQ&t=202s

 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Раз, два - и готово! Маленькая пародия
  • Весенней поступью крадётся ночь в мой дом
  • Владу Клёну
  • Памяти побратима
  • Зажимая боль в горсти


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Ноябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.