Жил с дерзкой торопливостью


                                            Жил с дерзкой  торопливостью

                                          

                                       памяти Юрия Алексеевича  Ененко

 

Он прожил яркую, насыщенную жизнь, оставаясь до конца верным врачебному долгу. Такие люди как Юрий Алексеевич Ененко(4 марта 1939 – 30 октября 1996)  надолго  оставляют светлый след в душах других и память. В эти первые весенние дни исполнится 75 лет со дня его рождения. За свою, чуть больше полувековую, жизнь он сделал невероятно много, больше, чем в человеческих силах. Не для себя, а для города , края, страны и всего славянского мира,

Именно Ю. Ененко  образно назвал «Двумя крыльями славянской духовности»  родившегося в Луганске Владимира Даля и работавшего на Луганщине Бориса Гринченко. Благодаря его активной общественной деятельности в конце прошлого века были созданы музеи этих двух великих лексикографов на территории Луганской области.

        Фамилия Ененко  в наших местах распространенная. Она упоминается в числе рабочих династий в книге писателя Геннадия Довнара «Луганцы», посвященной 200-летию станкостроительного завода и основанию города. Есть она и в списке Почетных граждан города Луганска – это потомственный луганчанин, директор трубного завода, заслуженный металлург Украины Геннадием Федоровичем Ененко (присвоено,1995)

 Врач и писатель Юрий Алексеевич Ененко, к сожалению, не был удостоен этого звания, хотя всей своей жизнью заслуживает.   .

Не случайно мудрый голландский лекарь Ван Тульп предложил сделать девизом врачей слова «Aliis  lucens uror (светя другим, сгораю)», а горящую свечу — их символом.

 И  сразу же вспомнились «Далевские четверги» на местном телевидении в 70-80 годы, проводить которые предложили врачи вначале Валентин Нестайко потом  Юрий Ененко. В честь великого нашего земляка Владимира Ивановича Даля в студии на столе в скромном подсвечнике рядом с настольным бюстом Даля  всегда горела свеча.

У добрых  дел, как и у победы, всегда много родителей. Сегодня Луганск на деле  стал ведущим центром  далеведения. Есть Далевский университет, где сложилась серьезная плеяда ученных-далеведов. Недавно здесь  изданы  2- тома избранных произведений писателя, которые не переиздавались с19-го века. Меж тем, не умаляя значения вклада этих людей, следует вспомнить о тех, кто начал одними из первых популяризировать и утверждать имя В.Даля –Казака Луганского в нашем городе – это доценты И.С. Михалко, В. В. Нестайко, скульпторы И. П. Овчаренко, В. Е. Орлов и многие другие.

 Юрий Алексеевич Ененко,  без преувеличений, является самым настойчивым и целеустремленным выразителем  идей: установить памятник В.Далю, назвать его именем в городе улицу и открыть  Далевский музей. А, потом стал не только проводником этих идей, но и  первым  директором   музея на общественны началах.

Примечательно, что Юрий Ененко был коренным луганчанином: родился в Камброде, теперь там покоится. К сожалению, судьба не дала ему возможности  полностью исчерпать себя.

После окончания нашего медицинского институт в 1964 г. Ю. Ененко начал работать анестезиологом в Луганском областном онкологическом диспансере. Здесь же потом он был 20 лет главным врачом диспансера, главным внештатным онкологом Луганской области.(1975-1996 гг.).

В медицине есть раздел, который называется деонтология. Это наука о поведении врача и отношениях с больными. Юрий Ененко по отзыввам многих, кто его знал был образцом в этом. По отношению к пациентам, особенно к тяжело больным людям, он умел проявить особый такт и посильную заботу, которые и сегодня являются примером практической деонтологии. Логическим продолжением -  стало развитие хосписной и паллиативной помощи населению. Тему создания хосписа в Луганске, пожалуй, первого в Украине, Юрий Алексеевич поднимал еще в 90-е годы. Сейчас развитие паллиативной помощи – одно из приоритетных направлений здравоохранения страны.

 Не знал он и не мог даже предположить, что судьба вынесет решение пройти ему самому эту стезю. Но и в этот период физических страданий и мученского терпения  он не терял силы воли и духа. Читал рассказы Пришвина, рассматривал пейзажную акварель. Размышлял о смысле жизни и вечности, начитывая  на диктофон. Например, история помнит, что  также после тяжёлой болезни Нострадамус, страдая от жутких болей и приступов, во время которых ему приходили видения, будучи знакомым со  стихотворным слогом,    пробовал увиденное  записать, чтобы хоть как-то отвлечься от боли. Примерно так  родились его катрены предсказаний.

Литературный труд, как стремление понять человеческую душу, был присущ многим врачам – Гёте и Моэму, Чехову и Вересаеву, Руданскому и Липе. Не был чужд он и современникам – хирургам Николаю Амосову и Федору Углову.

  Енненко был реалистом, свои поиски смысла жизни, он воплотил в деяния.  К тому же он оставался неутомимым прорабом, продолжая год за годом строить, перестраивать, достраивать на территории вверенной ему больницы:  лечебные корпуса, служебные помещения, палаты для больных. Тогда и успел прослыть чудаком, поставив  здесь же, на территории диспансера памятники врачам-писателям  - В. Далю, А. Чехову, С. Руданскому. Со слов жены, Тамары Семеновны Ененко, помогал в этом и бескорыстно творил скульптурные портреты, возводил пьедесталы местный ваятель Василий Орлов, который очень уважал,  искренне боготворил Юрия Алексеевича, дружил с ним. Об интересе же Ю. Ененко  к творчеству Степана Руданского, , особенно к его казацким юморескам и песням, например, к песне «Повій, вітре, на Вкраїну», а также к народной «Ой, чий-та кінь стоіт» которые он любил с друзьями «співать», к сожалению, нет письменных свидетельств. Но, по рассказам близких, это увлечение возникло исключительно  под влиянием скульптора И.П. Овчаренко, ставшим духовным наставником молодого человека, к тому ж и безупречным для него авторитетом. Действительно, Илья Овчаренко был стержнем,   неформально сложившегося в те годы вокруг него, идейно-творческого содружества продвинутой интеллигенции Луганска.

 В начале,  90-х Юрий Алексеевич серьезно увлекся биографией и творчеством отца и сына, тоже врачей и литераторов: Ивана Львовича Липа и Юрия Ивановича Липа (1900-1944). Особенно его восхищала поэзия и проза Юрия Липы, кстати, запрещенная в советские годы. У Ененко было даже намерение следующий памятный знак на территории онкодинспансера поставить именно ему.

 При непосредственном, самом активном участии Юрия Алекссеевича, нпример, еще в 1988 году, к 125-летию со дня рождения Бориса Дмитриевича Гринченко, во дворе школы села Алексеевка Перевальского  района был установлен первый в Украине памятник Борису Гринченко, а в здании школы открыт музей его имени.

 

В бытность Юрия Алексеевича был возведен и первый госпитальный Свято-Пантелеймоновский храм.

Юрий Ененко был из категории людей - пытливых, неугомонных в своем стремлении сделать жизнь и себя более совершенными. В 1968 году он заявляет о свое почитании В. Даля, публикуя  в местной газете «Прапор перемоги» статью «Кобзарь і Козак Луганьский», а затем позже там же «Слово про Даля». В свою очередь  молодежная газета  «Молодогвардеец» дает первую публикацию о самом Ю. А. Ененко под заголовком «Між двома четвергам – 120 років».Таким образом, Ененко был если и не первым инициатором в то время «Далевских четвергов», то в последующем их содержательным стержнем, наверное, точно. Именно он одним из первых наших земляков всерьез занялся изучением биографии и творчества В. Даля, опубликовав за тем в прессе десятки  различных по жанрам и тематике материалов о Дале. Потом  о Чехое и Гринченко. Конечно,  они не могут быть сопоставимы  с более  основательными научными исследованиями ученых, например, профессора ВНУ имени Владимира Даля  Ю. П.Фесенко, который значительную часть своей научной жизни отдал скрупулезному изучению в архивах рукописей прозы Даля, открыл его ранее неизвестные произведения.

Тем не менее, это нисколько не умаляет  просветительскую и  научную значимость упомянутых публикаций Юрия Ененко. Начав искать новые факты и сведения о Дале, заметим повсюду, вначале как библиофил и коллекционер, он стал настоящим исследователем и подвижником. Запомнился Ю. Ененко  и не только как горячий почитатель В. Д. Даля  и А. П. Чехова, а так же как поклонник  творчества Б.Д. Гринченко.

 У Юрия Алексеевич было мало кому известное ещё увлечение, к тому же  органично цельное: краеведением, местной этнографией и топонимикой. Свидетельством тому, сохранившаяся в семье, обычная для тех лет амбарная тетрадь в твердом переплете. На лицевой стороне, -   сохранилась трудноразличимая уже запись чернилами – «Хто, не знаі своій історії…» В переводе эта фраза Максима Рыльского знакома, как: «Не зная своей истории, ты не достоин будущего».

Ниже следовала цитата В. Даля. На форзаце ж вклеено фото «рушника».

Первая запись сделана 16.06.1967 г. о пос. Марковка, вторая через год – о селе Рыбянцево Н-Псковского района. И далее, более 10-ти страниц убористого т рукописного текста, до последней записи 30.12.1972 г о Лозно-Александровке Белокуракинского района. Очевидно, что в основе упомянутых записей положен буквальный рассказ пациентов из этих мест, ибо все они персонифицированы. Надо полагать, что Ю.А. Ененко с этими материалами обращался в Киев, что документально  подтверждает наличие конверта адресованного Ю. Ененко  от  редакции журнала « Народна творчість та етнографія» с пометкой «Рекомендіваний» и почтовым штампом от24.09.1974 г. Полагаю, этот факт должен заинтересовать краеведов.

Юрий Ененко был человеком глубоко порядочным во всем, общительным и одновременно искавшим уединения... Человеком увлеченным, с разносторонними интересами – любил природу и охотно писал акварелью пейзажи, любил охоту, но редко расчехлял ружье; по случаю, ради новой книги мог  пожертвовать чем-то более насущным.

 Он жил с дерзкой торопливостью и  жадностью  к жизни. Он мог бы быть сегодня с нами, Но, он рано умер, в 56 лет. В этом судьба обошлась с ним не справедливо. В эти дни луганскому врачу и писателю Юрию Ененко было бы 75-лет  со дня рождения. Свою жизнь он посвятил самоотверженному заступничеству за человеческую жизнь, за наше нравственное и духовное здоровье. Особо следовало бы сказать о деятельности Ю.А. Ененко в качестве заместителя председателя Луганской облгосадминистрации  по гуманитарным вопросам. Будучи на этом посту, вторую часть суток  он  отдавал ни семье, ни   литературным увлеченьям, а больным.

 Память о Юрии Алексеевиче трепетно хранит его семья. С порога квартиры все как бы говорит о том, что он лишь куда-то вышел… Даже скромно висящее здесь, в углу прихожей куртка, охотничье патронташ и ягдташ-сумка для дичи. 

 Оберегают память о нем и сотрудники онкодиспансера, сохраняя его рабочий кабинет-музей и созданный по его инициативе беспрецедентно-уникальный комплекс памятных знаков врачам-писателям. Есть такой знак и ему. Вряд ли, где на планете найдется еще такое местечко-символ единения врачебного долга и слова литератора, когда между плотью и словом обнажается душа.

В свое время писатель, мастер романизированных биографий Андре Моруа, отмечая близость медицины и литературы, точно подметил: «Оба они, врач и писатель, страстно интересуются людьми, оба они стараются разгадать то, что заслонено обманчивой внешностью. Оба забывают о себе и собственной жизни, всматриваясь в жизнь других».

  Становлению, развитию Луганского областного онкологического диспенсера, уже ставшего клиническим, Ю. А. Ененко как Главный врач, доцент, к. м. н. посвятил жизнь и отдал почти тридцать лет бескорыстной, безупречной службы. Было  бы благородно и логично ходатайствовать общественности города о присвоении этому современному медицинскому комплексу имени Юрия Ененко. Но, если даже ни это, то  памятная доска, на фасаде главного корпуса должна быть, уж, обязательно?!

Наступило время, чтоб быть понятым, а не быть только понятым. 

                                                                                                Борис Москалюк

 

 

 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.